Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. Т. II, годы 51—46.
Издательство Академии Наук СССР, Москва—Ленинград, 1950.
Перевод и комментарии В. О. Горенштейна.
1 2 3 4

287. Мар­ку Тул­лию Тиро­ну, в Пат­ры

[Fam., XVI, 4]

Лев­ка­да, 7 нояб­ря 50 г.

Тул­лий и Цице­рон, и брат Квинт, и сын Квинт шлют боль­шой при­вет сво­е­му Тиро­ну.

1. Твое пись­мо подей­ст­во­ва­ло на меня по-раз­но­му: пер­вая стра­ни­ца очень встре­во­жи­ла, вто­рая — немно­го успо­ко­и­ла. Итак, теперь, по край­ней мере, не сомне­ва­юсь в том, что пока ты не будешь вполне здо­ров, ты не решишь­ся ни на пла­ва­ние, ни на поезд­ку по суше. Я уви­жу тебя доста­точ­но ско­ро, если уви­жу вполне окреп­шим. Что каса­ет­ся вра­ча, то и ты пишешь, что он поль­зу­ет­ся доб­рым име­нем, и я так слы­хал. Но спо­со­ба его лече­ния я совсем не одоб­ряю; ведь пока у тебя был дур­ной желудок, тебе не сле­до­ва­ло давать отва­ра. Тем не менее я напи­сал пред­у­пред­и­тель­но и ему и Лисо­ну1.

2. Курию2 же, любез­ней­ше­му чело­ве­ку, чрез­вы­чай­но обя­за­тель­но­му и чрез­вы­чай­но обхо­ди­тель­но­му, я напи­сал мно­го; меж­ду про­чим, чтобы он пере­вез тебя к себе, если ты най­дешь нуж­ным. Ведь я опа­са­юсь, как бы наш Лисон не ока­зал­ся несколь­ко небреж­ным, во-пер­вых, пото­му что все гре­ки тако­вы; во-вто­рых, пото­му что он, полу­чив от меня пись­мо, не отве­тил мне. Но ты его хва­лишь; тебе, сле­до­ва­тель­но, и судить, что следу­ет делать. Об одном про­шу тебя, мой Тирон: не жалей рас­хо­дов ни на что, если это тре­бу­ет­ся для здо­ро­вья. Я напи­сал Курию, чтобы он давал тебе, сколь­ко ты ска­жешь. Я счи­таю нуж­ным кое-что дать вра­чу, чтобы он был рев­ност­нее.

3. Твои услу­ги по отно­ше­нию ко мне неис­чис­ли­мы: в домаш­ней жиз­ни, в суде, в Риме, в про­вин­ции, в част­ной, в обще­ст­вен­ной жиз­ни, в моих заня­ти­ях и сочи­не­ни­ях. Ты пре­взой­дешь все, если я, как наде­юсь, уви­жу тебя здо­ро­вым. Если все будет хоро­шо, то ты, я счи­таю, пре­крас­но доедешь вме­сте с кве­сто­ром Мес­ци­ни­ем. Он не лишен обхо­ди­тель­но­сти, как мне пока­за­лось, ува­жа­ет тебя. Раз ты вни­ма­тель­ней­ше поза­бо­тил­ся о сво­ем здо­ро­вье, поза­боть­ся и о мор­ском путе­ше­ст­вии, мой Тирон. Я не хочу, чтобы ты теперь торо­пил­ся ни в каком отно­ше­нии; бес­по­ко­юсь толь­ко о том, чтобы ты был невредим.

4. Так и счи­тай, мой Тирон: нет чело­ве­ка, кото­рый, любя меня, не любил бы и тебя, и как для нас с тобой очень важ­но, чтобы ты был здо­ров, так это забо­тит мно­гих. До сего вре­ме­ни, не желая остав­лять меня где бы то ни было, ты нико­гда не мог укре­пить свое здо­ро­вье; теперь же тебе ничто не пре­пят­ст­ву­ет. Отбрось все, слу­жи сво­е­му телу. Я буду счи­тать, что ты меня ценишь настоль­ко, насколь­ко ты про­явишь забот­ли­вость о сво­ем здо­ро­вье. Будь здо­ров, мой Тирон, будь здо­ров; будь здо­ров и невредим. Леп­та и все шлют тебе при­вет. Будь здо­ров. За шесть дней до ноябрь­ских ид, из Лев­ка­ды.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1Вла­де­лец гости­ни­цы в Пат­рах.
  • 2Маний Курий, бан­кир в Пат­рах.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1327008001 1327008002 1327008003 1345960288 1345960289 1345960290

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.