С. Б. Платнер, Т. Эшби. Топографический словарь Древнего Рима

Храм Юпи­те­ра Наи­луч­ше­го Вели­чай­ше­го Капи­то­лий­ско­го (aedes Iovis Op­ti­mi Ma­xi­mi; templum, νεώς, назы­вае­мый так­же aedes Ca­pi­to­li­na (Plin. NH. XXXIII. 16, 19; XXXV. 14; XXXVI. 45), вели­кий храм на Капи­то­лии, посвя­щён­ный Юпи­те­ру и его спут­ни­цам, боги­ням Юноне и Минер­ве — Капи­то­лий­ской три­а­де. Тарк­ви­ний Древ­ний дал обет о стро­и­тель­стве это­го хра­ма во вре­мя сра­же­ния с саби­ня­на­ми и, види­мо, частич­но зало­жил его фун­да­мент, но основ­ную часть работы про­де­лал Тарк­ви­ний Гор­дый, кото­рый, как сооб­ща­ет­ся, почти завер­шил стро­и­тель­ство. Соглас­но пре­да­нию, рас­про­стра­нён­но­му в более позд­ние вре­ме­на, на месте, пред­на­зна­чен­ном для хра­ма, ранее нахо­ди­лись свя­ти­ли­ща дру­гих божеств, и все эти боги поз­во­ли­ли в над­ле­жа­щем поряд­ке забрать их участ­ки, кро­ме Тер­ми­на (q. v.) и Ювен­ты (q. v.). Поэто­му их свя­ти­ли­ща были вклю­че­ны в состав ново­го хра­ма, и посту­пок Тер­ми­на рас­смат­ри­вал­ся как пред­ска­за­ние веч­но­сти куль­та и само­го Рима (Cic. de rep. II. 36; Liv. I. 38. 7, 55, 56; Plin. NH III. 70; Dio­nys. III. 69; IV. 61; Tac. Hist. III. 72; Plut. Popl. 13—14). Счи­та­лось, что посвя­ще­ние хра­ма состо­я­лось 13 сен­тяб­ря, в пер­вый год Рес­пуб­ли­ки, и эта честь по жре­бию выпа­ла Гора­цию Пуль­вил­лу (Liv. II. 8; VII. 3. 8; Po­lyb. III. 22; Tac. Hist. III. 72; Plut. Popl. 14; ср. Plin. NH XXXIII. 19).

Пер­во­на­чаль­ное зда­ние, веро­ят­но, было постро­е­но из при­род­но­го туфа само­го Капи­то­лий­ско­го хол­ма, кото­рый обна­жал­ся у его под­но­жия со сто­ро­ны фору­ма (Frank T. No­tes on the Ser­vian Wall // AJA. Vol. 22. 1918. P. 185). Когда копа­ли кот­ло­ван для фун­да­мен­та, была най­де­на ca­put hu­ma­num in­teg­ra fa­cie (Liv. I. 55. 5), и этрус­ские пред­ска­за­те­ли объ­яс­ни­ли этот как пред­зна­ме­но­ва­ние рим­ско­го гос­под­ства над миром (Var­ro. LL V. 41; Plin. XXXIII. 15; Serv. Aen. VIII. 345; Ar­nob. VI. 7; Isid. XV. 2. 31; Cass. Dio, frg. 11. 8).

В хра­ме было три цел­лы, бок о бок. Цен­траль­ная цел­ла была с.298 посвя­ще­на Юпи­те­ру, в ней сто­я­ла терра­ко­то­вая ста­туя бога с мол­нией в пра­вой руке (буд­то бы работа Вуль­ки из Вей), лицо кото­рой по празд­нич­ным дням рас­кра­ши­ва­ли в крас­ный цвет (Ov. Fast. I. 201—202; Plin. NH XXXIII. 111—112; XXXV. 157). Общий вид этой ста­туи и осталь­но­го укра­ше­ния хра­ма изве­стен бла­го­да­ря недав­но обна­ру­жен­ным в Вей­ях фигу­рам в чело­ве­че­ский рост, кото­рые отно­сят­ся к груп­пе, изо­бра­жаю­щей похи­ще­ние Герак­лом оле­ня, посвя­щён­но­го Апол­ло­ну (Co­li­ni G. A. No­ti­zie deg­li Sca­vi. Re­gio­ne VII. (Et­ru­ria) // NSA. Ser. 5. Vol. 16. 1919. P. 3)1. Поме­ще­ние спра­ва было посвя­ще­но Минер­ве (Liv. VII. 3. 5), а сле­ва — Юноне2. Веро­ят­но, в этих двух поме­ще­ни­ях тоже сто­я­ли ста­туи, и каж­дое боже­ство име­ло свой алтарь (Var­ro ap. Serv. Aen. III. 134). Ста­туя Юпи­те­ра была оде­та в туни­ку, укра­шен­ную паль­мо­вы­ми вет­вя­ми и Вик­то­ри­я­ми (tu­ni­ca pal­ma­ta), и пур­пур­ную тогу, шитую золо­том (to­ga pic­ta, pal­ma­ta); впо­след­ст­вии это пла­тье рим­ские пол­ко­вод­цы наде­ва­ли, празд­нуя три­умф (Liv. X. 7. 10; XXX. 15. 11—12; Iuv. X. 38; Hist. Aug. Alex. 40; Gord. 4; Prob. 7; Fest. 209; Serv. Aen. XI. 334; Mar­quardt J. Das Pri­vat­le­ben der Rö­mer. T. 2. Leip­zig, 1882. S. 542—543; ср. Rei­nach A. Fa­bius Pic­tor, les fres­ques du temple de Sa­lus et les ori­gi­nes de la pein­tu­re a Ro­me // Stu­di Ro­ma­ni. Ann. 2. 1914. P. 254—256). Антаб­ле­мент был дере­вян­ным, а на вер­шине фрон­то­на сто­я­ла терра­ко­то­вая скульп­тур­ная груп­па — Юпи­тер в квад­ри­ге, создан­ная тем же этрус­ским скуль­п­то­ром, что и ста­туя в цел­ле (Plin. NH XXVIII. 16; XXXV. 157; Fest. 274; Plut. Popl. 13). В 296 г. до н. э. она была заме­не­на дру­гой квад­ри­гой, веро­ят­но, брон­зо­вой (Liv. X. 23. 12). Фрон­тон и кры­шу, несо­мнен­но, укра­ша­ли терра­ко­то­вые фигу­ры, в том чис­ле ста­туя Сум­ма­на «на фрон­тоне» (in fas­ti­gio, то есть, веро­ят­но, акро­те­рий), голо­ву кото­рой в 275 г. до н. э. отко­ло­ла мол­ния (Cic. Div. I. 10; Liv. Epit. XIV). См.: Co­li­ni A. M. In­da­gi­ni sui fron­to­ni dei templi di Ro­ma // BCAR. Vol. 51. 1923. P. 304; Vol. 53. 1925. P. 161—169, 191—200; van Bu­ren A. W. Ar­chi­tec­tu­ral Ter­ra­cot­ta Or­na­men­ta­tion in Ro­me from the Sixth to the Fourth Cen­tu­ry B. C. // JRS. Vol. 4. 1914. P. 183; van Bu­ren E. D. Fi­gu­ra­ti­ve ter­ra-cot­ta re­vet­ments in Et­ru­ria and La­tium in the VI and V cen­tu­ries B. C. L., 1921. P. 47. В 193 г. до н. э. эди­лы Марк Эми­лий Лепид и Луций Эми­лий Павел поме­сти­ли на фрон­тон позо­ло­чен­ные щиты (Liv. XXXV. 10).

В 179 г. до н. э. сте­ны и колон­ны хра­ма были зано­во ошту­ка­ту­ре­ны (Liv. XL. 51. 3), а над две­рью поме­ще­на копия посвя­ти­тель­ной над­пи­си Луция Эми­лия Регил­ла из хра­ма Мор­ских Ларов (La­res Per­ma­ri­ni, q. v.; ib. 52). Немно­го позд­нее в цел­ле поло­жи­ли моза­ич­ный пол (Plin. NH XXXVI. 185), а в 142 г. позо­ло­ти­ли пото­лок (Plin. NH XXXIII. 57). Храм сто­ял на Капи­то­лий­ской пло­ща­ди (Area Ca­pi­to­li­na, q. v.), а перед его сту­пе­ня­ми нахо­дил­ся боль­шой алтарь Юпи­те­ра (ara Iovis), где совер­ша­лись тор­же­ст­вен­ные жерт­во­при­но­ше­ния в нача­ле года, при празд­но­ва­нии три­ум­фов и по неко­то­рым дру­гим слу­ча­ям (Suet. Aug. 94; Zo­nar. VIII. 1; Fest. 285). В этом хра­ме хра­ни­лись все­воз­мож­ные про­из­веде­ния искус­ства, дары рим­ских пол­ко­вод­цев и ино­зем­цев, а так­же посвя­ти­тель­ные под­но­ше­ния и побед­ные тро­феи (см. Ro­scher W. H. Aus­führli­ches Le­xi­kon der grie­chi­schen und rö­mi­schen Mytho­lo­gie. Bd. II. Abt. 1. Leip­zig, 1894. S. 728—730; Jor­dan H. To­po­gra­phie der Stadt Rom in Al­ter­tum. Bd. 1. 2. Ber­lin, 1885. S. 16—18), самым ран­ним из кото­рых был золо­той венок, пода­рен­ный лати­ня­на­ми в 459 г. (Liv. II. 22. 6). Их чис­ло ста­ло так вели­ко, что в 179 г. до н. э. при­шлось убрать неко­то­рые ста­туи и мно­гие щиты, при­креп­лён­ные к колон­нам (Liv. XL. 51. 3).

с.299 Этот пер­вый храм сго­рел дотла 6 июля 83 г. до н. э. (Cic. Cat. III. 9; Sall. Cat. 47. 2; Tac. Hist. III. 72; App. BC. I. 83, 86; Ob­seq. 57; Plut. Sul­la 27; Cas­siod. ad a. 671), вме­сте со ста­ту­ей Юпи­те­ра (Plut. de Isi­de 71; ср. Ov. Fast. I. 201) и Сивил­ли­ны­ми кни­га­ми, кото­рые хра­ни­лись в камен­ном сун­ду­ке (Dio­nys. IV. 62), но хра­мо­вую каз­ну Марий-млад­ший в без­опас­но­сти доста­вил в Пре­не­сте (Plin. NH XXXIII. 16). За вос­ста­нов­ле­ние хра­ма взял­ся Сул­ла (Val. Max. IX. 3. 8; Tac. Hist. III. 72), кото­рый, как сооб­ща­ет­ся, при­вёз в Рим для это­го хра­ма мра­мор­ные коринф­ские колон­ны из хра­ма Зев­са Олим­пий­ско­го в Афи­нах (Plin. NH XXXVI. 45). Они, види­мо, не были исполь­зо­ва­ны, так как на моне­тах 43 г. до н. э.3 (Ba­be­lon E. Descrip­tion his­to­ri­que et chro­no­lo­gi­que des mon­naies de la Ré­pub­li­que ro­mai­ne. T. 2. P., 1886. P. 291, Pe­til­lia 1—4; Grue­ber H. A. Coins of the Ro­man Re­pub­lic in the Bri­tish Mu­seum. Vol. I. L., 1910. P. 571. Nos. 4217—4225) изо­бра­же­ны дорий­ские колон­ны. Основ­ная работа по вос­ста­нов­ле­нию выпа­ла на долю Квин­та Лута­ция Кату­ла, кото­рый полу­чил это пору­че­ние от сена­та (Cic. Verr. IV. 69; Var­ro ap. Gell. II. 10; Lac­tant. de ira dei 22. 6; Suet. Caes. 15), и в 69 г. он посвя­тил новое зда­ние (Liv. Ep. 98; Plut. Popl. 15; ср. Plin. NH VII. 138; XIX. 23; Suet. Aug. 94). Имя Кату­ла было напи­са­но над вхо­дом (Tac. Hist. III. 72) и оста­ва­лось там до 69 г. н. э., так что реше­ние сена­та заме­нить его име­нем Цеза­ря, после смер­ти дик­та­то­ра (Cass. Dio XLIII. 14; ср. XXXVII. 44), не было выпол­не­но. Этот храм был постро­ен на пер­во­на­чаль­ном фун­да­мен­те (Tac. loc. cit.) и в соот­вет­ст­вии с пер­во­на­чаль­ным пла­ном, за исклю­че­ни­ем того, что он был выше (Val. Max. IV. 4. 11), доро­же (Dio­nys. IV. 61) и, несо­мнен­но, пре­крас­нее. Уве­ли­че­ние высоты хра­ма не соот­вет­ст­во­ва­ло высо­те сти­ло­ба­та, и Катул поже­лал испра­вить этот недо­ста­ток, пони­зив уро­вень Капи­то­лий­ской пло­ща­ди. Одна­ко сде­лать это не уда­лось из-за под­зем­ных про­хо­дов (fa­vis­sae), начи­нав­ших­ся в цел­ле хра­ма, — в них хра­ни­лись ста­рые ста­туи, упав­шие с кры­ши, и раз­лич­ные посвя­ти­тель­ные дары (Fest. 88; Gell. II. 10; Gil­bert O. Ge­schich­te und To­po­gra­phie der Stadt Rom in Al­ter­tum. Bd. 2. Leip­zig, 1885. S. 419; Ro­scher W. H. Op. cit. S. 710). Какой камень исполь­зо­вал­ся — неиз­вест­но. Кры­шу под­дер­жи­ва­ли орлы «из ста­ро­го дере­ва» (ve­te­re lig­no, Tac. loc. cit.) и покры­ва­ли листы позо­ло­чен­ной брон­зы (Plin. NH XXXIII. 57; Sen. Contr. I. 6. 4; II. 1. 1). На выше­упо­мя­ну­том дена­рии изо­бра­же­на Рома, сто­я­щая на щитах меж­ду двух птиц, с вол­чи­цей и близ­не­ца­ми спра­ва (ср. Cass. Dio XLV. 1; Suet. Aug. 94), а на вер­шине — ста­туя Юпи­те­ра в квад­ри­ге. Древ­нюю терра­ко­то­вую ста­тую Юпи­те­ра, види­мо, заме­ни­ли ста­ту­ей сидя­ще­го Юпи­те­ра из золота и сло­но­вой кости (Joseph. Ant. Iud. XIX. 1. 2), кото­рую изгото­вил, веро­ят­но, какой-то гре­че­ский скуль­п­тор, воз­мож­но, Апол­ло­ний, в под­ра­жа­ние ста­туе Зев­са в Олим­пии (Chal­cid. in Plat. Tim. 338 c; Brunn H. Ge­schich­te der grie­chi­schen Künstler. Bd. 1. Braunschweig, 1853. S. 543 = Idem. Zur grie­chi­schen Künstler­ge­schich­te. Bd. 1. Stuttgart, 1889. S. 379). Катул посвя­тил так­же ста­тую Минер­вы «под Капи­то­ли­ем» (infra Ca­pi­to­lium, Plin. NH XXXIV. 77). Ср. CIL I2. 725, 730—732 = VI. 30920—30924: посвя­ти­тель­ные с.300 над­пи­си, уста­нов­лен­ные в этом хра­ме. Невоз­мож­но опре­де­лить, отно­сит­ся ли над­пись CIL VI. 30928 (а вме­сте с ней и CIL VI. 30921, 30923; ср. CIL I2. 732) к это­му хра­му или к Ста­ро­му Капи­то­лию (Ca­pi­to­lium Ve­tus, q. v.).

В Капи­то­лий часто били мол­нии, при­чи­няя боль­шой ущерб, — веро­ят­но, само­му хра­му (Cic. Cat. III. 19; Div. I. 19—20; II. 45; Cass. Dio XLI. 14; XLII. 26; XLV. 17; XLVII. 10), и око­ло 26 г. до н. э. Август вло­жил боль­шие сред­ства в его вос­ста­нов­ле­ние, одна­ко не поме­стил на него своё имя (RGDA IV. 9). Он три­жды упо­ми­на­ет­ся в Прото­ко­лах Веко­вых игр (CIL VI. 32323. 9, 29, 70). Сооб­ща­ет­ся так­же о новых повреж­де­ни­ях от уда­ра мол­нии в 9 г. до н. э. (Cass. Dio LV. 1) и 56 г. н. э. (Tac. Ann. XIII. 24).

В 69 г. н. э. во вто­ром хра­ме не сто­я­ли вой­ска и он не под­верг­ся раз­граб­ле­нию, но был сожжён, когда Капи­то­лий штур­мо­ва­ли сто­рон­ни­ки Вител­лия (Tac. Hist. III. 71; Suet. Vit. 15; Cass. Dio LXIV. 17; Stat. Silv. V. 3. 195—200; Hier. a. Abr. 2089); Вес­па­си­ан пере­стро­ил его по преж­не­му пла­ну, но сде­лал ещё более высо­ким (Tac. Hist. IV. 4, 9, 53; Suet. Vesp. 8; Cass. Dio LXV. 7. 10; Plut. Popl. 15; Aur. Vict. Caes. 9. 7; ep. de Caes. 9. 8; Zon. XI. 17). Все моне­ты это­го пери­о­да4 изо­бра­жа­ют дан­ный храм гек­са­сти­лем с коринф­ски­ми колон­на­ми и ста­ту­я­ми Юпи­те­ра, Юно­ны (сле­ва) и Минер­вы (спра­ва) в трёх цен­траль­ных про­ме­жут­ках меж­ду колон­на­ми, но они раз­ли­ча­ют­ся по чис­лу и поло­же­нию фигур, рас­по­ло­жен­ных на фрон­тоне: квадри­ги, орлы, лоша­ди­ные голо­вы и неопре­де­лён­ные пред­ме­ты (Co­hen H. Descrip­tion his­to­ri­que des mon­naies frap­pees sous l’em­pi­re ro­main com­mu­ne­ment ap­pe­lees me­dail­les im­pe­ria­les. 2e ed. T. 1. Pa­ris, 1880. Ves­pa­sia­nus 486—493; Ti­tus 242—245; Do­mi­tia­nus 533; пере­чень монет с изо­бра­же­ни­ем это­го хра­ма в раз­ные пери­о­ды см.: Schul­ze F. Über die Gie­belgrup­pe des ca­pi­to­li­ni­schen Jup­pi­ter­tem­pels // Ar­chäo­lo­gi­sche Zei­tung. Jg. 30. 1873, S. 1—8; Jor­dan H. Op. cit. S. 88—90).

Этот храм сно­ва сго­рел в 80 г. н. э. (Cass. Dio LXVI. 24) и был вос­ста­нов­лен Доми­ци­а­ном (Suet. Dom. 5; Plut. Popl. 15; Eut­rop. VII. 23; Chron. 146), хотя реаль­ные работы, види­мо, нача­лись в 80 г. (Hen­zen W. Ac­ta Frat­rum Ar­va­lium quae su­per­sunt. Be­ro­li­ni, 1874. P. cvi, 115—116). Посвя­ще­ние, веро­ят­но, состо­я­лось в 82 г. (Co­hen H. Op. cit. Do­mi­tia­nus 230; Hier. a. Abr. 2105, оши­боч­но). Это стро­е­ние пре­вос­хо­ди­ло вели­ко­ле­пи­ем преды­ду­щее. Оно было гек­са­сти­лем коринф­ско­го орде­ра, с колон­на­ми из бело­го пен­те­лий­ско­го мра­мо­ра, кото­рый не исполь­зо­вал­ся более ни в одном рим­ском зда­нии (Plut. Popl. 15). Две­ри были покры­ты золо­том (Zos. V. 38), а кры­ша — позо­ло­чен­ной чере­пи­цей (Pro­cop. b. Vand. I. 5). Воз­мож­но, в этом хра­ме сто­я­ли четы­ре брон­зо­вые колон­ны, сде­лан­ные из носов (rostra) кораб­лей, захва­чен­ных в Анции, кото­рые Доми­ци­ан уста­но­вил «на Капи­то­лии» (in Ca­pi­to­lio, Serv. Georg. III. 29). Фрон­тон был укра­шен релье­фа­ми, а его вер­ши­на и боко­ви­ны — ста­ту­я­ми, как и в пред­ше­ст­ву­ю­щих хра­мах, но о них у нас име­ют­ся толь­ко свиде­тель­ства монет (Co­hen H. Op. cit. Do­mi­tia­nus 23, 174) и фраг­мен­ты релье­фов или их про­ри­сов­ки — напри­мер, рельеф в Лув­ре, на кото­ром утра­че­на часть с фрон­то­ном (Wace A. J. B. Stu­dies in Ro­man His­to­ri­cal Re­liefs // PBSR. Vol. 4. 1907. P. 230, 240—244; ср. Audol­lent M. A. Des­sin iné­dit d’un fron­ton du temple de Jupi­ter Ca­pi­to­lin // Mé­lan­ges d’Ar­chéo­lo­gie et d’His­toi­re de l’Éco­le Fran­cai­se de Ro­me. T. 9. 1889. P. 120—123; Hül­sen Ch. Os­ser­va­zio­ni sull’ar­chi­tet­tu­ra del tem­po die Gio­ve ca­pi­to­li­no // MDAI(R). Bd. 3. 1888. P. 150, 155; idem. Jah­res­be­richt über neue Fun­de und Forschun­gen zur To­po­gra­phie der Stadt Rom 1887—1889 // MDAI(R). Bd. 4. 1889. S. 250—252; и Jor­dan H. Op. cit. S. 89—90; Ro­scher W. H. Op. cit. S. 718—719) и дру­гой рельеф из Палац­цо деи Кон­сер­ва­то­ри (Jones H. S. A ca­ta­lo­gue of the an­cient sculptu­res pre­ser­ved in the mu­ni­ci­pal col­lec­tions of Ro­me: The sculptu­res of the Mu­seo Ca­pi­to­li­no. Vol. 2. The sculptu­res of the Pa­laz­zo dei Con­ser­va­to­ri. Ox­ford, 1926. P. 23). См.: Co­li­ni A. M. In­da­gi­ni sui fron­to­ni… P. 181—191; и ср. Bernhart M. Handbuch zur Münzkun­de der rö­mi­schen Kai­ser­zeit. Hal­le, 1926. S. 125.

с.301 Об этом хра­ме в пыл­ких выра­же­ни­ях упо­ми­на­ют Амми­ан Мар­цел­лин (XVI. 10. 14; XXII. 16. 12) и Авзо­ний (Clar. urb. XIX. 17: aurea Ca­pi­to­li cul­mi­na). Его раз­ру­ше­ние нача­лось в V в., когда Сти­ли­хон похи­тил золотые пла­сти­ны с две­рей (Zos. V. 38). Над­пись, буд­то бы най­ден­ная тогда, — это про­сто невни­ма­тель­но про­чи­тан­ное граф­фи­то, кото­рое вос­ста­но­вил Рей­нак: Ni­ger, Q. Re­gii ser(vus) (Rei­nach S. Inscrip­tions sur une des por­tes du Ca­pi­to­les fai­sant al­lu­sion à leur dé­pouil­le­ment de leurs pla­ques d’or par Sti­li­con // CRAI. 1914. An. 58. N. 6. P. 562)5. Гей­зе­рих снял поло­ви­ну позо­ло­чен­ной чере­пи­цы6 (Pro­cop. b. Vand. I. 5), но в VI в. храм ещё оста­вал­ся одним из чудес све­та (Cas­siod. Var. VII. 6). Одна­ко в 571 г. Нар­сес, види­мо, забрал из него ста­туи, по край­ней мере, мно­гие из них, см.: Chron. Min. I. 336 (571), p. c. Ius­ti­ni Aug. iiii an­no. De Nea­po­lim eg­res­sus Nar­sis ingres­sus Ro­mam et de­po­suit pa­la­tii eius sta­tuam et Ca­pi­to­lium (см.: Ex­cerptum ex Chro­ni­ca Ho­ro­sii // Bul­let­ti­no di Ar­cheo­lo­gia Cris­tia­na. An. 5. 1867. P. 22; Hül­sen Ch. loc. cit.). В бул­ле Ана­кле­та II (1130—1138) он упо­ми­на­ет­ся как templum mai­us quod res­pi­cit su­per Ala­fan­tum (см. Ele­phas Her­ba­rius). Исто­рия его раз­ру­ше­ния мало извест­на до XVI в. (Nib­by A. Ro­ma An­ti­ca. Vol. I. Ro­ma, 1818. P. 505 ff.; ср. Jor­dan H. Op. cit. S. 32—34), когда Каф­фа­рел­ли постро­и­ли на его руи­нах свой дво­рец (Lan­cia­ni R. Sto­ria deg­li sca­vi di Ro­ma. Vol. II. Ro­ma, 1903. P. 94—96). Одна­ко сле­ду­ет отме­тить, что автор «Дея­ний Свя­то­го Кал­ли­ста» (AA. SS. 14 oct., VI. 440), писав­ший до VIII в., хоро­шо пред­став­лял себе место­на­хож­де­ние хра­ма (ср. Huel­sen Ch. No­te di to­pog­ra­fia ro­ma­na an­ti­ca e me­die­va­le // BCAR. An. 55. 1927. P. 86).

Рас­коп­ки и буре­ние (Ro­sa P. Sca­vi Ca­pi­to­li­ni // An­na­li dell’ Insti­tu­to di Cor­ris­pon­den­za Ar­cheo­lo­gi­ca. T. 37. 1865. P. 382; Jor­dan H. Os­ser­va­zio­ni sul tem­pio di Gio­ve Ca­pi­to­li­no // An­na­li dell’ Insti­tu­to di Cor­ris­pon­den­za Ar­cheo­lo­gi­ca. T. 48. 1876. P. 145—172; Mo­nu­men­ti Ine­di­ti. T. 8. Ro­ma, 1864. Tav. 23. 2; T. X. Ro­ma, 1874. Tav. 30a; Lan­cia­ni R. Il tem­pio di Gio­ve Ot­ti­mo Ma­xi­mo // BCAR. Vol. 1875. P. 165—189; idem. Ara di Ver­mi­no // BCAR. Vol. 4. 1876. P. 31—34; Dres­sel H. Sca­vi di Ro­ma // Bul­let­ti­no dell’ Insti­tu­to di Cor­ris­pon­den­za Ar­cheo­lo­gi­ca. 1882. P. 226; Gat­ti G. Nuo­ve sco­per­te nel­la cit­tà et nel sub­ur­bio // NSA. 1896. P. 161; Pa­ri­be­ni R. Sag­gi di sca­vo nell’area del tem­pio di Gio­ve Ot­ti­mo Mas­si­mo sul Cam­pi­dog­lio // NSA. 1921. P. 38), вме­сте со сведе­ни­я­ми Вит­ру­вия (III. 3. 5) и Дио­ни­сия (IV. 61) поз­во­ли­ли опре­де­лить общий план зда­ния, оста­вав­ший­ся неиз­мен­ным при после­дую­щих пере­строй­ках (ср.: Delbrück R. Der Apol­lo­tem­pel auf dem Marsfeld in Rom. Rom, 1903. S. 12—13). Храм был пря­мо­уголь­ным, почти квад­рат­ным, с фаса­дом, обра­щён­ным на юг; его глав­ная ось при­мер­но на 2612 гра­ду­са откло­ня­лась на восток от линии север-юг. Сти­ло­бат, види­мо, не был сплош­ной мас­сой, а состо­ял из парал­лель­ных стен шири­ной 5,6 м, сло­жен­ных из туфо­вых бло­ков, кото­рые были уло­же­ны без извест­ко­во­го рас­т­во­ра и зако­па­ны глу­бо­ко в зем­лю. Круп­ные его руи­ны вид­ны в музее Мус­со­ли­ни, кото­рый зани­ма­ет быв­шее палац­цо Каф­фа­рел­ли. Высота сти­ло­ба­та, види­мо, состав­ля­ла от 4 до 5 м. Шири­на цен­траль­ной цел­лы соот­но­си­лась с шири­ной боко­вых как 4 : 3. Дли­на корот­ких сто­рон сти­ло­ба­та, полу­чен­ная с помо­щью физи­че­ских изме­ре­ний, без учё­та внеш­ней обли­цов­ки, о кото­рой ниче­го не извест­но, состав­ля­ла око­ло 55 м, а длин­ных сто­рон — око­ло 60 м. (Ана­лиз свиде­тель­ства об исполь­зо­ва­нии при стро­и­тель­стве это­го фун­да­мен­та ита­лий­ско­го фута (0,278 м) вме­сто рим­ско­го (0,2977 м) см.: Rich­ter O. Der Ca­pi­to­li­ni­sche Iup­pi­ter­tem­pel und der Ita­li­sche Fuss // Her­mes. Bd. 22. 1887. S. 17—28; Hol­zap­fel L. Der Ca­pi­to­li­ni­sche Iup­pi­ter­tem­pel und der Ita­li­sche Fuss // Bd. 23. 1888. S. 477—479; Rich­ter O. Beit­ra­ge zur rö­mi­schen To­po­gra­phie. Bd. 1. Ber­lin, 1903. S. 122—123; Hül­sen Ch. Jah­res­be­richt… S. 249; Ashby T. Rich­ter’s To­po­gra­phy of Ro­me // CR. Vol. 16. 1902. P. 335—336; Bo­ni J. Esplo­ra­zio­ne del Fo­rum Ul­pium // NSA. 1907. P. 362; Ar­chao­lo­gi­sche An­zei­ger. 1914. S. 75—82.)

На осно­ва­нии новых рас­ко­пок Пари­бе­ни пред­ла­га­ет новый план, в кото­ром обна­ру­же­ны три угла7 и части сто­рон, и вычис­ля­ет с.302 раз­ме­ры, ука­зан­ные выше8 (Pa­ri­be­ni R. Op. cit. P. 38—49). Как он ука­зы­ва­ет, если пред­по­ло­жить, что Дио­ни­сий (кото­рый сооб­ща­ет, что пери­метр хра­ма состав­лял 8 пле­тров (800 гре­че­ских футов), каж­дая сто­ро­на — око­ло 200 футов, а раз­ни­ца меж­ду дли­ной и шири­ной не пре­вы­ша­ла 15 футов) исполь­зо­вал ста­рый гре­че­ский фут дли­ной при­мер­но 296 мм, соот­вет­ст­ву­ю­щий рим­ско­му футу (гре­че­ский фут дли­ной 308 мм — это на самом деле пто­ле­ме­ев фут; ср. Seg­ré A. Mi­su­re to­le­maiche e pre­to­le­mai­che // Aegyp­tus. Ann. 1. 1920. P. 159), то мы полу­чим раз­ме­ры 61,42 на 56,98 мет­ров, что, учи­ты­вая обли­цов­ку, очень хоро­шо соот­вет­ст­ву­ет при­ведён­ным выше изме­ре­ни­ям. Если же пред­по­ло­жить, что он исполь­зо­вал ита­лий­ский фут, то полу­чит­ся 59,77 на 55,60 мет­ров — слиш­ком мало, так как ниче­го не оста­ёт­ся на обли­цов­ку. Сохра­нив­ший­ся поди­ум отно­сит­ся к пер­во­на­чаль­но­му хра­му (The Year’s Work in Clas­si­cal Stu­dies. 1922—1923. P. 98). Дру­гих участ­ков парал­лель­ных стен сти­ло­ба­та не най­де­но.

Храм был гек­са­сти­лем, с тре­мя ряда­ми колонн по фаса­ду и одним рядом с каж­дой из боко­вых сто­рон; рас­сто­я­ния меж­ду колон­на­ми соот­вет­ст­во­ва­ли раз­лич­ной ширине трёх при­мы­каю­щих друг к дру­гу целл. Посколь­ку базы колонн име­ли в шири­ну око­ло 8 футов (2,23 м), более широ­кие рас­сто­я­ния меж­ду колон­на­ми состав­ля­ли 40 футов (11,12 м), а более узкие — 30 футов (8,9 м). Соглас­но этим изме­ре­ни­ям, цел­ла пред­став­ля­ла собой квад­рат со сто­ро­ной 100 футов (27,81 м). От над­зем­ных стро­е­ний сего­дня сохра­ни­лись лишь фраг­мен­ты: стер­жень кан­не­ли­ро­ван­ной колон­ны пен­те­лий­ско­го мра­мо­ра диа­мет­ром 2,1 м, часть атти­че­ской базы из того же кам­ня шири­ной 2,26 м, ниж­няя часть коринф­ской капи­те­ли (Gat­ti G. Nou­ve sco­per­ti nel­le cit­tà e nel sub­ur­bio // NSA. 1897. P. 60), хотя сооб­ща­лось об обна­ру­же­нии скульп­тур­ных фраг­мен­тов кар­ни­за и фри­за (Lan­cia­ni R. The Ruins and Ex­ca­va­tions of An­cient Ro­me. Lon­don; New York, 1898. P. 300—301; Mar­chet­ti M. Un ma­noscrit­to ine­di­to ri­guar­dan­te la to­pog­ra­fia di Ro­ma // BCAR. Vol. 42. 1914. P. 88—89). Ср. Cas­cio­li G. I mo­nu­men­ti di Ro­ma e la fabbri­ca di San Piet­ro // Dis­ser­ta­zio­ni dell’ Ac­ca­de­mia Pon­ti­fi­cia. Ser. 2. Vol. XV. Ro­me, 1921, P. 372—373 об уда­ле­нии, види­мо, ещё одной колон­ны в 1544—1546 гг. Весь­ма при­ме­ча­тель­но, что от после­дую­щих вос­ста­нов­ле­ний хра­ма най­де­но так мало.

В эпо­ху Рес­пуб­ли­ки и Импе­рии этот храм был цен­тром государ­ст­вен­ной рели­ги­оз­ной систе­мы и имел огром­ное поли­ти­че­ское зна­че­ние. Здесь кон­су­лы совер­ша­ли пер­вые жерт­во­при­но­ше­ния от име­ни государ­ства, сенат соби­рал­ся на тор­же­ст­вен­ные заседа­ния, это была конеч­ная точ­ка три­ум­фаль­ной про­цес­сии и хра­ни­ли­ще доку­мен­тов, свя­зан­ных с меж­ду­на­род­ны­ми отно­ше­ни­я­ми. Для рим­лян это был сим­вол суве­ре­ни­те­та и вла­сти Рима и его бес­смер­тия. (Пере­чень спо­со­бов исполь­зо­ва­ния хра­ма см.: Ro­scher W. H. Op. cit. S. 720—739; Jor­dan H. Op. cit. S. 94—95; Wis­sowa G. Re­li­gion und Kul­tus der Rö­mer. 2 Aufl. Mün­chen, 1912. S. 125—129; см. так­же Area Ca­pi­to­li­na. Поми­мо уже при­ведён­ных ссы­лок о хра­ме в целом и о свя­зан­ной с ним обшир­ной лите­ра­ту­ре см.: Rich­ter O. Zum Cli­vus Ca­pi­to­li­nus // Her­mes. Bd. 19. 1884. S. 322—324; Top. 121—130; BRT. II. 23—31; Jor­dan H. Op. cit. S. 8—101; Gil­bert O. Op. cit. Bd. 2. Leip­zig, 1885. S. 416—423, 434—448; Bd. 3. Leip­zig, 1890. S. 382—398; Ro­do­ca­nachi E. Le Ca­pi­to­le ro­main, an­ti­que et mo­der­ne: la Ci­ta­del­le, les temples, le Pa­lais sé­na­to­rial, le Pa­lais des con­ser­va­teurs, le mu­sée. P., 1904. P. 27—40; Hül­sen Ch. Zur To­po­gra­phie des Ca­pi­tols // Beit­rä­ge zur al­ten Ge­schich­te und Geo­gra­phie: Festschrift für Hein­rich Kie­pert. B., 1898. S. 209—222; id. Ca­pi­to­lium // RE. Bd. 3. 1899. Sp. 1531—1538; Thu­lin C. Jup­pi­ter // RE. Hbd. 19. 1918. Sp. 1135—1137; Ro­scher W. H. Op. cit. S. 705—720; Lan­cia­ni R. The Ruins… P. 298—301; Lug­li G. La Zo­na Ar­cheo­lo­gi­ca di Ro­ma. Ro­ma, 1925. P. 22—28; An­der­son W., Spiers R., Ashby T. The Ar­chi­tec­tu­re of An­cient Ro­me. Lon­don, 1927. P. 12, 13).

См. также:
Храм Юпитера Капитолийского (Пескарин. Рим. Атлас чудес света)
Храм Юпитера Наилучшего Величайшего (Капитолийского) (Ричардсон. Новый топографический словарь Древнего Рима)

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1 См. так­же Gig­lio­li G. Q. Et­rus­ki­sche Ter­ra­kot­ta­fi­gu­ren aus Veji // An­ti­ke Denkmä­ler. Bd. 3. B., 1926. S. 43—66, Taf. 45—55.
  • 2 Цел­ла Юно­ны Реги­ны (cel­la Iuno­nis Re­gi­nae) упо­ми­на­ет­ся в Прото­ко­лах Веко­вых игр Сеп­ти­мия Севе­ра (CIL VI. 32329. 9).
  • 3 Сле­ду­ет доба­вить моне­ту рода Воль­те­ев (Ba­be­lon E. Op. cit. P. 565; Grue­ber H. A. BMCRR. Vol. I. P. 388, No. 3154, где она дати­ро­ва­на после 83 г. до н. э.). Храм был арео­сти­лем, и его фрон­тон был посвя­щён «по этрус­ско­му обы­чаю» (tus­ca­ni­co mo­re), веро­ят­но, со ста­ту­я­ми из позо­ло­чен­ной брон­зы (Vitr. III. 3. 5, про­ци­ти­ро­ва­но на с. 255). См.: Co­li­ni A. M. In­da­gi­ni sui fron­to­ni… P. 169—176. Этот храм с высо­ким поди­у­мом изо­бра­жён так­же на одном из Боско­ре­аль­ских куб­ков (de Vil­le­fos­se A. H. Le Tré­sor de Bos­co­rea­le // Mo­nu­ments et mé­moi­res de la Fon­da­tion E. Piot. T. 5, fasc. 1899. Fig. xxxvi. 2; Ros­tovtzeff M. His­to­ry of the An­cient World. Vol. 2. Ro­me. Ox­ford, 1927. P. 186), где на фрон­тоне ясно виден орёл.
  • 4 См.: Co­li­ni A. M. In­da­gi­ni sui fron­to­ni… P. 176—181.
  • 5 Одна­ко, как ука­зы­ва­ет Хюль­зен, «Нигер» не было раб­ским име­нем, а «Регий» — родо­вым.
  • 6 Мно­гие совре­мен­ные авто­ры утвер­жда­ют, что Кон­стант II снял позо­ло­чен­ную чере­пи­цу в 665 г. н. э., но об этом ниче­го не сооб­ща­ет­ся в Li­ber Pon­ti­fi­ca­lis (LXXVIII) (Hül­sen Ch. Bil­der aus der Ge­schich­te des Ka­pi­tols. Ro­me, 1899. S. 31, Anm. 7).
  • 7 Чет­вёр­тый угол дол­жен нахо­дить­ся на Пьяц­цет­та дел­ла Рупе Тар­пеа, в сто­роне от Виа Тор-де-Спек­ки (см. ниже, с. 351). Назва­ние «Пьяц­цет­та дел­ла Рупе Тар­пея» (ср. с. 351, стк. 20) отно­сит­ся не к насто­я­щей Тар­пей­ской ска­ле (см. Tar­peus Mons), а к оши­боч­но иден­ти­фи­ци­ро­ван­но­му с ней утё­су на север­ном склоне Капи­то­лия.
  • 8 Ещё один план см.: de Jar­din L. Sustru­zio­ni Ca­pi­to­li­ne // Ca­pi­to­lium. Ann. 1, n. 6. 1925—1926. P. 321—326.

  • © 1929 г. Samuel Ball Platner, Thomas Ashby. A Topographical Dictionary of Ancient Rome. Iuppiter Optimus Maximus Capitolinus, aedes, с. 297—302. Серым цве­том выде­ле­ны допол­не­ния к ста­тье со стр. 606.
    © 2016 г. Пере­вод с англ. О. В. Люби­мо­вой.
    См. по теме: ЭРЕХТЕЙОН, ЕРЕХФЕЙОН • ВЕРХНИЙ ЭТАЖ • КИНОСАРГ • Святилище Юпитера Хранителя •
    ИЛЛЮСТРАЦИИ
    (если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
    1. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Фигуры в тогах перед храмом Юпитера Капитолийского. Правая панель рельефа «Жертвоприношение перед храмом Юпитера Капитолийского».
    Мрамор. 118—125 гг. н. э.
    Париж, Лувр.
    2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Фронтон храма Юпитера Капитолийского. Утраченная часть рельефа «Жертвоприношение перед храмом Юпитера Капитолийского».
    Графика Пьера Жака (1576 г.).
    3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Жертвенное гадание (экстиспиций). Левая панель рельефа «Жертвоприношение перед храмом Юпитера Капитолийского».
    Графика Пьера Жака (1576 г.).
    4. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Летящая Виктория. Фрагмент рельефа «Жертвоприношение перед храмом Юпитера Капитолийского».
    Графика Пьера Жака (1576 г.).
    5. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Рельеф, изображающий принесение священных обетов перед храмом Юпитера Капитолийского.
    Рисунок XVI в. (Codex Vaticanus Latinus 3439, f. 83).
    Париж, Лувр.
    6. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Храм Юпитера Капитолийского. Деталь макета.

    Рим, Капитолий.
    7. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Храм Юпитера Капитолийского. Реконструкция внешнего вида и плана.

    Рим, Капитолий.
    8. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Утраченный фрагмент рельефа (в центре), изображающий принесение священных обетов перед храмом Юпитера Капитолийского.
    Рисунок XVI в. (Codex Vaticanus Latinus 3439, f. 86).
    Париж, Лувр.
    9. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Реконструкция рельефа, изображающего оглашение авгурий и принесение священных обетов.
    О. Ферретти. 1907 г.
    Париж, Лувр.
    10. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Рельеф, изображающий оглашение авгурий и принесение священных обетов.
    Серый мрамор.
    1-я четверть II в. н. э.
    Париж, Лувр.
    МОНЕТЫ
    (если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
    1. Денарий, серебро
    Петиллий Капитолин
    Рим, 43 г. до н.э.
    АВЕРС: Орел с распростертыми крыльями стоит, повернувшись вправо, на молнии; вверху PETILLIVS, внизу CAPITOLINVS.
    РЕВЕРС: Шестиколонный храм Юпитера Капитолийского; между тремя центральными колоннами висячие орнаменты (CRR: гирлянды); фронтон украшен бигами по бокам и квадригой на вершине (видны только частично); между ними вооруженные фигуры; в поле фронтона фигура сидящего Юпитера между двумя другими (возлежащими?) фигурами (RRC: неопределенная фигура). Кайма из точек.
    2. Денарий, серебро
    Петиллий Капитолин
    Рим, 43 г. до н.э.
    АВЕРС: Голова Юпитера вправо; сзади CAPITOLINVS вниз. Кайма из точек.
    РЕВЕРС: PETILLIVS под шестиколонным храмом Юпитера Капитолийского; между тремя центральными колоннами висячие орнаменты (CRR: гирлянды); фронтон украшен конями по бокам и всадником на вершине (видны только частично); между ними лиственный орнамент; в поле фронтона орел (RRC: неопределенная фигура). Кайма из точек.
    3. Денарий, серебро
    Марк Вольтей
    Рим, 78 г. до н.э.
    АВЕРС: Голова Юпитера вправо, в лавровом венке. Кайма из точек.
    РЕВЕРС: M. VOLTEI. M. F. (в поле). Тетрастильный дорический храм Юпитера Капитолийского с тремя закрытыми дверями; фронтон украшен молнией и увенчан растительным орнаментом; акротерии в нижних углах и на вершине. Кайма из точек.
    ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА