Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. Т. III, годы 46—43.
Издательство Академии Наук СССР, Москва—Ленинград, 1951.
Перевод и комментарии В. О. Горенштейна.
1 2 3 4

546. Пуб­лию Кор­не­лию Дола­бел­ле, в Испа­нию

[Fam., IX, 13]

Рим (?), январь 45 г.

Цице­рон Дола­бел­ле при­вет.

1. Гай Субер­ний из Кал и мой близ­кий и в самых дру­же­ских отно­ше­ни­ях с моим самым близ­ким чело­ве­ком Леп­той1. После того как он, ради того чтобы избег­нуть вой­ны, выехал в Испа­нию с Мар­ком Варро­ном до вой­ны, чтобы быть в той про­вин­ции, в кото­рой никто из нас не пред­по­ла­гал воз­ник­но­ве­ния какой-либо вой­ны после победы над Афра­ни­ем2, — он ока­зал­ся среди тех самых зол, кото­рых он избе­гал с чрез­вы­чай­ным ста­ра­ни­ем. Ведь он был застиг­нут вне­зап­ной вой­ной, так как вой­на, нача­тая Ска­пу­лой3, впо­след­ст­вии была так уси­ле­на Пом­пе­ем4, что он ника­ким спо­со­бом не может вырвать­ся из это­го несча­стья.

2. Почти тако­во же поло­же­ние Мар­ка Пла­ния Гереда, кото­рый так­же из Кал, — бли­жай­ше­го дру­га наше­го Леп­ты. Итак, вот этих обо­их я пре­по­ру­чаю тебе так, что с боль­шей заботой, рве­ни­ем, душев­ной тре­во­гой не мог бы пре­по­ру­чить. Желаю им добра ради них самих, и к это­му меня насто­я­тель­но побуж­да­ют и друж­ба и чело­ве­ко­лю­бие. Но ввиду того, что Леп­та, со сво­ей сто­ро­ны, так встре­во­жен, что кажет­ся, буд­то это его иму­ще­ство попа­да­ет в опас­ное поло­же­ние, я не могу не тре­во­жить­ся либо почти так, как он, либо даже оди­на­ко­во. Поэто­му, хотя я и не раз испы­тал, насколь­ко ты меня любишь, все же, пожа­луй­ста, будь уве­рен в том, что в этом деле я оце­ню это выше все­го.

3. Итак, про­шу или, если ты поз­во­лишь, молю тебя сохра­нить невреди­мы­ми людей несчаст­ных и нахо­дя­щих­ся в бед­ст­вен­ном поло­же­нии5 более вслед­ст­вие судь­бы, кото­рой никто не может избе­жать, неже­ли по вине, и согла­сить­ся, чтобы я, при тво­ем посред­стве, ока­зал эту услу­гу как людям, явля­ю­щим­ся мои­ми дру­зья­ми, как и муни­ци­пии Калам, с кото­рой я тес­но свя­зан, так и Леп­те, кото­ро­го я став­лю выше всех.

4. То, что я наме­рен ска­зать, прав­да, пола­гаю я, не осо­бен­но отно­сит­ся к делу, тем не менее нисколь­ко не вред­но ска­зать. У одно­го из них иму­ще­ство очень незна­чи­тель­ное, у дру­го­го едва всад­ни­че­ское6. Поэто­му, раз Цезарь, по сво­е­му бла­го­род­ству, даро­вал им жизнь и у них осо­бен­но нече­го отнять, устрой людям воз­вра­ще­ние, если ты меня любишь настоль­ко, насколь­ко, конеч­но, любишь. Един­ст­вен­ное пре­пят­ст­вие — это длин­ная доро­га, перед кото­рой они не оста­нав­ли­ва­ют­ся имен­но для того, чтобы и жить со сво­и­ми и уме­реть дома. Насто­я­тель­но еще и еще про­шу тебя поста­рать­ся об этом и при­ло­жить уси­лия или, луч­ше, сде­лать это (ведь я уве­рен, что ты можешь).

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1См. прим. 1 к пись­му DXXXVIII.
  • 2Под Илер­дой 2 авгу­ста 49 г. См.: Цезарь, «Граж­дан­ская вой­на», I, 38 и след. Варрон вско­ре после это­го сдал­ся Цеза­рю.
  • 3Легат Цеза­ря в Испа­нии, впо­след­ст­вии изме­нив­ший ему.
  • 4Гней Пом­пей сын.
  • 5Так как им угро­жа­ет изгна­ние, утра­та граж­дан­ских прав и кон­фис­ка­ция иму­ще­ства.
  • 6Всад­ни­че­ский ценз состав­лял око­ло 400000 сестер­ци­ев. Таким обра­зом, Цезарь не заин­те­ре­со­ван в кон­фис­ка­ции незна­чи­тель­но­го иму­ще­ства лиц, за кото­рых хода­тай­ст­ву­ет Цице­рон.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1260010207 1260010208 1260010209 1345960547 1345960548 1345960549

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.