У. Смит. Словарь греческих и римских древностей, 2-е изд.

PUB­LICÁNI (ПУБЛИКА́НЫ), откуп­щи­ки государ­ст­вен­ных дохо­дов Рима (vec­ti­ga­lia). Их назва­ние про­ис­хо­дит от сло­ва pub­li­cum, кото­рое обо­зна­ча­ет все, при­над­ле­жа­щее государ­ству, и ино­гда исполь­зу­ет­ся как сино­ним сло­ва vec­ti­gal (Dig. 39. tit. 4. s. 1. § 1; 50. tit. 16. s. 16; Suet. Ne­ro, 1; Cic. pro Ra­bir. Post. 2; Val. Max. VI. 9 § 7). Дохо­ды, полу­чае­мые Римом от заво­е­ван­ных стран и состо­яв­шие в основ­ном из пошлин, деся­тин, пор­то­вых сбо­ров, пла­ты за поль­зо­ва­ние государ­ст­вен­ны­ми паст­би­ща­ми (scrip­tu­ra) и нало­гов на раз­ра­бот­ку руд­ни­ков и соля­ных копей (sa­li­nae), сда­ва­лись на откуп или, как выра­жа­лись сами рим­ляне, про­да­ва­лись цен­зо­ра­ми в самом Риме поку­па­те­лю, пред­ло­жив­ше­му наи­боль­шую цену (Cic. de Leg. Agr. II. 21, c. Verr. III. 7). Эта сдел­ка обыч­но заклю­ча­лась в меся­це квин­ти­лии сро­ком на один люстр (Mac­rob. Sat. I. 12). Усло­вия сда­чи государ­ст­вен­ных дохо­дов на откуп цен­зо­ры фик­си­ро­ва­ли в так назы­вае­мых цен­зор­ских зако­нах (le­ges cen­so­riae) (Cic. ad Quint. Frat. I. 1; Var­ro, de Re Rust. II. 1; Fes­tus, s. v. Pro­duit). Одна­ко народ или сенат ино­гда изме­ня­ли усло­вия, уста­нов­лен­ные цен­зо­ра­ми, ради того, чтобы полу­чить кредит у пуб­ли­ка­нов (Plut. Fla­min. 19; Po­lyb. VI. 17; Liv. XXXIX. 44), а ино­гда в эту отрасль управ­ле­ния вме­ши­ва­лись даже народ­ные три­бу­ны (Liv. XLIII. 16). Толь­ко деся­ти­ны, соби­рав­ши­е­ся на Сици­лии — за исклю­че­ни­ем деся­тин с вина, мас­ла и садо­вод­че­ской с.973 про­дук­ции, — сда­ва­лись не в Риме, а в окру­гах самой Сици­лии, в соот­вет­ст­вии с поряд­ком, уста­нов­лен­ным Гиеро­ном (Cic. c. Verr. II. 3, 64, &c.). Лица, брав­шие на откуп государ­ст­вен­ные дохо­ды, конеч­но, при­над­ле­жа­ли к чис­лу бога­тей­ших рим­лян. Их богат­ство и выте­каю­щее из него вли­я­ние может быть про­де­мон­стри­ро­ва­но сле­дую­щим фак­том: еще во вре­мя Вто­рой Пуни­че­ской вой­ны, после бит­вы при Кан­нах, когда эра­рий был пол­но­стью исто­щен, пуб­ли­ка­ны ссуди­ли государ­ству зна­чи­тель­ные сум­мы денег с усло­ви­ем воз­вра­та после окон­ча­ния вой­ны (Val. Max. V. 6 § 8; Liv. XXIV. 18; ср. XXIII. 48, &c.). Одна­ко не уточ­ня­ет­ся, к како­му клас­су рим­лян отно­си­лись пуб­ли­ка­ны в то вре­мя; впро­чем, менее чем через пол­ве­ка мы видим, что это люди, при­над­ле­жа­щие в основ­ном к всад­ни­че­ско­му сосло­вию (Liv. XLIII. 16); и до кон­ца рес­пуб­ли­ки, так же, как и в ран­ней импе­рии, откуп государ­ст­вен­ных дохо­дов прак­ти­че­ски пол­но­стью нахо­дил­ся в руках всад­ни­ков, в свя­зи с чем сло­ва «всад­ни­ки» и «пуб­ли­ка­ны» ино­гда исполь­зу­ют­ся как сино­ни­мы (Cic. c. Verr. I. 51, II. 71, ad Att. II. 1; Suet. Aug. 24; Ta­cit. An­nal. IV. 6).

Пуб­ли­ка­ны обя­за­ны были пре­до­ста­вить государ­ству обес­пе­че­ние на сум­му, за кото­рую они отку­па­ли тот или иной вид нало­гов в про­вин­ции; но, посколь­ку для это­го не хва­ти­ло бы иму­ще­ства даже само­го бога­то­го чело­ве­ка, обыч­но несколь­ко всад­ни­ков объ­еди­ня­лись и созда­ва­ли ком­па­нию (so­cii, so­cie­tas или cor­pus), при­зна­вае­мую государ­ст­вом (Dig. 3. tit. 4. s. 1), бла­го­да­ря кото­рой полу­ча­ли воз­мож­ность вести опе­ра­ции в более зна­чи­тель­ных мас­шта­бах. Такие ком­па­нии появ­ля­ют­ся уже во вре­мя Вто­рой Пуни­че­ской вой­ны (Liv. XXIII. 48, 49). Доли в этом деле, при­над­ле­жав­шие каж­до­му чле­ну ком­па­нии, назы­ва­лись par­tes или, если они были малень­ки­ми, par­ti­cu­lae (Cic. pro Ra­bir. Post. 2; Val. Max. VI. 9 § 7). Ответ­ст­вен­ное лицо каж­дой ком­па­нии, заклю­чав­шее кон­тракт с государ­ст­вом, назы­ва­лось man­ceps (Fes­tus, s. v. Man­ceps; Pseu­do-As­con. in Di­vi­nat. p. 113, ed. Orel­li) [MAN­CEPS]; но для веде­ния дел в каж­дой ком­па­нии суще­ст­во­вал так­же магистр (ma­gis­ter), нахо­дя­щий­ся в Риме и веду­щий обшир­ную пере­пис­ку с про­вин­ци­аль­ны­ми аген­та­ми (Cic. ad Att. V. 15, c. Verr. II. 74). По-види­мо­му, он зани­мал свою долж­ность в тече­ние лишь одно­го года; его пред­ста­ви­тель в про­вин­ции назы­вал­ся sub ma­gistro и дол­жен был нахо­дить­ся в разъ­ездах и наблюдать за сбо­ром дохо­дов. Веро­ят­но, ἀρχι­τελώ­νης у Св. Луки (XIX. 2), был таким суб­ма­ги­ст­ром. В Риме магистр так­же дол­жен был хра­нить посту­пав­шие к нему отче­ты (ta­bu­lae ac­cep­ti et ex­pen­si). Кредит таких пуб­ли­кан­ских ком­па­ний и про­цве­та­ние их финан­сов пред­став­ля­ли для государ­ства огром­ную важ­ность и фак­ти­че­ски явля­лись его осно­ва­ни­ем, и рим­ляне хоро­шо это пони­ма­ли (Cic. pro Leg. Ma­nil. 6), а Цице­рон назы­ва­ет их поэто­му «укра­ше­ни­ем государ­ства и опло­том рес­пуб­ли­ки» («or­na­men­tum ci­vi­ta­tis et fir­ma­men­tum rei­pub­li­cae») (ср. pro Planc. 9). Уже упо­ми­на­лось, что в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти пуб­ли­ка­ны мог­ли дей­ст­во­вать как сво­его рода государ­ст­вен­ный банк и ссу­жать денеж­ные сред­ства государ­ству (ср. Cic. ad Fam. V. 20), кото­рое поэто­му счи­та­ло их заслу­жи­ваю­щи­ми осо­бо­го покро­ви­тель­ства. Но в ран­ний пери­од они зло­употреб­ля­ли сво­ей вла­стью, как в про­вин­ци­ях, так и в самом Риме, и Ливий (XLV. 18) гово­рит: «где откуп­щи­ки, там либо пра­во государ­ства бес­силь­но, либо союз­ни­ки не рас­по­ла­га­ют сво­бо­дой» («ubi pub­li­ca­nus est, ibi aut jus pub­li­cum va­num, aut li­ber­tas so­ciis nul­la») (cf. Liv. XXV. 3, 4).

Чле­ном ком­па­нии пуб­ли­ка­нов мог стать толь­ко рим­ский граж­да­нин; воль­ноот­пу­щен­ни­ки и рабы не допус­ка­лись (Pseu­do-As­con. in Di­vi­nat. p. 113; Cic. c. Verr. III. 39). Одна­ко рим­ским маги­ст­ра­там и намест­ни­кам про­вин­ций не раз­ре­ша­лось участ­во­вать в ком­па­ни­ях пуб­ли­ка­нов (Cic. c. Verr. III. 57) — это пра­ви­ло име­ло глав­ной целью защи­ту про­вин­ци­а­лов от при­тес­не­ний. В пери­од позд­ней импе­рии в про­цеду­ру отку­па государ­ст­вен­ных дохо­дов были вне­се­ны раз­лич­ные изме­не­ния. Хотя в целом суще­ст­во­ва­ло пра­ви­ло, что никто не может быть при­нуж­ден к уча­стию в ком­па­нии пуб­ли­ка­нов, одна­ко такие слу­чаи ино­гда про­ис­хо­ди­ли (Bur­mann, Vec­tig. Pop. Rom. p. 138, &c.). Со вре­ме­ни Кон­стан­ти­на сро­ки дого­во­ров арен­ды с пуб­ли­ка­на­ми обыч­но не пре­вы­ша­ли трех лет (Cod. 4. tit. 61. s. 4). Неко­то­рые виды дохо­дов, ранее отда­вав­ши­е­ся пуб­ли­ка­нам, теперь соби­ра­ли спе­ци­аль­ные чинов­ни­ки, назна­чае­мые импе­ра­то­ра­ми (Bur­mann, l. c. p. 141, &c.).

Все выше­упо­мя­ну­тые чле­ны этих ком­па­ний — как зани­мав­шие в них какую-либо долж­ность, так и про­сто вно­сив­шие свою долю и полу­чав­шие часть при­бы­ли (Cic. ad Att. I. 19; Ne­pos, Att. 6) — сами не при­ни­ма­ли ника­ко­го уча­стия в прак­ти­че­ском взи­ма­нии нало­гов и сбо­ров в про­вин­ци­ях. Эту часть их дела выпол­нял ниже­сто­я­щий класс людей, кото­рых назы­ва­ли ope­ras pub­li­ca­nis da­re или es­se in ope­ris so­cie­ta­tis (Val. Max. VI. 9. § 8; Cic. c. Verr. III. 41, ad Fam. XIII. 9; ср. c. Verr. II. 70, pro Planc. 19). Пуб­ли­ка­ны нани­ма­ли их из чис­ла воль­ноот­пу­щен­ни­ков и рабов, рим­лян и про­вин­ци­а­лов (Cic. c. Verr. II. 77, de Prov. Con­s. 5). Эта сово­куп­ность людей назы­ва­лась fa­mi­lia pub­li­ca­no­rum и, соглас­но пре­тор­ско­му эдик­ту (Dig. 39. tit. 4. s. 1), вклю­ча­ла всех лиц, помо­гаю­щих пуб­ли­ка­нам соби­рать нало­ги. Посте­пен­но при­ни­ма­лись раз­лич­ные зако­ны, частич­но — чтобы под­дер­жать слу­жа­щих пуб­ли­ка­нов в выпол­не­нии их обя­зан­но­стей, а частич­но — чтобы пред­от­вра­тить акты при­тес­не­ний с их сто­ро­ны (см. Dig. 39. tit. 4: De Pub­li­ca­nis et vec­ti­ga­lib. et com­mis­sis; Gai­us, IV. 28).

Отдель­ные виды государ­ст­вен­ных дохо­дов в про­вин­ци­ях (de­cu­mae, por­to­ria, scrip­tu­ra и дохо­ды с руд­ни­ков и соля­ных копей) в основ­ном сда­ва­лись опре­де­лен­ным ком­па­ни­ям пуб­ли­ка­нов; в свя­зи с этим ком­па­нии раз­ли­ча­лись по назва­ни­ям, про­ис­хо­дя­щим от вида откуп­лен­ных ими нало­гов, напри­мер, de­cu­ma­ni, pe­cua­rii или scrip­tu­ra­rii, sa­li­na­rii или man­ci­pes sa­li­na­rum, &c. (Pseu­do-As­con. l. c.; ср. DECU­MAE, POR­TO­RIUM, SALI­NAE, SCRIP­TU­RA.) Но в неко­то­рых слу­ча­ях одна ком­па­ния пуб­ли­ка­нов мог­ла взять на откуп два или более вида сбо­ров; так, име­ет­ся при­мер ком­па­нии, одно­вре­мен­но соби­раю­щей por­to­rium и scrip­tu­ra (Cic. c. Verr. II. 70). Ком­мен­та­тор, извест­ный под име­нем Аско­ния, утвер­жда­ет, что por­ti­to­res — это пуб­ли­ка­ны, отку­пив­шие por­to­rium (пор­то­вый сбор); но из всех упо­ми­на­ний о них у антич­ных авто­ров несо­мнен­но сле­ду­ет, что por­ti­to­res — это не сами пуб­ли­ка­ны, а лишь их слу­жа­щие, зани­маю­щи­е­ся досмот­ром вво­зи­мых и выво­зи­мых това­ров и сбо­ром тамо­жен­ных пошлин на них. Они при­над­ле­жа­ли к тому же клас­су, что и мыта­ри Ново­го заве­та (St. Lu­ke, V. 27, 29). О наг­ло­сти, с.974 ино­гда про­яв­ля­е­мой эти­ми низ­ши­ми чинов­ни­ка­ми по отно­ше­нию к путе­ше­ст­вен­ни­кам и куп­цам, см. Plaut. Me­naech. I. 2. 5, &c.; Cic. ad Quint. Fr. I. 1; Plut. de Cu­rio­sit. p. 518, e (ср. Bur­mann, de Vec­tig. гл. 9).

Лео­нард Шмитц

См. по теме: ТРИБУН • КОВАРСТВО, ОБМАН • ПРИЗЫВ НА СУД • КАТАКЛЕСИИ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА