Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

ДИОНИ́СИЙ

Dio­ny­sius, Διονύ­σιος,

1) фоке­ец, пред­во­ди­тель ионян в вос­ста­нии их про­тив пер­сов. После бит­вы при Ладе он уехал в запад­ные моря и в каче­стве мор­ско­го раз­бой­ни­ка вое­вал с тиррен­ца­ми и кар­фа­ге­ня­на­ми. Hdt. 6, 11 сл.;

2) Дио­ни­сий Стар­ший, сын Гер­мо­кра­та, родил­ся в 431 г. до Р. Х., отли­чил­ся в войне, кото­рую Сира­ку­зы вели с Кар­фа­ге­ном, начи­ная с 410 г. Diod. Sic. 13, 87. Устра­нив пол­ко­вод­цев сира­ку­зян обви­не­ни­ем их в поте­ре г. Агри­ген­та, Дио­ни­сий, бла­го­да­ря под­держ­ке Фили­ста, сам попал в чис­ло вновь избран­ных пол­ко­вод­цев. Он уси­лил свою пар­тию воз­вра­ще­ни­ем из ссыл­ки изгнан­ни­ков, при­вя­зал к себе вой­ско повы­ше­ни­ем жало­ва­нья, устра­нил сво­их това­ри­щей и сде­лал­ся един­ст­вен­ным вое­на­чаль­ни­ком. Затем он обра­зо­вал отряд тело­хра­ни­те­лей, отпра­вил­ся в Сира­ку­зы и в 406 г. объ­явил себя вла­сти­те­лем горо­да. Cic. tusc. 5, 20. Несмот­ря на пора­же­ние при Геле и на воз­му­ще­ние вой­ска, он достиг мира уступ­кою Гиме­ры и Агри­ген­та кар­фа­ге­ня­нам и обес­пе­чил свое гос­под­ство над Сира­ку­за­ми при­вле­че­ни­ем к себе наем­ни­ков, осо­бен­но кам­пан­цев, укреп­ле­ни­ем части горо­да, назы­вав­шей­ся Орти­ги­ей, и заво­е­ва­ни­я­ми (406 г.). Diod. Sic. 14, 7. Он женил­ся на доче­ри пол­ко­во­д­ца Гер­мо­кра­та, а после смер­ти ее всту­пил в брак в одно и то же вре­мя с Ари­сто­ма­хой, сест­рой Дио­на, и локрян­кой Доридой. В 399 г. ему при­над­ле­жа­ла вся часть Сици­лии, не нахо­див­ша­я­ся в руках кар­фа­ге­нян. Сде­лав боль­шие при­готов­ле­ния (кораб­ли с пятью ряда­ми полок для греб­цов и ката­пуль­ты), он начал вто­рую вой­ну с Кар­фа­ге­ном, в 397 г. оса­дил город Мотию (Μο­τύη), но перед чис­лен­ным пре­вос­ход­ством Гимиль­ко­но­ва вой­ска дол­жен был отсту­пить в Сира­ку­зы и здесь сам был оса­жден. Он защи­щал­ся успеш­но, рас­по­ло­жил к себе граж­дан снис­хож­де­ни­ем и уме­рен­но­стью и был спа­сен бла­го­да­ря чуме, появив­шей­ся в лаге­ре кар­фа­ге­нян, в 396 г. Diod. Sic. 14, 45. Гимиль­кон отсту­пил с остат­ка­ми сво­его вой­ска, но Магон про­дол­жал вой­ну, пока кар­фа­ге­няне не заклю­чи­ли мир в 392 г., усту­пив Дио­ни­сию город Тав­ро­ме­ний. Уже во вре­мя вой­ны Дио­ни­сий обна­ру­жи­вал свою жесто­кость тем, что каз­нил мно­гих граж­дан с целью захва­тить их день­ги для покры­тия воен­ных издер­жек. Теперь он обра­тил свое ору­жие про­тив гре­че­ских горо­дов Ниж­ней Ита­лии; кротон­цы были побеж­де­ны, а г. Регий после 11-месяч­ной оса­ды голо­дом при­нуж­ден сдать­ся и под­верг­ся всей жесто­ко­сти победи­те­ля, 387 г. Diod. Sic. 14, 10 слл. После несколь­ких лет мира, в про­дол­же­ние кото­рых уста­но­ви­лись дру­же­ские отно­ше­ния со Спар­той и утвер­ди­лось гос­под­ство Сира­куз на Адри­а­ти­че­ском море, Дио­ни­сий начал третью вой­ну с Кар­фа­ге­ном, в кото­рой одер­жал победу над Маго­ном при Каба­ле, затем сам потер­пел пора­же­ние при Кро­нии и при заклю­че­нии мира при­нуж­ден был сде­лать неко­то­рые уступ­ки Кар­фа­ге­ну, так что река Галик (Ἅλυ­κος) сде­ла­лась гра­ни­цей его вла­де­ний (383 г.) Diod. Sic. 15, 12 слл. Когда его замыс­лы на Епир и Дель­фы не уда­лись, он начал чет­вер­тую вой­ну про­тив Кар­фа­ге­на. Сна­ча­ла он вое­вал счаст­ли­во, но когда флот его был уни­что­жен в гава­ни под горой Ери­ком (Eryx), тогда после­до­ва­ло пере­ми­рие. Вско­ре затем, в 367 г., Дио­ни­сий умер от неуме­рен­но­сти или от яда, под­не­сен­но­го ему сыном, или от радо­сти по слу­чаю победы, одер­жан­ной им в каче­стве дра­ма­ти­че­ско­го писа­те­ля. Diod. Sic. 15, 74. Дио­ни­сий у древ­них счи­тал­ся пер­вым и самым выдаю­щим­ся при­ме­ром позд­ней­ших дур­ных тира­нов, вслед­ст­вие сво­ей жесто­ко­сти, сво­его без­бо­жия и край­не­го недо­ве­рия к окру­жав­шим его лицам. Val. Max. 1, 1. 4, 7. 9, 17. Plut. Dion. 5. Cic. tusc. 5, 21. 22. Впро­чем, в душе его про­яв­ля­лись ино­гда бла­го­род­ные побуж­де­ния (Дамон и Фин­тий) и он ясно осо­зна­вал бед­ст­вен­ность сво­его поло­же­ния. Побуж­дае­мый тще­сла­ви­ем и почти болез­нен­ной наклон­но­стью к тра­гедии, он хотел быть поэтом, не обла­дая талан­том. Его поэ­ти­че­ские про­из­веде­ния сме­ло пори­ца­лись Филок­се­ном и осме­и­ва­лись в Олим­пии; в Афи­нах, одна­ко, в 367 г. он полу­чил приз за одну из сво­их тра­гедий, Λύτ­ρα Ἕκτο­ρος, остат­ки кото­рой собрал Nauck, trag. Græc. fragm. p. 616;

3) Дио­ни­сий Млад­ший, сын преды­ду­ще­го от локрян­ки Дориды. Не полу­чив, вслед­ст­вие недо­ве­рия к нему отца, в юно­сти порядоч­но­го вос­пи­та­ния, он насле­до­вал от отца твер­до уста­нов­лен­ную власть в 367 г. до Р. Х. и, не имея воин­ст­вен­ных наклон­но­стей, поспе­шил окон­чить вой­ну с Кар­фа­ге­ном; вооб­ще его прав­ле­ние не озна­ме­но­ва­лось выдаю­щи­ми­ся воен­ны­ми собы­ти­я­ми. Так как при­ро­да не сде­ла­ла его жесто­ким и не обде­ли­ла его спо­соб­но­стя­ми, то Дио­ни­сий наде­ял­ся, при помо­щи Пла­то­на, обра­тить его глав­ное вни­ма­ние на нрав­ст­вен­ное зна­че­ние цар­ской вла­сти. Пла­тон при­был в Сира­ку­зы с целью сде­лать опыт упроч­не­ния бла­га государ­ства прав­ле­ни­ем госуда­ря, вос­пи­тан­но­го в пра­ви­лах доб­ро­де­те­ли. Он был при­нят с боль­шим поче­том, но лесть (Фили­ста) вско­ре уни­что­жи­ла вли­я­ние луч­ших людей. Дион был изгнан, а Пла­тон, к кото­ро­му сво­его рода рев­ни­вая любовь при­вя­за­ла Дио­ни­сия, неохот­но отпу­щен. Побуж­ден­ный обе­ща­ни­я­ми и при­гла­ше­ни­я­ми Дио­ни­сия, Пла­тон еще раз при­ехал в Сици­лию, но воз­вра­тил­ся оттуда, опять не достиг­нув цели и под­верг­шись оскорб­ле­нию и опас­но­сти, в 360 г. Дио­ни­сий вско­ре пре­дал­ся всем при­чудам и поро­кам тира­на, вслед­ст­вие чего узы вла­сти ста­ли осла­бе­вать. Во вре­мя похо­да его про­тив лукан­цев в Сици­лии явил­ся Дион, овла­дел Сира­ку­за­ми, и даже кремль горо­да впо­след­ст­вии дол­жен был сдать­ся ему. Дио­ни­сий уда­лил­ся в Ита­лию в г. Лок­ры и гос­под­ст­во­вал там с такой же звер­ской жесто­ко­стью, пока в 346 г. сно­ва не достиг вла­сти в Сира­ку­зах. Одна­ко сира­ку­зяне, утом­лен­ные жесто­ко­стью его прав­ле­ния, для спа­се­ния горо­да, потря­сен­но­го внут­рен­ни­ми сму­та­ми и раздо­ра­ми, обра­ти­лись за помо­щью к сво­ей мет­ро­по­лии Корин­фу. На зов их явил­ся Тимо­ле­онт. Он заста­вил Дио­ни­сия сдать кремль и сло­жить с себя власть. В 343 г. Дио­ни­сий уда­лил­ся со сво­и­ми при­вер­жен­ца­ми в Гре­цию и впо­след­ст­вии жил в Корин­фе в дей­ст­ви­тель­ной или при­твор­ной бед­но­сти и нуж­де. Cic. tusc. 3, 12. Diod. Sic. 15, 16. 16, 70. Plut. Dion и Ti­mo­leon. Iust. 21, 5;

4) Дио­ни­сий Коло­фон­ский, см. Pic­to­res, 3.

Из чис­ла гре­че­ских писа­те­лей это­го име­ни самые заме­ча­тель­ные:

5) Дио­ни­сий Милет­ский, один из лого­гра­фов, млад­ший совре­мен­ник Гека­тея, жил неза­дол­го после 500 г. до Р. Х. Он, веро­ят­но, пер­вый сде­лал попыт­ку соста­вить исто­ри­че­ский очерк собы­тий, пред­ше­ст­во­вав­ших совре­мен­ной ему эпо­хе, в сочи­не­нии περ­σι­κά, или τὰ με­τὰ Δα­ρεῖον. Соста­вил ли он опи­са­ние све­та, πε­ριήγη­σις οἰκου­μένης, решить труд­но. Ср.: Mül­ler, fragm. hist. Graec. II, 5 слл. Его часто сме­ши­ва­ют с

6) Дио­ни­си­ем Самос­ским, писа­те­лем алек­сан­дрий­ской эпо­хи, кото­рый соста­вил руко­вод­ство к изу­че­нию мифо­ло­гии (κύκ­λος) в про­зе, а может быть, и дру­гие мифо­ло­ги­че­ские и исто­ри­че­ские сочи­не­ния, кото­рые послу­жи­ли глав­ным источ­ни­ком для пер­вых книг исто­рии Дио­до­ра. Ср.: Mül­ler, fragm. hist. Graec. II, 9 слл.;

7) Дио­ни­сий Фра­кий­ский (Θρᾷξ), уче­ник Ари­стар­ха, жив­ший око­ло 100 г. до Р. Х., соста­вил первую науч­ную грам­ма­ти­ку, τέχ­νη γραμ­μα­τική, кото­рая при­об­ре­ла боль­шую извест­ность, но в сво­ем насто­я­щем виде пред­став­ля­ет­ся иска­жен­ною. Изд. Bek­ker, Anecd. Graec. II;

8) Дио­ни­сий Гали­кар­насский, при­был в Рим в кон­це меж­до­усоб­ной вой­ны меж­ду Анто­ни­ем и Авгу­стом, 30 г. до Р. Х., жил там 22 года, веро­ят­но, в каче­стве учи­те­ля рито­ри­ки и изу­чал при этом латин­ский язык и рим­скую лите­ра­ту­ру. Умер в 8 г. до Р. Х. Кро­ме неко­то­рых лишь по загла­ви­ям извест­ных нам сочи­не­ний Дио­ни­сий напи­сал Ῥω­μαϊκὴ ἀρχαιολο­γία, в 20 кни­гах, начи­ная с мифи­че­ских вре­мен ита­лий­ских наро­дов до нача­ла пуни­че­ских войн, т. е. до того пери­о­да, с кото­ро­го начи­на­ет­ся исто­рия Поли­бия. Уце­ле­ли вполне толь­ко пер­вые 9 книг, две сле­дую­щие сохра­ни­лись боль­шей частью, а от про­чих оста­лись лишь отрыв­ки. Дио­ни­сий ста­ра­ет­ся дока­зать род­ство рим­лян с гре­ка­ми и муд­рость рим­ских зако­но­да­те­лей и государ­ст­вен­ных людей, чтобы таким обра­зом сде­лать для гре­ков более снос­ным под­чи­не­ние их рим­ля­нам. Он ука­зы­ва­ет на управ­ле­ние богов судь­ба­ми наро­дов, пооче­ред­но изо­бра­жа­ет воен­ные собы­тия и раз­ви­тие государ­ст­вен­ных учреж­де­ний и часто встав­ля­ет речи дей­ст­ву­ю­щих лиц. Суж­де­ния его разум­ны, но неосно­ва­тель­ны, пото­му что он сме­ши­ва­ет осо­бен­но­сти гре­че­ско­го и рим­ско­го наро­дов и не раз­ли­ча­ет эпох; ему недо­ста­ет твор­че­ско­го пони­ма­ния древ­но­сти и разу­ме­ния осо­бен­но­стей древ­не­рим­ской жиз­ни. Но тем не менее его сочи­не­ние слу­жит глав­ным источ­ни­ком для исто­рии древ­не­го государ­ст­вен­но­го устрой­ства Рима. Слог его, нося­щий во мно­гих местах следы под­ра­жа­ния Фукидиду и Поли­бию, пла­вен и не лишен при­ят­но­сти, но име­ет пре­иму­ще­ст­вен­но рито­ри­че­ский харак­тер. Пер­вое изд. R. Ste­pha­nus (1546 слл.); пол­ное изд. I. I. Reis­ke и Mo­rus (1774 слл. 6 т.); новое изд. A. Kiessling (1860 слл. 4 т.).

Кро­ме того, Дио­ни­сий оста­вил: a) рито­ри­че­ские сочи­не­ния: περὶ συν­θέ­σεως ὀνο­μάτων (de com­po­si­tio­ne ver­bo­rum), изд. Schä­fer (1809) и Göl­ler (1815), τέχ­νη ῥη­τορι­κή, кото­рое в сво­ем нынеш­нем виде пред­став­ля­ет лишь извле­че­ние или под­дел­ку; b) кри­ти­ко-эсте­ти­че­ские сочи­не­ния: τῶν πα­λαιῶν χα­ρακ­τῆ­ρες, ηερὶ τῶν ἀρχαίων ῥη­τόρων ὑπομ­νη­ματισ­μοί, суж­де­ния о Фукидиде, Демо­сфене и др., нако­нец, c) пись­ма. Пол­ное изд. его сочи­не­ний: Syl­burg (1586) и Reis­ke (1774 слл.);

9) Дио­ни­сий Пери­егет. Роди­на его (Харак, Визан­тия, Алек­сан­дрия, Ливия), рав­но как и вре­мя его жиз­ни (пери­од Авгу­ста, Доми­ци­а­на, Сеп­ти­мия Севе­ра) неиз­вест­ны. В сво­ем сочи­не­нии πε­ριήγη­σις τῆς οἰκου­μένης он опи­сал в фор­ме пра­виль­ных и бла­го­звуч­ных гек­са­мет­ров весь извест­ный тогда свет, сле­дуя боль­шею частью Ера­то­сфе­ну. Позд­ней­шие писа­те­ли часто поль­зо­ва­лись этим сти­хотво­ре­ни­ем и ком­мен­ти­ро­ва­ли его, а Руф Фест Ави­ен (см. Avie­nus) и грам­ма­тик Прис­ци­ан (см. Pris­cia­nus) пере­ве­ли его на латин­ский язык. Изд. G. Bernhar­dy (1828) и C. Mül­ler, geogr. Graec. min. II;

10) Дио­ни­сий Катон, Dio­ny­sius Ca­to, см; Γνώ­μη.

См. также:
ДИОНИСИЙ (Словарь античности)
ДИОНИСИЙ АРЕОПАГИТ (Античные писатели)
ДИОНИСИЙ ГАЛИКАРНАССКИЙ (Античные писатели)
ДИОНИСИЙ из Александрии (Античные писатели)
ДИОНИСИЙ МАЛЫЙ из Добруджи (Словарь античности)
ДИОНИСИЙ ПЕРИЕГЕТ (Античные писатели)
ДИОНИСИЙ ТРАК (Античные писатели)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 408—410.
a-diplom.info
См. по теме: ДРАКОН, ДРАКОНТ • ЭНЕСИДЕМ • ΑΛΕΞΑΝΔΡΟΣ • АНАКСАНДРИД •
МОНЕТЫ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. Декадрахма, серебро
Дионисий Старший
Сиракузы, 405—390 гг. до н.э.
АВЕРС: Квадрига со скачущими влево галопом конями; колесничий в длинном хитоне, наклонившись вперед, со стрекалом и поводьями, увенчиваемый летящей Никой в двойном хитоне.
В обрезе: слева щит, справа шлем с гребнем, в середине панцирь между поножами.
В самом низу надпись: ΑΘΛΑ.
РЕВЕРС: Голова Аретусы, обращенная влево, с венком из стеблей тростника, с серьгой с тремя подвесками, ожерельем с бусами, вьющимися локонами; вокруг головы четыре дельфина.
Над головой надпись ΣΥΡΑΚΟΣΙΩΝ.
Под нижним дельфином слабые следы подписи художника: ΕΥΑΙΝΕ.
2. Денарий, серебро
Авл Плавций (Плоций)
Рим, 55 г. до н.э.
АВЕРС: Голова Кибелы вправо, в стенном венке, в серьгах в форме креста; волосы собраны сзади в узел и падают на шею; впереди вниз A PLAVTIVS; позади вниз AED CVR S C (Aedilis Curulis; Senatus consulto, «Курульный эдил; по постановлению сената»). Кайма из точек.
РЕВЕРС: Бородатая фигура, Вакхий (MRR, Harlan: Аристобул), в восточной одежде — шароварах (ἀναξυρίδες) и широком плаще, — стоит на коленях, повернувшись вправо, рядом с верблюдом; в протянутой правой руке он держит ветвь оливы, а в левой — поводья верблюда; в поле BACCHIVS; справа вверх IVDAEVS.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА