У. Смит. Словарь греческих и римских древностей, 2-е изд.

ИМПЕ́РИЙ (Impérium). Разде­ляя суды (judi­cia) на осно­ван­ные на пред­пи­са­нии цивиль­но­го пра­ва (Quae Le­gi­ti­mo jure con­sis­tunt) и осно­ван­ные на импе­рии (Quae Im­pe­rio con­ti­nen­tur), Гай (IV. 103) отме­ча­ет, что послед­ние назы­ва­ют­ся так, с.629 пото­му что оста­ют­ся в силе, пока дей­ст­ву­ет импе­рий того, кто их назна­чил. Закон­ны­ми суда­ми назы­ва­лись те, кото­рые про­ис­хо­ди­ли в Риме или в пре­де­лах пер­во­го мили­а­рия, меж­ду рим­ски­ми граж­да­на­ми, перед един­ст­вен­ным судьей (judex). Соглас­но судеб­но­му зако­ну Юлия (Lex Julia Judi­cia­ria), такие суды пога­ша­лись, если не были окон­че­ны в тече­ние года и шести меся­цев. Все осталь­ные суды назы­ва­лись осно­ван­ны­ми на импе­рии: они мог­ли про­ис­хо­дить в выше­ука­зан­ных гра­ни­цах перед реку­пе­ра­то­ра­ми; или перед един­ст­вен­ным судьей, если судья или одна из тяжу­щих­ся сто­рон явля­лись ино­зем­ца­ми; или за пре­де­ла­ми пер­во­го мили­а­рия меж­ду рим­ски­ми граж­да­на­ми или ино­зем­ца­ми. Из это­го фраг­мен­та ясно, что суще­ст­во­ва­ли суды, осно­ван­ные на импе­рии и дей­ст­во­вав­шие внут­ри Рима; из после­дую­ще­го это станет еще яснее. Суще­ст­во­ва­ло раз­ли­чие меж­ду судеб­ным реше­ни­ем на осно­ва­нии зако­на (judi­cium ex le­ge), то есть осно­ван­ном на опре­де­лен­ном законе, и закон­ным судеб­ным реше­ни­ем (judi­cium le­gi­ti­mum); напри­мер, если в про­вин­ци­ях чело­век предъ­яв­лял иск по зако­ну, ска­жем, Акви­лия, то суд не был закон­ным (le­gi­ti­mum), но был осно­ван на импе­рии намест­ни­ка или про­кон­су­ла, кото­рый его назна­чил. То же самое про­ис­хо­ди­ло, если в Риме чело­век пода­вал иск на осно­ва­нии зако­на, а про­цесс про­ис­хо­дил перед реку­пе­ра­то­ра­ми или затра­ги­вал ино­зем­ца. Если чело­век пода­вал иск на осно­ва­нии пре­тор­ско­го эдик­та (соот­вет­ст­вен­но, не на осно­ва­нии зако­на), и суд про­ис­хо­дил в Риме перед одним судьей и не затра­ги­вал ино­зем­цев, то он был закон­ным (le­gi­ti­mum). Закон­ные суды (judi­cia le­gi­ti­ma) упо­ми­на­ет Цице­рон (Pro Rosc. Com. 5; Or. Part. 12); но мож­но усо­мнить­ся в том, что он исполь­зу­ет этот тер­мин в таком же смыс­ле, что и Гай. Далее, во вре­ме­на Гая, по-види­мо­му, счи­та­лось, что чело­век обла­да­ет импе­ри­ем до тех пор, пока име­ет судеб­ную власть. Уль­пи­ан (Dig. 2. tit. 1. s. 3) пишет, что импе­рий может быть либо про­стым (me­rum), либо сме­шан­ным (mix­tum). Обла­да­ние про­стым импе­ри­ем поз­во­ля­ет каз­нить нару­ши­те­лей зако­на (gla­dii po­tes­ta­tem ad ani­mad­ver­ten­dum in fa­ci­no­ro­sos ho­mi­nes) — власть, не свя­зан­ная с судеб­ной вла­стью (juris­dic­tio); сме­шан­ный импе­рий он опре­де­ля­ет как вклю­чаю­щий так­же судеб­ную власть (cui etiam juris­dic­tio inest), то есть пра­во маги­ст­ра­та отправ­лять граж­дан­ское (не уго­лов­ное) пра­во­судие. Поэто­му пред­став­ля­ет­ся, что суще­ст­во­вал импе­рий, при­су­щий судеб­ной вла­сти; но про­стой или чистый импе­рий пере­да­вал­ся посред­ст­вом зако­на (Dig. 1. tit. 21. s. 1). Сме­шан­ный импе­рий являл­ся не более чем вла­стью, необ­хо­ди­мой для при­да­ния силы судеб­но­му реше­нию. Поэто­му импе­рий мог суще­ст­во­вать без судеб­ной вла­сти, но судеб­ная власть не мог­ла суще­ст­во­вать без импе­рия. Соот­вет­ст­вен­но, сло­во «импе­рий» ино­гда употреб­ля­ет­ся для обо­зна­че­ния вла­сти маги­ст­ра­та, частью кото­рой была судеб­ная власть (Puch­ta, Zeitschrift für Ge­sch. Rechtswis­sen­schaft, vol. X. p. 201).

Цице­рон гово­рит об импе­рии (Phil. V. 16), что без него нель­зя управ­лять воен­ны­ми дела­ми, наби­рать армию, вести вой­ну (si­ne quo res mi­li­ta­ris ad­mi­nistra­ri, te­ne­ri exer­ci­tus, bel­lum ge­ri non po­test). В про­ти­во­по­лож­ность Po­tes­tas, это была власть, кото­рую государ­ство вру­ча­ло чело­ве­ку, назна­чен­но­му для коман­до­ва­ния арми­ей. Мож­но с пол­ным осно­ва­ни­ем гово­рить как о кон­суль­ской вла­сти (Con­su­la­ris Po­tes­tas), так и о кон­суль­ском импе­рии (Con­su­la­re Im­pe­rium); но в отно­ше­нии три­бу­нов мож­но гово­рить толь­ко о три­бун­ской вла­сти (Tri­bu­ni­tia Po­tes­tas), ибо они нико­гда не полу­ча­ли импе­рий (Liv. VI. 37; у Vell. Pa­terc. II. 2, тер­мин «импе­рий» исполь­зу­ет­ся непра­виль­но). Кон­сул не мог коман­до­вать арми­ей (at­tin­ge­re rem mi­li­ta­rem), если не был упол­но­мо­чен кури­ат­ским зако­ном, о чем Ливий пишет так (V. 52): «Кури­ат­ные коми­ции реша­ют вопро­сы вой­ны» (Co­mi­tia Cu­ria­ta rem mi­li­ta­rem con­ti­nent). Хотя кон­су­лы изби­ра­лись в цен­ту­ри­ат­ных коми­ци­ях, но лишь кури­ат­ные коми­ции пре­до­став­ля­ли им импе­рий (Liv. V. 52). Это соот­вет­ст­во­ва­ло древ­ней кон­сти­ту­ции, соглас­но кото­рой импе­рий пере­да­вал­ся царям после их избра­ния: «После смер­ти царя Пом­пи­лия народ, по пред­ло­же­нию интеррек­са, в кури­ат­ских коми­ци­ях избрал царем Тул­ла Гости­лия, а он, по при­ме­ру Пом­пи­лия, запро­сил народ по кури­ям насчет сво­его импе­рия». (Cic. Rep. II. 17.) Как о Нуме (II. 13), так и об Анке Мар­ции (II. 18), пре­ем­ни­ке Тул­ла, соот­вет­ст­вен­но сооб­ща­ет­ся, что они «про­ве­ли кури­ат­ский закон о сво­ем импе­рии» (De Im­pe­rio suo le­gem cu­ria­tam tu­lis­se). Таким обра­зом, с цар­ско­го пери­о­да до вре­ме­ни Цице­ро­на импе­рий как тако­вой пере­да­вал­ся посред­ст­вом кури­ат­ско­го зако­на. О цар­ском импе­рии см. Becker, Handbuch der Röm. Al­ter­thü­mer, vol. I. part II. p. 314, &c.

Цице­рон не дает опре­де­ле­ния импе­рию царей. Неко­то­рые совре­мен­ные авто­ры утвер­жда­ют, что импе­рий пред­став­лял собой воен­ную и судеб­ную власть, и кон­су­лы полу­ча­ли импе­рий в этом же смыс­ле; при этом при­чи­на, по кото­рой имен­но воен­ный импе­рий пере­да­вал­ся кури­ат­ским зако­ном, состо­ит в том, что этот закон отно­сил­ся имен­но к кон­су­лам, а после учреж­де­ния пре­ту­ры судеб­ная власть была отде­ле­на от кон­суль­ства. Мож­но пред­по­ло­жить, что разде­ле­ние импе­рия на два вида, о кото­ром гово­рят юри­сты, соот­вет­ст­ву­ет прак­ти­ке рес­пуб­ли­кан­ско­го вре­ме­ни: в этот пери­од суще­ст­во­вал импе­рий внут­ри город­ских стен, при­су­щий судеб­ной вла­сти, и импе­рий вне город­ских стен, пере­да­вав­ший­ся кури­ат­ским зако­ном. Нет ника­ких при­зна­ков подоб­но­го раз­гра­ни­че­ния в цар­ский пери­од, и цари, веро­ят­но, полу­ча­ли импе­рий во всей его пол­но­те, а его разде­ле­ние на две части отно­сит­ся к рес­пуб­ли­кан­ско­му пери­о­ду. Тот импе­рий, кото­рый при рес­пуб­ли­ке пере­да­вал­ся зако­ном, был огра­ни­чен если не усло­ви­я­ми пере­да­чи, то, по край­ней мере, обы­ча­ем: его нель­зя было удер­жи­вать или исполь­зо­вать внут­ри горо­да. Ино­гда его спе­ци­аль­но вру­ча­ли како­му-то лицу на день его три­ум­фа внут­ри горо­да, и, по край­ней мере, в неко­то­рых слу­ча­ях, — путем пле­бис­ци­та (Liv. XXVI. 21, XLV. 35).

Намест­ни­ку про­вин­ции импе­рий был столь же необ­хо­дим, как и вое­на­чаль­ни­ку, кото­рый про­сто коман­до­вал рес­пуб­ли­кан­ской арми­ей, ибо без импе­рия он не мог осу­ществлять воен­ную власть (rem mi­li­ta­rem at­tin­ge­re) (см. Caes. B. C. I. 6). До тех пор, пока есть воз­мож­ность про­следить стро­гое выпол­не­ние рим­ской кон­сти­ту­ции, воен­ное коман­до­ва­ние вру­ча­лось спе­ци­аль­ным зако­ном, не было при­су­ще какой-либо опре­де­лен­ной долж­но­сти и мог­ло осу­ществлять­ся лицом, не зани­мав­шим ника­кой долж­но­сти, поми­мо долж­но­сти импе­ра­то­ра. По-види­мо­му, во вре­ме­на Цице­ро­на в неко­то­рых слу­ча­ях суще­ст­во­ва­ли сомне­ния в необ­хо­ди­мо­сти это­го зако­на, воз­ник­шие в резуль­та­те посте­пен­но­го упад­ка ста­рых учреж­де­ний и неза­кон­ной прак­ти­ки в ходе граж­дан­ских войн. В не вполне ясном фраг­мен­те (Ad Fam. I. 9) Цице­рон упо­ми­на­ет закон Кор­не­лия, соглас­но кото­ро­му лицо, полу­чив­шее про­вин­цию по поста­нов­ле­нию сена­та, на осно­ва­нии это­го полу­ча­ло импе­рий без фор­маль­но­го при­ня­тия кури­ат­ско­го зако­на.

Пред­став­ля­ет­ся, что импе­рий вре­мен рес­пуб­ли­ки (про­стой) — это (1) власть, осу­ществля­е­мая толь­ко в горо­де; (2) власть, с.630 спе­ци­аль­но пере­да­ва­е­мая кури­ат­ским зако­ном и не при­су­щая ника­кой долж­но­сти; (3) власть, без кото­рой ни одна воен­ная опе­ра­ция не мог­ла счи­тать­ся про­веден­ной от име­ни и в инте­ре­сах государ­ства. Заме­ча­тель­ный при­мер это­го засвиде­тель­ст­во­ван у Ливия (XXVI. 2), где сенат отка­зы­ва­ет­ся при­знать рим­ля­ни­на вое­на­чаль­ни­ком из-за того, что он не полу­чил импе­рий долж­ным обра­зом.

Тот, кто полу­чал импе­рий, назы­вал­ся импе­ра­то­ром (αὐτοκ­ρά­τωρ): он мог быть кон­су­лом или про­кон­су­лом. Тацит отме­ча­ет (Ann. III. 74) суще­ст­во­ва­ние ста­рин­но­го обы­чая, когда сол­да­ты про­воз­гла­ша­ли победо­нос­но­го пол­ко­во­д­ца импе­ра­то­ром; но в том слу­чае, о кото­ром рас­ска­зы­ва­ет Тацит, импе­ра­тор Тибе­рий поз­во­лил сол­да­там даро­вать этот титул лицу, ранее его не имев­ше­му; тогда как при рес­пуб­ли­ке этот титул пере­да­ва­ли вме­сте с импе­ри­ем как нечто само собой разу­ме­ю­ще­е­ся, и каж­дый пол­ко­во­дец, полу­чав­ший импе­рий, назы­вал­ся импе­ра­то­ром. После победы сол­да­ты обыч­но при­вет­ст­во­ва­ли сво­его коман­ди­ра как импе­ра­то­ра, но это при­вет­ст­вие не дава­ло и не под­твер­жда­ло дан­ный титул. При рес­пуб­ли­ке, пишет Тацит, одно­вре­мен­но быва­ло несколь­ко импе­ра­то­ров; Август даро­вал неко­то­рым этот титул, но — заклю­ча­ет он — доз­во­ле­ние, дан­ное Тибе­ри­ем Бле­зу, ста­ло послед­ним. Одна­ко суще­ст­во­ва­ли и более позд­ние слу­чаи. При­сво­е­ние Юли­ем Цеза­рем пре­но­ме­на «Импе­ра­тор» (Suet. Caes. C. 76) было узур­па­ци­ей, либо оно мог­ло быть даро­ва­но сена­том (Dion Cas­sius, XLIII. 44). При рес­пуб­ли­ке этот титул дол­жен был сле­до­вать после име­ни; так, Цице­рон, будучи про­кон­су­лом в Кили­кии, имел пра­во назы­вать себя Марк Тул­лий Цице­рон Импе­ра­тор, ибо этот тер­мин про­сто озна­чал, что он обла­дал импе­ри­ем. Тибе­рий и Клав­дий отка­за­лись при­нять пре­но­мен Импе­ра­тор, но у их пре­ем­ни­ков исполь­зо­ва­ние это­го титу­ла как пре­но­ме­на вошло в тра­ди­цию, как вид­но из импе­ра­тор­ских монет. Титул «импе­ра­тор» ино­гда появ­ля­ет­ся на импе­ра­тор­ских меда­лях в сопро­вож­де­нии номе­ра (напри­мер, VI), ука­зы­ваю­ще­го, что титул был при­нят импе­ра­то­ром спе­ци­аль­но, по слу­чаю какой-то важ­ной победы; ибо, хотя победу мог­ли одер­жать его вое­на­чаль­ни­ки, но счи­та­лось, что она достиг­ну­та под ауспи­ци­я­ми импе­ра­то­ра.

В рес­пуб­ли­кан­ский пери­од тер­мин «импе­рий» исполь­зо­вал­ся для выра­же­ния суве­ре­ни­те­та рим­ско­го государ­ства. Так, Цице­рон гово­рит (Pro Font. 1), что Гал­лия под­чи­ни­лась импе­рию и гос­под­ству (Di­tio) рим­ско­го наро­да, а поня­тие «вели­чие рим­ско­го наро­да», по его сло­вам, заклю­ча­лось «в досто­ин­стве импе­рия и име­ни рим­ско­го наро­да». (Cic. Or. Part. 30.) Ср. употреб­ле­ние сло­ва «импе­рий» у Гора­ция, Od. I. 37, III. 5.

Джордж Лонг

См. также:
ИМПЕРИЙ (Словарь античности)
ИМПЕРИЙ и ИМПЕРАТОР (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.)
William Smith. A Dictionary of Greek and Roman Antiquities, 2nd ed., London, 1870, p. 628—630.
© 2006 г. Пере­вод с англ. О. В. Люби­мо­вой.
См. по теме: ЭРГАСТУЛ • DELATIO NOMINIS • БАНКРОТ, ДЕКОКТОР • ДЕЙЕКТ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. НАДПИСИ. Рим.
Хвалебная надпись в честь диктатора Квинта Фабия Максима.
Эпоха Августа. Копия.
CIL XI 1828 = CIL I, p. 193 = ILLRP 80 = ILS 56.
Рим, Музей Римской культуры.
2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Часть надгробного памятника с рельефным изображением курульного кресла (sella curulis).
Мрамор.
50 г. до н. э. — 50 г. н. э.
Рим, Римский национальный музей, Палаццо Массимо в Термах.
3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Тиберий. Тип «Imperium maius».
Греческий мрамор.
Ок. 13 г. н. э.
Венеция, Национальный археологический музей.
4. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Тиберий. Тип «Imperium maius».
Греческий мрамор.
Ок. 13 г. н. э.
Венеция, Национальный археологический музей.
5. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Бюст Тиберия.
Греческий мрамор.
Ок. 32—35 гг. н. э.
Венеция, Национальный археологический музей.
6. НАДПИСИ. Рим.
Плита с посвящением алтаря за благополучие Августа, поставленного Луцием Лукрецием Зетом.
CIL VI 30975 = ILS 3090.
Мрамор.
1 г. н. э.
Рим, Римский национальный музей, Палаццо Массимо в Термах.
7. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Мраморный блок с рельефным изображением складного курульного кресла (sella curulis).
Мрамор. Эпоха Антонинов.
Рим, Римский национальный музей, Термы Диоклетиана, Малый клуатр Чертозы.
8. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Мраморный блок с рельефным изображением складного курульного кресла (sella curulis) — деталь.
Мрамор. Эпоха Антонинов.
Рим, Римский национальный музей, Термы Диоклетиана, Малый клуатр Чертозы.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА