Стивенсон. Словарь римских монет

ГЕНИЙ (GENIUS). — По мне­нию древ­них, каж­дый чело­век с момен­та рож­де­ния имел сво­е­го гения или, соглас­но дру­гим авто­рам, двух гени­ев — доб­ро­го и зло­го, и ста­но­вил­ся хоро­шим или дур­ным в зави­си­мо­сти от того, какой из этих лич­ных опе­ку­нов был силь­нее дру­го­го. С тече­ни­ем вре­ме­ни сво­их гени­ев при­об­рел каж­дый дом и каж­дый город; пер­вые назы­ва­лись лара­ми (Lares), вто­рые — пена­та­ми (Penates). Рим имел свою боги­ню-гения, ста­туя кото­рой была воз­двиг­ну­та в вось­мом рай­оне горо­да. Вли­я­тель­ное при­сут­ст­вие этих невиди­мых существ вызы­ва­ло у рим­лян столь силь­ное бла­го­го­ве­ние, что, впер­вые всту­пая в какое-либо место, они неиз­мен­но при­вет­ст­во­ва­ли гения места (genius loci). Во вре­ме­на рес­пуб­ли­ки они кля­лись гени­ем рим­ско­го наро­да, а впо­след­ст­вии — гени­ем импе­ра­то­ра. В оба этих пери­о­да нару­ше­ние такой клят­вы рас­смат­ри­ва­лось как самое отвра­ти­тель­ное клят­во­пре­ступ­ле­ние и кара­лось с вели­чай­шей суро­во­стью.

Гении пред­став­ле­ны на рим­ских моне­тах в раз­лич­ных фор­мах, как на кон­суль­ских, так и на импе­ра­тор­ских сери­ях.

В сво­их заме­ча­ни­ях о гени­ях, пред­став­лен­ных на моне­тах родов, Эккель (Eckhel) гово­рит, что по сво­е­му досто­ин­ст­ву они шли после богов и богинь, пони­мая под этим тер­ми­ном:

1. Опре­де­лен­ные обра­зы (или фигу­ры), соот­вет­ст­ву­ю­щие некой стране, горо­ду или наро­ду, — явля­лись ли они не более чем алле­го­ри­я­ми, пред­на­зна­чен­ны­ми для пред­став­ле­ния про­вин­ции или горо­да через какую-то осо­бен­ность их обы­ча­ев или обсто­я­тельств, или же пред­по­ла­га­лось, что некие боже­ст­вен­ные силы, пусть даже низ­ше­го уров­ня, дей­ст­ви­тель­но руко­во­дят ими.

2. Доб­ро­де­те­ли, такие, как мило­сер­дие, вер­ность, бла­го­че­стие и т. д., или те допол­не­ния, кото­рые все­гда счи­та­ют­ся жиз­нен­ны­ми бла­га­ми, но не все­гда нахо­дят­ся в нашей вла­сти, такие, как уда­ча, честь, сво­бо­да, без­опас­ность, победа и здо­ро­вье.

3. Зло и поро­ки, такие, как страх (pallor), ужас (pavor), лихо­рад­ка (febris) и т. д.

Эти и тому подоб­ные объ­ек­ты, сим­во­ли­че­ские обра­зы кото­рых мы видим на антич­ных памят­ни­ках, счи­та­лись не про­сто иде­а­ли­за­ци­я­ми, но реаль­ны­ми суще­ства­ми боже­ст­вен­ной при­ро­ды, что под­твер­жда­ет­ся воз­веде­ни­ем хра­мов в их честь, как это дела­лось для самих богов. Некото­рые из них, такие как Доб­лесть, Честь, Ум, Судь­ба, пере­чис­ле­ны Цице­ро­ном, Плу­тар­хом, Юве­на­лом, и мно­го дру­гих при­ме­ров мож­но най­ти в труде П. Вик­то­ра о рай­о­нах Рима.

Иллю­стра­ци­ей к это­му явля­ет­ся пись­мо Цице­ро­на к бра­ту Квин­ту (I, 1, 10): «Итак, раз ты, будучи обле­чен выс­шей воен­ной и граж­дан­ской вла­стью, пре­бы­ва­ешь в этих горо­дах, в кото­рых, как ты видишь, твои доб­ле­сти при­зна­ют­ся свя­щен­ны­ми и при­чис­лен­ны­ми к богам…». Таким обра­зом, не толь­ко рим­ляне, но и гре­ки запол­ни­ли Олимп новы­ми коло­ни­ста­ми (см. Fors, p. 395). Боль­ше никто не забо­тил­ся о жерт­во­при­но­ше­ни­ях вели­ким и древним богам, тогда как целые гека­том­бы устра­и­ва­лись Доб­ле­сти (Virtus), При­ро­де (Natura), Року (Fatum) и Судь­бе (Fortuna), лишь вче­ра нашед­шим доро­гу на небе­са; тогда как секста­рий амбро­зии и нек­та­ра нель­зя было купить дешев­ле, чем за мину, — столь мно­го­чис­лен­но было собра­ние небес­ных гостей. И если еще мож­но было сми­рить­ся с суе­ве­ри­ем, ока­зы­вав­шим боже­ст­вен­ные поче­сти доб­ро­де­те­лям, то что может пре­взой­ти стрем­ле­ние поста­вить на один уро­вень с бога­ми люд­ские поро­ки, болез­ни и стра­хи? Поис­ти­не, такой фана­тизм был оце­нен по досто­ин­ст­ву и, соот­вет­ст­вен­но, вызы­вал отвра­ще­ние у всех выдаю­щих­ся умов древ­но­сти. Дока­за­тель­ст­вом это­му слу­жит закон, пред­ло­жен­ный муд­рей­шим из рим­лян: «да чтут они и те каче­ства, за кото­рые людям дает­ся доступ на небо, — Ум, Доб­лесть, Бла­го­че­стие, Вер­ность, и да будут устро­е­ны свя­ти­ли­ща в озна­ме­но­ва­ние этих заслуг, и да не устра­и­ва­ют свя­щен­но­дей­ст­вий для про­слав­ле­ния с.410 поро­ков» (Cic. de Legib. II. гл. 8). Эти поло­же­ния Цице­рон разъ­яс­ня­ет немно­го ниже: «Хоро­шо, что чело­ве­че­ские каче­ства, как Ум (Mens), Бла­го­че­стие (Pietas), Доб­лесть (Virtus), Вер­ность (Fides), обо­жеств­ля­ют­ся и что каж­до­му из них в Риме государ­ст­вом соору­же­ны хра­мы, так что люди, обла­даю­щие эти­ми каче­ства­ми (а ими обла­да­ют все чест­ные люди), пола­га­ют, что сами боги пре­бы­ва­ют в их душах. Но дур­но, что в Афи­нах после того, как пре­ступ­ле­ние, совер­шен­ное по отно­ше­нию к Кило­ну, было искуп­ле­но, по сове­ту кри­тя­ни­на Эпи­ме­нида был соору­жен храм Оскорб­ле­ния и Дер­зо­сти. Ибо над­ле­жит обо­жеств­лять доб­ле­сти, а не поро­ки. И древ­ний алтарь Лихо­рад­ки (Febris) на Пала­тине, как и алтарь Злой Судь­бы (Mala Fortuna) на Эскви­лине и все нена­вист­ное в этом же роде долж­но быть уда­ле­но». Затем он с одоб­ре­ни­ем упо­ми­на­ет о поче­стях, возда­ва­е­мых Здо­ро­вью (Salus), Чести (Honor), Бла­го­ден­ст­вию (Ops), Победе (Victoria), Надеж­де (Spes) (обо­жест­в­лен­ной Кала­ти­ном), Фор­туне (Fortuna) Нынеш­не­го дня и Огляды­ваю­щей­ся назад, и Пер­во­род­но­му Слу­чаю (Fors Primigenia). Он мог бы доба­вить несколь­ко ино­зем­ных при­ме­ров, таких как алтарь Нече­стия (Impietas) и Бес­стыд­ства (Nequitia), воз­двиг­ну­тый неким Дике­ар­хом, и храм Нена­сыт­но­сти (Voracitas) на Сици­лии. Древним, одна­ко, уда­ва­лось нахо­дить объ­яс­не­ния столь неле­по­му обы­чаю: Плу­тарх сооб­ща­ет нам (in Agide et Cleomene, p. m. 808), что «у лакеде­мо­нян есть хра­мы, посвя­щен­ные не толь­ко Стра­ху, но и Смер­ти, и Сме­ху, и иным сход­но­го рода душев­ным состо­я­ни­ям. Страх они чтут не отто­го, что счи­та­ют его пагуб­ным, — подоб­но злым духам, отвра­ща­е­мым с помо­щью закли­на­ний, — но в уве­рен­но­сти, что страх — это глав­ная сила, кото­рою дер­жит­ся государ­ст­во». Вале­рий Мак­сим, отме­чая, что в Риме было воз­двиг­ну­то три хра­ма Лихо­рад­ки (Febris), добав­ля­ет, что ей покло­ня­лись, чтобы она при­чи­ня­ла мень­ше вреда. Пли­ний сооб­ща­ет такие же сведе­ния. См. Doctrina, V. 85, 86, где при­веден так­же пере­чень гени­ев, состав­лен­ный на осно­ве монет родов и разде­лен­ный на три типа:

1. Гении стран, горо­дов и наро­дов. 2. Доб­рые гении, сим­во­ли­зи­ру­ю­щие доб­ро­де­те­ли, награ­ды и дру­гие атри­бу­ты хоро­ших качеств. 3. Злые гении (Mali Genii), такие, как Страх (Pallor) и Ужас (Pavor) у рода Гости­ли­ев. Дру­гих пред­ста­ви­те­лей этой абсурд­ной раз­но­вид­но­сти на рим­ских моне­тах не обна­ру­же­но. Импе­ра­тор­ские монет­ные выпус­ки содер­жат мас­су гени­ев. Несколь­ко экзем­пля­ров каж­дой серии при­ла­га­ют­ся.

© 1964 г. Seth William Stevenson. A DICTIONARY OF ROMAN COINS, REPUBLICAN AND IMPERIAL, London, B. A. Seaby LTD, 1964, с. 409—410.
© 2007 г. Пере­вод с англ. О. В. Люби­мо­вой.
См. также:
GENIUS POPULI ROMANI (Стивенсон. Словарь римских монет)
GENIO AVGUSTI (Стивенсон. Словарь римских монет)
ГЕНИЙ АРМИИ (Стивенсон. Словарь римских монет)
G. P. R. (Стивенсон. Словарь римских монет)

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

См. по теме: ВЕЧНОСТЬ, ЭТЕРНИТАС • OPS • G. P. R. • PATIENTIA •
ИЛЛЮСТРАЦИИ (Всего найдено: 7)
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг-ленос, известный как «Саркофаг братьев» или «Сенаторский саркофаг» (деталь).
Каррарский мрамор. 240—260 гг. н. э.
Инв. № 6603.
Неаполь, Национальный археологический музей.
2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг-ленос, известный как «Саркофаг братьев» или «Сенаторский саркофаг».
Каррарский мрамор. 240—260 гг. н. э.
Инв. № 6603.
Неаполь, Национальный археологический музей.
3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Статуя тогатуса Гения Августа.
Мрамор. I в.
Инв. № 259.
Рим, Ватиканские музеи, Музей Пия—Климента, Ротонда, 22.
4. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Лары и гений (тогатус).
Бронза.
Помпеи, Антиквариум.
5. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Отъезд императора из Рима (profectio).
Рельеф на северной стороне.
Мрамор. 175—196 гг.
Рим, Арка Константина.
6. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Статуя тогатуса Гения Августа.
Мрамор. I в.
Инв. № 259.
Рим, Ватиканские музеи, Музей Пия—Климента, Ротонда, 22.
7. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА. Рим.
Гений места (genius loci) и лары.
Фреска в ларарии дома Веттиев в Помпеях.
60—79 гг.
Помпеи, Дом Веттиев.
МОНЕТЫ (Всего найдено: 13 илл., показано 10 илл. — см. ВСЕ МОНЕТЫ)
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. Антониниан, медь
Клавдий II Готский
Рим, 268—270 гг.
АВЕРС: IMP. CLAVDIVS AVG. — голова императора в лучевой короне вправо.
РЕВЕРС: GENIVS AVG. — Гений стоит влево у алтаря, держит патеру в правой руке и рог изобилия — в левой.
2. Аурей, золото
Адриан
Рим, 134—138 гг.
АВЕРС: HADRIANVS AVG. COS. III P. P. — обнаженная голова Адриана вправо.
РЕВЕРС: GENIO P. R. — Гений римского народа, повернув голову влево, стоит во фронт, в левой руке держит рог изобилия, в правой — патеру, из которой совершает жертвенное возлияние над горящим алтарем.
3. Денарий, серебро
Рим, 100 г. до н.э.
АВЕРС: Бюст молодого Геркулеса, в шкуре льва, вправо, отвернушись от зрителя; на левом плече дубина; за головой щит; под бюстом PE. S. C. (Publice, senatus consulto); спереди латинская буква I. Кайма из точек.
РЕВЕРС: Рома, в доспехах, стоит анфас, держит копье, уперевшись левой рукой в бедро; ее увенчивает венком Гений римского народа, который держит рог изобилия в левой руке; в поле, слева, латинская буква I.
В обрезе: LENT. MAR. F. (NT, MAR — монограммой) (Lentulus Marcelli filius).
Кайма из лаврового венка.
4. Антониниан, посеребренная медь
Аврелиан
Медиоланум, 270—275 гг.
АВЕРС: IMP. AVRELIANVS AVG. — бюст императора в лучевой короне и в доспехах вправо.
РЕВЕРС: GENIVS ILLVR. — Гений стоит влево, держит в левой руке патеру и в правой — воинское знамя.
5. Медальон, медь
Адриан
132—134 гг.
АВЕРС: HADRIANVS AVG. COS. III P. P. — голова Адриана в лавровом венке вправо.
РЕВЕРС: BONO EVENTVI — Bonus Eventus (Счастливый Исход) стоит во фронт, голова влево, держит зерновые колосья и маковые головки и совершает жертвоприношение из патеры над украшенным гирляндой алтаре.
6. Фоллис, медь
Максимин II Дайя
Лондон, 306—307 гг.
АВЕРС: MAXIMINVS NOBILISSIMVS CAES. — драпированный бюст Максимина в доспехах и в лавровом венке вправо.
РЕВЕРС: GENIO POPVLI ROMANI — Гений стоит влево, держит патеру в правой руке и рог изобилия — в левой.
7. Денарий, серебро
Рим, 100 г. до н.э.
АВЕРС: Бюст молодого Геркулеса, в шкуре льва, вправо, отвернувшись от зрителя; на левом плече дубина; за головой щит; под бюстом ROMA; спереди греческая буква Ο с точкой. Кайма из точек.
РЕВЕРС: Рома, в доспехах, стоит анфас, держит копье, уперевшись левой рукой в бедро; ее увенчивает венком Гений римского народа, который держит рог изобилия в левой руке; в поле, слева, греческая буква Ο с точкой.
В обрезе: LENT. MAR. F. (NT, MAR — монограммой) (Lentulus Marcelli filius).
Кайма из лаврового венка.
8. Денарий, серебро
Антонин Пий
Рим, 140—144 гг.
АВЕРС: ANTONINVS AVG. PIVS P. P. TR. P. COS. III — голова Антонина Пия, в лавровом венке, вправо.
РЕВЕРС: GENIO SENATVS — Гений сената, в тоге, стоит влево, держит ветвь в вытянутой правой руке и короткий скипетр, почти вертикально — в левой.
9. Денарий, серебро
Антонин Пий
Рим, 140—144 гг.
АВЕРС: ANTONINVS AVG. PIVS P. P. TR. P. COS. III — обнаженная голова Антонина Пия вправо.
РЕВЕРС: GENIO SENATVS — Гений сената, в тоге, стоит влево, держит ветвь в вытянутой правой руке и короткий скипетр, почти вертикально — в левой.
10. Денарий, серебро
Рим, 55 г. до н.э.
АВЕРС: Головы юноши с вьющимися волосами (Babelon, RSC: Bonus Eventus; BMCRR, CRR: Bonus Eventus (?); RRC, RCTV: Genius populi Romani) вправо; сзади скипетр.
РЕВЕРС: Орел с расправленными крыльями стоит вправо на пучке молний между литуусом и жертвенным сосудом с ручкой (capis). Внизу Q. CASSIVS (Quintus Cassius).
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА