Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

ÁGER PÚBLI­CUS

[1] Ager pub­li­cus. Зем­ли состав­ля­ли боль­шую часть рим­ской государ­ст­вен­ной и народ­ной соб­ст­вен­но­сти. Они доста­ва­лись государ­ству путем заво­е­ва­ния по тому пра­ви­лу, что все заво­е­ван­ные зем­ли пере­хо­дят в соб­ст­вен­ность победив­ше­го государ­ства, изред­ка путем доб­ро­воль­ной пере­да­чи. Этот ager pub­li­cus отча­сти был про­да­ва­ем рим­ским граж­да­нам (Cic. l. agr. 2, 14) и такие участ­ки назы­ва­лись ag­ri quaes­to­rii, пото­му что их про­да­жей заве­до­ва­ли кве­сто­ры. Дру­гие его участ­ки пред­на­зна­ча­лись для удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей куль­та и пере­да­ва­лись хра­мам или жре­че­ским кол­ле­ги­ям то в пол­ную соб­ст­вен­ность, то лишь в поль­зо­ва­ние, это так назы­вае­мые ag­ri con­sec­ra­ti. Dion. Hal. 3, 1. 2, 7. Неко­то­рые части разда­ва­лись граж­да­нам и без­воз­мезд­но (as­sig­na­tio), то vi­ri­tim, когда отдель­ные лица полу­ча­ли зем­ли (Liv. 1, 46. Cic. l. agr. 3. 2. Dion. Hal. 8, 72), то целым общи­нам, имен­но коло­ни­ям, см. Κλη­ρουχία. Подоб­ные наде­лы про­из­во­ди­лись все­гда комис­си­ей из 3 и более чле­нов. Но наи­боль­шая часть так назы­вае­мо­го ager pub­li­cus оста­ва­лась государ­ст­вен­ным иму­ще­ст­вом, с кото­рым посту­па­ли раз­лич­но.

1) Неко­то­рые участ­ки заво­е­ван­ной зем­ли воз­вра­ща­лись преж­ним вла­дель­цам (ag­ri red­di­ti) с обя­за­тель­ст­вом упла­чи­вать извест­ный посто­ян­ный оброк (Cic. Verr. 2, 3).

2) Дру­гие части пре­до­став­ля­лись в поль­зо­ва­ние отдель­ным граж­да­нам (in pos­ses­sio­nem tra­di­ta или con­ces­sa, Cic. l. agr. 3, 2) и назы­ва­лись pos­ses­sio­nes. Тако­го рода вла­де­ния мож­но было пере­да­вать по наслед­ству и про­да­вать (Cic. off. 2, 22 сл.), но, несмот­ря на это, они нико­гда не дела­лись част­ной соб­ст­вен­но­стью, а оста­ва­лись соб­ст­вен­но­стью государ­ства, кото­рую оно и по исте­че­нии сто­ле­тий мог­ло потре­бо­вать обрат­но. Вла­дель­цы пла­ти­ли за зем­лю государ­ству извест­ный оброк, сбор кото­ро­го отда­вал­ся на откуп так назы­вае­мым pub­li­ca­ni; они обя­зы­ва­лись пред­ста­вить государ­ству извест­ную сум­му, а сами взыс­ки­ва­ли затем, что пола­га­лось, с отдель­ных вла­дель­цев. Отда­ча на откуп этих дохо­дов обо­зна­ча­лась выра­же­ни­я­ми ag­rum fruen­dum lo­ca­re, ag­rum lo­ca­re и ven­de­re. Liv. 27, 3. 32, 7. 42, 19.

3) Необ­ра­ботан­ные пусто­ши слу­жи­ли паст­би­ща­ми (см. Pas­cua), а отча­сти и их зани­ма­ли граж­дане для вре­мен­но­го поль­зо­ва­ния и обра­бот­ки, пла­тя неболь­шой оброк. Эти участ­ки назы­ва­лись pos­ses­sio­nes re­lic­tae, lo­ca re­lic­ta. App. b. c. 1, 7. Liv. 6, 37. Fest. p. 241. M.

[2] Важ­ней­шие слу­чаи разда­чи земель и аграр­ные зако­ны. Упо­ми­на­е­мые из вре­мен царей as­sig­na­tio­nes пра­виль­нее могут быть отно­си­мы к пер­во­на­чаль­ной орга­ни­за­ции государ­ства, по кото­рой каж­дый граж­да­нин имел извест­ную позе­мель­ную соб­ст­вен­ность, как he­re­dium. Так состо­я­лось рас­пре­де­ле­ние полей при Рому­ле, точ­но так же Сер­вий Тул­лий про­из­вел зна­чи­тель­ные as­sig­na­tio­nes в поль­зу новых граж­дан из пле­бе­ев. Совсем дру­гие отно­ше­ния яви­лись во вре­ме­на Рес­пуб­ли­ки. Пле­беи бес­пре­стан­но тре­бо­ва­ли разде­ла государ­ст­вен­ных земель на том осно­ва­нии, что, запла­тив сво­ей кро­вью за все заво­е­ва­ния, ниче­го от них не при­об­ре­та­ли. Хотя пат­ри­ции вовсе не име­ли исклю­чи­тель­но­го пра­ва на поль­зо­ва­ние так назы­вае­мых ager pub­li­cus, но фак­ти­че­ски они одни были его вла­дель­ца­ми, во-пер­вых, пото­му, что пер­во­на­чаль­но, до зако­но­да­тель­ства Сер­вия Тул­лия, они одни состав­ля­ли po­pu­lus; во-вто­рых, пото­му, что, бла­го­да­ря сво­е­му богат­ству, они в осо­бен­но­сти име­ли воз­мож­ность обра­ба­ты­вать боль­шие про­стран­ства зем­ли; нако­нец, конеч­но, и пото­му еще, что они нахо­ди­лись в близ­ких отно­ше­ни­ях к пол­ко­во­д­цам и вла­стям, кото­рые или раз­ре­ша­ли, или без­молв­но пре­до­став­ля­ли им захват обще­ст­вен­ной зем­ли. Они же возде­лы­ва­ли эти pos­ses­sio­nes трудом рабов или малы­ми участ­ка­ми разда­ва­ли в арен­ду сво­им кли­ен­там. Не доволь­ст­ву­ясь и эти­ми зем­ля­ми, пат­ри­ций ста­рал­ся оття­гать себе близ­ле­жа­щие поля бед­ных пле­бе­ев, и это ему в боль­шин­стве слу­ча­ев уда­ва­лось, бла­го­да­ря суро­во­сти дол­го­во­го пра­ва, см. Plebs и Ne­xum. Пле­беи в тече­ние сто­ле­тий доби­ва­лись и тре­бо­ва­ли наде­лов; их пред­во­ди­те­ли неустан­но пред­ла­га­ли с этой целью зако­но­про­ек­ты (le­ges ag­ra­rias), воз­буж­дав­шие вся­кий раз чрез­вы­чай­ное вол­не­ние, т. к. пат­ри­ции пус­ка­ли в ход все­воз­мож­ные сред­ства, чтобы не поте­рять сво­их богатств и непра­виль­но при­сво­ен­ных пре­иму­ществ. В руках често­люб­цев аграр­ные зако­ны были страш­ным ору­жи­ем. Liv. 2, 52. 6, 11. Под име­нем аграр­ных зако­нов разу­ме­ют­ся все зако­ны, пред­ла­гав­шие разда­чу земель­ных наде­лов коло­ни­ям или отдель­ным граж­да­нам. Весь­ма мно­го­чис­лен­ны были le­ges, поста­нов­ляв­шие вывод коло­ний, напр., lex Aci­lia, Aelia, Ap­pu­leia и т. д., ср. Κλη­ρουχία, 4. [3] Но т. к. эти меры были все­гда толь­ко исклю­чи­тель­ны­ми оди­ноч­ны­ми явле­ни­я­ми и удо­вле­тво­ря­ли пле­бе­ев толь­ко вре­мен­но, то гораздо важ­нее ока­зы­ва­лись те le­ges ag­ra­riae, кото­рым тре­бо­вал­ся пол­ней­ший пере­дел обще­ст­вен­ных земель и корен­ные изме­не­ния в деле вла­де­ния зем­ля­ми. Пер­вый закон тако­го рода был lex Cas­sia, издан­ный кон­су­лом Сп. Кас­си­ем Вис­цел­ли­ном, 486 г. до Р. Х. (268 u. c.) и пред­ла­гав­ший раздел как вновь заво­е­ван­но­го, так и уже дав­ным-дав­но заня­то­го ager pub­li­cus. Liv. 2, 41. Dion. Hal. 8, 69 слл. Со сто­ро­ны сена­та состо­я­лось тогда опре­де­ле­ние (se­na­tus con­sul­tum), кото­рым учреж­да­лась комис­сия из 10 чело­век, и ей пору­ча­лось отде­лить ager pub­li­cus от ager pri­va­tus и затем пер­вый отча­сти обра­тить в наде­лы, отча­сти, в каче­стве pos­ses­sio­nes, пре­до­ста­вить в поль­зо­ва­ние за извест­ный оброк. Dion. Hal. 8, 76. Но, пред­ла­гая эти меры, пат­ри­ции хоте­ли толь­ко выиг­рать вре­мя и затем суме­ли все­воз­мож­ны­ми спо­со­ба­ми поме­шать испол­не­нию это­го опре­де­ле­ния. Liv. 2, 43. 44. 48. 52. 54. 61. 63. Им уда­лось лишить вся­ко­го зна­че­ния еще целый ряд дру­гих зако­но­про­ек­тов, напри­мер, Л. Ици­лия, Пете­лия и др. (Liv. 4, 12. 36. 43. 44), а так­же и le­gem Me­ci­liam Me­ti­liam (Liv. 4, 48), le­gem Ses­tiam (Liv. 4, 49. 51), le­gem Me­ne­niam (Liv. 4, 53). Толь­ко раз или два по осо­бым пово­дам были розда­ны зем­ли. Liv. 5, 30. 6, 21. По ново­му пути пошел Г. Лици­ний Сто­лон, 376—367 гг. до Р. Х. (см. Le­ges Li­ci­niae Ses­tiae). По его аграр­но­му зако­ну опре­де­ля­лось: 1) никто не име­ет пра­ва вла­деть более как 500 юге­ров в ager pub­li­cus; 2) никто не дол­жен дер­жать более 100 голов круп­но­го и 500 голов мел­ко­го скота на обще­ст­вен­ном выгоне; 3) нару­ши­те­ли это­го зако­на под­вер­га­ют­ся денеж­ной пене (mul­ta). Liv. 6, 35. 36. App. b. c. 1, 8. Var­ro r. r. 1, 2. Gell. 7, 3. Затем до вре­мен Грак­хов насту­па­ет пери­од зати­шья для аграр­ных дви­же­ний отча­сти пото­му, что плебс слиш­ком был занят боль­ши­ми вой­на­ми, отча­сти пото­му, что мно­гие бед­ня­ки нашли себе обес­пе­че­ние в мно­го­чис­лен­ных коло­ни­ях. Упо­ми­на­ет­ся толь­ко под 522 u. c. (232 г. до Р. Х.) lex Fla­mi­nia de ag­ro Gal­li­co vi­ri­tim di­vi­dun­do (Val. Max. 5, 4, 5). [4] По окон­ча­нии вели­ких войн ста­рое зло сно­ва рез­ко обна­ру­жи­лось, а про­ти­во­по­лож­ность меж­ду богат­ст­вом и бед­но­стью ста­но­ви­лась все рез­че. Мел­кие земле­вла­дель­цы мно­го постра­да­ли во 2-ю Пуни­че­скую вой­ну; мно­гие совсем отка­за­лись от зем­леде­лия или вполне от него отвык­ли; соб­ст­вен­но, сред­не­го сосло­вия боль­ше уже не суще­ст­во­ва­ло. Поэто­му-то Грак­хи поста­ви­ли себе зада­чей под­нять зем­леде­лие и смяг­чить нище­ту бед­ня­ков. Спер­ва Тибе­рий Гракх (134 г. до Р. Х.) изда­ет аграр­ный закон, в осно­ва­ние кото­ро­го был поло­жен закон Лици­ния и кото­рым опре­де­ля­лось: кто вла­де­ет боль­ше чем 500 юге­ров (или, самое боль­шее, свы­ше чем 1000, в том слу­чае, если в семье есть двое сыно­вей, из кото­рых на каж­до­го пола­га­лось по 250 юге­ров), дол­жен воз­вра­тить изли­шек, за что полу­чит извест­ное воз­на­граж­де­ние, а уступ­лен­ная зем­ля долж­на быть разде­ле­на меж­ду бед­ны­ми в виде посто­ян­но­го, но неот­чуж­да­е­мо­го вла­де­ния, под усло­ви­ем пла­ты извест­но­го обро­ка государ­ству; необ­хо­ди­мые по это­му делу рас­сле­до­ва­ния долж­ны еже­год­но про­из­во­дить­ся три­ум­ви­ра­ми. Liv. ep. 58. App. b. c. 1, 9, 11. Нача­ли при­во­дить этот закон в испол­не­ние, но по смер­ти Тибе­рия Грак­ха дело ско­ро при­оста­но­ви­лось. Тогда (123 г.) Г. Сем­п­ро­ний Гракх вос­ста­нав­ли­ва­ет закон сво­его бра­та. Liv. ep. 60. Vell. 2, 6. Чтобы опять вос­пре­пят­ст­во­вать испол­не­нию зако­на, сенат­ская пар­тия скло­ни­ла на свою сто­ро­ну бес­по­кой­но­го три­бу­на М. Ливия Дру­за. Тот в сво­ем lex ag­ra­ria дале­ко пре­взо­шел щед­рость Грак­ха и, таким обра­зом, лишил его под­держ­ки наро­да. App. b. c. 1, 23. Plut. C. Gracch. 9. Гракх пал — и закон Ливия, при изда­нии кото­ро­го, конеч­но, и не име­лось в виду испол­нять его, остал­ся непри­ме­нен­ным. Напро­тив, появи­лось несколь­ко зако­нов совсем про­ти­во­по­лож­но­го направ­ле­ния, из кото­рых важ­ней­ший есть lex Tho­ria (107 г. до Р. Х. App. b. c. 1, 27. Cic. Brut. 36. ср. Mom­msen, C. I. L. I. p. 75—106). Им утвер­жда­лись преж­ние pos­ses­sio­nes за их вла­дель­ца­ми уже как посто­ян­ная, без­оброч­ная част­ная соб­ст­вен­ность. Со сто­ро­ны народ­ной пар­тии в 104 г. до Р. Х. (650 u. c.) высту­пил Л. Мар­ций Филипп с новым зако­но­про­ек­том, но без­успеш­но (Cic. off. 2, 21). Счаст­ли­вее был дема­гог Л. Апу­лей Сатур­нин, 100 г. до Р. Х. (654 u. c.), по зако­ну кото­ро­го назна­ча­лась разда­ча зем­ли сол­да­там Мария и опре­де­ля­лось учреж­де­ние мно­гих коло­ний (App. b. c. 1, 29. Aur. Vict. 73), но этот закон был вско­ре отме­нен. Той же уча­сти под­верг­лись lex Ti­tia и lex Li­via (91 г.), целью кото­рых было обе­ща­ни­ем прав рим­ско­го граж­дан­ства скло­нить ита­лий­цев к отка­зу от государ­ст­вен­ных земель (см. Le­ges Li­viae, B). Вой­на Сул­лы с ее про­скрип­ци­я­ми и кон­фис­ка­ци­я­ми име­ла след­ст­ви­ем ужас­ное обед­не­ние Ита­лии и нанес­ла послед­ний удар мел­ко­му земле­вла­де­нию. Сул­ла издал нечто вро­де аграр­ных зако­нов, кото­ры­ми учреж­да­лись воен­ные коло­нии. Неиз­вест­на lex Plau­tia (63 г. до Р. Х.), за кото­рой сле­до­ва­ла lex Ser­vi­lia П. Сер­ви­лия Рул­ла (Cic. l. agr.), но закон этот был взят назад самим Сер­ви­ли­ем. Таким же обра­зом не удал­ся закон Фла­вия (lex Fla­via), состав­лен­ный по вну­ше­ни­ям Пом­пея в 60 г. до Р. Х. Более посчаст­ли­ви­лось в сле­дую­щем году Цеза­рю с его 2 аграр­ны­ми зако­на­ми, кото­ры­ми преж­ние pos­ses­sio­nes не затра­ги­ва­лись, а уста­нав­ли­ва­лась разда­ча новых земель и учреж­де­ние коло­ний. Cic. ad fam. 13, 4. ad Att. 2, 18. Liv. ep. 103. Dio. Cass. 38, 1. Мало извест­но о lex An­to­nia (44 г. до Р. Х.). Это был послед­ний соб­ст­вен­но аграр­ный закон, lex ag­ra­ria, — после­дую­щие отно­сят­ся исклю­чи­тель­но к воен­ным коло­ни­ям, погу­бив­шим Ита­лию. Tac. ann. 14, 27. Во вре­ме­на Импе­рии в Ита­лии уже почти не было государ­ст­вен­ных земель, но тем более было их зато в про­вин­ци­ях, хотя и там чис­ло их силь­но умень­ша­лось вслед­ст­вие раздач и про­да­жи. При­над­ле­жав­шие горо­дам общин­ные зем­ли назы­ва­лись во вре­ме­на Импе­рии ag­ri vec­ti­ga­les; преж­де этим име­нем обо­зна­ча­лись все зем­ли, за кото­рые пла­тил­ся оброк казне, сле­до­ва­тель­но, в осо­бен­но­сти про­вин­ци­аль­ные зем­ли.

См. также:
AGER PUBLICUS (Словарь античности)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 46—48.
См. по теме: ТРИБУН • КОВАРСТВО, ОБМАН • ПРИЗЫВ НА СУД • КАТАКЛЕСИИ •
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА