Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

АРИСТО́ТЕЛЬ

Aris­to­te­les, Ἄρισ­το­τέλης, зна­ме­ни­тый осно­ва­тель шко­лы пери­па­те­ти­ков, самый глу­бо­кий и все­объ­ем­лю­щий ум древ­но­сти, родил­ся в Ста­ги­ре (отсюда ὁ Στα­γιρί­της, Ста­ги­рит) на македон­ском полу­ост­ро­ве Хал­киди­ке у Стри­мон­ско­го зали­ва в 384 г. до Р. Х. Отцом его был Нико­мах, при­над­ле­жав­ший к гре­че­ско­му роду Аскле­пи­а­дов и состо­яв­ший вра­чом у македон­ско­го царя Амин­ты, отца Филип­по­ва. Рано поте­ряв сво­его отца, Ари­сто­тель посту­пил под опе­ку и при­смотр к атар­ней­цу Прок­се­ну, сына кото­ро­го, Ника­но­ра, он впо­след­ст­вии усы­но­вил и женил на сво­ей доче­ри Пифиа­де. Как врач, отец Ари­сто­те­ля зани­мал­ся есте­ствен­ны­ми нау­ка­ми и был даже писа­те­лем по этой обла­сти зна­ния; весь­ма веро­ят­но, что как это обсто­я­тель­ство, так и свя­зи Нико­ма­ха с македон­ским дво­ром рано уже ока­зы­ва­ли вли­я­ние на склад жиз­ни Ари­сто­те­ля и направ­ле­ние его мыш­ле­ния. 17-ти лет, в 367 г., он отпра­вил­ся в Афи­ны; в это вре­мя Пла­тон нахо­дил­ся в Сици­лии или на пути туда, так что Ари­сто­тель позна­ко­мил­ся с ним лишь 3 года спу­стя, после его воз­вра­ще­ния, и затем оста­вал­ся в его шко­ле 20 лет, до 347 г., как кажет­ся, все­гда сохра­няя чув­ства глу­бо­ко­го ува­же­ния и искрен­ней пре­дан­но­сти к учи­те­лю, кото­рый назы­вал Ари­сто­те­ля «умом сво­ей шко­лы», νοῦς τῆς διατ­ρι­βῆς, и «книж­ни­ком», ἀναγ­νώσ­της. Едва ли раз­но­гла­сия, вполне понят­ные и почти неиз­беж­ные во вза­им­ных отно­ше­ни­ях людей с таки­ми ори­ги­наль­ны­ми и при­том про­ти­во­по­лож­ны­ми один дру­го­му харак­те­ра­ми, пере­хо­ди­ли в ту враж­деб­ность, о какой рас­ска­зы­ва­ет лите­ра­тур­ная хро­ни­ка древ­но­сти. По смер­ти Пла­то­на в 347 г. пре­ем­ни­ком его по управ­ле­нию ака­де­ми­ей сде­лал­ся Спев­сипп, сын его сест­ры. В том же году Ари­сто­тель оста­вил Афи­ны и отпра­вил­ся в Мисию к атар­ней­ско­му вла­сти­те­лю Гер­мию, сво­е­му дру­гу; но послед­ний вско­ре был низ­верг­нут и каз­нен пер­са­ми; тогда (ок. 345 г.) Ари­сто­тель с женой сво­ей Пифи­а­дой, сест­рой или пле­мян­ни­цей Гер­мия, уда­лил­ся в лес­бос­ский город Мити­ле­ну. Отсюда он, кажет­ся, вер­нул­ся в Афи­ны и тогда уже открыл свою шко­лу; в это, веро­ят­но, вре­мя в сво­их чте­ни­ях по рито­ри­ке он оспа­ри­вал тео­рию Исо­кра­та. Менее прав­до­по­доб­но, что Ари­сто­тель имел шко­лу уже при жиз­ни Пла­то­на. В 343 или 342 г. Ари­сто­тель был при­гла­шен к македон­ско­му дво­ру для вос­пи­та­ния Алек­сандра, кото­ро­му было тогда 13 лет. (Извест­ное при­гла­си­тель­ное пись­мо, поме­щен­ное у Gell. 9, 3, навер­ное под­лож­но.) Фило­соф оста­вал­ся здесь в про­дол­же­ние 8 лет (до 335 г.), но не более поло­ви­ны это­го вре­ме­ни было посвя­ще­но им соб­ст­вен­но вос­пи­та­тель­ной дея­тель­но­сти, т. к. Алек­сандр уже в 339 г., в отсут­ст­вие отца, испол­нял обя­зан­но­сти пра­ви­те­ля государ­ства. Более все­го, конеч­но, Ари­сто­тель забо­тил­ся о том, чтобы осво­ить цар­ст­вен­но­го вос­пи­тан­ни­ка с гре­че­ской обра­зо­ван­но­стью и лите­ра­ту­рой; гово­рят, что он сде­лал для Алек­сандра осо­бое изда­ние «Или­а­ды», посвя­тил его в таин­ства умо­зре­ния и озна­ко­мил в осо­бен­но­сти с ифи­кой и поли­ти­кой. Одна­ко Алек­сандр рано уже пошел сво­ей осо­бой доро­гой и свой­ст­вен­ны­ми ему упор­ст­вом и непре­клон­но­стью воли, веро­ят­но, нема­ло затруд­нял дело вос­пи­та­те­ля. При­стра­стие к цен­тра­ли­за­ции, не при­ни­мав­шее в рас­чет ни исто­ри­че­ских, ни нацио­наль­ных усло­вий, яви­лось в буду­щем вла­ды­ке мира, конеч­но, поми­мо вли­я­ния учи­те­ля. Одна­ко высо­кое лич­ное ува­же­ние дол­гое вре­мя свя­зы­ва­ло Алек­сандра с Ари­сто­те­лем и ино­гда име­ло бла­го­де­тель­ные послед­ст­вия. По хода­тай­ству Ари­сто­те­ля был вос­ста­нов­лен род­ной его город Ста­ги­ра и фило­соф напи­сал, гово­рят, для него новые зако­ны; он же сво­им заступ­ни­че­ст­вом спас город Ерес и т. п. С дру­гой сто­ро­ны, царь щед­рой рукой ока­зы­вал помощь есте­ствен­но-исто­ри­че­ским, осо­бен­но зоо­ло­ги­че­ским трудам сво­его учи­те­ля. Рас­ска­зы­ва­ют, буд­то по при­ка­зу Алек­сандра мно­же­ство рыбо­ло­вов, охот­ни­ков и т. п. заня­ты были достав­кой есте­ствен­но-исто­ри­че­ско­го мате­ри­а­ла для иссле­до­ва­ний Ари­сто­те­ля. В 335 г., оста­вив при Алек­сан­дре пле­мян­ни­ка сво­его Кал­ли­сфе­на, Ари­сто­тель воз­вра­тил­ся в Афи­ны и оста­вал­ся здесь 12 лет. Теперь местом для сво­его пре­по­да­ва­ния он избрал афин­скую гим­на­зию Λύ­κειον, посвя­щен­ную Зев­су Λύ­κειος. Здесь по утрам для более тес­но­го круж­ка слу­ша­те­лей, спо­соб­ных уже следить за стро­го-фило­соф­ским изло­же­ни­ем (ἀκροαταί), он пре­по­да­вал труд­ней­шие отде­лы нау­ки, а по вече­рам для сме­шан­ной пуб­ли­ки изла­гал более про­стые и лег­кие отде­лы, напр. рито­ри­ку, ифи­ку и т. п.; утрен­нее пре­по­да­ва­ние назы­ва­лось πε­ρίπα­τος (по мне­нию одних, от нахо­див­шей­ся в Ликее гале­реи или аллеи, по мне­нию дру­гих, отто­го, что Ари­сто­тель имел при­выч­ку во вре­мя пре­по­да­ва­ния не сидеть, а ходить) ἑωθι­νός, вечер­нее — πε­ρίπα­τος δει­λινός; подоб­ным обра­зом и его сочи­не­ния разде­ля­лись на ἐξω­τερι­κά и ἀκροατι­κά (ἐσω­τερι­κά): пер­вые, более популяр­ные по сво­е­му изло­же­нию, изда­ны были им для пуб­ли­ки, вто­рые, изло­же­ние кото­рых менее бле­стя­ще и ясно, но зато более соот­вет­ст­ву­ет стро­го мето­ди­че­ско­му ходу науч­но­го иссле­до­ва­ния, слу­жи­ли, может быть, толь­ко руко­вод­ства­ми и посо­би­я­ми для слу­ша­те­лей фило­со­фа. Метод ари­сто­телев­ско­го пре­по­да­ва­ния по пре­иму­ще­ству был, кажет­ся, акроама­ти­че­ский, т. е. состо­ял в связ­ном непре­рыв­ном изло­же­нии пред­ме­та, а не в собе­седо­ва­нии.

В Афи­нах Ари­сто­тель поте­рял свою жену Пифи­а­ду, от кото­рой имел дочь того же име­ни. Рас­по­ло­же­ние Алек­сандра к сво­е­му учи­те­лю под конец несколь­ко охла­де­ло из-за пле­мян­ни­ка Ари­сто­те­ля Кал­ли­сфе­на, кото­рый, по жела­нию царя, сопут­ст­вуя ему в похо­дах, чтобы опи­сы­вать его дея­ния, отча­сти из тще­сла­вия, а отча­сти из пат­рио­тиз­ма, с такой неуго­мон­ной рез­ко­стью вос­ста­вал про­тив стрем­ле­ния Алек­сандра под­чи­нить македо­нян и гре­ков восточ­ным поряд­кам, что нако­нец воз­будил про­тив себя неудо­воль­ст­вие царя и под­верг­ся тяж­ко­му заклю­че­нию, в кото­ром и умер. Но все-таки в Афи­нах смот­ре­ли на Ари­сто­те­ля как на при­вер­жен­ца Македо­нии, и когда Алек­сандр умер, его учи­тель под­верг­ся пре­сле­до­ва­ни­ям от вос­тор­же­ст­во­вав­шей теперь анти­ма­кедон­ской пар­тии. Демо­фил обви­нил Ари­сто­те­ля в ἀσέ­βεια; тот бежал в евбей­ский город Хал­киду (в 223 или 222 г.) и там умер.

Ари­сто­тель во вре­мя сво­ей жиз­ни был оце­ни­ва­ем раз­лич­но и имел даже оже­сто­чен­ных вра­гов. Его бла­го­при­ят­ное внеш­нее поло­же­ние, а может быть, и само­мне­ние, от кото­ро­го он не был, кажет­ся, вполне сво­бо­ден, воз­буж­да­ли про­тив него зависть и нена­висть, искав­шие себе удо­вле­тво­ре­ния в кле­ве­те на вели­ко­го мыс­ли­те­ля. Но, с дру­гой сто­ро­ны, жите­ли Ста­ги­ры почи­та­ли его как героя и еже­год­но совер­ша­ли в память его празд­ник Ἀρισ­το­τέλεια. Рим­ляне не мог­ли и не уме­ли понять досто­инств ари­сто­телев­ской фило­со­фии, несмот­ря на ува­же­ние, выка­зы­вае­мое к ней Цице­ро­ном. В сред­ние века то из-за досто­инств Ари­сто­те­ля не хоте­ли видеть заслуг Пла­то­на, то наобо­рот; сочи­не­ния Ари­сто­те­ля были пред­ме­том то воз­ве­ли­че­ния, усерд­но­го изу­че­ния и тол­ко­ва­ния (осо­бен­но у ара­бов), то пори­ца­ния и уни­же­ния.

Ари­сто­тель, в одно и то же вре­мя и вели­кий мыс­ли­тель, и вели­кий наблюда­тель, обра­ща­ет вни­ма­ние на все сто­ро­ны миро­во­го цело­го, но при этом в сво­ей мыс­ли так пере­ра­ба­ты­ва­ет все раз­но­об­ра­зие явле­ний, что от част­но­стей дохо­дит до самых широ­ких обоб­ще­ний. Бла­го­да­ря это­му направ­ле­нию его ума он сде­лал­ся осно­ва­те­лем мно­гих новых наук, так, напр., у него впер­вые под­вер­га­ют­ся систе­ма­ти­че­ской обра­бот­ке грам­ма­ти­ка и логи­ка, хотя, как и есте­ствен­но на пер­вых порах, часто не раз­ли­ча­ют­ся одна от дру­гой; рито­ри­ка, пии­ти­ка и вме­сте с послед­ней вооб­ще фило­со­фия искус­ства, зоо­ло­гия и физио­ло­гия, бота­ни­ка, ана­то­мия, пси­хо­ло­гия впер­вые полу­чи­ли науч­ный вид бла­го­да­ря Ари­сто­те­лю. Он удер­жал деле­ние фило­со­фии на три части: диа­лек­ти­ку или логи­ку, физи­ку и ифи­ку, но вме­сте с тем силь­нее отте­нил раз­ли­чие тео­ре­ти­че­ской фило­со­фии от прак­ти­че­ской; вооб­ще отдель­ные части он рез­че раз­гра­ни­чил и каж­дой при­дал более стро­гую систе­ма­ти­че­скую фор­му.

Пред­мет фило­со­фии для Ари­сто­те­ля есть то, что по пре­иму­ще­ству под­ле­жит пони­ма­нию, т. е. нача­ла и при­чи­ны, т. к. посред­ст­вом их пони­ма­ет­ся все осталь­ное, все отдель­ные вещи (ὑπο­κείμε­να), а не наобо­рот. Самое глав­ное в зна­нии — это пони­ма­ние при­чин (κυ­ριώτα­τον τοῦ εἰδέ­ναι τὸ διότι θεω­ρεῖν), а т. к. оно дает­ся толь­ко фило­со­фи­ей, и послед­няя по тому само­му по пре­иму­ще­ству перед все­ми нау­ка­ми отли­ча­ет­ся сво­бо­дой и само­сто­я­тель­но­стью, то ей долж­но при­над­ле­жать пер­вое место сре­ди наук. Δῆ­λον οὖν, пишет Ари­сто­тель в «Мета­фи­зи­ке», ὡς δι᾿ οὐδε­μίαν αὐτὴν ζη­τοῦμεν χρείαν ἑτέ­ραν, ἀλ­λ᾿ ὥσπερ ἄνθρω­πός φα­μεν ἐλεύθε­ρος ὁ αὑτοῦ ἕνε­κα καὶ μὴ ἄλ­λου ὤν, οὕτω καὶ αὕτη μό­νη ἐλευ­θέρα οὖσα τῶν ἐπισ­τη­μῶν· μό­νη γὰρ αὐτὴ αὑτῆς ἕνέ­κεν ἐστίν. διὸ καὶ δι­καίως ἂν οὐκ ἀνθρω­πίνη νο­μίζοιτο αὐῆς ἡ κτῆ­σις. Далее о важ­но­сти ее он гово­рит еще сле­дую­щее: ἥν τε γὰρ μά­λιστ᾿ ἂν ὁ θεὸς ἔχοι, θεία τῶν ἐπισ­τη­μῶν ἐστι, κἂν εἴ τις τῶν θείων εἴη. μό­νη δ᾿ αὕτη τού­των ἀμφο­τέρων τε­τύχη­κεν· ὅ τε γὰρ θεὸς δο­κεῖ τῶν αἰτίων πᾶ­σιν εἶναι καὶ ἀρχή τις, καὶ τὴν τοιαύτην ἢ μό­νος ἢ μά­λιστ᾿ ἂν ἔχοι ὁ θεός. ἀναγ­καιότε­ραι μὲν οὖν πᾶ­σαι ταύ­της, ἀμεί­νων δ’ οὐδε­μία. В част­но­сти, осо­бен­но важ­но было выстав­лен­ное в ари­сто­телев­ской фило­со­фии на вид поня­тие раз­ви­тия или раз­ли­чие двух форм суще­ст­во­ва­ния, воз­мож­но­сти (δύ­ναμις, po­ten­tia), как бы зер­на, кото­рое толь­ко в скры­том и нераз­ви­том еще виде содер­жит в себе все усло­вия и фор­мы, и дей­ст­ви­тель­но­сти (ἐνέρ­γεια, ac­tus), осу­щест­вле­ния идеи или воз­мож­но­сти; часто в том же зна­че­нии, как ἐνέρ­γεια, употреб­ля­ет­ся у Ари­сто­те­ля сло­во ἐντε­λέχεια, но ино­гда пер­вым обо­зна­ча­ет­ся самый про­цесс или дей­ст­вие, а вто­рым резуль­тат осу­щест­вле­ния. Лишь немно­гие из сочи­не­ний Ари­сто­те­ля — а все­го их насчи­ты­ва­ли 400—1000 томов (βιβ­λία) — были изда­ны им самим. Свою биб­лио­те­ку, бла­го­да­ря цар­ским мило­стям весь­ма обшир­ную, он оста­вил сво­е­му пре­ем­ни­ку по ака­де­мии, Фео­фра­с­ту. Это пер­вое зна­чи­тель­ное книж­ное собра­ние пере­шло, гово­рят, поз­же в Алек­сан­дрию и послу­жи­ло осно­ва­ни­ем пто­ле­ме­ев­ской биб­лио­те­ке. По пре­да­нию, в сво­их подроб­но­стях мало­ве­ро­ят­но­му, руко­пи­си сочи­не­ний Ари­сто­те­ля Фео­фраст заве­щал неко­е­му Нелею; наслед­ни­ки Нелея небреж­но обра­ща­лись с дра­го­цен­ны­ми руко­пи­ся­ми, а потом сло­жи­ли их в погреб из бояз­ни, чтобы они не были отня­ты пер­гам­ски­ми царя­ми для сво­ей биб­лио­те­ки; в погре­бе они про­ле­жа­ли 130 лет. Эти­ми обсто­я­тель­ства­ми древ­ние объ­яс­ня­ли силь­ную испор­чен­ность ари­сто­телев­ско­го тек­ста. Апел­ли­конт Тео­с­ский, кото­ро­му потом уда­лось завла­деть руко­пи­ся­ми, ста­рал­ся испра­вить повреж­ден­ное, но не обла­дал доста­точ­ным для того уме­ни­ем. Сул­ла, взяв Афи­ны, пере­вез отсюда при­над­ле­жав­шие преж­де Апел­ли­кон­ту руко­пи­си в Рим. Здесь, гово­рят, грам­ма­ти­ку Тиран­ни­о­ну поз­во­ле­но было сде­лать с них копии, а потом родо­сец Анд­ро­ник при­вел сочи­не­ния Ари­сто­те­ля в порядок и разде­лил на πραγ­μα­τεῖαι. Сохра­ни­лись под име­нем Ари­сто­те­ля сле­дую­щие сочи­не­ния:

1) логи­че­ские, соеди­нен­ные впо­след­ст­вии в ὄργα­νον: a) κα­τηγο­ρίαι, о глав­ных клас­сах поня­тий; b) περὶ ἑρμη­νείας (соб­ст­вен­но о выра­же­нии мыс­лей), о пред­ло­же­нии; c) ἀνα­λυτι­κὰ πρό­τερα и ὕστε­ρα, каж­дое в 2 кни­гах, об умо­за­клю­че­ни­ях и дока­за­тель­ствах; d) το­πικά, в 8 кни­гах, уче­ние об общих точ­ках зре­ния (τό­ποι), с кото­рых мож­но дока­зы­вать или опро­вер­гать какое-нибудь поло­же­ние; e) περὶ σο­φισ­τι­κῶν ἐλέγ­χων, 2 кни­ги, об опро­вер­же­нии софи­сти­че­ских, лож­ных умо­за­клю­че­ний. Неко­то­рое срод­ство с эти­ми сочи­не­ни­я­ми име­ют: f) τέχ­νη ῥη­τορι­κή, 3 кни­ги, о трех родах крас­но­ре­чия: βου­λευ­τική, δι­κανι­κή и ἐπι­δεικ­τι­κή; дру­гое рито­ри­че­ское сочи­не­ние — ῥη­τορικὴ πρὸς Ἀλέ­ξανδρον, при­пи­сы­вав­ше­е­ся Ари­сто­те­лю, при­над­ле­жит, веро­ят­нее все­го, Ана­к­симе­ну Ламп­сак­ско­му (см. Ana­xi­me­nes, 2); g) περὶ ποιητι­κῆς, о родах поэ­зии, осо­бен­но о тра­гедии; может быть, это или набро­сок для боль­шо­го остав­ше­го­ся невы­пол­нен­ным сочи­не­ния, или замет­ки, дол­жен­ст­во­вав­шие слу­жить осно­вой для уст­ных чте­ний;

2) соб­ст­вен­но фило­соф­ские: a) τὰ με­τὰ τὰ φυ­σικά, сочи­не­ние боль­шей частью дели­мое на 14 книг; загла­вие не при­над­ле­жит Ари­сто­те­лю; у него эта часть фило­со­фии назы­ва­лась πρώ­τη φι­λοσο­φία; по всей веро­ят­но­сти, раз­лич­ные отде­лы сочи­не­ния суще­ст­во­ва­ли пер­во­на­чаль­но как само­сто­я­тель­ные рас­суж­де­ния и лишь впо­след­ст­вии были соеди­не­ны в одно целое; b) περὶ ψυ­χῆς, в 3 кни­гах, пре­крас­ный опыт науч­но­го обос­но­ва­ния пси­хо­ло­гии; изло­же­ние пред­став­ля­ет мно­го труд­но­стей для пони­ма­ния; сочи­не­ние φυ­σιογ­νω­μονι­κά под­лож­но; c) ἠθι­κὰ Νι­κομά­χεια, в 10-ти кни­гах, сочи­не­ние столь­ко же отли­чаю­ще­е­ся глу­би­ной содер­жа­ния, как и бла­го­род­ным харак­те­ром изло­же­ния; евде­мов­ская ифи­ка (ἠθι­κὰ Εὐδή­μεια, в 7 кни­гах) есть пере­ра­бот­ка нико­ма­хов­ской, сде­лан­ная Евде­мом Родос­ским, а боль­шая ифи­ка (ἠθι­κὰ μέ­γαλα, в 2-х кни­гах) пред­став­ля­ет извле­че­ние из двух пер­вых;

3) поли­ти­ко-эко­но­ми­че­ские: a) πο­λιτι­κά или πο­λιτικὴ ἀκρόασις, в 8 кни­гах, о цели и иде­а­ле государ­ст­вен­но­го устрой­ства и о вос­пи­та­нии; сочи­не­ние πο­λιτεῖαι πό­λεων ρνή (опи­са­ние и исто­рия устрой­ства 158 гре­че­ских, а частью и негре­че­ских государств), имев­шее весь­ма важ­ное зна­че­ние для исто­рии, к сожа­ле­нию, извест­но толь­ко по отрыв­кам; b) οἰκο­νομι­κά, в 2 кни­гах, из кото­рых толь­ко пер­вая согла­су­ет­ся с иде­я­ми Ари­сто­те­ля;

4) физи­ко-мате­ма­ти­че­ские: a) μη­χανι­κὰ προ­βλή­ματα; ими поль­зо­вал­ся Вит­ру­вий в сочи­не­нии de ar­chi­tec­tu­ra; b) περὶ ἀτό­μων γραμ­μῶν, о неде­ли­мых лини­ях; c) φυ­σικὴ ἀκρόασις, 8 книг, о глав­ных зако­нах при­ро­ды; d) με­τεωρο­λογι­κά, 4 кни­ги, с этим сочи­не­ни­ем име­ет неко­то­рое сход­ство под­лож­ное сочи­не­ние περὶ κόσ­μου или πρὸς Ἀλέ­ξανδρον ἐπισ­τολὴ περὶ τοῦ παν­τός, при­пи­сы­вае­мое новы­ми уче­ны­ми то Посей­до­нию, то Хри­сип­пу, то Нико­лаю Дамас­ско­му и др.; e) περὶ οὐρα­νοῦ, 4 кни­ги, f) περὶ γε­νέσεως καὶ φθο­ρᾶς, 2 кни­ги, g) ἀνέ­μων θέ­σεις καὶ προ­ση­γορίαι, может быть, отры­вок из боль­шо­го, не дошед­ше­го до нас сочи­не­ния: περὶ ση­μείων χει­μώνων; h) προβ­λή­ματα, 38 глав;

5) есте­ствен­но-исто­ри­че­ские: a) περὶ ζώων ἱστο­ρίας, в 10 кни­гах; b) περὶ ζώων μο­ρίων, в 4 кни­гах; c) περὶ ζώων γε­νέσεως, в 5 кни­гах; сохра­нив­ше­е­ся под име­нем Ари­сто­те­ля сочи­не­ние περὶ φυ­τῶν под­лож­но; d) ряд неболь­ших рас­суж­де­ний (11) по физио­ло­гии, обык­но­вен­но назы­вае­мых Par­va na­tu­ra­lia; e) περὶ ἀκουσ­τῶν; f) περὶ θαυ­μασίων ἀκουσ­μά­των — под­лож­ное собра­ние раз­лич­ных заме­ток; g) περὶ χρω­μάτων, веро­ят­но, под­лож­ное. Под­лож­ны и 6 писем. При­над­ле­жал Ари­сто­те­лю гимн в честь доб­ро­де­те­ли, посвя­щен­ный Гер­мию, но, по всей веро­ят­но­сти, не при­над­ле­жал сбор­ник сти­хотвор­ных эпи­та­фий в честь геро­ев Тро­ян­ской вой­ны, назы­вав­ший­ся πέπ­λος. Глав­ное из изда­ний сочи­не­ний Ари­сто­те­ля — изда­ние Бер­лин­ской ака­де­мии наук (1831 слл.): в нем ари­сто­телев­ский текст обра­ботан Бек­ке­ром, схо­лии — Бран­ди­сом и др., фраг­мен­ты утра­чен­ных сочи­не­ний — Вален­ти­ном Розе, а подроб­ный ука­за­тель — Бони­цем.

См. также:
АРИСТОТЕЛЬ (Словарь античности)
АРИСТОТЕЛЬ (Античные писатели)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 152—154.
См. по теме: ЕВДЕМ • КЕБ • КЕБЕС • АРИСТ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Бюст с головой Аристотеля.
Греческий мрамор, оникс.
Голова: II в. н. э., римская работа. Бюст современной работы.
Флоренция, Галерея Уффици.
2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Голова Аристотеля.
Мрамор. Римская копия сер. I в. н. э. с греческого оригинала ок. 320 г. до н. э.
Вена, Музей истории искусств.
3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Бюст с головой Аристотеля.
Греческий мрамор, оникс.
Голова: II в. н. э., римская работа. Бюст современной работы.
Флоренция, Галерея Уффици.
4. СКУЛЬПТУРА. Греция.
Голова Платона. (Подпись «ΑΡΙΣΤΟΤΕΛΗΣ» ошибочная).
Мрамор.
Рим, Ватиканские музеи, Музей Пия—Климента, Галерея географических карт, 63.
5. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Аристотель.
Пентелийский мрамор.
Римская (?) копия I—II вв. н. э. греческого оригинала ок. 320 г. до н. э.
Париж, Лувр.
6. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Голова Аристотеля.
Мрамор. Римская копия сер. I в. н. э. с греческого оригинала ок. 320 г. до н. э.
Вена, Музей истории искусств.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА