Античные писатели

АРИСТОТЕЛЬ; Aris­to­te­les, из Ста­ги­ры, 384—322 гг. до н. э., гре­че­ский фило­соф. Сын Нико­ма­ха, вра­ча македон­ско­го царя Амин­ты II. По месту рож­де­ния его ино­гда назы­ва­ли Ста­ги­ри­том. В тече­ние 20 лет (367—347 гг.) был уче­ни­ком и сорат­ни­ком Пла­то­на, а после его смер­ти, уязв­лен­ный выбо­ром Спев­сип­па руко­во­ди­те­лем Ака­де­мии, оста­вил Афи­ны и пре­по­да­вал в Ассе в Тро­аде, а затем в Мити­лене на Лес­бо­се. В 342 г. Филипп II, царь Македо­нии, дове­рил ему вос­пи­та­ние сво­его три­на­дца­ти­лет­не­го сына Алек­сандра. В Македо­нии Ари­сто­тель пре­бы­вал 7 лет. После вступ­ле­ния Алек­сандра на трон он вер­нул­ся в Афи­ны и осно­вал соб­ст­вен­ную фило­соф­скую шко­лу, зна­ме­ни­тый Ликей (Ly­keion), где пре­по­да­вал 12 лет. В Ликее была кры­тая гале­рея для про­гу­лок (pe­ri­pa­tos), поэто­му шко­лу назва­ли Пери­па­том, а ее адеп­тов пери­па­те­ти­ка­ми. Это было образ­цо­вое науч­ное учреж­де­ние, снаб­жен­ное бога­той биб­лио­те­кой и цен­ны­ми собра­ни­я­ми, при­вле­кав­шее выдаю­щих­ся уче­ных, спе­ци­а­ли­стов в раз­лич­ных обла­стях. Иссле­до­ва­ни­я­ми руко­во­дил Ари­сто­тель, а их резуль­та­ты обра­ба­ты­вал син­те­ти­че­ски, созда­вая систе­му, охва­ты­вав­шую все зна­ние о мире того вре­ме­ни. В 323 г., после смер­ти Алек­сандра, сво­его покро­ви­те­ля, Ари­сто­тель оста­вил Афи­ны в стра­хе перед пре­сле­до­ва­ни­я­ми и вско­ре умер в Хал­киде Эвбей­ской. Под име­нем Ари­сто­те­ля сохра­ни­лись немно­го­чис­лен­ные фраг­мен­ты про­из­веде­ний лите­ра­тур­но­го харак­те­ра, напи­сан­ных боль­шей частью в фор­ме диа­ло­га, а так­же обшир­ное собра­ние фило­соф­ских трак­та­тов, пред­на­зна­чен­ных для изу­че­ния в шко­ле, так назы­вае­мый Cor­pus Aris­to­te­li­cum. В Риме эти тек­сты упо­рядо­чил, снаб­дил ката­ло­гом и издал извест­ный пери­па­те­тик Анд­ро­ник Родос­ский. Соглас­но тра­ди­ции, сочи­не­ния Ари­сто­те­ля делят­ся обыч­но на семь групп: 1) логи­че­ские сочи­не­ния, кото­рые позд­ней­шие пери­па­те­ти­ки назва­ли Орга­нон (Or­ga­non — инстру­мен­ты), ибо логи­ку отде­лил от фило­со­фии еще сам Ари­сто­тель и при­знал необ­хо­ди­мым инстру­мен­том и осно­вой вся­кой нау­ки; 2) сочи­не­ния из обла­сти физи­ки, то есть нау­ки о при­ро­де (от гре­че­ско­го сло­ва phy­sis — при­ро­да); 3) био­ло­ги­че­ские сочи­не­ния; 4) сочи­не­ния из обла­сти пси­хо­ло­гии; 5) про­из­веде­ния, касаю­щи­е­ся так назы­вае­мой пер­вич­ной фило­со­фии, поме­щен­ные Анд­ро­ни­ком после книг о физи­ке и назван­ные поэто­му Ta met a phy­si­ka (пост­фи­зи­че­ские сочи­не­ния, мета­фи­зи­ка); 6) так назы­вае­мые прак­ти­че­ские сочи­не­ния по вопро­сам эти­ки, поли­ти­ки, эко­но­ми­ки, тео­рии государ­ства и пра­ва; 7) сочи­не­ния из обла­сти рито­ри­ки и поэ­ти­ки. В сохра­нив­ших­ся про­из­веде­ни­ях Ари­сто­те­ля мы нахо­дим мно­го­чис­лен­ные повто­ры и несоот­вет­ст­вия, следы попра­вок и ком­мен­та­рии; сле­до­ва­тель­но, мож­но пред­по­ло­жить, что они пред­став­ля­ют собой собра­ние лек­ций и чер­но­вых наброс­ков Ари­сто­те­ля, допол­нен­ных замет­ка­ми его уче­ни­ков и слу­ша­те­лей. И если сего­дня во мно­гих слу­ча­ях уже труд­но рас­по­знать, что напи­сал сам Ари­сто­тель, то целое несет отпе­ча­ток его гения, ува­же­ние вну­ша­ют широта зна­ний и глу­би­на его фило­соф­ской инту­и­ции. Ари­сто­тель не толь­ко создал фило­соф­скую систе­му, кото­рая про­су­ще­ст­во­ва­ла мно­го веков и ока­за­ла огром­ное вли­я­ние на исто­рию чело­ве­че­ской мыс­ли и евро­пей­ской фило­со­фии, но так­же зало­жил осно­вы раз­ви­тия таких науч­ных дис­ци­плин, как логи­ка, био­ло­гия и пси­хо­ло­гия. Логи­че­ские сочи­не­ния Ари­сто­те­ля вклю­ча­ют 6 трак­та­тов: Кате­го­рии, О выра­же­нии мыс­лей, Пер­вые ана­ли­ти­ки, Вто­рые ана­ли­ти­ки, To­pi­ka, О софи­сти­че­ских обма­нах. В Кате­го­ри­ях (Ka­te­go­riai) Ари­сто­тель изла­га­ет свою док­три­ну об осно­вах бытия, опре­де­ля­ю­щих любой пред­мет. Он раз­ли­ча­ет 10 кате­го­рий: суб­стан­ция, коли­че­ство, каче­ство, отно­ше­ние, место, вре­мя, поло­же­ние, сфе­ра воздей­ст­вия, назна­че­ние и пости­же­ние. Цен­траль­ным поня­ти­ем явля­ет­ся кате­го­рия суб­стан­ции. Суб­стан­ция — это про­сто инди­виду­аль­ный кон­крет­ный пред­мет, отдель­ный чело­век, конь или дере­во. Кате­го­рии 2—10 обо­зна­ча­ют лишь атри­бу­ты дан­ных суб­стан­ций, опре­де­ля­ют ее точ­нее, пред­став­ля­ют то, что мож­но ска­зать о суб­стан­ции. Пер­вая кате­го­рия каса­ет­ся пред­ме­та выска­зы­ва­ния, девять осталь­ных — раз­лич­ных заклю­че­ний о нем. Поми­мо пер­вич­ной инди­виду­аль­ной суб­стан­ции Ари­сто­тель выде­лял суб­стан­цию вто­рич­ную, родо­вую. Под­лин­ным пред­ме­том позна­ния явля­ет­ся не пер­вич­ная суб­стан­ция (напри­мер, Кал­ли­ас), но веч­ная и неиз­мен­ная вто­рич­ная (напри­мер, чело­век). Ари­сто­тель назы­ва­ет ее поня­тий­ной суб­стан­ци­ей и отож­дествля­ет с сущ­но­стью. Она тем не менее про­яв­ля­ет­ся в самих вещах (uni­ver­sa­lia in re­bus), а не вне их, ибо невоз­мож­но отде­лить пред­мет от его сущ­но­сти, как это делал Пла­тон, про­ти­во­по­став­ляя идеи — вещам, мир идей — пред­мет­но­му миру. Пер­вая суб­стан­ция непре­рыв­но изме­ня­ет­ся от рож­де­ния до смер­ти, но сохра­ня­ет при этом свою инди­виду­аль­ность, тож­де­ст­вен­ность себе самой, раз­ви­ва­ясь в рам­ках сво­его рода и вида. Осно­вой чело­ве­че­ско­го зна­ния явля­ет­ся чув­ст­вен­ное вос­при­я­тие: наблюде­ние, экс­пе­ри­мент и позна­ние фак­тов, — но сверх это­го оно тре­бу­ет про­ник­но­ве­ния в при­чи­ны. В поис­ках отве­та на вопрос поче­му? — поче­му вещи изме­ня­ют­ся, где заклю­че­на сила, поз­во­ля­ю­щая мате­рии пере­хо­дить из одно­го состо­я­ния в дру­гое и тво­рить раз­лич­ные пред­ме­ты — Ари­сто­тель при­хо­дит к сво­ей док­трине о мате­рии и фор­ме. Каж­дая пер­вич­ная суб­стан­ция есть син­тез двух неразде­ли­мых состав­ля­ю­щих: мате­рии (hy­le) и фор­мы (eidos); напри­мер, ста­туя скла­ды­ва­ет­ся из мра­мо­ра и обра­за. Если мы мыс­лен­но отде­лим одно от дру­го­го, то мате­рия будет дви­жу­щей силой дей­ст­вия, в фор­ма — его целью. Фор­ма изме­ня­ет мате­рию в стро­го опре­де­лен­ном направ­ле­нии — в направ­ле­нии мак­си­маль­но­го раз­ви­тия родо­вых черт. Эти чер­ты разум обоб­ща­ет в поня­тия, кото­рые мы раз­ли­ча­ем путем дефи­ни­ции, per ge­nus pro­xi­mum et dif­fe­ren­tiam spe­cy­fi­cam — через родо­вую при­над­леж­ность и харак­тер­ные отли­чия (напри­мер, чело­век есть суще­ство, обла­даю­щее даром речи и разу­мом). В мате­рии заклю­че­на сила, потен­ци­аль­ная воз­мож­ность (гр. dy­na­mis, лат. po­ten­tia) реа­ли­зу­ет­ся бла­го­да­ря фор­ме (в яйце заклю­че­на потен­ци­аль­ная кури­ца, в желуде — дуб и т. д.). Про­ти­во­по­лож­но­стью «воз­мож­но­сти» явля­ет­ся «дей­ст­ви­тель­ность» (ener­geia). Пере­ход от воз­мож­но­сти к дей­ст­ви­тель­но­сти назы­ва­ет­ся дви­же­ни­ем. Через дви­же­ние, в пони­ма­нии Ари­сто­те­ля, про­яв­ля­ет­ся воздей­ст­вие силы, он раз­ли­чал 4 раз­но­вид­но­сти это­го воздей­ст­вия, то есть 4 рода дви­же­ния: пере­ме­ще­ние в про­стран­стве (пря­мое и вра­ща­тель­ное), дви­же­ние, про­из­во­дя­щее каче­ст­вен­ные изме­не­ния; дви­же­ние, про­из­во­дя­щее коли­че­ст­вен­ные изме­не­ния: уве­ли­че­ние и умень­ше­ние, а так­же дви­же­ние, вызы­ваю­щее воз­ник­но­ве­ние или раз­ру­ше­ние пер­вич­ных суб­стан­ций. Источ­ни­ком дви­же­ния явля­ет­ся низ­шая фор­ма, при этом выс­шая фор­ма есть цель это­го дви­же­ния. Чув­ст­вен­но вос­при­ни­мае­мый мир явля­ет­ся миром мате­рии, фор­мы и дви­же­ния. Наряду с ним суще­ст­ву­ет, одна­ко, чистая фор­ма и чистое дей­ст­вие, без какой-либо при­ме­си мате­рии и воз­мож­но­сти; это ари­сто­телев­ский Бог-Разум (Нус), суще­ст­во­ва­ние кото­ро­го осно­вы­ва­ет­ся на осо­зна­нии само­го себя. У чело­ве­ка его соот­вет­ст­ви­ем явля­ет­ся созида­тель­ный бес­смерт­ный дея­тель­ный разум, про­ти­во­по­став­лен­ный пас­сив­но­му, кото­рый уми­ра­ет вме­сте со смерт­ной душой. В дру­гом логи­че­ском трак­та­те О выра­же­нии мыс­лей (Pe­ri her­me­neias) Ари­сто­тель уста­нав­ли­ва­ет зна­че­ние слов: суще­ст­ви­тель­ное, гла­гол, отри­ца­тель­ное и утвер­ди­тель­ное пред­ло­же­ние, суж­де­ние и выска­зы­ва­ние. Он ого­ва­ри­ва­ет осо­бо суж­де­ния с выра­же­ни­ем отно­ше­ния, так назы­вае­мые модаль­ные, и слу­чаи про­пус­ка отдель­ных зве­ньев логи­че­ской цепоч­ки. В Пер­вых ана­ли­ти­ках (Ana­ly­ti­ka pro­te­ra) Ари­сто­тель пред­став­ля­ет опре­де­ле­ние сил­ло­гиз­ма и раз­ли­ча­ет 3 его типа: науч­ный, диа­лек­ти­че­ский и эри­сти­че­ский. Ана­ли­зи­ру­ет индук­тив­ный и дедук­тив­ный мето­ды умо­за­клю­че­ния. Во Вто­рых ана­ли­ти­ках (Ana­ly­ti­ka hys­te­ra) он отдель­но рас­смат­ри­ва­ет науч­ные сил­ло­гиз­мы, в To­pi­ka — диа­лек­ти­че­ские. Послед­нее про­из­веде­ние явля­ет­ся посо­би­ем по ора­тор­ско­му искус­ству, объ­яс­ня­ю­щим такие тер­ми­ны, как 10 кате­го­рий, пра­ви­ла несоот­вет­ст­вия и опу­щен­ной середи­ны, тож­де­ст­вен­ность, род и вид, дефи­ни­ции и др. Трак­тат О софи­сти­че­ских обма­нах (Pe­ri sophis­ti­kon elen­chon) каса­ет­ся эри­сти­че­ских суж­де­ний и обра­щен про­тив искус­ных в пара­док­сах фило­со­фов так назы­вае­мой мегар­ской шко­лы. Сре­ди сочи­не­ний по физи­ке самым зна­чи­тель­ным явля­ет­ся трак­тат Физи­ка (Phy­si­ke ak­roa­sis) в 8 кни­гах. В нем Ари­сто­тель уточ­ня­ет поня­тия, слу­жа­щие ему для объ­яс­не­ния явле­ний окру­жаю­ще­го мира, и преж­де все­го поня­тие при­ро­ды (phy­sis) и поня­тие дви­же­ния (ky­ne­sis). Ари­сто­тель выде­ля­ет виды дви­же­ния, ана­ли­зи­ру­ет его сущ­ность и усло­вия дви­же­ния, пони­мае­мо­го как отно­ше­ние силы к мате­рии. К физи­че­ским сочи­не­ни­ям Ари­сто­те­ля при­над­ле­жат так­же работы: О рож­де­нии и гибе­ли и О небе. В пер­вом он отде­ля­ет абсо­лют­ные рож­де­ние и гибель от тех, что свя­за­ны со сме­ще­ни­ем и изме­не­ни­я­ми. Во вто­ром трак­та­те он вос­про­из­во­дит кар­ти­ну мира и вво­дит новый, пятый эле­мент — эфир. Шаро­об­раз­ный, веч­но вра­щаю­щий­ся мир состо­ит из двух частей: доль­ней и гор­ней. Пер­вая — это непо­движ­ная зем­ля, кото­рую пооче­ред­но окру­жа­ют три остав­ши­е­ся сти­хии: вода, воздух и огонь. Гор­няя часть мира, начи­наю­ща­я­ся от Луны, запол­не­на веч­ным и неиз­мен­ным эфи­ром, кото­ро­му при­су­ще вра­ща­тель­ное дви­же­ние в отли­чие от пря­мо­ли­ней­но­го дви­же­ния воды, возду­ха и огня. Поня­тия про­стран­ства и вре­ме­ни нахо­дят­ся в непо­сред­ст­вен­ной свя­зи с дви­же­ни­ем. Ари­сто­тель не при­зна­вал пустоты, а дви­же­ние пони­мал как вза­им­ную сме­ну мест. Соглас­но Ари­сто­те­лю, в при­ро­де гос­под­ст­ву­ет целе­со­об­раз­ность, а сооб­ра­же­ния целе­со­об­раз­но­сти пред­став­ля­ют­ся важ­ней­ши­ми. Ари­сто­теле­ва кар­ти­на мира про­су­ще­ст­во­ва­ла в нау­ке до вре­мен Копер­ни­ка, Гали­лея и Нью­то­на. Чрез­вы­чай­но вели­ки заслу­ги Ари­сто­те­ля в обла­сти био­ло­гии. Он был све­ду­щим и спо­соб­ным зоо­ло­гом, инте­ре­со­вал­ся срав­ни­тель­ной мор­фо­ло­ги­ей живот­ных и эмбрио­ло­ги­ей, опи­рал­ся на экс­пе­ри­мен­таль­ный мате­ри­ал, раз­ли­чал ок. 500 видов живот­ных, а его клас­си­фи­ка­ция живот­но­го мира не утра­ти­ла акту­аль­но­сти до вре­мен Лин­нея. Самы­ми зна­чи­тель­ны­ми работа­ми Ари­сто­те­ля по био­ло­гии пред­став­ля­ют­ся: Ана­то­мия живот­ных (Pe­ri zoon mo­rion), Раз­мно­же­ние живот­ных (Pe­ri zoon ge­ne­seos), Исто­рия живот­ных (Pe­ri ta zoa his­to­riai) и дру­гие. Сре­ди пси­хо­ло­ги­че­ских трак­та­тов Ари­сто­те­ля обра­ща­ет на себя вни­ма­ние объ­ем­ный труд О душе (Pe­ri pshy­ches) в 3 кни­гах. Ари­сто­тель при­во­дит опре­де­ле­ние души, а затем раз­гра­ни­чи­ва­ет оду­шев­лен­ные тела (so­ma­ta empshy­cha) и тела, лишен­ные души (so­ma­ta apshy­cha). Оду­шев­лен­ные тела он делит на рас­те­ния, живот­ных и людей. Рас­ти­тель­ная или веге­та­тив­ная душа пред­на­зна­че­на толь­ко к пита­нию и про­дол­же­нию рода, живот­ная душа наде­ле­на вдо­ба­вок спо­соб­но­стью вос­при­я­тия, жела­ния (воли) и дви­же­ния, а чело­ве­че­ская душа — при­ви­ле­ги­ей разум­но­го мыш­ле­ния. Соглас­но Ари­сто­те­лю, суще­ст­ву­ет две раз­но­вид­но­сти мыш­ле­ния: обыч­ное, дис­кур­сив­ное мыш­ле­ние и тео­ре­ти­че­ское, инту­и­тив­ное. Пер­вое Ари­сто­тель свя­зы­ва­ет с пас­сив­ным разу­мом (iras pathe­ti­kos), сопут­ст­ву­ю­щим инди­виду­аль­ной и смерт­ной душе, дру­гое — с бес­смерт­ным и уни­вер­саль­ным разу­мом (nus poie­ti­kos). Бла­го­да­ря дея­тель­но­му разу­му мы позна­ем основ­ные пра­ви­ла логи­че­ско­го мыш­ле­ния и абстракт­ные поня­тия, не под­даю­щи­е­ся дока­за­тель­ству, но явля­ю­щи­е­ся науч­ны­ми акси­о­ма­ми. Тео­ре­ти­че­ской фило­со­фи­ей Ари­сто­тель зани­ма­ет­ся в Мета­фи­зи­ке. Она состо­ит из 14 книг и явля­ет­ся собра­ни­ем трак­та­тов. Цель­ные сочи­не­ния пред­став­ля­ют собой толь­ко кн. VII и VIII, рас­смат­ри­ваю­щие поня­тие суб­стан­ции, и кн. V — о мно­го­знач­ных сло­вах. В кн. I Ари­сто­тель раз­гра­ни­чи­ва­ет 4 прин­ци­па — нача­ла суще­ст­ву­ю­щих вещей: фор­ма, мате­рия, источ­ник дви­же­ния и цель. Впо­след­ст­вии он сво­дит их к двум основ­ным — фор­маль­но­му нача­лу (фор­ме) и мате­рии. Харак­те­ри­зуя мате­рию, он гово­рит о так назы­вае­мой пер­вич­ной мате­рии (pro­te hy­le), не име­ю­щей ни при­зна­ков, ни фор­мы; оформ­лен­ную же мате­рию он назы­ва­ет конеч­ной мате­ри­ей (escha­te hy­le). Мате­рия и фор­ма тес­но свя­за­ны меж­ду собой в мире, кото­рый мы видим. Суще­ст­ву­ет, одна­ко, чистая фор­ма, без при­ме­си мате­рии — Бог-Разум. Ему Ари­сто­тель посвя­ща­ет XII кн. Мета­фи­зи­ки и назы­ва­ет его пер­вым «непо­движ­ным» источ­ни­ком дви­же­ния, сво­бод­ным от вся­кой мате­рии, веч­но дей­ст­ви­тель­ной мыс­лью, пред­став­ля­ю­щей послед­нее усло­вие суще­ст­во­ва­ния мира явле­ний. Его созна­ние опре­де­ля­ет жизнь и суще­ст­во­ва­ние Все­лен­ной. Сле­дую­щая груп­па сочи­не­ний Ари­сто­те­ля каса­ет­ся так назы­вае­мой прак­ти­че­ской фило­со­фии: эти­ки, поли­ти­ки, тео­рии государ­ства и пра­ва. Сре­ди эти­че­ских трак­та­тов Ари­сто­те­ля наи­бо­лее извест­на Нико­ма­хо­ва эти­ка (Ethi­ka Ni­ko­macheia), содер­жа­щая зна­ме­ни­тый прин­цип уме­рен­но­сти (me­so­tes); доб­ро­де­тель поме­ща­ет­ся в так назы­вае­мой золо­той середине меж­ду дву­мя край­но­стя­ми; муже­ство, к при­ме­ру, нахо­дит­ся меж­ду удаль­ст­вом и тру­со­стью. Ари­сто­тель делит доб­ро­де­те­ли на прак­ти­че­ские и тео­ре­ти­че­ские. Тео­ре­ти­че­ские доб­ро­де­те­ли — интел­лек­ту­аль­ные — свя­за­ны с так назы­вае­мой тео­ре­ти­че­ской жиз­нью (bios theo­re­ti­kos), созер­ца­тель­ной и даю­щей наи­боль­шее сча­стье. Эта же эти­ка совер­шен­ства пред­став­ле­на в кн. X Нико­ма­хо­вой эти­ки, а так­же в Эвде­мей­ской эти­ке (Ethi­ka Eude­meia). Вели­кая эти­ка (Ethi­ka Me­ga­la) не счи­та­ет­ся под­лин­ным сочи­не­ни­ем Ари­сто­те­ля. В кн. VIII—IX Нико­ма­хо­вой эти­ки Ари­сто­тель гово­рит об эти­ке, осно­ван­ной на при­вя­зан­но­сти (fi­lia). Граж­дан­ской, обще­ст­вен­ной эти­ке Ари­сто­тель посвя­тил свою Поли­ти­ку, вме­щен­ную в 8 книг. Это сбор­ник ряда трак­та­тов, в кото­рых на кон­крет­ном мате­ри­а­ле суще­ст­ву­ю­щих зако­нов Ари­сто­тель пред­став­ля­ет тео­рию спра­вед­ли­во­го государ­ства и наи­луч­ше­го обще­ст­вен­но­го строя. Каж­дое государ­ст­вен­ное устрой­ство хоро­шо, если оно обес­пе­чи­ва­ет бла­го всех граж­дан. Суще­ст­ву­ет глав­ным обра­зом 3 хоро­шие фор­мы управ­ле­ния: монар­хия, ари­сто­кра­тия и наро­до­вла­стие; и 3 пло­хие: тира­ния, оли­гар­хия и охло­кра­тия. Две послед­ние кни­ги Поли­ти­ки пред­став­ля­ют образ иде­аль­но­го государ­ства. Для гума­ни­тар­ных наук базо­вое зна­че­ние име­ли Поэ­ти­ка (Pe­ri poie­ti­kes) и Рито­ри­ка (Tech­ne rhe­to­ri­ke). Рито­ри­ка в 3 кни­гах пред­став­ля­ет собой систе­ма­ти­зи­ро­ван­ное посо­бие, пред­на­зна­чен­ное обу­чить искус­ству дока­за­тель­ства при помо­щи искус­ных дово­дов. Кни­га III посвя­ще­на в основ­ном вопро­сам сти­ли­сти­ки, искус­ству пра­виль­но выра­жать­ся и пра­виль­но­му постро­е­нию речи. Поэ­ти­ка пер­во­на­чаль­но состо­я­ла из 2 книг. В кн. I Ари­сто­тель раз­би­рал тра­гедию и эпо­пею, в кн. II — дифи­рам­би­че­скую поэ­зию и комедию. Сохра­ни­лась толь­ко кн. I. Ари­сто­тель обо­зна­ча­ет здесь искус­ство как под­ра­жа­ние (mi­me­sis) и при­во­дит зна­ме­ни­тое опре­де­ле­ние тра­гедии. Она явля­ет­ся про­из­веде­ни­ем, ими­ти­ру­ю­щим дей­ст­ви­тель­ность, в кото­ром дей­ст­ву­ют люди, и об их делах мы узна­ем пря­мо, а не из рас­ска­зов. Тра­гедия, про­буж­дая состра­да­ние и страх, при­во­дит к очи­ще­нию (kathar­sis). Ари­сто­тель выде­ля­ет затем 6 состав­ля­ю­щих тра­гедии: сюжет, харак­те­ры, смысл, сце­ни­че­ское обрам­ле­ние, язык и стиль (а так­же музы­ку); он гово­рит о един­стве тра­ги­че­ско­го дей­ст­вия (Пра­ви­ло 3 единств: места, вре­ме­ни и дей­ст­вия, — соблюдае­мое вели­ки­ми евро­пей­ски­ми тра­ги­ка­ми, сфор­ми­ро­ва­лось позд­нее. Трак­тат на эту тему создал сре­ди про­чих Кор­нель). Ари­сто­тель явля­ет­ся одним их самых раз­но­сто­рон­них мыс­ли­те­лей, а его вли­я­ние как на фило­со­фию, так и на отдель­ные нау­ки было огром­ным.

См. также:
АРИСТОТЕЛЬ (Словарь античности)
АРИСТОТЕЛЬ (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
См. по теме: ДОССЕНН • ДРЕПАНИЙ • ДЕМАД • ДОСИФЕЙ МАГИСТР •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Голова Аристотеля.
Мрамор. Римская копия сер. I в. н. э. с греческого оригинала ок. 320 г. до н. э.
Вена, Музей истории искусств.
2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Голова Аристотеля.
Мрамор. Римская копия сер. I в. н. э. с греческого оригинала ок. 320 г. до н. э.
Вена, Музей истории искусств.
3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Бюст с головой Аристотеля.
Греческий мрамор, оникс.
Голова: II в. н. э., римская работа. Бюст современной работы.
Флоренция, Галерея Уффици.
4. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Бюст с головой Аристотеля.
Греческий мрамор, оникс.
Голова: II в. н. э., римская работа. Бюст современной работы.
Флоренция, Галерея Уффици.
5. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Аристотель.
Пентелийский мрамор.
Римская (?) копия I—II вв. н. э. греческого оригинала ок. 320 г. до н. э.
Париж, Лувр.
6. СКУЛЬПТУРА. Греция.
Голова Платона. (Подпись «ΑΡΙΣΤΟΤΕΛΗΣ» ошибочная).
Мрамор.
Рим, Ватиканские музеи, Музей Пия—Климента, Галерея географических карт, 63.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА