Античные писатели

АПОЛЛОНИЙ РОДОССКИЙ; Apol­lo­nios Rho­dios, III в. до н. э., гре­че­ский поэт. Родил­ся в Алек­сан­дрии. Сво­им про­зва­ни­ем обя­зан дол­го­му пре­бы­ва­нию на Родо­се. Сведе­ния о жиз­ни Апол­ло­ния Родос­ско­го смут­ны и труд­ны для интер­пре­та­ции. Он, несо­мнен­но, заве­до­вал Алек­сан­дрий­ской биб­лио­те­кой после Зено­на Эфес­ско­го и перед Эра­то­сфе­ном. Про­во­дил фило­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, пло­дом кото­рых яви­лись его про­из­веде­ния: Про­тив Зено­до­та (Pros Ze­no­do­ton), содер­жа­щее кри­ти­ку зено­до­то­ва изда­ния Гоме­ра, и работы, посвя­щен­ные Архи­ло­ху, Геси­о­ду, Анти­ма­ху Коло­фон­ско­му (не сохра­ни­лись). Был он так­же авто­ром про­пав­ших поэм на тему осно­ва­ния горо­дов (сре­ди кото­рых были Алек­сан­дрия, Книд, Нав­кра­тис, Родос) и поэ­мы Каноп (корм­чий Мене­лая и город близ Алек­сан­дрии). Апол­ло­ний Родос­ский напи­сал еще поэ­му о похо­де арго­нав­тов Арго­нав­ти­ка (Ar­go­nau­ti­ka) из 5855 гекза­мет­ров, объ­ем­ный эпос с раз­вер­ну­тым дей­ст­ви­ем, хотя этот жанр и пори­цал зако­но­да­тель алек­сан­дрий­ской поэ­зии Кал­ли­мах. Воз­мож­но, первую вер­сию этой поэ­мы Апол­ло­ний Родос­ский создал еще в моло­до­сти и про­чел свое про­из­веде­ние пуб­лич­но в Алек­сан­дрии. Холод­но при­ня­тый, уехал на Родос, где напи­сал вто­рой вари­ант поэ­мы. Такой ход собы­тий кажет­ся наи­бо­лее прав­до­по­доб­ным, одна­ко в этом слу­чае мы встре­ча­ем­ся с серь­ез­ны­ми хро­но­ло­ги­че­ски­ми труд­но­стя­ми (когда Апол­ло­ний Родос­ский руко­во­дил Биб­лио­те­кой?). Соглас­но антич­ной тра­ди­ции, Арго­нав­ти­ка ста­ла при­чи­ной оже­сто­чен­но­го спо­ра меж­ду Апол­ло­ни­ем Родос­ским и Кал­ли­ма­хом. Следы этой поле­ми­ки мож­но най­ти в про­из­веде­ни­ях Кал­ли­ма­ха, кото­рый напи­сал про­тив Апол­ло­ния Родос­ско­го поэ­му Ибис. Апол­ло­ний Родос­ский отве­тил на упре­ки масте­ра в эпи­грам­мах (фр.). Арго­нав­ти­ка оста­лась един­ст­вен­ным сохра­нив­шим­ся (толь­ко во вто­рой, «родос­ской» редак­ции) и самым глав­ным про­из­веде­ни­ем Апол­ло­ния Родос­ско­го. Поэт обра­ща­ет­ся в ней к одно­му из ста­рей­ших мифов, рас­ска­зы­ваю­ще­му о похо­де Арго­нав­тов в Кол­хиду за золотым руном. Он изу­чил раз­лич­ные вари­ан­ты, ста­ра­ясь при­ве­сти их в соот­вет­ст­вие друг с дру­гом. При этом Апол­ло­ний Родос­ский опи­рал­ся на Геси­о­да, Пин­да­ра, Анти­ма­ха, Софок­ла (несо­хра­нив­ша­я­ся тра­гедия Кол­хидян­ки), а так­же на Кал­ли­ма­ха. Исполь­зо­вал он и дан­ные мест­ных исто­ри­ков и мифо­ло­гов. Несмот­ря на такое оби­лие образ­цов и источ­ни­ков, Апол­ло­нию Родос­ско­му уда­лось быть ори­ги­наль­ным. Две пер­вые кни­ги эпо­са пред­став­ля­ют в мель­чай­ших дета­лях при­готов­ле­ния к путе­ше­ст­вию и путь арго­нав­тов до Кол­хиды. Апол­ло­ний Родос­ский поль­зу­ет­ся любым слу­ча­ем (а их мно­же­ство), чтобы блес­нуть свой­ст­вен­ной алек­сан­дрий­ским поэтам мифо­ло­ги­че­ской и гео­гра­фо-этно­гра­фи­че­ской эруди­ци­ей. В третьей кни­ге Апол­ло­ний Родос­ский опи­сы­ва­ет исто­рию люб­ви Медеи к Ясо­ну, вво­дя тем самым любов­ный мотив в геро­и­че­ский эпос и делая глав­ным дей­ст­ву­ю­щим лицом моло­дую девуш­ку. Это был решаю­щий шаг, обес­пе­чив­ший бес­смер­тие как само­му Апол­ло­нию Родос­ско­му, так и его про­из­веде­нию. Дей­ст­вие раз­ви­ва­ет­ся на двух уров­нях: на Олим­пе и на зем­ле. На Олим­пе Афи­на и Гера про­сят Афро­ди­ту о вме­ша­тель­стве: пусть Эрос выст­ре­лит из сво­его лука в Медею и разо­жжет в ней любовь к Ясо­ну. Мифо­ло­ги­че­ские здесь толь­ко име­на, сама же сце­на вполне мог­ла бы про­ис­хо­дить в зажи­точ­ном доме в Алек­сан­дрии. И вооб­ще весь этот «боже­ст­вен­ный аппа­рат», играю­щий столь зна­чи­тель­ную роль у Гоме­ра, у Апол­ло­ния Родос­ско­го пред­став­ля­ет­ся абсо­лют­но ненуж­ным. Сам поэт в остав­шей­ся части третьей кни­ги о нем забы­ва­ет, зато с боль­шим мастер­ст­вом и с достой­ным удив­ле­ния про­ник­но­ве­ни­ем в пси­хо­ло­гию рису­ет воз­ник­но­ве­ние чув­ства и внут­рен­нюю борь­бу Медеи. Чет­вер­тая кни­га слов­но напи­са­на в спеш­ке и более схе­ма­тич­на, она посвя­ще­на фан­та­сти­че­ским при­клю­че­ни­ям арго­нав­тов на обрат­ном пути из Кол­хиды в Гре­цию. Созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что Апол­ло­ний Родос­ский пыта­ет­ся не забыть ниче­го из бога­той тра­ди­ции, что при­во­дит его к чрез­мер­ной кон­цен­тра­ции фак­тов. Непри­вет­ли­во при­ня­тая Кал­ли­ма­хом Арго­нав­ти­ка не снис­ка­ла при­зна­ния и у более позд­них кри­ти­ков: ано­ним­но­го авто­ра сочи­не­ния О воз­вы­шен­но­сти, Квин­ти­ли­а­на и Фрон­то­на. Мож­но, конеч­но, вме­нить в вину Апол­ло­нию Родос­ско­му как неод­но­род­ность поэ­ти­че­ско­го дей­ст­вия и отя­го­ще­ние поэ­мы демон­стра­ци­ей сво­ей эруди­ции, так и недо­ста­ток после­до­ва­тель­но­сти в изо­бра­же­нии харак­те­ров. Не нуж­но, одна­ко, забы­вать, что имен­но Апол­ло­ний Родос­ский явил­ся твор­цом новой эпи­че­ской фор­мы, в кото­рой нашлось место для люб­ви моло­дой девуш­ки и для мно­же­ства жан­ро­вых сце­нок. В поэ­ме Апол­ло­ний Родос­ский оче­вид­но вли­я­ние не толь­ко Гоме­ра, но и афин­ской тра­гедии (осо­бен­но Еври­пида), было за что бла­го­да­рить Арго­нав­ти­ку Вер­ги­лию (Эне­ида, преж­де все­го кн. IV) и Овидию (Мета­мор­фо­зы), ее бра­ли за обра­зец так­же авто­ры гре­че­ских рома­нов и орфи­че­ской поэ­мы Арго­нав­ти­ка (см. Орфи­ки). В Риме были выпол­не­ны два сво­бод­ных пере­во­да Арго­нав­ти­ки Апол­ло­ния Родос­ско­го на латин­ский язык (см. Варрон Ата­цин и Вале­рий Флакк). Эпос Апол­ло­ния Родос­ско­го был отком­мен­ти­ро­ван антич­ны­ми эруди­та­ми, а мифо­гра­фы (сре­ди про­чих Гигин и автор при­пи­сы­вае­мой Апол­ло­до­ру Биб­лио­фи­ки) исполь­зо­ва­ли его в каче­стве основ­но­го источ­ни­ка ска­за­ний об арго­нав­тах.

См. также:
АПОЛЛОНИЙ (Словарь античности)
АПОЛЛОНИЙ (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
АПОЛЛОНИЙ (Античные писатели)
АПОЛЛОНИЙ (Античные писатели)
АПОЛЛОНИЙ ПЕРГСКИЙ (Античные писатели)
Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
См. по теме: ДОССЕНН • ДРЕПАНИЙ • КИНЕФ • ДИОН •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА