Мифы народов мира

ИФИГЕ́НИЯ (Ἰφι­γένεια), в гре­че­ской мифо­ло­гии дочь Ага­мем­но­на и Кли­те­ме­ст­ры. Когда гре­че­ский флот, направ­ляв­ший­ся под Трою, задер­жал­ся в бео­тий­ской гава­ни Авлиде из-за отсут­ст­вия попут­но­го вет­ра, жрец Кал­хант объ­явил, что боги­ня Арте­ми­да гне­ва­ет­ся на гре­ков за оскорб­ле­ние, нане­сён­ное ей Ага­мем­но­ном, и тре­бу­ет при­не­сти ей в жерт­ву Ифи­ге­нию. Усту­пая настой­чи­вым тре­бо­ва­ни­ям ахей­ско­го вой­ска и глав­ным обра­зом Одис­сея и Мене­лая, Ага­мем­нон вызвал Ифи­ге­нию в Авлиду под пред­ло­гом её бра­ко­со­че­та­ния с Ахил­лом; в момент жерт­во­при­но­ше­ния Ифи­ге­ния была похи­ще­на с алта­ря Арте­ми­дой, заме­нив­шей её ланью; по дру­гой вер­сии — мед­веди­цей или тёл­кой (воз­мож­но, с это­го момен­та место Ифи­ге­нии сре­ди доче­рей Ага­мем­но­на зани­ма­ет Ифи­а­насса, Hom. Il. IX 145). Сама же Ифи­ге­ния была пере­не­се­на боги­ней в Тавриду и сде­ла­на жри­цей в её хра­ме. Здесь она долж­на была при­но­сить в жерт­ву всех попав­ших в эти края чуже­зем­цев. От руки Ифи­ге­нии чуть было не погиб её брат Орест, при­быв­ший в Тавриду по веле­нию Апол­ло­на для того, чтобы вер­нуть в Элла­ду дере­вян­ный кумир Арте­ми­ды. Но брат и сест­ра узна­ли друг дру­га, и Ифи­ге­ния спас­ла Оре­ста; они вме­сте воз­вра­ти­лись в Гре­цию. Ифи­ге­ния про­дол­жа­ла слу­жить Арте­ми­де в её хра­ме в атти­че­ском посе­ле­нии Брав­роне. Здесь уже в исто­ри­че­ское вре­мя пока­зы­ва­ли моги­лу Ифи­ге­нии, а в сосед­нем селе­нии Галах Ара­фе­нид­ских и дру­гих местах — дере­вян­ную ста­тую Арте­ми­ды, достав­лен­ную яко­бы из Тавриды. Таким обра­зом сво­ди­лись воеди­но дан­ные куль­та и мифа об Ифи­ге­нии, сло­жив­ше­го­ся в Гре­ции на про­тя­же­нии 7—6 вв. до н. э. и рас­про­стра­нив­ше­го­ся дале­ко за её пре­де­ла­ми [Геро­дот (IV 103), сооб­щая о суще­ст­ву­ю­щем у ски­фов в Тавриде куль­те боги­ни Девы (мест­ная парал­лель гре­че­ской Арте­ми­ды), добав­ля­ет, что они назы­ва­ют эту боги­ню Ифи­ге­ни­ей, доче­рью Ага­мем­но­на. Соглас­но Пав­са­нию (II 35, 2), Арте­ми­да ино­гда носи­ла про­зви­ще Ифи­ге­ния].

В мифе об Ифи­ге­нии отра­зи­лись напла­сто­ва­ния раз­лич­ных пери­о­дов обще­ст­вен­но­го созна­ния и ста­дий раз­ви­тия гре­че­ской рели­гии. Куль­ты Ифи­ге­нии в Брав­роне и Мега­ре, а так­же отож­дест­вле­ние её то с Арте­ми­дой, то с Гека­той свиде­тель­ст­ву­ют, что Ифи­ге­ния была неко­гда мест­ным боже­ст­вом, чьи функ­ции затем были пере­да­ны Арте­ми­де. В чудес­ной замене Ифи­ге­нии на жерт­вен­ном алта­ре живот­ным сохра­ня­ет­ся вос­по­ми­на­ние о пер­во­на­чаль­ных люд­ских жерт­во­при­но­ше­ни­ях, кото­рые были обыч­ны­ми в эпо­ху пер­во­быт­ной дико­сти, но затем ста­ли вос­при­ни­мать­ся как отвра­ти­тель­ная жесто­кость, недо­стой­ная гре­ков и оттес­нён­ная на пери­фе­рию «вар­вар­ско­го» мира. При этом выбор живот­ных, заме­ня­ю­щих чело­ве­ка в жерт­во­при­но­ше­нии Арте­ми­де, ука­зы­ва­ет на древ­ней­шую зооморф­ную ста­дию в пред­став­ле­ни­ях о боже­стве: почи­та­е­мая пер­во­на­чаль­но в обли­ке лани или мед­веди­цы боги­ня Арте­ми­да затем охот­нее все­го при­ни­ма­ет в жерт­ву имен­но этих живот­ных.

Миф о при­не­се­нии в жерт­ву Ифи­ге­нии впер­вые полу­чил отра­же­ние у Геси­о­да («Ката­лог жен­щин», фраг­мент 23a, 17—26) и в эпи­че­ской поэ­ме «Киприи» (7 в. до н. э.), затем — в хоро­вой лири­ке (Сте­си­хор, Пин­дар) и у афин­ских дра­ма­тур­гов 5 в. до н. э. От тра­гедий «Ифи­ге­ния» Эсхи­ла и «Ифи­ге­ния» Софок­ла дошли незна­чи­тель­ные фраг­мен­ты; цели­ком сохра­ни­лись «Ифи­ге­ния в Авлиде» и «Ифи­ге­ния в Тавриде» Еври­пида. Исполь­зо­ван­ный в послед­ней из них миф о воз­вра­ще­нии Ифи­ге­нии из Тавриды полу­чил обра­бот­ку так­же в не дошед­ших до нас тра­геди­ях Софок­ла «Хрис» и «Алет». Мате­ри­ал гре­че­ских авто­ров был поло­жен в осно­ву про­из­веде­ний рим­ских тра­ги­ков: Энния («Ифи­ге­ния в Авлиде»), Невия («Ифи­ге­ния»), Паку­вия («Хрис»), Акция («Ага­мем­но­ниды» по «Але­ту» Софок­ла). В рим­ской поэ­зии жерт­во­при­но­ше­ние Ифи­ге­нии послу­жи­ло Лукре­цию для изоб­ли­че­ния жесто­ко­сти рели­гии (Lucr. I 82—101); крат­кое изло­же­ние все­го эпи­зо­да у Овидия (Met. XII 24—36).

В. Н. Ярхо

В евро­пей­ской дра­ма­тур­гии пер­вые тра­гедии на сюжет мифа — пере­во­ды-пере­дел­ки про­из­веде­ний Еври­пида: в 16 в. — Л. Доль­че «Ифи­ге­ния в Авлиде», Т. Себил­ле «Ифи­ге­ния в Авлиде»; в 17 в. — О. Ска­м­ак­ка «Ифи­ге­ния в Авлиде» и «Ифи­ге­ния в Тавриде», С. Костер «Ифи­ге­ния» и Ж. Рот­ру «Ифи­ге­ния». Пер­вое само­сто­я­тель­ное дра­ма­тур­ги­че­ское вопло­ще­ние мифа в новое вре­мя «Ифи­ге­ния в Авлиде» Раси­на. В дра­ма­тур­гии 18 в. раз­ра­ба­ты­вал­ся глав­ным обра­зом сюжет «Ифи­ге­ния в Тавриде» (наи­бо­лее зна­чи­тель­ная тра­гедия Гёте, зна­ме­но­вав­шая новый этап в осво­е­нии антич­но­го наследия). В 19—20 вв. было созда­но око­ло 50 тра­гедий на сюже­ты мифа об Ифи­ге­нии (само­сто­я­тель­ные интер­пре­та­ции, обра­бот­ки про­из­веде­ний Еври­пида и т. д.). Наи­бо­лее зна­чи­тель­ные сре­ди них — «Ифи­ге­ния в Дель­фах» и «Ифи­ге­ния в Авлиде» Г. Гауп­т­ма­на.

Миф об Ифи­ге­нии неод­но­крат­но нахо­дил вопло­ще­ние в изо­бра­зи­тель­ном искус­стве антич­но­сти — в живо­пи­си (ряд пом­пей­ских фре­сок), пла­сти­ке (релье­фы этрус­ских и рим­ских сар­ко­фа­гов и др.), вазо­пи­си, моза­и­ке, про­из­веде­ни­ях торев­ти­ки. Харак­тер­но, что на мно­гих про­из­веде­ни­ях антич­но­го искус­ства (рельеф «Алта­ря Клео­ме­на», фрес­ка из дома Тра­ги­че­ско­го поэта в Пом­пе­ях и др.) отец Ифи­ге­нии Ага­мем­нон в сцене жерт­во­при­но­ше­ния изо­бра­жён с лицом, скры­тым под пла­щом (изо­бра­же­ние иска­жён­но­го стра­да­ни­ем лица про­ти­во­ре­чи­ло бы прин­ци­пам антич­ной эсте­ти­ки). В антич­ных про­из­веде­ни­ях (рельеф Вей­мар­ско­го сар­ко­фа­га, ряд апу­лий­ских амфор и др.) изо­бра­жа­лась так­же сце­на узна­ва­ния Ифи­ге­ни­ей Оре­ста, при­быв­ше­го в Тавриду.

В кон. 16 — сер. 18 вв. было созда­но око­ло 100 про­из­веде­ний на сюжет «жерт­во­при­но­ше­ние Ифи­ге­нии», в чис­ле кото­рых рису­нок Анни­ба­ле Каррач­чи, фрес­ка Доме­ни­ки­но, кар­ти­на И. Ф. Рот­май­ра, фрес­ка и несколь­ко кар­тин Дж. Б. Тье­по­ло. В 19 в. к мифу обра­ща­ют­ся В. Кауль­бах, А. Фей­ер­бах, В. А. Серов и др.

Широ­кое рас­про­стра­не­ние полу­чил миф в евро­пей­ском музы­каль­но-дра­ма­ти­че­ском искус­стве (ок. 70 опер в 17—18 вв.). Наи­бо­лее зна­чи­тель­ные про­из­веде­ния: «Ифи­ге­ния в Авлиде» Д. Скар­лат­ти, Н. Пор­по­ры, Н. Йом­мел­ли, Дж. Сар­ти, К. В. Глю­ка; «Ифи­ге­ния в Тавриде» Д. Скар­лат­ти, Т. Тра­эт­ты, Б. Галуп­пи, К. В. Глю­ка.

См. также:
ИФИГЕНИЯ (Словарь античности)
«Мифы наро­дов мира». Энцик­ло­пе­дия. (В 2-х томах). 2-е изд. Гл. ред. С. А. Тока­рев. — М.: «Совет­ская энцик­ло­пе­дия», 1987. Т. I, с. 592—593.
См. по теме: ЭТЕОКЛ, ЕТЕОКЛ • ДЕЛЬФИНИЙ • ЭЛИСА • ЭПИМЕТЕЙ, ЕПИМЕТЕЙ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА. Рим.
Жертвоприношение Ифигении.
Фреска из Помпей (Дом Трагического поэта, Reg. VI, Ins. 8, 3, 5).
Неаполь, Национальный археологический музей, Зал LXXVIII.
2. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА. Рим.
Жертвоприношение Ифигении.
Фреска из Помпей (Дом Трагического поэта, VI, 8, 5).
Неаполь, Национальный археологический музей, Зал LXXVIII.
3. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА. Рим.
Ифигения. Деталь.
Третий стиль. I в. до н. э. — I в. н. э.
Клагенфурт, Музей Каринтийской земли.
4. СКУЛЬПТУРА. Этрурия.
Этрусская урна для праха со сценой «Орест и Пилад в Тавриде». Крышка с фигурой возлежащего мужчины (от другой урны).
Алебастр.
Вольтерра, III—I вв. до н. э.
Флоренция, Национальный археологический музей.
5. СКУЛЬПТУРА. Этрурия.
Погребальная урна Ларта Кая Кнареса со сценой жертвоприношения Ифигении.
Травертин. II—I вв. до н. э.
Перуджа, Национальный археологический музей Умбрии.
6. СКУЛЬПТУРА. Этрурия.
Фронтальный рельеф этрусской урны для праха со сценой «Орест и Пилад в Тавриде».
Алебастр.
Вольтерра, III—I вв. до н. э.
Флоренция, Национальный археологический музей.
7. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА. Рим.
Принесение Ифигении в жертву.

Неаполь, Национальный археологический музей.
8. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА. Рим.
Принесение Ифигении в жертву.
Фреска из Помпей.
Неаполь, Национальный археологический музей.
9. КЕРАМИКА. Южная Италия.
Заклание Ифигении.
Кратер краснофигурный с волютами. Апулия.
Ок. 370—350 гг. до н. э.
Приписывается художнику, близкому к мастеру Илиуперса (Разрушения Трои).
Лондон, Британский музей.
10. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА. Рим.
Ифигения с Палладием.
Фреска в комнате 30 (diaeta), примыкающей к большому портику.
Середина I в. н. э.
Кастелламмаре-ди-Стабия, Вилла Сан-Марко, помещение 30.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА