У. Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СЕНАТА (SE­NA­TUS­CON­SUL­TUM)

Пол­но­мо­чия сена­та были опи­са­ны в преды­ду­щей ста­тье (с.631—635), и было пока­за­но, что в эпо­ху Рес­пуб­ли­ки поста­нов­ле­ние сена­та (se­na­tus­con­sul­tum) выра­жа­ло совет сена­та маги­ст­ра­ту, про­сив­ше­му о сове­те: выпол­не­ние резо­лю­ции, выра­жен­ной таким обра­зом, зави­се­ло от маги­ст­ра­та: ссыл­ка на сенат была обы­ча­ем, а не опре­де­лен­ной обя­зан­но­стью. Обя­за­тель­ный харак­тер тако­го сове­та, вопло­щен­но­го в поста­нов­ле­нии сена­та, не толь­ко зави­сел от силы или сла­бо­сти маги­ст­ра­та (хотя кон­фликт воз­ни­кал ред­ко), но и был силь­нее выра­жен в опре­де­лен­ные пери­о­ды (о кото­рых см. с.632), когда адми­ни­ст­ра­тив­ная власть, пре­до­став­лен­ная сена­ту, при­да­ва­ла его поста­нов­ле­ни­ям гораздо боль­ший вес, чем мог бы иметь про­стой совет; а после изме­не­ния кон­сти­ту­ции при Авгу­сте (см. с.634, 635) про­веде­ние зако­но­да­тель­ства импе­ра­то­ра через сенат, выра­жав­ше­е­ся в поста­нов­ле­ни­ях сена­та, заме­ни­ло преж­нюю прак­ти­ку при­ня­тия зако­нов и пле­бис­ци­тов в коми­ци­ях и про­дол­жа­лось око­ло двух веков. Поэто­му сами поста­нов­ле­ния сена­та ста­ли назы­вать­ся зако­на­ми (Gai­us, I. 83—86), хотя Гай (I. 4) ука­зы­ва­ет на кон­сти­ту­ци­он­ное про­ти­во­ре­чие: «Se­na­tus­con­sul­tum est quod se­na­tus jubet at­que con­sti­tuit: id­que le­gis vi­cem ob­ti­net, quam­vis fue­rit quae­si­tum»[1]. Но сле­ду­ет осте­ре­гать­ся вся­кой мыс­ли об их зако­но­да­тель­ной силе в рес­пуб­ли­кан­ские вре­ме­на и, конеч­но, отверг­нуть мне­ние Тео­фи­ла (Pa­raphr. Inst. I. 5), что уже после зако­на Гор­тен­зия поста­нов­ле­ния сена­та име­ли силу зако­на.

Поста­нов­ле­ние сена­та частич­но отли­ча­лось от зако­на обла­стью дей­ст­вия, но осо­бен­но — силой. Что каса­ет­ся обла­сти дей­ст­вия, то поста­нов­ле­ния сена­та каса­лись пре­иму­ще­ст­вен­но адми­ни­ст­ри­ро­ва­ния, и лишь как исклю­че­ние пред­при­ни­ма­лись попыт­ки регу­ли­ро­вать с их помо­щью пуб­лич­ные и част­ные пра­воот­но­ше­ния, напри­мер, дол­го­вые (Liv. XXXV. 7; Cic. ad Att. V. 21, 13). Что каса­ет­ся силы поста­нов­ле­ния сена­та, то, вне зави­си­мо­сти от того, был ли его пред­мет адми­ни­ст­ра­тив­ным или имел зако­но­да­тель­ный харак­тер, как про­ис­хо­ди­ло в исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях, — все рав­но поста­нов­ле­ние сена­та не было зако­ном, ибо его выпол­не­ние зави­се­ло от воли маги­ст­ра­та. Вер­но, что в исто­ри­че­ские вре­ме­на оно не было столь пре­хо­дя­щим, как в ран­ний пери­од, что упо­мя­ну­то Дио­ни­си­ем (IX. 37; см. Mom­msen, Staatsr. III. 987); ибо если маги­ст­рат пре­не­бре­гал его испол­не­ни­ем, то оно оста­ва­лось в силе на сле­дую­щий год и так до тех пор, пока сенат его не отме­нит [одна­ко Вил­лемс счи­та­ет, что тре­бо­ва­лась новая re­la­tio[2], и ссы­ла­ет­ся на Liv. XLII. 10; Cic. in Pis. 2, 4]; но если оно ста­но­ви­лось ука­за­ни­ем для ново­го маги­ст­ра­та, то точ­но так­же зави­се­ло от его воли, и если нуж­но было сде­лать поста­нов­ле­ния сена­та обя­за­тель­ны­ми, то их пре­вра­ща­ли в зако­ны посред­ст­вом ro­ga­tio[3] (ср. Cic. ad Att. I. 18, 3; pro Mur. 32, 67; Liv. XXXIX. 19). Закон Кор­не­лия 67 г. до н. э. «ne quis ni­si per po­pu­lum le­gi­bus sol­ve­re­tur»[4] [LEX p. 40b] ино­гда при­во­дит­ся как дока­за­тель­ство суще­ст­во­вав­шей ранее зако­но­да­тель­ной силы поста­нов­ле­ний сена­та, кото­рые мог­ли осво­бож­дать от дей­ст­вия зако­на, но это осво­бож­де­ние без согла­сия наро­да явля­лось узур­па­ци­ей сена­та и было огра­ни­че­но выше­упо­мя­ну­тым зако­ном. Как отме­ча­ет Вил­лемс (Le Sé­nat, II. 117) это ста­ло прак­ти­ко­вать­ся толь­ко после Грак­хов (ср. Liv. X. 13, XXXI. 50; Ep. LVI). И реше­ния «po­pu­lum ea le­ge non te­ne­ri»[5] или «pla­ce­re le­gem ab­ro­ga­ri»[6], упо­мя­ну­тые Цице­ро­ном (de Legg. II. 6, 14; fr. Corn. § 11; Phil. V. 4, 10, XII. 5, 12; de Dom. 16, 41) — это не отме­на зако­нов сена­том, а лишь заяв­ле­ние, что дан­ные зако­ны не были долж­ным обра­зом при­ня­ты, либо пото­му, что про­ти­во­ре­чи­ли суще­ст­ву­ю­щим зако­нам, либо пото­му, что были про­веде­ны contra aus­pi­cia[7] и, сле­до­ва­тель­но, под­ле­жа­ли пере­да­че на рас­смот­ре­ние авгу­рам (ср. Cic. in Vat. 6, 14). Что каса­ет­ся воздей­ст­вия поста­нов­ле­ния сена­та на маги­ст­ра­та, то обя­зан­ность выпол­нить поста­нов­ле­ние была мораль­ной, а не юриди­че­ской; одна­ко сле­ду­ет отме­тить, что сенат имел опре­де­лен­ные рыча­ги вли­я­ния на маги­ст­ра­та, кото­рый отка­зал­ся сове­то­вать­ся с ними mo­re majo­rum[8] или, посо­ве­то­вав­шись, отка­зал­ся испол­нить реше­ние. В более ран­ний пери­од сена­то­ры мог­ли назна­чить дик­та­то­ра; они мог­ли обра­тить­ся к три­бу­нам с прось­бой о вме­ша­тель­стве (Liv. XLII. 21) и за этим мог после­до­вать пле­бис­цит; они мог­ли при­чи­нить маги­ст­ра­ту неудоб­ство, отка­зав­шись зани­мать­ся любы­ми дру­ги­ми дела­ми, пока не будет реше­но это (Cic. in Pis. 13, 29); нако­нец, все­гда суще­ст­во­ва­ло осо­зна­ние того, что долж­ность маги­ст­ра­та годич­ная, а долж­но­сти сена­то­ров — пожиз­нен­ные. На самом деле, кон­флик­ты воз­ни­ка­ли ред­ко, но в каче­стве при­ме­ра см. Liv. XLII. 9, 10. Могут быть поучи­тель­ны сле­дую­щие при­ме­ры поста­нов­ле­ний сена­та вре­мен рес­пуб­ли­ки: поста­нов­ле­ние сена­та «ne quis in ur­be se­pe­li­re­tur»[9]; поста­нов­ле­ние сена­та de Bac­cha­na­li­bus[10], ниже рас­смот­рен­ное более подроб­но; поста­нов­ле­ние сена­та de li­ber­ti­no­rum tri­bu[11] (Liv. XLV. 15); поста­нов­ле­ние сена­та de Ma­ce­do­nia[12] (ib. 18); поста­нов­ле­ние сена­та об издерж­ках на Мега­ле­зий­ские игры (Gell. II. 24); поста­нов­ле­ние сена­та «ne ho­mo im­mo­la­re­tur»[13] (Plin. H. N. XXX. § 12); поста­нов­ле­ние сена­та de pro­vin­ciis Quaes­to­riis[14]; поста­нов­ле­ние сена­та, при­ня­тое «M. Tul­lio Ci­ce­ro­ne re­fe­ren­te»[15], чтобы «ut le­ga­tio­num li­be­ra­rum tem­pus an­nuum es­set»[16]; раз­лич­ные поста­нов­ле­ния сена­та de col­le­giis dis­sol­ven­dis[17]; ста­рое поста­нов­ле­ние сена­та «ne li­ce­ret Af­ri­ca­nas (bes­tias) in Ita­liam ad­ve­he­re»[18], уже отме­нен­ное пле­бис­ци­том, пред­ло­жен­ным народ­ным три­бу­ном Гн. Ауфиди­ем, с.637 соглас­но кото­ро­му ввоз для цир­ко­вых игр был раз­ре­шен (Plin. H. N. VIII. § 64); и ста­рое поста­нов­ле­ние сена­та, по кото­ро­му «quaes­tio (ser­vo­rum) in ca­put do­mi­ni pro­hi­be­ba­tur»[19] (Tac. Ann. II. 30), пра­ви­ло, уста­нов­ле­ние кото­ро­го Цице­рон (pro Mi­lon. 22, 59) при­пи­сы­ва­ет majo­res[20]. Общий харак­тер этих поста­нов­ле­ний сена­та пока­зы­ва­ет, что, хоть при рес­пуб­ли­ке они и не были рав­но­знач­ны зако­нам, но обес­пе­чи­ва­ли кон­троль в вопро­сах, свя­зан­ных с управ­ле­ни­ем, под­дер­жа­ни­ем рели­гии, пра­ва­ми эра­рия и пуб­ли­ка­нов и поло­же­ни­ем ита­лий­цев и про­вин­ци­а­лов (ср. Liv. XXVI. 34; XXXIX. 3; XLI. 9).

Резо­лю­ции сена­та назы­ва­лись con­sul­ta, ибо маги­ст­рат (кон­сул, три­бун или пре­тор) созы­вал его, чтобы про­кон­суль­ти­ро­вать­ся по како­му-то опре­де­лен­но­му вопро­су, кото­рый желал ему пред­ста­вить (re­fer­re, re­la­tio): так, в SC. de Bac­cha­na­li­bus[21] мы видим, что «Mar­cius L. F. S. Pos­tu­mius L. F. Cos Se­na­tum con­so­lue­runt»[22], а в SC. de Phi­lo­sophis et de Rhe­to­ri­bus[23] (Gell. XV. 11) пре­тор «con­su­luit»[24]. В пре­ам­бу­ле зако­на о po­pu­lus[25] гово­ри­лось, что он jube­re[26] а в пре­ам­бу­ле пле­бис­ци­та — sci­re[27]; но в поста­нов­ле­ни­ях сена­та обыч­но гово­ри­лось, что сенат cen­se­re[28] (напри­мер, «ita ex­dei­cen­dum cen­sue­re», SC. de Bacch.)[29], хотя в раз­го­вор­ной речи вме­сто это­го исполь­зо­ва­лось de­cer­ne­re[30] (напри­мер, Cic. ad Fam. VIII. 8; ad Att. I. 19), а сло­ва dec­re­tum и se­na­tus­con­sul­tum часто употреб­ля­лись без раз­ли­чия и осо­бой точ­но­сти (Gell. II. 24; ср. Aeli­us Gal­lus ap. Fest. s. v. se­na­tus dec­re­tum, и ста­тью о DEC­RE­TUM). По это­му вопро­су см. так­же Mom­msen, Staatsrecht, III. 994 ff.; B. Pick, de Se­na­tus­con­sul­tis, ch. I. (Ber­lin, 1884). Тео­рия г-на Пика о том, что тот раздел сенат­ско­го поста­нов­ле­ния, кото­рый выра­жал фак­ти­че­ское реше­ние, ино­гда опре­де­лял­ся как dec­re­tum, объ­яс­ня­ет фраг­мент Fest. p. 339.

О про­цеду­ре кон­суль­та­ции с сена­том и полу­че­ния реше­ний, назы­вав­ших­ся поэто­му se­na­tus­con­sul­ta, см. SENA­TUS § V. Реше­ние не фик­си­ро­ва­лось в пись­мен­ной фор­ме до тех пор, пока не было при­ня­то боль­шин­ст­вом голо­сов (ср. Cic. Cat. III. 6, 13). Scri­bae[31] запи­сы­ва­ли его (perscrip­tum, реже scrip­tum) на месте заседа­ния вско­ре после голо­со­ва­ния, все­гда в этот же день. Пред­седа­тель­ст­ву­ю­щий маги­ст­рат задер­жи­вал свиде­те­лей для запи­си, чтобы пред­от­вра­тить мошен­ни­че­ское иска­же­ние (Cic. Phil. V. 4, 12; ad Att. IV. 8). Обыч­но это были auc­tor sen­ten­tiae[32], неко­то­рые из сто­рон­ни­ков его при­ня­тия или, в слу­чае хва­леб­но­го голо­со­ва­ния, дру­зья лица, полу­чив­ше­го поче­сти (Cic. ad Fam. XV. 6, 2). О свиде­те­лях гово­ри­ли scri­ben­do ad­fue­runt (SC. ARF. в de Bac­cha­na­li­bus), в гре­че­ском пере­во­де — γρα­φομέ­νῳ πα­ρῆσαν[33]. Оши­боч­но мне­ние, что свиде­те­лей назы­ва­ли «auc­to­ri­ta­tes». В тек­сте, на кото­ром оно осно­вы­ва­ет­ся (Cic. ad Fam. VIII. 8), ввод­ные сло­ва (кото­рые Момм­зен, St. III. 1008, без вся­кой необ­хо­ди­мо­сти под­вер­га­ет сомне­нию), SC. Auc­to­ri­ta­tes, опи­сы­ва­ют два типа реше­ний, кото­рые за этим сле­ду­ют: пер­вое — это se­na­tus­con­sul­tum[34], а осталь­ные — auc­to­ri­ta­tes[35], ибо про­тив них была совер­ше­на интер­цес­сия. Такое же зна­че­ние мож­но есте­ствен­но и про­сто при­дать это­му сло­ву в Cic. de Or. III. 2, 5. [О тек­сте преды­ду­ще­го фраг­мен­та см. Tyr­rell and Pur­ser, ad loc., кри­ти­че­ское при­ме­ча­ние.]

Фор­ма запи­си реше­ния была сле­дую­щей: 1 (часто про­пус­кав­ше­е­ся). SC. (или auc­to­ri­tas, в зави­си­мо­сти от кон­крет­но­го слу­чая). 2 (до 47 г. до н. э.). Praescrip­tio[36], «se­na­tum con­su­luit»[37], с име­нем re­la­tor[38]. 3. Дата. 4. Место собра­ния, напри­мер, «in aede Apol­li­nis»[39]. 5. Свиде­те­ли, «scri­ben­do ad­fue­runt»[40]. 6. Re­la­tio[41], как пре­ам­бу­ла: «quod ver­ba fe­cit»[42] такую-то. 7. Реше­ние «d. e. r. i. c.» (de ea re ita cen­sue­runt) «uti»[43] и т. д.; к это­му мог­ли при­бав­лять при­чи­ну «cum ita se res ha­beat»[44]. Со вре­ме­ни Авгу­ста добав­ля­ли так­же чис­ло сена­то­ров. Доку­мент часто закан­чи­вал­ся бук­вой C., то есть, «cen­sue­re». На осно­ва­нии Val. Max. II. 2, 7, неко­то­рые (как Б. Пик, de Se­na­tus­con­sul­tis, p. 21) счи­та­ют, что три­бун добав­лял бук­ву T к реше­нию, про­тив кото­ро­го не было совер­ше­но интер­цес­сии, когда оно было запи­са­но и гото­во к поме­ще­нию в табу­ля­рий, и, по этой тео­рии, спор­ные бук­вы в Cic. ad Fam. VIII. 8, 5 могут быть TR, но Момм­зен счи­та­ет, что они озна­ча­ют C[en­sue­re] и отно­сят­ся к сена­то­рам, и это под­твер­жда­ет­ся тем, что в гре­че­ских пере­во­дах на этом месте встре­ча­ет­ся сло­во ἔδο­ξεν. Пред­став­ля­ет­ся прав­до­по­доб­ным мне­ние Вил­лем­са (op. cit.), что когда SC. при­ни­мал­ся не как еди­ное целое, одним dis­ces­sio[45], но каж­дая ста­тья (par­ti­cu­la, Fest. p. 339) в отдель­но­сти, сло­во «cen­sue­re» или ἔδο­ξεν ста­ви­лись в кон­це каж­дой ста­тьи, по кото­рой про­из­во­ди­лось голо­со­ва­ние; но если поста­нов­ле­ние при­ни­ма­лось цели­ком, то слов «d. e. r. i. c.» было доста­точ­но. Нако­нец, если необ­хо­ди­мо было при­нять закон, то добав­ля­лась ста­тья «ut de ea re ad po­pu­lum fer­re­tur»[46] (Cic. ad Fam. VIII. 8, 5). [О хра­не­нии доку­мен­та см. TABU­LA­RIUM и SENA­TUS с.630 b.] Что каса­ет­ся назва­ния SC., то оно назы­ва­лось соот­вет­ст­вен­но содер­жа­нию: «SC. de Bac­cha­na­li­bus»[47], «SC. ne quis in ur­be se­pe­li­re­tur»[48] и т. д.; они нико­гда не назы­ва­лись по име­ни re­la­tor до импе­ра­тор­ско­го пери­о­да (см. при­ме­ры ниже); SC. Sempro­nia­num[49] в Cic. ad Fam. XII. 29, веро­ят­но, озна­ча­ет SC. de Sempro­nio[50].

Меро­при­я­тие, пред­ла­гае­мое на рас­смот­ре­ние сена­ту, мог­ло быть оста­нов­ле­но интер­цес­си­ей три­бу­на, кото­рый имел воз­мож­ность нало­жить вето на re­la­tio (Po­lyb. VI. 16); и не толь­ко три­бу­ны, но и любой маги­ст­рат выс­ше­го или рав­но­го ран­га с re­fe­rens[51] мог вос­поль­зо­вать­ся пра­вом интер­цес­сии при голо­со­ва­нии (Var­ro ap. Gell. XIV. 7, 6; Cic. de Legg. III. 3, 10), и, хотя они и не мог­ли поме­шать при­ня­тию реше­ния (Val. Max. II. 2, 7; Tac. Hist. IV. 9; Cic. ad Fam. X. 12, 3), но мог­ли на теку­щий момент лишить его адми­ни­ст­ра­тив­ной силы. Пред­ло­же­ние, кото­рое было при­ня­то таким обра­зом, но ста­ло недей­ст­ви­тель­ным из-за интер­цес­сии, назы­ва­лось «se­na­tus auc­to­ri­tas»[52] (тер­мин, кото­рый в широ­ком смыс­ле употреб­лял­ся так­же для обо­зна­че­ния любо­го выра­же­ния мне­ния сенат­ско­го боль­шин­ства, неза­ви­си­мо от того, ста­ло ли оно se­na­tus­con­sul­tum или нет, Cic. de Legg. II. 15, 37; de Orat. III. 2, 5; ad Fam. I. 2, 7, VIII. 8). У Ливия это тех­ни­че­ское раз­ли­чие исче­за­ет (см. Mom­msen, St. III. 1033). [О совер­шен­но отлич­ном от это­го pat­rum auc­to­ri­tas[53], см. с. 631.] Суж­де­ние сена­та фор­маль­но запи­сы­ва­лось и фик­си­ро­ва­лось в надеж­де на то, что если впо­след­ст­вии запрет будет устра­нен, то оно может всту­пить в силу за счет воз­вра­та к нему и под­твер­жде­ния сена­том, но без повтор­но­го обсуж­де­ния (ср. ста­тью в поста­нов­ле­ни­ях сена­та в Cic. ad Fam. VIII. 8: «Si quis huic SCo in­ter­ces­sis­set, se­na­tui pla­ce­re auc­to­ri­ta­tem perscri­bi et de ea re ad hunc or­di­nem re­fer­ri»[54]; ср. так­же ad Fam. I. 2, 4; I. 7, 4; ad Att. IV. 16, 6; Dio Cass. LV. 3). Пра­во такой интер­цес­сии име­ли три­бу­ны друг про­тив дру­га, про­тив кон­су­лов и пре­то­ров; и кон­су­лы — друг про­тив дру­га и про­тив пре­то­ров, но не про­тив три­бу­нов; но в послед­ний пери­од рес­пуб­ли­кан­ской исто­рии его, по-види­мо­му, исполь­зо­ва­ли толь­ко три­бу­ны.

с.638 Если поста­нов­ле­ние сена­та отно­си­лось к лати­но­языч­ным общи­нам, то не тре­бо­ва­лось ниче­го, кро­ме пер­во­на­чаль­но­го тек­ста; но если оно отно­си­лось к гре­кам, то осу­ществлял­ся гре­че­ский пере­вод. Судя по сти­лю, поста­нов­ле­ния сена­та пере­во­ди­ли в Риме, в тра­ди­ци­он­ной фор­ме, и направ­ля­ли в Гре­цию или куда-либо еще; не пред­при­ни­ма­лось ника­ких уси­лий для пере­во­да таких лати­низ­мов, как ἐν Κο­μετίῳ πρὸ ἡμε­ρῶν ἕπτα εἰδυιῶν Ὀκτω­βίων[55]. Неко­то­рые из извест­ных нам поста­нов­ле­ний сена­та рес­пуб­ли­кан­ско­го пери­о­да дошли в пер­во­на­чаль­ной фор­ме. Их мож­но клас­си­фи­ци­ро­вать (вслед за Вил­лем­сом) так: 1) Поста­нов­ле­ния сена­та, от кото­рых сохра­нил­ся латин­ский текст, выре­зан­ный в брон­зе: фраг­мент поста­нов­ле­ния сена­та de Bac­cha­na­li­bus в пись­ме кон­су­лов «ad Teu­ra­nos»[56] 186 г. до н. э. (C. I. L. I. 43): часть SC. de Ti­bur­ti­bus[57] в пись­ме пре­то­ра жите­лям Тибу­ра (C. I. L. I. 201); его дату Момм­зен окон­ча­тель­но уста­но­вил как 159 г. до н. э., а Нибур затем оши­боч­но назвал его ста­рей­шим доку­мен­том; фраг­мент латин­ско­го тек­ста поста­нов­ле­ния сена­та de Ascle­pia­de[58] 87 г. до н. э. (C. I. L. I. 111). 2. Высе­чен­ные гре­че­ские пере­во­ды: фраг­мент поста­нов­ле­ния de Del­phis[59] 198 г. до н. э. — ста­рей­шее из извест­ных поста­нов­ле­ний сена­та (Le Bas, 852b); поста­нов­ле­ние или, ско­рее, два поста­нов­ле­ния de This­bis[60] 170 г. до н. э. (Ephem. Epig. I. 278, II. 102); фраг­мент поста­нов­ле­ния de Prie­nen­si­bus et Sa­miis[61] 135 г. до н. э. (Le Bas-Wad­dington, 95, 196); гре­че­ский текст поста­нов­ле­ния de Ascle­pio[62] (C. I. I. 112); фраг­мент поста­нов­ле­ния de Aph­ro­di­sien­si­bus[63] 56 г. до н. э. (Le Bas-Wad­dington, 1627); de Stra­to­ni­cen­si­bus[64] 39 г. до н. э. (Bull. Corr. Hell. 1887, 225). 3. Латин­ские тек­сты или гре­че­ские пере­во­ды, сохра­нив­ши­е­ся в лите­ра­ту­ре: SC. de phi­lo­sophis et rhe­to­ri­bus[65] 161 г. до н. э. (Suet. Rhet. I; Gell. XV. 11); de has­tis Mar­tiis[66] 99 г. до н. э. (Gell. IV. 6); de pro­vin­ciis con­su­la­ri­bus[67] (Cic. ad Fam. VIII. 8); три поста­нов­ле­ния de Judaeis[68], дати­ро­ван­ные 139, 133, 44 гг. до н. э. (Joseph. Ant. XIV. 8, XIII. 9, XIV. 10). Поми­мо это­го, име­ют­ся поста­нов­ле­ния сена­та об акве­ду­ках у Фрон­ти­на в кни­ге II и раз­лич­ные дру­гие поста­нов­ле­ния, более или менее сохра­нив­ши­е­ся в пер­во­на­чаль­ной фор­ме в Диге­стах.

[Geor­ge Long, G. E. Ma­rin­din]

При­веден­ный ниже спи­сок поста­нов­ле­ний сена­та содер­жит, воз­мож­но, все поста­нов­ле­ния, обо­зна­чен­ные лич­ным име­нем кон­су­ла или дру­го­го маги­ст­ра­та. Латин­ские авто­ры упо­ми­на­ют мно­го­чис­лен­ные поста­нов­ле­ния сена­та, при­ня­тые в эпо­ху импе­рии, точ­ные назва­ния кото­рых неиз­вест­ны, хотя веро­ят­но, что, подоб­но зако­нам, все они име­ли назва­ния; но мно­гие из них ред­ко цити­ро­ва­ли и ред­ко на них ссы­ла­лись ввиду их мало­важ­но­сти, поэто­му их назва­ния были забы­ты. Напри­мер, Тацит часто гово­рит о поста­нов­ле­ни­ях сена­та, не ука­зы­вая их назва­ний, хотя в неко­то­рых слу­ча­ях их мож­но уста­но­вить из дру­гих источ­ни­ков.


AFI­NIA­NUM (Афи­ни­ан­ское): упо­мя­ну­то в Cod. 8, 48, 10, 3; Inst. III. 1, 14 (где неко­то­рые руко­пи­си дают Саби­ни­ан­ское, Папи­ни­ан­ское и Фаби­ан­ское). Соглас­но пере­ска­зу Тео­фи­ла, оно гла­си­ло, что если чело­век отдал одно­го из трех сво­их сыно­вей в усы­нов­ле­ние, то при­ем­ный отец обя­зан оста­вить при­ем­но­му сыну не менее чет­вер­ти сво­его иму­ще­ства.


APRO­NIA­NUM (Апро­ни­ан­ское): веро­ят­но, при­ня­тое в прав­ле­ние Адри­а­на; оно поз­во­ли­ло ci­vi­ta­tes (т. е., муни­ци­паль­ным сооб­ще­ствам) при­ни­мать he­re­di­tas[69] путем фиде­и­ко­мис­са (Dig. 36, 1, 26; ср. Ul­pian, Reg. 22, 5). В этом же месте Уль­пи­ан гово­рит, что поста­нов­ле­ние сена­та поз­во­ли­ло ci­vi­ta­tes быть пря­мо назна­чен­ны­ми наслед­ни­ка­ми сво­их воль­ноот­пу­щен­ни­ков (ср. Dig. 38, 3, 1, 1). Оба поста­нов­ле­ния были вызва­ны отсут­ст­ви­ем tes­ta­men­ti­fac­tio in ci­vi­ta­tes[70], являв­ших­ся in­cer­tae per­so­nae[71] (Ul­pian, l. c.; Pli­ny, Ep. V. 7); но пред­став­ля­ет­ся, что нет ника­ких осно­ва­ний счи­тать их одним и тем же поста­нов­ле­ни­ем. Соглас­но тол­ко­ва­нию, счи­та­лось, что они поз­во­ля­ли муни­ци­паль­ным сооб­ще­ствам, назна­чен­ным наслед­ни­ка­ми, тре­бо­вать bo­no­rum pos­ses­sio se­cun­dum ta­bu­las[72] (Dig. 38, 3, 1, 1). Нер­ва поз­во­лил им при­ни­мать лега­ты (Ul­pian, Reg. 24, 28), при Мар­ке Авре­лии поста­нов­ле­ние сена­та пре­до­ста­ви­ло это пра­во так­же закон­ным кол­ле­ги­ям (Dig. 34, 5, 20).


ARTI­CU­LEIA­NUM (Арти­ку­ле­ян­ское) (101 г. н. э.) поз­во­ли­ло про­вин­ци­аль­ным намест­ни­кам объ­яв­лять сво­бод­ным раба, кото­ро­му сво­бо­да была заве­ща­на путем фиде­и­ко­мис­са, когда хозя­ин про­жи­вал в дру­гой про­вин­ции (Dig. 40, 5, 51, 7).


DE BAC­CHA­NA­LI­BUS (о вак­ха­на­ли­ях) (186 г. до н. э.): обна­ру­же­но в Калаб­рии в 1640 г. на брон­зо­вой таб­ли­це, нахо­дя­щей­ся сего­дня в Вене. Текст опуб­ли­ко­ван Момм­зе­ном, C. I. L. I. No. 196, и, в виде фак­си­ми­ле, в пер­вом томе над­пи­сей, издан­ном Королев­ской ака­де­ми­ей Прус­сии в 1862 г., таб­ли­ца XVIII. Его основ­ным содер­жа­ни­ем был запрет вак­ха­на­лий на терри­то­рии всей Ита­лии (Liv. XXXIX. 18): см. ста­тью о BAC­CHA­NA­LIA Vol. I. p. 265. Бейн­кер­с­хук напи­сал трак­тат об этом поста­нов­ле­нии сена­та (de Cul­tu Re­li­gio­nis pe­re­gri­nae apud ve­te­res Ro­ma­nos, Opusc. I. 412), с кото­рым мож­но срав­нить Se­na­tus­con­sul­ti de Bac­cha­na­li­bus, &c. Expli­ca­tio, auc­to­re Mat­thaeo Aegyp­tio, Nea­pol. 1729, и Lewald, de Re­li­gio­ni­bus pe­re­gri­nis apud ve­te­res Ro­ma­nos pau­la­tim Intro­duc­tis, Hei­del­berg, 1844. По-види­мо­му, ни один антич­ный источ­ник не под­твер­жда­ет назва­ние «Мар­ци­ан­ское», кото­рое ино­гда дают это­му поста­нов­ле­нию сена­та, ибо, хотя это и мог­ло быть его наиме­но­ва­ние, если оно бы назы­ва­лось по име­ни одно­го из кон­су­лов года, но, как было пока­за­но, такая прак­ти­ка впер­вые воз­ник­ла в эпо­ху Импе­рии.


CAL­VI­TIA­NUM (Каль­ви­ци­ан­ское): при­ня­то при Нероне, под­твер­ди­ло Пер­си­ки­ан­ское поста­нов­ле­ние сена­та (q. v.) про­тив пре­зумп­ции, осно­ван­ной на Клав­ди­ан­ском поста­нов­ле­нии сена­та. Оно уста­но­ви­ло, что ни муж­чи­на млад­ше шести­де­ся­ти лет, ни жен­щи­на стар­ше пяти­де­ся­ти лет, всту­пив­шие в брак друг с дру­гом, не осво­бож­да­ют­ся от огра­ни­че­ний прав, свя­зан­ных с cae­li­ba­tus[73]: см. JULIA ET PAPIA POP­PAEA LEX (Ul­pian, Reg. 16, 3; Suet. Clau­dius, 23; Plin. Ep. VIII. 28; Cod. 5, 4, 27).


CLAU­DIA­NUM (Клав­ди­ан­ское): это поста­нов­ле­ние, про­веден­ное импе­ра­то­ром Клав­ди­ем в 52 г. н. э., внес­ло неко­то­рые исклю­че­ния в пра­ви­ло Jus Gen­tium[74], что ста­тус детей опре­де­ля­ет­ся ста­ту­сом их мате­ри, упо­мя­нув кото­рое, Гай гово­рит (I. 83): «Одна­ко мы долж­ны заме­тить, не изме­не­но ли пра­во наро­дов в каж­дом слу­чае зако­ном или поста­нов­ле­ни­ем, име­ю­щим силу зако­на». Исклю­че­ний, вне­сен­ных Клав­ди­е­вым поста­нов­ле­ни­ем сена­та (в допол­не­ние к двум дру­гим, назван­ным Уль­пи­а­ном, Reg. 5, 8), все­го три:

(1) Если рим­ская граж­дан­ка сожи­тель­ст­во­ва­ла или всту­пи­ла в связь с ser­vus alie­nus[75] с согла­сия хозя­и­на послед­не­го, то дети, рож­ден­ные от этой свя­зи, будут раба­ми и соб­ст­вен­но­стью хозя­и­на их отца, хотя с согла­сия это­го хозя­и­на сама мать может остать­ся сво­бод­ной: такое согла­сие, види­мо, мог­ло под­ра­зу­ме­вать­ся, если хозя­ин не сде­лал ей уве­дом­ле­ния, ука­зан­но­го ниже, в п. 3. Адри­ан отме­нил это исклю­че­ние как «ine­le­gans»[76] и «res­ti­tuit juris gen­tium re­gu­lam, ut cum ip­sa mu­lier li­be­ra per­ma­neat, li­be­rum pa­riat»[77] (Gai­us, I. 84). Одна­ко из Tac. Ann. XII. 53 и Paul. Sent. Rec. IV. 10, 1 созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что сама жен­щи­на пони­жа­лась в с.639 ста­ту­се от in­ge­nua (если была сво­бод­но­рож­ден­ной) до li­ber­ta[78]. Воз­мож­но, сле­ду­ет свя­зать с этим ано­маль­ное пра­ви­ло, уста­нов­лен­ное в Кодек­се Фео­до­сия (IV. 9, 3), что дети сво­бод­ной жен­щи­ны от ser­vus fis­ca­lis[79] явля­ют­ся латин­ски­ми граж­да­на­ми.

(2) Дети сво­бод­но­го чело­ве­ка от рабы­ни, кото­рую он счи­тал сво­бод­ной, долж­ны быть сво­бод­но­рож­ден­ны­ми, если это маль­чи­ки, и рабы­ня­ми и соб­ст­вен­но­стью хозя­и­на мате­ри, если это девоч­ки. Это исклю­че­ние тоже было отме­не­но как ine­le­gans, а пра­ви­ло Jus Gen­tium — вос­ста­нов­ле­но Вес­па­си­а­ном (Gai­us, I. 85).

(3) Если сво­бод­ная жен­щи­на сожи­тель­ст­во­ва­ла с ser­vus alie­nus (зная, кто он такой) без согла­сия его хозя­и­на на эту связь и упор­ст­во­ва­ла в сво­ем пре­лю­бо­де­я­нии после трех­крат­но­го уве­дом­ле­ния (de­nun­cia­tio) о необ­хо­ди­мо­сти его пре­кра­ще­ния со сто­ро­ны хозя­и­на (или его опе­ку­на, попе­чи­те­ля или аген­та, и даже без вся­ко­го уве­дом­ле­ния, если раб при­над­ле­жал муни­ци­паль­но­му сооб­ще­ству), то хозя­ин мог добить­ся, чтобы маги­ст­рат при­судил ему эту жен­щи­ну как рабы­ню, вме­сте с детьми, рож­ден­ны­ми от этой свя­зи как до, так и после при­суж­де­ния. Ее иму­ще­ство пере­хо­ди­ло к нему в соот­вет­ст­вии с общим поряд­ком насле­до­ва­ния. [SUC­CES­SIO] (Paul. Sent. Rec. II. 21 a; Gai­us, I. 86). Эта часть поста­нов­ле­ния сена­та была впер­вые отме­не­на Юсти­ни­а­ном как «in­dig­num nostris tem­po­ri­bus»[80] (Inst. III. 12, 1; Cod. 7, 24). Судя по сло­вам Гая (I. 91), неко­то­рые юри­сты захо­ди­ли так дале­ко, что счи­та­ли, буд­то при обра­ще­нии бере­мен­ной жен­щи­ны в раб­ство в соот­вет­ст­вии с поста­нов­ле­ни­ем сена­та ребе­нок ста­но­вит­ся рабом по рож­де­нию, даже если на самом деле был зачат в закон­ном бра­ке (jus­tis nup­tiis); но это мне­ние про­ти­во­ре­чи­ло пра­ви­лу, сфор­му­ли­ро­ван­но­му Гаем (I. 88, 92), Уль­пи­а­ном (Reg. 5, 10) и Нера­ци­ем в Dig. 50, 1, 9, что дети, рож­ден­ные в jus­tae nup­tiae, при­об­ре­та­ют ста­тус отца в момент зача­тия.

Суще­ст­ву­ет неко­то­рая неяс­ность в вопро­се о том, были ли два послед­них исклю­че­ния (коль ско­ро они свя­за­ны со ста­ту­сом детей) уста­нов­ле­ны Клав­ди­ан­ским поста­нов­ле­ни­ем сена­та или неким зако­ном, назва­ние кото­ро­го неиз­вест­но. Послед­не­го мне­ния при­дер­жи­ва­лись Рейн, Хуш­ке и Бет­ман-Голь­вег, на осно­ва­нии выра­же­ний Гая в I. 85, 86, где он гово­рит: «ex le­ge… sed il­la pars ejus­dem le­gis»[81]. В преды­ду­щих изда­ни­ях дан­ной работы пред­по­ла­га­лось, что этот неиз­вест­ный закон может быть зако­ном Элия — Сен­тия, одна­ко он, по-види­мо­му, регу­ли­ро­вал не ста­тус детей, родив­ших­ся от свя­зи сво­бод­ных и рабов, а под­чи­не­ние pat­ria po­tes­tas[82] детей, родив­ших­ся от бра­ка граж­дан с лати­на­ми или ино­зем­ца­ми, после er­ro­ris cau­sae pro­ba­tio[83] (Gai­us, I. 65, 75). Но более обос­но­ван­ным пред­став­ля­ет­ся мне­ние Цим­мер­на и Рудор­фа, счи­таю­щих, что в этих пара­гра­фах Гай употреб­ля­ет сло­во lex в широ­ком смыс­ле, как сино­ним se­na­tus­con­sul­tum, и труд­но пред­ста­вить себе, чтобы пра­ви­ла, изло­жен­ные в пунк­тах (1) и (3), не были уста­нов­ле­ны одним и тем же поста­нов­ле­ни­ем.

Суще­ст­ву­ют дру­гие поста­нов­ле­ния сена­та, назван­ные по име­ни импе­ра­то­ра Клав­дия, в част­но­сти, одно, осво­бож­дав­шее муж­чи­ну стар­ше 60 лет, жена­то­го на жен­щине млад­ше 50 лет, от огра­ни­че­ний прав, свя­зан­ных с cae­li­ba­tus (Ul­pian, Reg. 16, 3; Suet. Claud. 23); воз­мож­но так­же, что его поста­нов­ле­ния о «re­vo­ca­tio li­ber­to­rum in ser­vi­tu­tem»[84] и пре­до­став­ле­нии сво­бо­ды рабам, бро­шен­ным сво­и­ми хозя­е­ва­ми (Suet. ib. 25), были про­веде­ны через сенат. Об этих менее извест­ных Клав­ди­ан­ских поста­нов­ле­ни­ях сена­та см. Jo. Augus­ti Bachii His­to­ria Jurispru­den­tiae Ro­ma­nae.


DE COL­LU­SIO­NE DETE­GEN­DA (о рас­кры­тии сго­во­ров): при­ня­то в прав­ле­ние Доми­ци­а­на, чтобы вос­пре­пят­ст­во­вать обман­но­му при­об­ре­те­нию ста­ту­са in­ge­nui­tas[85] при помо­щи сго­во­ра меж­ду хозя­е­ва­ми и раба­ми, патро­на­ми и воль­ноот­пу­щен­ни­ка­ми (Dig. 40, 16, 1; ib. 4). Ино­гда оно назы­ва­ет­ся Юни­ан­ским поста­нов­ле­ни­ем сена­та.


DASU­MIA­NUM (Дасу­ми­ан­ское): при­ня­то при Тра­яне и поз­во­ли­ло маги­ст­ра­там объ­яв­лять сво­бод­ны­ми рабов, кото­рым сво­бо­да была заве­ща­на путем фиде­и­ко­мис­са, но хозя­е­ва кото­рых не мог­ли совер­шить осво­бож­де­ние из-за отсут­ст­вия по ува­жи­тель­ным при­чи­нам; в этом слу­чае патро­ном ста­но­вил­ся хозя­ин (Dig. 40, 5, 22, 2; ib. 36, pr.; ib. 51, 4—6; ср. Ru­dorff в Sa­vig­ny’s Zeitschrift, XII. pp. 307—311, Das Tes­ta­ment des Da­su­mius).


HAD­RIA­NI SENA­TUS­CON­SUL­TA (Адри­ан­ские поста­нов­ле­ния сена­та). По-види­мо­му, ни одно из поста­нов­ле­ний сена­та, при­ня­тых по пред­ло­же­нию Адри­а­на (напр. Gai­us, I. 47, II. 285; Dig. 5, 3, 20, 6, &c.), не назы­ва­лось Адри­ан­ским; мно­гие их них пере­чис­ле­ны в рабо­те Бахи­уса, ука­зан­ной в кон­це ком­мен­та­рия к Клав­ди­ан­ско­му поста­нов­ле­нию сена­та. [См. JUVEN­TIA­NUM].


HOSI­DIA­NUM (Госиди­ан­ское): при­ня­то в 47 г. н. э.; ссыл­ка на него содер­жит­ся в Волу­зи­ан­ском поста­нов­ле­нии сена­та (см. Orel­li, Inscrip­tio­nes, No. 3115). По-види­мо­му, оно запре­ща­ло, под угро­зой боль­ших штра­фов, сно­сить дома, чтобы про­дать место за бо́льшую цену или полу­чить при­быль иным путем; его хоро­шо объ­яс­нил Бахо­фен, Aus­gew. Leh­ren, pp. 185—227.


JUN­CIA­NUM (Юнки­ан­ское) (182 г. н. э.) каса­лось осво­бож­де­ния рабов, при­над­ле­жа­щих иным лицам, чем заве­ща­тель, кото­рым послед­ний заве­щал сво­бо­ду путем фиде­и­ко­мис­са (Dig. 40, 5, 28, 4; ib. 51, 8; ср. Zim­mern, Ge­schich­te des rö­mi­schen Pri­vat­rechts, I. § 203).


JUNIA­NUM (Dig. 40, 16). [См. DE COL­LU­SIO­NE DETE­GEN­DA].


JUVEN­TIA­NUM (Ювен­ци­ан­ское) — назва­ние, кото­рое спе­ци­а­ли­сты по рим­ско­му пра­ву дали поста­нов­ле­нию сена­та, при­ня­то­му по насто­я­нию Адри­а­на (129 г. н. э.), по име­ни одно­го из четы­рех кон­су­лов (два орди­нар­ных и два суф­фек­та), упо­мя­ну­тых в свя­зи с ним в Dig. 5, 3, 20, 6; но само пред­ло­же­ние, по-види­мо­му, исхо­ди­ло от кон­су­лов-суф­фек­тов, кото­ры­ми были Тит Ауфидий и Гоэ­ний Севе­ри­ан. Оно уста­но­ви­ло, что he­re­di­ta­tis pe­ti­tio[86] долж­на предъ­яв­лять­ся не толь­ко для воз­вра­ще­ния res he­re­di­ta­riae[87] от тех, в чьем вла­де­нии оно нахо­дит­ся, но и для воз­вра­ще­ния пло­дов, при­ро­ста и вся­кой при­бы­ли, полу­чен­ной от него вла­дель­цем (напри­мер, за счет про­да­жи res he­re­di­ta­ria), неза­ви­си­мо от его доб­ро­со­вест­но­сти; фак­ти­че­ски, глав­ной целью поста­нов­ле­ния, по-види­мо­му, было раз­ре­ше­ние неко­то­рых ста­рых спор­ных вопро­сов, свя­зан­ных с иму­ще­ст­вом, вхо­див­шим в состав наслед­ства и про­дан­ным ины­ми лица­ми, чем наслед­ник (см. Dernburg, He­re­di­ta­tis Pe­ti­tio, 1852, p. 20 sq.): «post se­na­tus­con­sul­tum om­ne luc­rum aufe­ren­dum es­se bo­nae fi­dei pos­ses­so­ri quam prae­do­ni di­cen­dum est»[88], Dig. 5, 3, 28. Еще одним резуль­та­том это­го поста­нов­ле­ния ста­ло то, что наслед­ник полу­чил воз­мож­ность анну­ли­ро­вать usu­ca­pio pro he­re­de[89] [USU­CA­PIO: ср. Gai­us, II. 57; Cod. 3, 31, 7]. He­re­di­ta­tis pe­ti­tio (на ста­тью о кото­рой сле­ду­ет сослать­ся), таким обра­зом, ста­ла раз­но­вид­но­стью сме­шан­но­го иска: пер­во­на­чаль­но «in rem»[90], теперь она каса­лась «praes­ta­tio­nes per­so­na­les»[91], так же, как и воз­вра­ще­ния иму­ще­ства; ср. Cod. 3, 31, 12, 3.


с.640 LAR­GIA­NUM (Лар­ги­ан­ское) регу­ли­ро­ва­ло насле­до­ва­ние иму­ще­ства юни­ан­ских лати­нов, уста­нав­ли­вая, что если фак­ти­че­ский ману­мис­сор умер, оно не обя­за­тель­но отхо­дит его наслед­ни­кам, но лишь тем его детям, кото­рые пря­мо не лише­ны наслед­ства: «eo SCo ac­tum es­se, ut ma­nu­mis­so­ris li­be­ri, qui no­mi­na­tim ex­he­re­da­ti non sint, prae­fe­ran­tur extra­neis he­re­di­bus»[92] (Gai­us, III. 64—71; Inst. III. 7, 4; Cod. 7, 6, pr. и 12; Nov. 78: ср. PAT­RO­NUS). Дата, к кото­рой ино­гда отно­сят это поста­нов­ле­ние сена­та (42 г. н. э.) невер­на, ибо, хотя Ларг и был кон­су­лом в этом году, но его кол­ле­гу зва­ли не Лупом. Оно несо­мнен­но было при­ня­то после зако­на Юния — Нор­ба­на, кото­рый обыч­но отно­сят к 19 г. н. э., и не поз­же смер­ти юри­ста Кас­сия (Gai­us, III. 71), кото­рый был кон­су­лом в 29 г. н. э.


LIBO­NIA­NUM (Либо­ни­ан­ское) (16 г. н. э.): уста­нав­ли­ва­ло, что если заве­ща­ние чело­ве­ка пол­но­стью было напи­са­но для него дру­гим лицом, то любое содер­жа­ще­е­ся в нем рас­по­ря­же­ние в поль­зу послед­не­го счи­та­ет­ся недей­ст­ви­тель­ным и долж­но рас­смат­ри­вать­ся pro non scrip­to[93]: при­ме­ры см. в Dig. 48, 10, 6, 1 и 2; ib. 22, 7, 6 и 7; Dig. 26, 2, 29. Эдикт импе­ра­то­ра Клав­дия доба­вил к нему, что такое лицо, кро­ме того, под­ле­жит нака­за­нию по Lex Cor­ne­lia de fal­sis[94], хотя это поло­же­ние отне­се­но к само­му поста­нов­ле­нию сена­та в Col­la­tio Leg. Mos. et Rom. VIII. 7, 1 (Dig. 48, 10, 15, pr.). См. FAL­SUM; и Dig. 48, 10; Cod. 9, 23; Suet. Ne­ro, 3.


DE LUDIS SAECU­LA­RI­BUS (о Секу­ляр­ных играх) (18 г. до н. э.). См. Gru­ter, Inscr. p. 326 и Hau­bold (Span­gen­berg), Mo­nu­men­ta Le­ga­lia, p. 163.


MACE­DO­NIA­NUM (Македо­ни­ан­ское): соглас­но Таци­ту (Ann. XI. 13) при­ня­то при Клав­дии, соглас­но Све­то­нию (Vesp. 11) — при Вес­па­си­ане; уста­нав­ли­ва­ло, что иск о денеж­ном дол­ге fi­lius­fa­mi­lias[95] не может быть предъ­яв­лен. Одна­ко пред­став­ля­ет­ся, что пре­тор обыч­но при­ни­мал иск, если обсто­я­тель­ства были сомни­тель­ны, остав­ляя ответ­чи­ку, если он мог дока­зать свое пра­во на закон­ное пре­иму­ще­ство, воз­мож­ность откло­нить при­тя­за­ния ист­ца со ссыл­кой на ex­cep­tio SCi Ma­ce­do­nia­ni[96]. Тео­фил гово­рит, что назва­ние это­го поста­нов­ле­ния про­ис­хо­дит от неко­е­го Македо­на, совер­шив­ше­го отце­убий­ство, чтобы изба­вить­ся от дол­го­вых затруд­не­ний, — исто­рия, кото­рой при­да­ет опре­де­лен­ный коло­рит фраг­мент Inst. IV. 7, 7; но дру­гие авто­ры утвер­жда­ют, что Македон был извест­ным заи­мо­дав­цем и ростов­щи­ком, хотя фраг­мент Dig. 14, 6, 1, кото­рый часто при­во­дят в под­держ­ку это­го, луч­ше под­твер­жда­ет рас­сказ Тео­фи­ла. Поста­нов­ле­ние сена­та не затра­ги­ва­ло ника­ких дого­во­ров, кро­ме денеж­ных зай­мов, а к ним оно при­ме­ня­лось даже в том слу­чае, если они были замас­ки­ро­ва­ны какой-то дру­гой сдел­кой: напри­мер, взя­тое в долг вино, кото­рое долж­ник тут же пере­вел в день­ги путем про­да­жи (Dig. 14, 6, 7, 3); и ста­тус или воз­раст fi­lius­fa­mi­lias, взяв­ше­го день­ги в долг, не игра­ли роли (Dig. ib. 2). Одна­ко закон не объ­яв­лял такие зай­мы недей­ст­ви­тель­ны­ми, так что есте­ствен­ное обя­за­тель­ство [OBLI­GA­TIO] вер­нуть их сохра­ня­лось, и если выпла­та дей­ст­ви­тель­но была про­из­веде­на, то con­dic­tio in­de­bi­ti[97] исклю­ча­лось, если толь­ко сын не осу­ще­ст­вил выпла­ту из денег отца.

В неко­то­рых слу­ча­ях это поста­нов­ле­ние сена­та не дей­ст­во­ва­ло: если fi­lius­fa­mi­lias во вре­мя полу­че­ния зай­ма был сол­да­том (Cod. 4, 28, 7, 1), или имел соб­ст­вен­ный pe­cu­lium castren­se[98] или qua­si castren­se[99] (Dig. 14, 6, 2), или под­твер­дил сдел­ку после того, как стал sui juris[100] (Cod. 4, 28, 2); или если креди­тор имел осно­ва­ния счи­тать fi­lius­fa­mi­lias само­сто­я­тель­ным (Dig. 14, 6, 3, pr. и 1). Иск мог быть предъ­яв­лен даже отцу, если тот пря­мо или кос­вен­но дал согла­сие на займ или в даль­ней­шем под­твер­дил его (Cod. 4, 28, 2; ib. 7, pr.), или если день­ги были израс­хо­до­ва­ны в его инте­ре­сах («in rem pat­ris ver­sum», Dig. 14, 6, 7, 12 и 13). (Dig. 14, 6; Cod. 4, 28; Inst. IV. 7, 7; Paul, Sent. Rec. II. 10; Loe­benstern, de SCo. Ma­ce­do­nia­no, Mar­burg, 1828; Diet­zel, Das SC. Ma­ce­do­nia­num, Leip­zig, 1856.)


MEM­MIA­NUM (Мем­ми­ан­ское): назва­ние, кото­рое обыч­но дает­ся поста­нов­ле­нию сена­та, при­ня­то­му в прав­ле­ние Неро­на, чтобы пред­от­вра­тить укло­не­ние от огра­ни­че­ний прав, свя­зан­ных с or­bi­tas[101] [JULIA ET PAPIA POP­PAEA LEX] путем усы­нов­ле­ния ребен­ка и его эман­ци­па­ции сра­зу после при­ня­тия наслед­ства. Из слов Таци­та (Ann. XV. 19) скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что этот же при­ем исполь­зо­ва­ли, чтобы избе­жать обще­ст­вен­ных повин­но­стей (напр. Tu­te­la[102]: см. Inst. I. 25, pr.), и что впо­след­ст­вии это тоже было пре­кра­ще­но дан­ным поста­нов­ле­ни­ем — «ne si­mu­la­ta adop­tio in ul­la par­te mu­ne­ris pub­li­ci juva­ret»[103].


NERO­NIA­NUM DE LEGA­TIS (Неро­ни­ан­ское о лега­тах) (Gai­us, II. 197, 212, 218, 220; Ul­pian, Reg. 24, 11a; Fragm. Vat. 85). [См. LEGA­TUM].


NERO­NIA­NUM (Неро­ни­ан­ское) (Paul. Sent. Rec. III. 5, 5), назы­ва­лось так­же Клав­ди­ан­ским (Dig. 29, 5, Rubr.) и Пизо­ни­ан­ским (Dig. ib. 8, pr.), посколь­ку было при­ня­то в кон­суль­ство Неро­на и Л. Каль­пур­ния Пизо­на, в 57 г. н. э. Сре­ди его поло­же­ний Тацит (Ann. XIII. 32) назы­ва­ет сле­дую­щее: «Ut si quis a suis ser­vis in­ter­fec­tus es­set, ii quo­que, qui tes­ta­men­to ma­nu­mis­si sub eodem tec­to man­sis­sent, in­ter ser­vos suppli­cia pen­de­rent»[104]; к чему Павел добав­ля­ет (Sent. Rec. III. 5, 5 и 6): «sed et hi tor­quen­tur, qui cum oc­ci­so in iti­ne­re fue­runt»[105], и «ut oc­ci­sa uxo­re etiam de fa­mi­lia vi­ri quaes­tio ha­bea­tur, idem­que ut jux­ta uxo­ris fa­mi­liam ob­ser­ve­tur, si vir di­ca­tur oc­ci­sus»[106]. В Dig. 29, 5, 8, pr. мы видим еще одно поло­же­ние, «ut si poe­nae ob­no­xius ser­vus ve­nis­set, quan­do­que ani­mad­ver­sum in eum es­set, ven­di­tor pre­tium praes­ta­ret, ne empto­ri inju­riam fe­cis­se vi­dea­tur se­na­tus»[107].


ORFI­TIA­NUM (Орфи­ти­ан­ское): при­ня­то при Мар­ке Авре­лии и Ком­мо­де, воз­мож­но в 178 г. н. э. (Ul­pian, Reg. 26, 7; Ca­pi­to­li­nus, Marc. 11) и каса­лось пра­ва детей насле­до­вать иму­ще­ство мате­ри в слу­чае ее смер­ти без заве­ща­ния. Соглас­но зако­нам XII таб­лиц, они исклю­ча­лись из насле­до­ва­ния, так как жен­щи­на не мог­ла иметь sui he­re­des[108], а в том един­ст­вен­ном слу­чае, когда дети явля­лись ее агна­та­ми (т. е., если она была in ma­nu ma­ri­ti[109]), она, как пра­ви­ло, не мог­ла оста­вить в наслед­ство ника­ко­го иму­ще­ства. Соглас­но пре­тор­ско­му bo­no­rum pos­ses­sio[110] дети при­зы­ва­лись к насле­до­ва­нию после агна­тов (Gai­us, III. 30), но соглас­но дан­но­му поста­нов­ле­нию сена­та дети даже полу­чи­ли пре­иму­ще­ство перед агна­та­ми и, таким обра­зом, пере­шли в пер­вый класс наслед­ни­ков, хотя если мать была воль­ноот­пу­щен­ни­цей, то патрон имел пра­во на такую же долю наслед­ства, что и каж­дый из детей (Dig. 38, 17, 1, 9). Неза­кон­но­рож­ден­ность детей не игра­ла роли (Dig. ib. 1, 2; Inst. III. 4, 3); если они под­вер­га­лись ca­pi­tis de­mi­nu­tio mi­ni­ma[111], это так­же не вли­я­ло на их пра­во на наслед­ство (Inst. ib. 2; Dig. ib. 1, 8). Неяс­но, явля­ет­ся ли Орфи­ти­ан­ское поста­нов­ле­ние сена­та, на кото­рое ссы­ла­ет­ся Павел (Sent. Rec. IV. 14, 1), тем же самым поста­нов­ле­ни­ем. Оно пояс­ня­ло пра­ви­ло, уста­нов­лен­ное с.641 зако­ном Фуфия — Кани­ния, о том, что рабы могут быть отпу­ще­ны на сво­бо­ду по заве­ща­нию толь­ко поимен­но (no­mi­na­tim), при­да­вая такую же силу без­оши­боч­но­му опи­са­нию: «of­fi­cio­rum enim et ar­tium ap­pel­la­tio ni­hil de sig­ni­fi­ca­tio­ne no­mi­num mu­tat, ni­si for­te plu­res sint, qui eo of­fi­cio de­sig­nen­tur»[112]. (Inst. III. 4; Dig. 38, 17; Cod. 6, 57; Ul­pian, Reg. 26, 7; Paul. Sent. Rec. IV. 10).


PEGA­SIA­NUM (Пега­си­ан­ское): при­ня­то при Вес­па­си­ане, воз­мож­но, в 73 г. н. э. (Gai­us, II. 254—259; Inst. III. 23, 5 и 6; Ul­pian, Reg. 25, 14—16). Его основ­ные поло­же­ния ука­за­ны в ста­тьях FIDEI­COM­MIS­SUM и LEGA­TUM. Еще одна его часть (или, воз­мож­но, дру­гое поста­нов­ле­ние сена­та, при­ня­тое теми же кон­су­ла­ми, Пега­сом и Пузио­ном) внес­ла изме­не­ние в закон Элия — Сен­тия отно­си­тель­но пра­ва юни­ан­ско­го лати­на стать граж­да­ни­ном (Gai­us, I. 31).


PER­SI­CIA­NUM (Пер­си­ки­ан­ское): при­ня­то при Тибе­рии, в 34 г. н. э. Оно отме­ни­ло все без исклю­че­ния осво­бож­де­ния от огра­ни­че­ний прав, свя­зан­ных с cae­li­ba­tus, для муж­чин стар­ше шести­де­ся­ти и жен­щин стар­ше пяти­де­ся­ти лет, ранее не под­па­дав­ших, по-види­мо­му, под дей­ст­вие соот­вет­ст­ву­ю­щих поло­же­ний зако­нов Юлия и Папия — Поппея: Suet. Clau­dius, 23; Ul­pian, Reg. 16, 3 (где чита­ет­ся «Пер­ни­ки­ан­ское»).


PISO­NIA­NUM (Пизо­ни­ан­ское). [NERO­NIA­NUM].


PLAN­CIA­NUM (План­ци­ан­ское): неко­то­рые авто­ры отно­сят его к прав­ле­нию Вес­па­си­а­на; оно вно­си­ло допол­не­ние в поло­же­ние зако­на, кото­рое либо содер­жа­лось в зако­нах Юлия и Папия — Поппея, либо было в них при­вне­се­но истол­ко­ва­ни­ем или какой-то поправ­кой, о том, что вся­кий фиде­и­ко­мисс, кото­рый наслед­ник либо полу­ча­тель лега­та обя­зан, в соот­вет­ст­вии с пись­мен­ным доку­мен­том или иным тай­ным пору­че­ни­ем, выпла­тить чело­ве­ку, не име­ю­ще­му пра­ва его при­нять, дол­жен пере­хо­дить к фис­ку (Dig. 30, 103; 34, 9, 10 и 18; 49, 14, 3). Такой фиде­и­ко­мисс назы­вал­ся «ta­ci­tum»[113], и о нем гово­ри­ли, что он совер­ша­ет­ся «in frau­dem le­gis»[114], так как он был изо­бре­тен, чтобы обой­ти закон; но если обе­ща­ние испол­нить пору­чен­ное было дано откры­то (pa­lam, Dig. 49, 14, 3), то в этом не было fra­us[115]; и, хотя фиде­и­ко­мисс не был бы испол­нен из-за неспо­соб­но­сти полу­ча­те­ля при­нять его, пра­ва на него не обя­за­тель­но пере­хо­ди­ли фис­ку; в слу­чае подоб­но­го упу­ще­ния при­о­ри­тет име­ли дру­гие лица, насле­дую­щие по заве­ща­нию. Пред­став­ля­ет­ся, что даже если пору­че­ние было дано тай­но, фиду­ци­а­рий имел пра­во сохра­нить свою чет­верть по Пега­си­ан­ско­му поста­нов­ле­нию сена­та [FIDEI­COM­MIS­SUM]; но План­ци­ан­ское поста­нов­ле­ние сена­та изме­ни­ло этот порядок, лишив его чет­вер­той части, а так­же запре­ти­ло фиду­ци­а­рию-обман­щи­ку объ­яв­лять фиде­и­ко­мисс ca­du­cum[116], что он, есте­ствен­но, мог сде­лать, если имел детей [LEGA­TUM; BONA CADU­CA]: Ul­pian, Reg. 25, 17; cf. Dig. 34, 9, 11; 35, 2, 59 (где при­веде­но назва­ние поста­нов­ле­ния сена­та и добав­ле­но, что кон­фис­ко­ван­ная таким обра­зом чет­верть была пере­да­на фис­ку рескрип­том Анто­ни­на Пия). Нака­за­ние за мошен­ни­че­ство обра­ща­лось толь­ко на ту часть иму­ще­ства, с кото­рой было свя­за­но мошен­ни­че­ство, и если наслед­ник имел бо́льшую долю наслед­ства, чем иму­ще­ство, затро­ну­тое мошен­ни­че­ст­вом, то полу­чал пре­иму­ще­ство, пре­до­став­лен­ное зако­ном Фаль­ци­дия (или, точ­нее, Пега­си­ан­ским поста­нов­ле­ни­ем сена­та), в отно­ше­нии остат­ка; или, как выра­зил­ся Папи­ни­ан (Dig. 34, 9, 11), «sed et si major mo­dus insti­tu­tio­nis quam frau­dis fue­rit quod ad Fal­ci­diam at­ti­net, de su­perfluo quar­ta re­ti­ne­bi­tur»[117].

Суще­ст­во­ва­ло поста­нов­ле­ние сена­та, кото­рое поз­во­ля­ло раз­веден­ной жен­щине уста­но­вить ста­тус сво­его ребен­ка, даже еще не рож­ден­но­го, при помо­щи юриди­че­ско­го de­nun­cia­tio[118], направ­лен­но­го отцу в тече­ние трид­ца­ти дней после раз­во­да; и неко­то­рые авто­ры (напри­мер, Beth­mann-Hollweg, Ci­vil Pro­cess, II. p. 341; и Windscheid, Lehrbuch des Pan­dek­tensrechts, II. § 520, прим. 5) назы­ва­ют его План­ци­ан­ским; но, как пред­став­ля­ет­ся, источ­ни­ки, на кото­рые они ссы­ла­ют­ся (Dig. 25, 3, 1, 1 и 12), не под­твер­жда­ют это­го.


RUB­RIA­NUM (Руб­ри­ан­ское): при­ня­то око­ло 101 г. н. э. и дало маги­ст­ра­ту пра­во объ­яв­лять сво­бод­ны­ми рабов, кото­рым сво­бо­да была заве­ща­на путем фиде­и­ко­мис­са, но хозя­е­ва кото­рых пыта­ют­ся избе­жать обя­зан­но­сти осво­бо­дить их, ссы­ла­ясь на свое отсут­ст­вие (Dig. 40, 5, 26, 7 sqq.: ср. Sa­vig­ny, Zeitschrift, &c. XII. pp. 307—311).


SABI­NIA­NUM (Саби­ни­ан­ское). [AFI­NIA­NUM].


SILA­NIA­NUM (Сила­ни­ан­ское). Пер­вое поста­нов­ле­ние сена­та, о кото­ром точ­но извест­но, что оно было назва­но в честь пред­ло­жив­ше­го его, было при­ня­то при Авгу­сте, веро­ят­но, в 10 г. н. э., в кон­суль­ство П. Кор­не­лия Дола­бел­лы и Г. Юния Сила­на. Неко­то­рым обра­зом, оно сде­ла­ло рабов ответ­ст­вен­ны­ми за жизнь хозя­ев, уста­но­вив, что в слу­чае убий­ства чело­ве­ка все рабы, нахо­див­ши­е­ся в это вре­мя вме­сте с ним в доме или где-либо еще, долж­ны быть допро­ше­ны под пыт­кой об испол­ни­те­лях и под­стре­ка­те­лях пре­ступ­ле­ния и затем каз­не­ны за неока­за­ние помо­щи (Dig. 29, 5, 1, pr. и sq.; ib. 6; — Paul. Sent. Rec. III. 5, pas­sim). Из слов Таци­та (Ann. XIV. 42, в заме­ча­нии, в свя­зи с кото­рым Лип­сий ссы­ла­ет­ся на Цице­ро­на, ad Fam. IV. 12) пред­став­ля­ет­ся, что это был про­сто ста­рый обы­чай, кото­рый поста­нов­ле­ние сена­та сде­ла­ло обя­за­тель­ным во всех слу­ча­ях убий­ства; но рабы, не достиг­шие зре­ло­сти, не под­па­да­ли под это поста­нов­ле­ние, кото­рое так­же пре­до­став­ля­ло сво­бо­ду в награ­ду рабу, нашед­ше­му убий­цу хозя­и­на (Dig. 40, 8, 5; 38, 2, 4, pr.; 38, 16, 3, 4; Cod. 7, 13, 1). Кро­ме того, было уста­нов­ле­но, что в слу­чае подо­зре­ния, что чело­век был убит соб­ст­вен­ны­ми домо­чад­ца­ми, при­ня­тие наслед­ства до допро­са рабов вле­чет за собой кон­фис­ка­цию наслед­ства фис­ком у наслед­ни­ка как in­dig­nus[119] (Paul. Sent. Rec. III. 5, 1, 2 и 10; — Dig. 29, 5, 3, 29; ib. 5, 2; — Cod. 6, 35, 3); такое же нака­за­ние пола­га­лось даже за вскры­тие заве­ща­ния или обра­ще­ние за bo­no­rum pos­ses­sio[120], кро­ме того, был уста­нов­лен высо­кий штраф. Поста­нов­ле­ние сена­та, при­ня­тое в кон­суль­ство Тав­ра и Лепида (11 г. н. э.), уста­но­ви­ло, что штраф за вскры­тие заве­ща­ния уби­то­го не может быть нало­жен по исте­че­нии пяти лет, за исклю­че­ни­ем слу­ча­ев отце­убий­ства, к кото­рым не при­ме­ня­лась tem­po­ris praescrip­tio[121] (Paul. Sent. Rec. III. 5; Dig. 29, 5; Cod. 6, 35).


TER­TUL­LIA­NUM (Тер­тул­ли­ан­ское): по сло­вам Юсти­ни­а­на (Inst. III. 3, 2), было при­ня­то при Адри­ане, но в дей­ст­ви­тель­но­сти — в прав­ле­ние Анто­ни­на Пия, кото­рый насле­до­вал Адри­а­ну в 138 г. н. э. и кото­ро­му, в свою оче­редь, насле­до­вал Марк Авре­лий в 161 г. н. э.; по-види­мо­му, точ­ная дата поста­нов­ле­ния — 158 г. н. э. (Zo­na­ras, XII. 1). Оно каса­лось пра­ва мате­ри насле­до­вать за детьми, умер­ши­ми без заве­ща­ния; зако­ны XII таб­лиц не дава­ли ей тако­го пра­ва, и ее поло­же­ние было лишь с.642 частич­но исправ­ле­но в этом отно­ше­нии эдик­том (кото­рый дал ей пра­ва, ана­ло­гич­ные пра­вам когна­тов, поста­вив ее после всех агна­тов) и зако­на­ми Юлия и Папия — Поппея. Соглас­но это­му поста­нов­ле­нию сена­та, мать полу­чи­ла пра­во насле­до­вать сво­им детям, умер­шим без заве­ща­ния, если, будучи сво­бод­но­рож­ден­ной, она име­ла трех детей или, будучи воль­ноот­пу­щен­ни­цей, име­ла четы­рех детей (Paul. Sent. Rec. IV. 9; Ul­pian, Reg. 26, 8; Inst. III. 3, 2); но перед ней име­ли при­о­ри­тет дети умер­ше­го (Inst. ib. 3; Dig. 38, 17, 2, 9; — Cod. 6, 57, 1, 4; 6, 55, 11), его отец (Ul­pian, loc. cit.) и fra­ter con­san­gui­neus[122] (Inst. ib.); тогда как осталь­ные род­ст­вен­ни­ки мог­ли полу­чить опре­де­лен­ную долю наслед­ства вме­сте с ней (Inst. и Ul­pian, ll. cc.). Юсти­ни­ан (Inst. ib. 4) покон­чил с необ­хо­ди­мо­стью jus li­be­ro­rum[123] как усло­вия полу­че­ния пре­иму­ще­ства от это­го поста­нов­ле­ния, а так­же с выче­та­ми в поль­зу про­чих род­ст­вен­ни­ков; он отдал мате­ри при­о­ри­тет перед все­ми лица­ми, име­ю­щи­ми пра­ва по зако­ну (le­gi­ti­mi), с тем един­ст­вен­ным исклю­че­ни­ем, что бра­тья и сест­ры умер­ше­го разде­ля­ют с ней наслед­ство: если име­лись толь­ко бра­тья или бра­тья и сест­ры, то наслед­ство в рав­ных долях дели­лось меж­ду ними и мате­рью; если толь­ко сест­ры, то они с мате­рью дели­ли наслед­ство попо­лам. В Nov. 22, 47, Юсти­ни­ан изме­нил послед­нее пра­ви­ло, уста­но­вив, что даже если име­ют­ся толь­ко сест­ры, раздел сле­ду­ет про­из­во­дить in ca­pi­ta[124]. Как и в слу­чае Орфи­ти­ан­ско­го поста­нов­ле­ния сена­та, пра­ва мате­ри не зави­се­ли от того, под­вер­га­лась ли она ca­pi­tis de­mi­nu­tio mi­ni­ma[125], а так­же от закон­но­рож­ден­но­сти умер­ше­го ребен­ка.


TRE­BEL­LIA­NUM (Тре­бел­ли­ан­ское): око­ло 62 г. н. э. Его поло­же­ния опи­са­ны в ста­тье FIDEI­COM­MIS­SUM (Gai­us, II. 253—258; Inst. II. 23, 4 sq.; Ul­pian, Reg. 14—16; Paul. Sent. Rec. IV. 2; Dig. 36, 1; Cod. 6, 49.)


TUR­PI­LIA­NUM (Тур­пи­ли­ан­ское): при­ня­то при Нероне, веро­ят­но в 61 г. н. э. с целью пред­от­вра­ще­ния prae­va­ri­ca­tio, мошен­ни­че­ско­го или обу­слов­лен­но­го сго­во­ром отка­за от выдви­ну­то­го уго­лов­но­го обви­не­ния. Нака­за­ние опи­са­но Таци­том: (Ann. XIV. 41): «qui ta­lem ope­ram empti­tas­set ven­di­dis­set­ve, pe­rin­de poe­na te­ne­re­tur ac pub­li­co judi­cio ca­lum­niae [CALUM­NIA] con­dem­na­tus»[126]. [Dig. 38, 2, 14, 2; 47, 15, 3, 3; 48, 16 (ad Se­na­tus­con­sul­tum Tur­pi­lia­num); Cod. 9, 45 (ad SC. Turp.)].


DE USUF­RUC­TU earum re­rum quae usu con­su­mun­tur[127] [USUSFRUC­TUS].


VEL­LEIA­NUM (Вел­ле­ян­ское): соглас­но Уль­пи­а­ну (в Dig. 16, 1, 2, 1), при­ня­то в кон­суль­ство М. Сила­на и Вел­лея Туто­ра. Один М. Силан был кон­су­лом вме­сте с Вале­ри­ем Ази­а­ти­ком в 46 г. н. э. (Dio Cass. LX. 27), а дру­гой — вме­сте с Л. Нор­ба­ном Баль­бом в 19 г. н. э. (Tac. Ann. II. 59); если какой-то Вел­лей Тутор вооб­ще был кон­су­лом вме­сте с каким-то Сила­ном, то с Л. Юни­ем Сила­ном в 27 г. н. э., но пред­став­ля­ет­ся, что это слиш­ком рано для дан­но­го поста­нов­ле­ния сена­та, кото­рое, судя по выра­же­нию Уль­пи­а­на в Диге­стах, вряд ли мож­но убеди­тель­но отне­сти ко вре­ме­ни до прав­ле­ния Клав­дия, так что если уста­нав­ли­вать какую-то дату это­го поста­нов­ле­ния, то пер­вая из назван­ных явно более веро­ят­на. Оно уста­нав­ли­ва­ло, что по дого­во­ру пору­чи­тель­ства, где в каче­стве pro­mis­sor[128] высту­па­ет жен­щи­на, не может предъ­яв­лять­ся иск; по край­ней мере, так истол­ко­ван его глав­ный резуль­тат в res­pon­sa[129] юри­стов и импе­ра­тор­ских кон­сти­ту­ци­ях (Dig. 16, 1, 1, pr.; ib. 2, 4). Пред­став­ля­ет­ся, одна­ко, что как пра­ви­ло (как и в слу­чае Македо­ни­ан­ско­го поста­нов­ле­ния сена­та) пре­тор при­ни­мал иск, если обсто­я­тель­ства дела вызва­ли какие-то сомне­ния, и остав­лял ответ­чи­це воз­мож­ность защи­щать­ся с помо­щью воз­ра­же­ния (ex­cep­tio), осно­ван­но­го на поста­нов­ле­нии сена­та, кото­рое часто упо­ми­на­ет­ся в текстах и на кото­рое мож­но было сослать­ся в ходе при­веде­ния реше­ния в испол­не­ние, даже после того, как судеб­ное реше­ние было выне­се­но не в поль­зу жен­щи­ны (Dig. 14, 6, 11). В отли­чие от Македо­ни­ан­ско­го поста­нов­ле­ния сена­та, это поста­нов­ле­ние не пред­у­смат­ри­ва­ло воз­ник­но­ве­ния даже есте­ствен­ных обя­за­тельств по дого­во­ру, про­тив кото­ро­го было направ­ле­но; так что если жен­щи­на упла­чи­ва­ла чужой долг, ответ­ст­вен­ность за кото­рый взя­ла на себя, не зная о пра­вах, пре­до­став­лен­ных ей поста­нов­ле­ни­ем сена­та, то мог­ла вер­нуть себе день­ги путем con­dic­tio in­de­bi­ti[130] (Dig. 12, 6, 40, pr.). Одна­ко в ряде слу­ча­ев она лиша­лась защи­ты это­го поста­нов­ле­ния: если была винов­на в do­lus[131] креди­то­ра (Dig. 16, 1, 2, 3); если послед­ний не имел при­чин счи­тать пору­чи­те­ля жен­щи­ной (Dig. ib. 12); если пору­чи­тель­ство было дано за пла­ту (Cod. 4, 29, 23, pr.) или за долг, кото­рый фак­ти­че­ски являл­ся дол­гом самой жен­щи­ны; или если креди­тор был несо­вер­шен­но­лет­ним, а основ­ной долж­ник — непла­те­же­спо­соб­ным (Dig. 4, 4, 12).

Суще­ст­ву­ет две точ­ки зре­ния на исто­рию прин­ци­па, выра­жен­но­го в этом поста­нов­ле­нии сена­та. Соглас­но одной из них, под­твер­ждае­мой точ­ной фор­му­ли­ров­кой поста­нов­ле­ния, сохра­нив­шей­ся в Диге­стах («ta­met­si an­te vi­de­tur ita jus dic­tum es­se, ne eo no­mi­ne ab his pe­ti­tio ne­ve in eas ac­tio de­tur, cum eas vi­ri­li­bus of­fi­ciis fun­gi et ejus ge­ne­ris ob­li­ga­tio­ni­bus obstrin­gi non sit aequ­um»[132], Dig. 16, 1, 2), жен­щи­нам было запре­ще­но ста­но­вить­ся пору­чи­те­ля­ми за дру­гих лиц еще ста­рым граж­дан­ским пра­вом, нор­мы кото­ро­го по это­му вопро­су пере­ста­ли дей­ст­во­вать и про­сто были повтор­но введе­ны поста­нов­ле­ни­ем сена­та; соглас­но дру­гой точ­ке зре­ния, этот закон был не стар­ше эдик­тов Авгу­ста и Клав­дия, осво­бож­дав­ших жен от ответ­ст­вен­но­сти за дол­ги мужей (Dig. 16, 1, 2, pr.), а бо́льшая суро­вость и более широ­кие рам­ки дан­но­го поста­нов­ле­ния сена­та объ­яс­ня­ют­ся без­рас­суд­но­стью, с кото­рой жен­щи­ны — после того, как Клав­дий отме­нил tu­te­la le­gi­ti­ma[133] агна­тов над ними, — осу­ществля­ли свои пра­ва управ­ле­ния и рас­по­ря­же­ния соб­ст­вен­но­стью в поль­зу дру­гих лиц.

[Dig. 16, 1; Cod. 4, 29; Bacho­fen, Das Vel­leia­ni­sche Se­na­tus­con­sult, Aus­gewahlte Leh­ren, pp. 1—58; Hellfeld, de In­ter­ces­sio­ne Mu­lie­rum et Se­na­tus­con­sul­to Vel­leia­no (Op. Min. No. 4); Van­ge­row, Lehrbuch der Pan­dek­ten, § 581; см. так­же ста­тью об INTER­CES­SIO].


VIT­RA­SIA­NUM (Вит­ра­си­ан­ское): одни авто­ры отно­сят его ко вре­ме­ни Вес­па­си­а­на, дру­гие — ко вре­ме­ни Адри­а­на, но в обо­их слу­ча­ях без осо­бо суще­ст­вен­ных при­чин; оно уста­нав­ли­ва­ло, что если вла­де­лец раба, кото­ро­му третье лицо заве­ща­ло сво­бо­ду путем фиде­и­ко­мис­са, явля­ет­ся несо­вер­шен­но­лет­ним и поэто­му неспо­со­бен осво­бо­дить его, то этот акт от его име­ни может совер­шить пре­тор (Dig. 40, 5, 30, 6).


VOLU­SIA­NUM (Волу­зи­ан­ское, 56 г. н. э.): уста­нав­ли­ва­ло штраф за снос зда­ний ради при­бы­ли (Dig. 18, 1, 52; Orel­li, Inscript. No. 3115; ср. SC. Ho­si­dia­num). Тацит (Ann. XIII. 28) упо­ми­на­ет поста­нов­ле­ние сена­та, при­ня­тое в этом году и пред­по­ло­жи­тель­но назван­ное по име­нам кон­су­лов (Кв. Волу­зий Сатур­нин и П. Кор­не­лий Сци­пи­он), кото­рое с.643 огра­ни­чи­ва­ло пра­ва эди­лов на взи­ма­ние pig­no­ra[134] и нало­же­ние штра­фов. Еще одно поста­нов­ле­ние сена­та, упо­мя­ну­тое в Dig. 48, 7, 6, содер­жа­ло поло­же­ние, ана­ло­гич­ное англий­ско­му зако­ну о «чем­пер­ти»: лица, при­со­еди­нив­ши­е­ся к чужо­му иску и заклю­чив­шие сдел­ку о полу­че­нии части воз­ме­ще­ния убыт­ков в слу­чае con­dem­na­tio[135], под­ле­жат нака­за­нию по Lex Julia de vi pri­va­ta[136].

Geor­ge Long, J. B. Moy­le

  • ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИЦЫ

  • [1]Сенат­ское поста­нов­ле­ние есть то, что сенат повеле­ва­ет и уста­нав­ли­ва­ет; оно име­ет силу зако­на, хотя это было спор­но.
  • [2]доклад
  • [3]зако­но­про­ект
  • [4]чтобы никто не осво­бож­дал­ся от дей­ст­вия зако­нов ина­че, чем реше­ни­ем наро­да
  • [5]этот закон не обя­за­те­лен для наро­да
  • [6]счи­тать закон отме­нен­ным
  • [7]вопре­ки ауспи­ци­ям
  • [8]соглас­но обы­ча­ям пред­ков
  • [9]поста­нов­ле­ние сена­та о том, чтобы никто не был похо­ро­нен в горо­де
  • [10]поста­нов­ле­ние сена­та о вак­ха­на­ли­ях
  • [11]поста­нов­ле­ние сена­та о три­бе воль­ноот­пу­щен­ни­ков
  • [12]поста­нов­ле­ние сена­та о Македо­нии
  • [13]поста­нов­ле­ние сена­та, запре­щаю­щее чело­ве­че­ские жерт­во­при­но­ше­ния
  • [14]поста­нов­ле­ние сена­та о квес­тор­ских про­вин­ци­ях
  • [15]по докла­ду М. Тул­лия Цице­ро­на
  • [16]чтобы срок сво­бод­ных легатств состав­лял год
  • [17]о роспус­ке кол­ле­гий
  • [18]поста­нов­ле­ние сена­та о запре­те вво­зить афри­кан­ских (зве­рей) в Ита­лию
  • [19]был запре­щен допрос (рабов) по делу о жиз­ни или смер­ти гос­по­ди­на
  • [20]пред­кам
  • [21]поста­нов­ле­нии сена­та о вак­ха­на­ли­ях
  • [22]Мар­ций, сын Луция, Спу­рий Посту­мий, сын Луция, кон­су­лы, посо­ве­ща­лись с сена­том
  • [23]поста­нов­ле­нии сена­та о фило­со­фах и рито­рах
  • [24]сове­щал­ся
  • [25]наро­де
  • [26]повеле­ва­ет
  • [27]реша­ет
  • [28]пола­га­ет
  • [29]«пола­га­ет нуж­ным объ­явить сле­дую­щее», поста­нов­ле­ние сена­та о вак­ха­на­ли­ях
  • [30]поста­нав­ли­ва­ет
  • [31]пис­цы
  • [32]автор пред­ло­же­ния
  • [33]при­сут­ст­во­ва­ли при запи­си
  • [34]поста­нов­ле­ние сена­та
  • [35]суж­де­ния
  • [36]заго­ло­вок
  • [37]сове­щал­ся с сена­том
  • [38]доклад­чи­ка
  • [39]в хра­ме Апол­ло­на
  • [40]при­сут­ст­во­вав­шие при запи­си
  • [41]доклад
  • [42]про­из­нес речь
  • [43]об этом деле пола­га­ют так, что
  • [44]поче­му дело так обсто­ит
  • [45]голо­со­ва­ни­ем
  • [46]чтобы об этом деле было доло­же­но наро­ду
  • [47]поста­нов­ле­ние сена­та о вак­ха­на­ли­ях
  • [48]поста­нов­ле­ние сена­та о том, чтобы никто не был похо­ро­нен в горо­де
  • [49]Сем­п­ро­ни­е­во поста­нов­ле­ние сена­та
  • [50]поста­нов­ле­ние сена­та о Сем­п­ро­нии
  • [51]докла­ды­ваю­щим
  • [52]суж­де­ние сена­та
  • [53]суж­де­нии отцов
  • [54]Если на это поста­нов­ле­ние сена­та кто-либо нало­жит запрет, сенат при­зна­ёт нуж­ным, чтобы было запи­са­но суж­де­ние и об этом деле при пер­вой воз­мож­но­сти доло­же­но это­му сосло­вию
  • [55]в коми­ции за семь дней до октябрь­ских ид
  • [56]жите­лям Тевра­на
  • [57]поста­нов­ле­ния сена­та о жите­лях Тибу­ра
  • [58]об Аскле­пиа­де
  • [59]о жите­лях Дельф
  • [60]о жите­лях Тисбы
  • [61]о жите­лях При­е­ны и Само­са
  • [62]об Аскле­пии
  • [63]о жите­лях Афро­ди­си­а­ды
  • [64]о жите­лях Стра­то­ни­кеи
  • [65]поста­нов­ле­ние сена­та о фило­со­фах и рито­рах
  • [66]о копьях Мар­са
  • [67]о кон­суль­ских про­вин­ци­ях
  • [68]об иуде­ях
  • [69]наслед­ство
  • [70]заве­ща­тель­ной пра­во­спо­соб­но­сти в поль­зу общин
  • [71]неопре­де­лен­ны­ми лица­ми
  • [72]вла­де­ния наслед­ст­вом соглас­но заве­ща­нию
  • [73]без­бра­чи­ем
  • [74]пра­ва наро­дов
  • [75]чужим рабом
  • [76]неумест­ное
  • [77]вос­ста­но­вил пра­ви­ло обще­на­род­но­го пра­ва, имен­но, чтобы от сво­бод­ной жен­щи­ны роди­лось сво­бод­ное дитя
  • [78]воль­ноот­пу­щен­ни­цы
  • [79]каз­на­чей­ско­го раба
  • [80]недо­стой­ная наше­го вре­ме­ни
  • [81]по зако­ну… но та часть того же зако­на…
  • [82]оте­че­ской вла­сти
  • [83]дока­за­тель­ства при­чи­ны ошиб­ки
  • [84]воз­вра­ще­нии воль­ноот­пу­щен­ни­ков в раб­ство
  • [85]ста­тус сво­бод­но­рож­ден­но­го
  • [86]иск о наслед­стве
  • [87]наслед­ст­вен­но­го иму­ще­ства
  • [88]соглас­но поста­нов­ле­нию сена­та сле­ду­ет счи­тать, что вся при­быль долж­на быть отня­та как у доб­ро­со­вест­ных вла­дель­цев, так и у гра­би­те­лей
  • [89]при­об­ре­те­ние наслед­ства по пра­ву дав­но­сти
  • [90]вещ­ная
  • [91]лич­ных обя­за­тельств
  • [92]сенат­ское поста­нов­ле­ние опре­де­ли­ло толь­ко, что дети отпус­каю­ще­го на волю, не лишен­ные наслед­ства поимен­но, пред­по­чи­та­ют­ся посто­рон­ним наслед­ни­кам.
  • [93]как нена­пи­сан­ное
  • [94]зако­ну Кор­не­лия о под­ло­ге
  • [95]сына семей­ства
  • [96]исклю­че­ние, уста­нов­лен­ное Македо­ни­ан­ским поста­нов­ле­ни­ем сена­та.
  • [97]истре­бо­ва­ние недолж­но упла­чен­но­го
  • [98]лагер­ный пеку­лий
  • [99]как бы лагер­ный
  • [100]лицом сво­его пра­ва
  • [101]без­дет­но­стью
  • [102]опе­ка
  • [103]что показ­ное усы­нов­ле­ние нико­им обра­зом не долж­но было содей­ст­во­вать заня­тию государ­ст­вен­ных долж­но­стей
  • [104]в слу­чае умерщ­вле­ния гос­по­ди­на соб­ст­вен­ны­ми раба­ми в чис­ле про­чих его рабов под­ле­жа­ли каз­ни и те, кто, оста­ва­ясь под одним кро­вом с ними, дол­жен был, по его заве­ща­нию, быть отпу­щен на волю
  • [105]но и тех пыта­ют, кото­рые были вме­сте с уби­тым в пути
  • [106]чтобы в слу­чае убий­ства жены след­ст­вие про­из­во­ди­лось так­же и в отно­ше­нии рабов мужа, и чтобы то же соблюда­лось в отно­ше­нии рабов жены, если сооб­ща­ет­ся об убий­стве мужа.
  • [107]сенат пола­га­ет, что если раб под­ле­жит нака­за­нию и дол­жен под­верг­нуть­ся каре, то про­да­вец дол­жен выпла­тить его цену, чтобы поку­па­те­лю не был нане­сен ущерб
  • [108]сво­их наслед­ни­ков
  • [109]в бра­ке «под рукой»
  • [110]вла­де­нию наслед­ст­вом
  • [111]наи­мень­шей сте­пе­ни ума­ле­ния пра­во­спо­соб­но­сти
  • [112]обо­зна­че­ние же по обя­зан­но­стям и заня­ти­ям рав­но­знач­но поимен­но­му ука­за­нию, если толь­ко эти обя­зан­но­сти не пору­че­ны несколь­ким.
  • [113]тай­ный
  • [114]в обход зако­на
  • [115]обма­на
  • [116]вымо­роч­ным иму­ще­ст­вом
  • [117]Но если раз­мер остав­лен­но­го иму­ще­ства боль­ше, чем обман, то он сохра­ня­ет чет­верть, кото­рая пола­га­ет­ся ему по зако­ну Фаль­ци­дия, от остав­ше­го­ся.
  • [118]изве­ще­ния
  • [119]недо­стой­но­го
  • [120]вла­де­ни­ем наслед­ст­вом
  • [121]огра­ни­че­ние по вре­ме­ни
  • [122]еди­но­кров­ный брат
  • [123]пра­ва [трех или четы­рех] детей
  • [124]подуш­но
  • [125]наи­мень­шей сте­пе­ни ума­ле­ния пра­во­спо­соб­но­сти
  • [126]винов­ные в подоб­ном сго­во­ре — и под­куп­лен­ный, и под­ку­пив­ший — под­ле­жат тако­му же нака­за­нию, какое назна­ча­ет­ся уго­лов­ным судом за кле­вет­ни­че­ское обви­не­ние.
  • [127]Об узуф­рук­те таких вещей, кото­рые потреб­ля­ют­ся вслед­ст­вие поль­зо­ва­ния.
  • [128]лица, даю­ще­го фор­маль­ное обя­за­тель­ство
  • [129]суж­де­ни­ях
  • [130]истре­бо­ва­ния недолж­но упла­чен­но­го
  • [131]обмане
  • [132]хотя пред­став­ля­ет­ся, что рань­ше был при­нят закон, чтобы по этой при­чине ни тре­бо­ва­ния к ним жен­щи­нам, ни иски про­тив них не пода­ва­лись, так как неспра­вед­ли­во, чтобы они испол­ня­ли муж­ские обя­зан­но­сти и были свя­за­ны обя­за­тель­ства­ми тако­го рода.
  • [133]закон­ную опе­ку
  • [134]зало­гов
  • [135]осуж­де­ния
  • [136]зако­ну Юлия о част­ном наси­лии

  • William Smith. A Dictionary of Greek and Roman Antiquities, ч. II, London, 1891, с. 636—643.
    © 2009 Пере­вод О. В. Люби­мо­вой
    См. по теме: ЭПЕВНАКТЫ, ЭПЕЙНАКТЫ, ЕПЕЙНАКТЫ • ЭФЕБ, ЕФЕБ • АКВЕГАУСТ • АНХИСТИЯ •
    ИЛЛЮСТРАЦИИ
    (если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
    1. НАДПИСИ. Рим.
    Постановление сената о вакханалиях (Senatus Consultum de Bacchanalibus).
    CIL I2 581 = ILS 18 = ILLRP 511. Tr. ARS. L.
    Бронза. 186 г. до н. э.
    Вена, Музей истории искусств.
    ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА