Саркофаг со сценами мифа о Протесилае и Лаодамии
Фронтальная панель.
Мрамор. Конец II в.
Неаполь, Церковь Санта-Кьяра. Фото: И. А. Шурыгин

Саркофаг со сценами мифа о Протесилае и Лаодамии.

Фронтальная панель.
Мрамор. Конец II в.

Неаполь, Церковь Санта-Кьяра.

Описание:
На фрон­таль­ной пане­ли изо­бра­же­но воз­вра­ще­ние Про­те­си­лая на зем­лю из цар­ства мерт­вых и его встре­ча с Лаода­ми­ей. В сюжет­ном отно­ше­нии это про­дол­же­ние релье­фа левой боко­вой сто­ро­ны сар­ко­фа­га, где Про­те­си­лай про­сит Плу­то­на о свида­нии с Лаода­ми­ей в мире живых.

По кра­ям рельеф огра­ни­чен фигу­ра­ми Луны и Солн­ца (Селе­ны и Гелиоса; Гека­ты и Феба; Диа­ны и Апол­ло­на; Ночи и Дня). Взгляды богов устрем­ле­ны на зри­те­ля, сто­я­ще­го перед сар­ко­фа­гом.

Луна пред­став­ле­на жен­ской фигу­рой, оде­той в длин­ную туни­ку. Пеп­лос, набро­шен­ный на пле­чи поверх туни­ки, изги­ба­ет­ся над ее голо­вой, обра­зуя дугу. На голо­ве ее вид­не­ет­ся полу­ме­сяц. Дуго­об­раз­ный пеп­лос и полу­ме­сяц — харак­тер­ные дета­ли ико­но­гра­фии Селе­ны (см., напр., изо­бра­же­ния Селе­ны на сар­ко­фа­гах с мифом об Энди­ми­оне). В руках Луна дер­жит горя­щие факе­лы, обра­щен­ные вверх. Пра­вая рука с факе­лом была утра­че­на при бом­бар­ди­ров­ке Неа­по­ля в 1943 г., когда сар­ко­фаг полу­чил силь­ные повреж­де­ния. Одна­ко сох­ра­ни­лись ста­рые изо­бра­же­ния (рисун­ки и фото­гра­фия), на кото­рых пра­вый факел отчет­ли­во виден. О двух факе­лах упо­ми­на­ет­ся и в опи­са­ни­ях сар­ко­фа­га XIX — нача­ла XX вв., Эта деталь ико­но­гра­фии поз­во­ля­ет опре­де­лить фигу­ру как Гека­ту.

Солн­це изо­бра­же­но в виде обна­жен­ной муж­ской фигу­ры иде­аль­ных про­пор­ций, обра­щен­ной к зри­те­лю. Его голо­ва увен­ча­на коро­ной с семью луча­ми (corona radiata), левое пле­чо при­кры­то корот­кой хла­мидой — типич­ные ико­но­гра­фи­че­ские атри­бу­ты Гелиоса (см. напр., сар­ко­фаг с мифом о Фаэ­тоне). Пра­вая рука под­ня­та в пре­до­сте­ре­гаю­щем жесте, воз­мож­но, выра­жаю­щем конец свида­ния моло­дых супру­гов. В левой полу­со­гну­той руке Гелиоса лежит кнут, кото­рым тот пого­ня­ет лоша­дей, запря­жен­ных в колес­ни­цу.

Селе­на и Гелиос сто­ят в ста­тич­ных позах. Они не при­ни­ма­ют уча­стия в собы­ти­ях, а лишь обо­зна­ча­ют вре­мя свида­ния: от вос­хо­да Луны до вос­хо­да Солн­ца. По дру­гой, ред­кой вер­сии — Луна (Диа­на, Гека­та) сим­во­ли­зи­ру­ет цар­ство мерт­вых, откуда герой мифа направ­ля­ет­ся в мир живых, оли­це­тво­ря­е­мый Солн­цем.

В левой части релье­фа Про­те­си­лай стре­ми­тель­но выхо­дит из ворот Аида. Ему ука­зы­ва­ет путь боро­да­тый ста­рик вну­ши­тель­но­го вида в хла­миде, почти дости­гаю­щей колен. Соглас­но основ­ной вер­сии, это Аид, а про­дол­го­ва­тый пред­мет в его левой руке — жезл, кото­рым он гонит тени умер­ших в свое цар­ство (Пин­дар). В поль­зу такой иден­ти­фи­ка­ции гово­рит явное порт­рет­ное сход­ство ста­ри­ка с Аидом на левой боко­вой пане­ли сар­ко­фа­га. Суще­ст­ву­ет и дру­гая вер­сия, по кото­рой это Харон. Сла­бым местом послед­ней вер­сии явля­ет­ся отсут­ст­вие чел­но­ка — неиз­мен­но­го атри­бу­та пере­воз­чи­ка душ через Стикс.

Аид пере­да­ет Про­те­си­лая Гер­ме­су (Мер­ку­рию), высту­паю­ще­му в роли пси­хо­пом­па — про­вод­ни­ка душ умер­ших в под­зем­ное цар­ство. Имен­но Гер­ме­су, соглас­но боль­шин­ству антич­ных авто­ров (Гигин, Апол­ло­дор, Луки­ан), Аид при­ка­зал про­ве­сти Про­те­си­лая на зем­лю. Гер­мес обна­жен, с его лево­го пле­ча нис­па­да­ет хла­мида. На пра­вом пред­пле­чье вид­ны уцелев­шие фраг­мен­ты каду­цея. На ногах Гер­ме­са мож­но рас­смот­реть почти пол­но­стью стер­тые сан­да­лии с кры­лыш­ка­ми.

В середине релье­фа рас­по­ло­же­на фигу­ра моло­дой слу­жан­ки в длин­ной туни­ке. Она вбе­га­ет к Лаода­мии с радост­ным изве­сти­ем. Под­ня­тая левая нога и раз­ве­ваю­щий­ся гима­тий, пере­ки­ну­тый через пле­чо, под­чер­ки­ва­ют ее дви­же­ние. Голо­ва слу­жан­ки повер­ну­та в сто­ро­ну Про­те­си­лая, ее руки воз­буж­ден­но жести­ку­ли­ру­ют.

Ком­по­зи­ци­он­ным цен­тром релье­фа слу­жит фигу­ра Лаода­мии, кото­рая под­ни­ма­ет­ся, услы­шав весть. Она оде­та в хитон и гима­тий. Верх­няя часть туло­ви­ща на релье­фе силь­но повреж­де­на, но на ста­рых рисун­ках и фото­гра­фии нач. XX в. вид­но, что левые пле­чо и грудь Лаода­мии обна­же­ны. Ее взор устрем­ля­ет­ся на Про­те­си­лая; она под­ни­ма­ет пра­вую руку в жесте изум­ле­ния и радо­сти, раз­вер­нув ее ладо­нью впе­ред. Левой рукой Лаода­мия опи­ра­ет­ся на неболь­шой оваль­ный пред­мет, пере­вя­зан­ный попе­рек тесь­мой (lorum) и с пет­ля­ми по обе­им сто­ро­нам. Ниж­няя часть левой руки Лаода­мии с этим пред­ме­том была пол­но­стью уни­что­же­на в 1943 г., одна­ко они отчет­ли­во вид­ны на упо­мя­ну­тых выше рисун­ках и сним­ке, сде­лан­ных во вре­ме­на, когда сар­ко­фаг был цел. Неко­то­рые авто­ры опи­сы­ва­ли дан­ный пред­мет как пате­ру для жерт­во­при­но­ше­ний, или даже яйцо, одна­ко более убеди­тель­ной пред­став­ля­ет­ся иден­ти­фи­ка­ция G. Minervini, кото­рый счи­та­ет, что это тим­пан для дио­ни­сий­ских цере­мо­ний, и дока­зы­ва­ет свое мне­ние ссыл­ка­ми на дру­гие антич­ные релье­фы с изо­бра­же­ни­ем подоб­ных тим­па­нов. Точ­но такой же пред­мет, кото­рый, несо­мнен­но, явля­ет­ся тим­па­ном, выпав­шим из руки спя­щей сати­рес­сы, мож­но видеть на релье­фе сар­ко­фа­га со сце­на­ми вак­ха­на­лий в неа­по­ли­тан­ском архео­ло­ги­че­ском музее.

Поза­ди Лаода­мии вид­не­ет­ся согнув­ша­я­ся фигу­ра пожи­лой жен­щи­ны в длин­ной туни­ке и с пок­ры­той голо­вой, види­мо, кор­ми­ли­цы. Ее взгляд обра­щен на слу­жан­ку, при­нес­шую изве­стие; протя­нув к ней руку, она спра­ши­ва­ет ту о чем-то. Левой рукой она помо­га­ет Лаода­мии встать, чтобы встре­тить супру­га. На сар­ко­фа­ге в его нынеш­нем виде левая рука кор­ми­ли­цы ниже лок­тя отсут­ст­ву­ет вслед­ст­вие повреж­де­ний релье­фа, одна­ко она ясно раз­ли­чи­ма на ста­рых рисун­ках и сним­ке.

За кор­ми­ли­цей моло­дая слу­жан­ка в длин­ной туни­ке с обна­жен­ным левым пле­чом вхо­дит в ком­на­ту. На голо­ве она несет блюдо с фрук­та­ми для жерт­во­при­но­ше­ния (Гигин) и при­дер­жи­ва­ет его пра­вой рукой; в левой руке лежит корот­кая трость. Воз­мож­но, она соби­ра­ет­ся сооб­щить Лаода­мии о том, что все гото­во для при­не­се­ния жерт­вы перед ста­ту­ей Про­те­си­лая.

Инте­рьер спра­ва от жен­щин, отг­ра­ни­чен­ный от них зана­ве­сом, слу­жит иллю­ст­ра­ци­ей к рас­ска­зу Гиги­на. На пере­д­нем плане выде­ля­ет­ся неболь­шой алтарь с дро­ва­ми, при­готов­лен­ный к жерт­во­при­но­ше­нию. Спра­ва от него сто­ит гер­ма Дио­ни­са, а в глу­бине вид­не­ет­ся сто­я­щая в про­филь ста­туя Про­те­си­лая, пок­ры­тая тка­нью.

Дей­ст­вие во двор­це Лаода­мии про­ис­хо­дит на фоне зана­ве­са (parapetasma), левый конец кото­ро­го закреп­лен на стене, а пра­вый дер­жит в руке моло­дая жен­щи­на, выпол­ня­ю­щая чисто деко­ра­тив­ную роль. Зана­вес часто встре­ча­ет­ся на релье­фах сар­ко­фа­гов, где он может выпол­нять раз­ные функ­ции: играть роль фона, опре­де­лять гра­ни­цы сце­ны или раз­гра­ни­чи­вать ее внут­рен­ние про­стран­ства. В дан­ном слу­чае сви­саю­щие кон­цы зана­ве­са обо­зна­ча­ют гра­ни­цы двор­ца, и, кро­ме того, разде­ля­ют его покои на пра­вую часть с жерт­вен­ни­ком, гер­мой и ста­ту­ей героя, и левую, где Лаода­мия, ее кор­ми­ли­ца и слу­жан­ка полу­ча­ют изве­стие о воз­вра­ще­нии Про­те­си­лая. Слу­жан­ка, несу­щая им эту весть, пере­се­ка­ет гра­ни­цу зана­ве­са, т. е. бук­валь­но «вбе­га­ет во дво­рец».

В левой части релье­фа нав­ст­ре­чу Про­те­си­лаю устрем­ля­ет­ся моло­дая жен­щи­на. Она, как и полу­ле­жа­щая Лаода­мия, оде­та в хитон и гима­тий, левое ее пле­чо так­же обна­же­но; пра­вая рука под­ня­та в при­вет­ст­вен­ном жесте, рас­кры­тая ладонь обра­ще­на к Про­те­си­лаю. В левой руке она дер­жит оваль­ный пред­мет. По свиде­тель­ствам иссле­до­ва­те­лей, видев­ших непо­вреж­ден­ный сар­ко­фаг, этот пред­мет обна­ру­жи­ва­ет пол­ное сход­ство с тем, кото­рый дер­жит в левой руке лежа­щая Лаода­мия (“un oggetto che ci sembra affatto identico a quello che tien Laodamia... sono assolutamente simili tra loro ed ambedue hanno nel mezzo una sola piccola tenia o loro” — G. Minervini). Дан­ная фигу­ра тра­ди­ци­он­но иден­ти­фи­ци­ру­ет­ся как слу­жан­ка, послан­ная Лаода­ми­ей встре­тить Про­те­си­лая (вари­ант: выбе­жав­шая из двор­ца, увидев Про­те­си­лая), одна­ко такая трак­тов­ка пред­став­ля­ет­ся сомни­тель­ной, преж­де все­го, в сюжет­ном плане. В цен­траль­ной сцене Лаода­мия изо­бра­же­на в момент, когда она еще толь­ко полу­ча­ет изве­стие о при­бы­тии Про­те­си­лая, и не успе­ла отдать рас­по­ря­же­ния слу­гам. Кро­ме того, труд­но пред­ста­вить, чтобы глав­ная роль в клю­че­вой сцене встре­чи супру­гов была отда­на слу­жан­ке — это про­ти­во­ре­чит содер­жа­нию и смыс­лу мифа. Заме­тим так­же, что скуль­п­тор исполь­зо­вал несколь­ко дета­лей, чтобы ука­зать зри­те­лю на иден­тич­ность фигур лежа­щей Лаода­мии и моло­дой жен­щи­ны, встре­чаю­щей Про­те­си­лая: они оди­на­ко­во оде­ты, их пра­вые руки под­ня­ты в сход­ном жесте, а в левых они дер­жат один и тот же пред­мет. Край­ние фигу­ры в этой сцене почти зер­каль­ны и замы­ка­ют ее, явля­ясь сво­его рода «ком­по­зи­ци­он­ны­ми скоб­ка­ми» (выра­же­ние N. B. Kampen). И нако­нец, четы­ре пер­со­на­жа спра­ва от Селе­ны обра­зу­ют цель­ную, закон­чен­ную ком­по­зи­цию, в кото­рой пару Про­те­си­лаю может состав­лять толь­ко Лаода­мия.

Таким обра­зом, фрон­таль­ный рельеф сар­ко­фа­га состо­ит из трех сцен, сле­дую­щих спра­ва нале­во (такой порядок встре­ча­ет­ся и на неко­то­рых дру­гих сар­ко­фа­гах), и раз­гра­ни­чен­ных вер­ти­каль­ны­ми фигу­ра­ми край­них участ­ни­ков.

Пер­вая сце­на (спра­ва) — свя­ти­ли­ще со ста­ту­ей Про­те­си­лая во двор­це Лаода­мии.

Вто­рая сце­на (сред­няя часть релье­фа) — Лаода­мия полу­ча­ет изве­стие о воз­вра­ще­нии Про­те­си­лая.

Третья сце­на (сле­ва) — Про­те­си­лай выхо­дит из Аида на зем­лю, где встре­ча­ет­ся с Лаода­ми­ей.


Литература:
Giulio Minervini. Sarcofago con Protesilao e Laodamia in Napoli. Bullettino Archeologico Napoletano. N. XXII, 1844. P. 39-40; N. XXIII, 1844. P. 45-48; N. XLIII, 1845.

Oliverio G., Il sarcofago di Protesilao e Laodamia della chiesa di S. Chiara in Napoli (Cappella Sanfelice Bagnoli), in A. V. Sumbolae Litterariae in honorem Iulii de Petra, Napoli 1911. P. 303-319.

Natalie Boymel Kampen. Biographical Narration and Roman Funerary Art.
American Journal of Archaeology, Vol. 85, No. 1 (Jan., 1981), pp. 47—58.

Источники:
© 2012 г. Фото: И. А. Шурыгин.
© 2012 г. Описание: И. А. Шурыгин.

комм.

комм.

комм.
Ключевые слова: скульптура скульптурный sculptura римский римская римские погребальная погребальный погребальные греческая мифология mythologia graeca гермес гермеса hermes меркурий меркурия mercurius бог аид гадес deus hades саркофаг саркофаги sarcophagus sarcophagi саркофаг мрамор рельеф миф о протесилае и лаодамии протесилай лаодамия церковь санта кьяра капелла санфеличе аид плутон тартар селена луна геката диана солнце гелиос феб аполлон меркурий гермес герма алтарь занавес parapetasma тимпан