Античные писатели

ЭННИЙ, Квинт; En­nius, Quin­tus, 239—169 гг. до н. э., рим­ский поэт, «отец рим­ской лите­ра­ту­ры». Родил­ся в меса­пий­ском город­ке Рудии в Калаб­рии; из дома вынес зна­ние меса­пий­ско­го диа­лек­та, не сыг­рав­ше­го в куль­ту­ре древ­ней Ита­лии зна­чи­тель­ной роли, а так­же оский­ско­го язы­ка, на кото­ром гово­ри­ли на юге полу­ост­ро­ва. Из южно­и­та­лий­ских гре­че­ских горо­дов, осо­бен­но из Тарен­та, шла гре­че­ская куль­ту­ра, а из не слиш­ком отда­лен­но­го Брун­ди­зия, рим­ской коло­нии при­мер­но с 245 г., начи­нал рас­про­стра­нять­ся латин­ский язык. Более прав­до­по­доб­но, что Энний еще в моло­до­сти изу­чил гре­че­ский и латин­ский язы­ки, так что мог заслу­жен­но гово­рить о себе, что «у него три серд­ца», то есть что он зна­ет оский­ский, гре­че­ский и латин­ский. Во вре­мя II Пуни­че­ской вой­ны Энний слу­жил в отрядах рим­ских союз­ни­ков; в 204 г. воз­вра­тив­ший­ся из Афри­ки Марк Пор­ций Катон взял Энния с собой, с Сар­ди­нии в Рим. К это­му вре­ме­ни Ливий Анд­ро­ник, ско­рее все­го, уже умер, а затяж­ные столк­но­ве­ния с пред­ста­ви­те­ля­ми ари­сто­кра­ти­че­ских родов затруд­ня­ли сце­ни­че­скую дея­тель­ность Невия, кото­рый, будучи вынуж­ден­ным поки­нуть Рим, вско­ре поки­нул сце­ну. Живя в стес­нен­ных обсто­я­тель­ствах, Энний работал в Риме в каче­стве учи­те­ля и поэта; он читал и ком­мен­ти­ро­вал про­из­веде­ния гре­че­ских поэтов, а в осо­бен­но­сти поэтов латин­ских. Учи­тель­ская дея­тель­ность Энния при­бли­зи­ла его к ари­сто­кра­тии, в ари­сто­кра­ти­че­ских кру­гах он поль­зо­вал­ся боль­шим ува­же­ни­ем. В 189 г. кон­сул Марк Фуль­вий Ноби­ли­ор взял Энния с собой в воен­ный поход в Это­лию. Воен­ные дей­ст­вия сво­его покро­ви­те­ля, в осо­бен­но­сти взя­тие это­лий­ской сто­ли­цы Амбра­кии, Энний уве­ко­ве­чил в рим­ской тра­гедии (fa­bu­la prae­tex­ta) Амбра­кия. В дока­за­тель­ство сво­ей при­зна­тель­но­сти сын Мар­ка Квинт Фуль­вий Ноби­ли­ор пре­до­ста­вил Эннию рим­ское граж­дан­ство. Из рим­ских писа­те­лей того вре­ме­ни к кру­гу бли­жай­ших дру­зей — а воз­мож­но, и уче­ни­ков — Энния при­над­ле­жал комедио­граф Цеци­лий Ста­ций, с кото­рым поэт про­жи­вал на Авен­тине, а так­же тра­гедио­граф Паку­вий, пле­мян­ник Энния. На про­тя­же­нии всей жиз­ни Энний писал дра­мы; в 169 г., то есть в год сво­ей смер­ти, он поста­вил тра­гедию Фиест (Thyes­tes). Нам извест­но при­мер­но 20 назва­ний тра­гедий Энния, из кото­рых сохра­ни­лись толь­ко фраг­мен­ты (ок. 400 сти­хов); пер­во­ис­точ­ни­ка­ми боль­шей их части (абсо­лют­но точ­но 9 из них) послу­жи­ли тра­гедии Еври­пида, рацио­на­лизм и скеп­ти­цизм кото­ро­го в наи­боль­шей сте­пе­ни соот­вет­ст­во­ва­ли вос­при­я­тию Энния. Для 3 тра­гедий образ­цы пре­до­ста­вил Эсхил; зато не име­ет­ся пере­ра­боток пьес Софок­ла. С осо­бым при­стра­сти­ем опи­сы­вал Энний охва­чен­ных стра­стя­ми геро­инь Еври­пида: Анд­ро­меду, Геку­бу и Медею. Воз­вра­ще­ние к теме Анд­ро­меды, при­вне­сен­ной на рим­скую сце­ну Ливи­ем Анд­ро­ни­ком, повлек­ло за собой сопер­ни­че­ство. С пере­ра­ба­ты­вае­мы­ми гре­че­ски­ми ори­ги­на­ла­ми Энний посту­пал так же, как дру­гие дра­ма­тур­ги его вре­ме­ни; порой он про­из­во­дил сме­лые изме­не­ния, напри­мер, в сле­дую­щей за дра­мой Еври­пида Ифи­ге­нии он заме­нил хор деву­шек хором вои­нов, а нача­ло Медеи в срав­не­нии с ори­ги­на­лом Еври­пида выяв­ля­ет как сокра­ще­ния, так и встав­ки. Сверх это­го Энний напи­сал 2 рим­ские тра­гедии: Саби­нян­ки (Sa­bi­nae) и Амбра­кия (Ambra­cia). Комедий­ное твор­че­ство Энния было скуд­ным; оно содер­жит лишь 2 назва­ния; в каноне комедио­гра­фов Вол­ка­ций Седи­гит поме­стил Энния на послед­нее место. Наи­бо­лее зна­чи­тель­ным лите­ра­тур­ным про­из­веде­ни­ем Энния был исто­ри­че­ский эпос Анна­лы в 18 кни­гах, от кото­ро­го сохра­ни­лось ок. 600 сти­хов. Работу над эпо­пе­ей Энний начал, веро­ят­но, вско­ре после 189 г. Он опи­сал в ней исто­рию Рима от при­бы­тия Энея в Ита­лию до сво­его вре­ме­ни. Во вступ­ле­нии, ори­ен­ти­ро­ван­ном на Геси­о­да и Кал­ли­ма­ха, он пред­ста­вил свое поэ­ти­че­ское посвя­ще­ние, рас­ска­зав сон, в кото­ром ему явил­ся Гомер. Кн. I—III охва­ты­ва­ли исто­рию рим­ских царей; вой­ны с Пирром были опи­са­ны в кн. VI, кн. VII име­ла соб­ст­вен­ное вступ­ле­ние, в кото­ром Энний обос­но­вы­вал опу­ще­ние собы­тий I Пуни­че­ской вой­ны. Посколь­ку эти вой­ны уже опи­сал Невий, пози­ция Энния была при­зна­ни­ем лите­ра­тур­ных дости­же­ний пред­ше­ст­вен­ни­ка. Исто­рия пуни­че­ских войн, а точ­нее, вой­ны с Ган­ни­ба­лом, изла­га­лась в кн. VII—IX. Над Анна­ла­ми Энний работал на про­тя­же­нии мно­гих лет, собы­тия Ист­рий­ской вой­ны 178—177 гг. он опи­сал в кн. XVI. Сле­дуя за гоме­ров­ским эпо­сом, Энний пере­нял не толь­ко гре­че­ский эпи­че­ский стих (то есть дак­ти­ли­че­ский гекза­метр), но пытал­ся так­же как мож­но точ­нее вос­про­из­ве­сти осо­бен­но­сти гре­че­ско­го эпи­че­ско­го сти­ля, не пре­не­бре­гая даже введе­ни­ем сло­вотвор­че­ских курье­зов; он охот­но исполь­зо­вал арха­из­мы и бога­тые фоне­ти­че­ские сред­ства ран­не­рим­ской поэ­зии. В сохра­нив­ших­ся фраг­мен­тах удив­ля­ет отсут­ст­вие каких-либо упо­ми­на­ний о внут­рен­них обще­ст­вен­ных кон­флик­тах в самом Риме; оче­вид­но, что Энний смот­рел на исто­рию Рима гла­за­ми пред­ста­ви­те­лей ари­сто­кра­ти­че­ских родов, дея­ния кото­рых он про­слав­лял. В вос­хва­ле­ни­ях геро­ев более зна­чи­тель­ное место отво­ди­лось sa­pien­tia (муд­ро­сти, уму), чем vis (силе), что уже явно свиде­тель­ст­ву­ет о гре­че­ском вли­я­нии. В дру­гих про­из­веде­ни­ях Энний тоже берет за обра­зец гре­че­скую лите­ра­ту­ру. В поэ­ме натур­фи­ло­соф­ско­го содер­жа­ния Эпи­харм он пред­ста­вил физи­че­скую кон­цеп­цию Иова, кото­ро­го счи­тал попро­сту одним из четы­рех эле­мен­тов, а имен­но возду­хом. Веро­ят­но, эти фило­соф­ские ана­ло­гии Энния, окра­шен­ные силь­ным рацио­на­лиз­мом и рели­ги­оз­ным скеп­ти­циз­мом, скло­ни­ли его пере­ве­сти на латин­ский язык про­за­и­че­скую повесть гре­ка Эвге­ме­ра. Пере­вод Энния носил, воз­мож­но, назва­ние Эвге­мер и сохра­нил­ся в отрыв­ках, боль­шей частью кото­рых мы обя­за­ны Лак­тан­цию. Загла­вие дру­го­го про­из­веде­ния Вле­че­ние к фило­со­фии (Prot­rep­ti­cus), долж­но было ука­зы­вать на фило­соф­ское содер­жа­ние, зато един­ст­вен­ный отры­вок из сти­хотвор­но­го сочи­не­ния Ука­за­ния (Prae­cep­ta) не поз­во­ля­ет более точ­но опре­де­лить его содер­жа­ние; может быть, это была нрав­ст­вен­но-фило­соф­ская поэ­ма. Напи­сан­ные иони­че­ски­ми мет­ра­ми про­из­веде­ния элли­ни­сти­че­ско­го поэта Сота­да Энний пере­нес в рим­скую лите­ра­ту­ру в поэ­ме, оза­глав­лен­ной Сота (исход­ная фор­ма име­ни Сотад). Несо­мнен­ным свое­об­ра­зи­ем отли­ча­ют­ся напи­сан­ные дак­ти­ли­че­ским гекза­мет­ром Лаком­ства (He­di­pha­ge­ti­ca), образ­цом для кото­рых была гаст­ро­но­ми­че­ская поэ­ма Архи­стра­та. Об эпи­грам­ма­ти­че­ском твор­че­стве Энния невоз­мож­но ска­зать ниче­го опре­де­лен­но­го; тра­ди­ция донес­ла 3 или 4 эпи­грам­мы в эле­ги­че­ских дисти­хах, кото­рые Энний пер­вым ввел в рим­скую поэ­зию. Кро­ме того, он был авто­ром Сатир (Sa­ti­rae) в 4 кни­гах. Отли­чи­тель­ной чер­той этих сатир была раз­но­род­ность тема­ти­ки и сти­хотвор­ных раз­ме­ров; в них высту­па­ла диа­ло­ги­че­ская фор­ма, напри­мер в спо­ре смер­ти и жиз­ни. Не исклю­че­но, что пане­ги­ри­че­ская и очень неод­но­род­ная вер­си­фи­ка­тор­ская поэ­ма Энния под назва­ни­ем Сци­пи­он, создан­ная в честь Пуб­лия Кор­не­лия Сци­пи­о­на Афри­кан­ско­го Стар­ше­го, не была само­сто­я­тель­ным про­из­веде­ни­ем, а при­над­ле­жа­ла к сбор­ни­ку сатир. Неиз­вест­но так­же, изло­жил ли он вопро­сы латин­ской орфо­гра­фии и грам­ма­ти­ки, кото­ры­ми он зани­мал­ся, в Сати­рах или посвя­тил им отдель­ное про­из­веде­ние, как позд­нее Луци­лий. Бога­тая и раз­но­сто­рон­няя лите­ра­тур­ная дея­тель­ность Энния, кото­рый как «вто­рой Гомер» хотел слу­жить не рим­ским Каме­нам, но гре­че­ским Музам, при­ве­ла к элли­ни­за­ции рим­ской куль­ту­ры и откры­ла на буду­щее доро­гу раз­ви­тию латин­ской лите­ра­ту­ры. Вели­ко было вли­я­ние Энния в эпи­ке; Лукре­ций и Вер­ги­лий были мно­гим ему обя­за­ны; Анна­лы были нацио­наль­ным эпо­сом рим­лян вплоть до появ­ле­ния Эне­иды Вер­ги­лия.

См. также:
ЭННИЙ, ЕННИЙ (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
Антич­ные писа­те­ли. Сло­варь. — СПб.: Изда­тель­ство «Лань», 1999.
См. по теме: ДОССЕНН • ДРЕПАНИЙ • ДЕМАД • ДИФИЛ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Вергилий?
Мрамор.
Конец I в. до н. э. — нач. II в. н. э.
Рим, Ватиканские музеи, Григорианский светский музей.
2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Вергилий?
Мрамор.
Конец I в. до н. э. — нач. II в. н. э.
Рим, Ватиканские музеи, Григорианский светский музей.
3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Вергилий?
Мрамор.
Конец I в. до н. э. — нач. II в. н. э.
Рим, Ватиканские музеи, Григорианский светский музей.
4. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Вергилий?
Мрамор.
Конец I в. до н. э.
Рим, Ватиканские музеи, Григорианский светский музей.
5. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Т. н. голова Энния.
Туф.
3-я четв. II в. до н. э.
Рим, Ватиканские музеи, Музей Пия—Климента, Кабинет Апоксиомена, 39.
6. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Т. н. голова Энния.
Туф.
3-я четв. II в. до н. э.
Рим, Ватиканские музеи, Музей Пия—Климента, Кабинет Апоксиомена, 39.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА