С. Б. Платнер, Т. Эшби. Топографический словарь Древнего Рима

ЗОЛОТОЙ ДОМ (Do­mus Aurea) — огром­ный дво­рец, постро­ен­ный Неро­ном после пожа­ра 64 г. н. э. Он занял место Про­ход­но­го дома (Do­mus Tran­si­to­ria) и его терри­то­рия про­сти­ра­лась от Пала­ти­на до Эскви­ли­на, а цен­тром слу­жи­ло искус­ст­вен­ное озе­ро (stag­num) в долине, где позд­нее был воз­ведён Коли­зей (Suet. Ner. 31, опи­са­ние кото­ро­го сто­ит про­ци­ти­ро­вать пол­но­стью: Ves­ti­bu­lum eius fuit, in quo co­los­sus CXX pe­dum sta­ret ip­sius ef­fi­gie; tan­ta la­xi­tas, ut por­ti­cus trip­li­ces mi­lia­rias ha­be­ret; item stag­num ma­ris instar, cir­cum­saep­tum aedi­fi­ciis ad ur­bium spe­ciem; ru­ra in­su­per, ar­vis at­que vi­ne­tis et pas­cuis sil­vis­que va­ria, cum mul­ti­tu­di­ne om­nis ge­ne­ris pe­cu­dum ac fe­ra­rum. In ce­te­ris par­ti­bus cuncta auro li­ta, dis­tincta gem­mis unio­num­que [боль­шие жем­чуж­ные рако­ви­ны, ср. Plin. NH. IX. 112, 113] con­chis erant; ce­na­tio­nes la­quea­tae ta­bu­lis ebur­neis ver­sa­ti­li­bus, ut flo­res, fis­tu­la­tis, ut un­guen­ta de­su­per spar­ge­ren­tur; prae­ci­pua ce­na­tio­num ro­tun­da, quae per­pe­tuo die­bus ac noc­ti­bus vi­ce mun­di cir­cu­ma­ge­re­tur; ba­li­neae ma­ri­nis et al­bu­lis fluen­tes aquis. eius mo­di do­mum cum ab­so­lu­tam de­di­ca­ret, hac­te­nus compro­ba­vit, ut se di­ce­ret qua­si с.167 ho­mi­nem tan­dem ha­bi­ta­re coe­pis­se[1]. Ланд­шафт­ный дизайн огром­но­го пар­ка, в кото­ром сто­я­ли зда­ния, под­чёр­ки­ва­ет и Тацит (Ann. XV. 42: in qua haud pe­rin­de gem­mae et aurum mi­ra­cu­lo es­sent… quam ar­va et stag­na et in mo­dum so­li­tu­di­num hinc sil­vae, in­de aper­ta spa­tia et pros­pec­tus, ma­gistris et machi­na­to­ri­bus Se­ve­ro et Ce­le­re[2]). Ср. Sen. Ep. XIV. 2. 15.

Терри­то­рию, зани­ма­е­мую двор­цом, ещё точ­нее опре­де­ля­ет Мар­ци­ал (De spect. 2), про­слав­ляв­ший Вес­па­си­а­на:


Hic ubi si­de­reus pro­pius vi­det astra co­los­sus[3] 

(См. Co­los­sus Ne­ro­nis: si­de­reus озна­ча­ет про­сто «свер­каю­щий».)


et cres­cunt me­dia peg­ma­ta cel­sa via[4],

(Воз­мож­но, леса для стро­и­тель­ства арки Тита1: обыч­ное объ­яс­не­ние этой стро­ки в том смыс­ле, что в руи­нах вести­бу­ла Золо­то­го дома хра­ни­лись меха­низ­мы амфи­те­ат­ра (Hül­sen Ch. To­po­gra­phie der Stadt Rom in Al­ter­tum. Bd. I. 3. Ber­lin, 1906. S. 17) неудо­вле­тво­ри­тель­но: поче­му «посреди доро­ги» (me­dia via)? Пере­кры­тие Неро­ном Свя­щен­ной доро­ги, несо­мнен­но, вызы­ва­ло боль­шое недо­воль­ство, и было бы стран­но хра­нить или соору­жать там «peg­ma­ta»).


in­vi­dio­sa fe­ri ra­dia­bant at­ria re­gis[5] 

(атрий сто­ял на вер­шине Велии)


una­que iam to­ta sta­bat in ur­be do­mus[6].

[Это отзвук эпи­грам­мы, кото­рую цити­ру­ет Све­то­ний (Ner. 39):


Ro­ma do­mus fiet: Veios mig­ra­te, Qui­ri­tes,
si non et Veios oc­cu­pat is­ta do­mus[7];

ср. так­же Plin. NH. XXXIII. 54; XXXVI. 111; Tac. Ann. XV. 43.]


Hic ubi con­spi­cui ve­ne­ra­bi­lis am­phi­theat­ri
eri­gi­tur mo­les, stag­na Ne­ro­nis erant.
Hic ubi mi­ra­mur ve­lo­cia mu­ne­ra ther­mas[8],

[Тер­мы Тита, q. v.]


abstu­le­rat mi­se­ris tec­ta su­per­bus ager.
Clau­dia dif­fu­sas ubi por­ti­cus expli­cit umbras,
ul­ti­ma pars aulae de­fi­cien­tis erat[9] 

(то есть, Золо­той дом не про­сти­рал­ся на Целии даль­ше того участ­ка, кото­рый зани­мал храм Клав­дия (q. v.), — его нача­ла стро­ить Агрип­пи­на, Нерон раз­ру­шил, а Вес­па­си­ан воз­вёл зано­во, см. Suet. Vesp. 9). Ясно, что на севе­ре он не про­сти­рал­ся даль­ше Субу­ры, так как храм Зем­ли и пор­тик Ливии про­дол­жа­ли суще­ст­во­вать; а на восто­ке его есте­ствен­ной гра­ни­цей слу­жи­ли сады Меце­на­та, уже при­над­ле­жав­шие импе­ра­тор­ско­му дому.

Соглас­но оцен­ке Хюль­зе­на, пло­щадь Золо­то­го дома состав­ля­ла, таким обра­зом, око­ло 125 акров [ок. 50 га], тогда как раз­ме­ры Вати­ка­на, вклю­чая сады и собор Свя­то­го Пет­ра вме­сте с пло­ща­дью, состав­ля­ют око­ло 75 акров [ок. 30 га]. Ривой­ра, одна­ко, оце­ни­ва­ет с.168 его пло­щадь в 370 акров [ок. 150 га], тогда как пло­щадь Гайд-Пар­ка состав­ля­ет 390 акров [ок. 160 га]. Она ещё более уве­ли­чит­ся, если мы при­ба­вим сюда длин­ные ряды высо­ких аркад по обе сто­ро­ны Свя­щен­ной доро­ги, кото­рые Нерон пре­вра­тил в мону­мен­таль­ный про­спект, веду­щий в вести­бул его двор­ца. См. Van De­man E. B. The Ne­ro­nian Sac­ra Via // AJA. Vol. 27. 4. 1923. P. 383—424; Van De­man E. B., Clay A. G. The Sac­ra Via of Ne­ro // MAAR. Vol. 5. 1925. P. 115—126; Hül­sen Ch. The Fo­rum and the Pa­la­ti­ne / Transl. H. H. Tan­zer. New York, 1928. P. 49; север­ная арка­да начи­на­лась пря­мо к восто­ку от Эми­ли­е­вой бази­ли­ки. Её пре­ры­ва­ла доро­га, веду­щая на восток от хра­ма Пена­тов, кото­рая про­хо­ди­ла под аркой (так назы­вае­мая Раз­бой­ни­чья арка, ar­cus Lat­ro­nis) в севе­ро-запад­ном углу бази­ли­ки Кон­стан­ти­на. Север­ный конец пор­ти­ка за этой доро­гой был уни­что­жен при стро­и­тель­стве бази­ли­ки. На юге арка­да начи­на­лась воз­ле Регии и шла на восток, вверх, к ниж­не­му кон­цу Пала­тин­ско­го спус­ка (Cli­vus Pa­la­ti­nus, q. v.), кото­рый здесь ответв­лял­ся от Свя­щен­ной доро­ги под пря­мым углом напро­тив цен­тра вести­бу­ла Золо­то­го дома. Арка­да про­дол­жа­лась вдоль спус­ка немно­го даль­ше окон­ча­ния Новой доро­ги, до арки Доми­ци­а­на (Ar­cus Do­mi­tia­ni (2), q. v.). На юге пор­тик поза­ди арка­ды дохо­дил до Новой доро­ги, по обе­им сто­ро­нам кото­рой тоже шли арка­ды. Руи­ны этих весь­ма круп­ных аркад и пор­ти­ков срав­ни­тель­но мало­чис­лен­ны, исклю­чая их мас­сив­ные фун­да­мен­ты2 (см. Por­ti­cus Mar­ga­ri­ta­ria). Почти все тра­вер­ти­но­вые бло­ки стол­бов были укра­де­ны иска­те­ля­ми стро­и­тель­ных мате­ри­а­лов (осо­бен­но при папе Алек­сан­дре VII, см.: Lan­cia­ni R. The Ruins and Ex­ca­va­tions of An­cient Ro­me. Lon­don; New York, 1898. P. 211), и в очень мно­гих слу­ча­ях от них оста­лись толь­ко отпе­чат­ки в обли­цо­ван­ных кир­пи­чом сте­нах, кото­рые были постро­е­ны меж­ду ними, когда пор­ти­ки исполь­зо­ва­лись в каче­стве скла­дов (hor­rae). Ока­за­лось, что бло­ки, ранее отно­си­мые к Фаби­е­вой арке (Fio­rel­li G. Dell’ar­co fa­bia­no // NSA. 1882. P. 222—225), при­над­ле­жат к этим арка­дам.

Вход в вести­бул Золо­то­го дома, несо­мнен­но, рас­по­ла­гал­ся напро­тив Свя­щен­ной доро­ги — при­мер­но на месте фаса­да церк­ви Сан­та Фран­чес­ка Рома­на. Здесь дол­жен был рас­по­ла­гать­ся боль­шой пор­тик или пери­стиль (ибо вести­бул назы­ва­ют так­же атри­ем), в цен­тре кото­ро­го сто­ял колосс (Co­los­sus, q. v.), ста­туя Неро­на высотой 36 мет­ров. Одна­ко не обя­за­тель­но пред­по­ла­гать, вслед Веге, что здесь сле­ду­ет искать трой­ной пор­тик дли­ной в милю (Por­ti­cus Trip­li­ces Mi­lia­riae, q. v.). У рим­лян были в боль­шой моде пор­ти­ки, прой­дя вдоль кото­рых несколь­ко раз (или, мож­но даже ска­зать, обой­дя кото­рые вокруг), пеше­ход совер­шал про­гул­ку дли­ной в милю (см. Por­ti­cus Mi­lia­ren­sis и Por­ti­cus Tri­um­phi).

Ввиду стро­и­тель­ства вести­бу­ла Свя­щен­ная доро­га (Sac­ra Via, q. v.) ста­ла пере­се­кать Велию немно­го южнее, чем преж­де (хотя мосто­вая Свя­щен­ной доро­ги эпо­хи Авгу­ста была най­де­на под сту­пе­ня­ми хра­ма Вене­ры и Ромы, мы ниче­го не зна­ем о зда­ни­ях, место кото­рых занял вести­бул), и с.169 после 64 г. н. э., види­мо, была закры­та для обыч­но­го дви­же­ния. Мож­но отме­тить, что в 68 г. н. э. Нерон не про­хо­дил по ней в сво­ём три­ум­фе, и арка Тита была воз­веде­на в един­ст­вен­но воз­мож­ном месте на Велии. Пред­став­ля­ет­ся неве­ро­ят­ным, что вести­бул лежал в руи­нах вплоть до стро­и­тель­ства хра­ма Вене­ры и Ромы при Адри­ане (Hül­sen Ch. Op. cit. S. 17), ибо извест­но, что колосс сто­ял на преж­нем месте, пока Адри­ан его не пере­дви­нул.

За вести­бу­лом откры­вал­ся вид на огром­ный парк, опи­сан­ный ниже, и вниз, на озе­ро, слу­жив­шее цен­тром все­го ком­плек­са, на месте кото­ро­го потом был постро­ен Коли­зей; а в окру­жав­шем озе­ро пар­ке, поми­мо глав­но­го двор­ца на севе­ро-восто­ке, нахо­ди­лись раз­лич­ные обособ­лен­ные друг от дру­га стро­е­ния, как на вил­ле Адри­а­на.

На самой Велии, к севе­ру от хра­ма Вене­ры и Ромы и к восто­ку от бази­ли­ки Кон­стан­ти­на, под совре­мен­ным садом, нахо­дят­ся руи­ны зда­ний, в кото­рых архи­тек­то­ры XVI в. (Фра Джо­кон­до? и Лиго­рио?) виде­ли три вытя­ну­тых дво­ра, окру­жён­ных пор­ти­ка­ми (Lan­cia­ni R. Quat­re des­sins iné­dits de la col­lec­tion Des­tail­leur re­la­tifs aux rui­nes de Ro­me // MEF­RA. T. 11. 1891. P. 161—167; Middle­ton J. M. An­cient Ro­me; Ms. No­tes by Pir­ro Li­go­rio, Ma­de Between c. 1550 and 1570 A. D. // Ar­chaeo­lo­gia. Vol. 51. 2. 188. P. 498; Hül­sen Ch. Drit­ter Jah­res­be­richt über neue Fun­de und Forschun­gen zur To­po­gra­phie der Stadt Rom 1891 // MDAIR. Bd. 7. 1892. S. 289, 291; Ashby T. The Bod­leian MS. of Pir­ro Li­go­rio // JRS. Vol. 9. 1919. P. 180). Восточ­нее в 1895 г. был най­ден малень­кий ним­фей, укра­шен­ный ниша­ми для ста­туй и отде­лан­ный мор­ски­ми рако­ви­на­ми (Gat­ti G. Ro­ma. Nuo­ve sco­per­te nel­la cit­tà e nel sub­ur­bio // NSA. 1895. P. 79; Gat­ti G. Tro­va­men­ti ris­guar­dan­ti la to­pog­ra­fia e la epig­ra­fia ur­ba­na // BCAR. Vol. 23. 1895 P. 127; Lan­cia­ni R. The Ruins… P. 361, 362; Лан­ча­ни пишет, что в этом самом Дво­рян­ском вино­град­ни­ке (Vig­na dei No­bi­li) про­во­ди­лись рас­коп­ки 1668 г., в ходе кото­рых была най­де­на при­ме­ча­тель­ная фрес­ка, изо­бра­жаю­щая, воз­мож­но, гавань Путе­ол; ср. Hül­sen Ch. To­po­gra­phie… S. 322; Ashby T. Drawings of An­cient Pain­tings in English Col­lec­tions // PBSR. Vol. 7. 1914. P. 57, No. 2. Эта фрес­ка не может быть стар­ше II в. н. э., так как на ней упо­ми­на­ет­ся Баня Фау­стин (Ba­li­neum Faus­ti­nes)). На Пала­тине к Золо­то­му дому сле­ду­ет отне­сти бетон­ный фун­да­мент непра­виль­ной изо­гну­той фор­мы, кото­рый вре­за­ет­ся в остат­ки Про­ход­но­го дома (Do­mus Tran­si­to­ria, q. v.) под три­кли­ни­ем двор­ца Фла­ви­ев. К севе­ру от Коли­зея были най­де­ны остат­ки зда­ний вокруг пруда (stag­num, Gat­ti G. Ro­ma. Nuo­ve sco­per­te nel­la cit­tà e nel sub­ur­bio // NSA. 1897. P. 59; Gat­ti G. No­ti­zie di re­cen­ti tro­va­men­ti di an­ti­chi­tà // BCAR. Ser. 5. Vol. 25. 1897. P. 165), а в ходе про­клад­ки дре­наж­ной кана­вы от церк­ви Сан-Кле­мен­те к Коли­зею иден­ти­фи­ци­ро­ва­ны фун­да­мен­ты дру­гих стро­е­ний3 (см. Castra Mi­se­na­tium).

Но глав­ный дво­рец рас­по­ла­гал­ся даль­ше к восто­ку, на хол­ме Оппий, над ули­цей Лаби­ка­на, к югу от пор­ти­ка Ливии. Он был обра­щён почти пря­мо на юг и зани­мал пря­мо­уголь­ный уча­сток раз­ме­ром при­мер­но 360 на 180 мет­ров. Его план (рис. 17 на с. 535) не харак­те­рен для Рима. Цен­траль­ная часть двор­ца выстро­е­на в фор­ме бук­вы П, при­чём её нож­ки накло­не­ны друг к дру­гу и обрам­ля­ют тра­пе­цие­вид­ный двор. Фаса­ды были укра­ше­ны колон­на­да­ми, а в цен­тре под­ни­ма­лась боль­шая пря­мо­уголь­ная ком­на­та (№ 60 на пла­нах), при­чём на ней был сде­лан осо­бый акцент — сход­ное устрой­ство наблюда­ет­ся на неко­то­рых рим­ских вил­лах, изо­бра­жён­ных на ланд­шафт­ных фрес­ках пом­пей­ских домов (см. особ. Ros­towzew M. Die hel­le­nis­ti­sch-rö­mi­sche Ar­chi­tek­tur­land­schaft // MDAIR. Bd. 26. 1911. S. 73 ff., Ill. VIII. 1). Вил­лы, име­ю­щие похо­жий план, были най­де­ны в Валь Катене на ост­ро­ве Бри­о­ни, воз­ле Полы (Gnirs A. Forschun­gen in Istrien // JÖAI. Bd. 10. 1907. Beibl. с.170 46; Gnirs A. Forschun­gen über an­ti­ken Vil­len­bau in Süd­istrien Wis­sen­schaft // JÖAI. Bd. 18. 1915, Beibl. 133; Swo­bo­da K. M. Rö­mi­sche und ro­ma­ni­sche Pa­läs­te: eine ar­chi­tek­tur­ge­schichtli­che Un­ter­su­chung. Wien, 1919. S. 51 f.).

Кры­лья непро­пор­цио­наль­но вели­ки. За фаса­дом запад­но­го кры­ла нахо­дит­ся ряд длин­ных и срав­ни­тель­но узких ком­нат, каж­дая из кото­рых разде­ле­на на две части ниша­ми, чтобы слу­жить в каче­стве три­кли­ни­ев летом или зимой. Сза­ди они откры­ва­лись в сад с фон­та­ном в цен­тре; а за ним нахо­дит­ся ещё один длин­ный и высо­кий крип­то­пор­тик, в нача­ле кото­ро­го мож­но видеть остат­ки наполь­ной моза­и­ки, отно­ся­щи­е­ся к домам, ранее сто­яв­шим на этом месте. Восточ­ное кры­ло устро­е­но совсем ина­че, и пока рас­чи­ще­ны не все ком­на­ты (извест­ный на сего­дня общий план мож­но най­ти в кни­ге: Lug­li G. La Zo­na Ar­cheo­lo­gi­ca di Ro­ma. Ro­ma, 1925. P. 136, 137). В одной из них (76) мы видим самый ран­ний сохра­нив­ший­ся при­мер кре­сто­во­го сво­да, а дру­гая (84) при­ме­ча­тель­на сво­ей вось­ми­уголь­ной фор­мой и круг­лым купо­лом с отвер­сти­ем в цен­тре. Эта ком­на­та, види­мо, так и не была достро­е­на.


Илл. 16. Золо­той дом. Деталь. Фото: T. Ashby.

Остат­ки это­го двор­ца, повреж­дён­ные пожа­ром в 104 г. н. э., были засы­па­ны Тра­я­ном (илл. 16, где кир­пич­ная клад­ка в середине дати­ру­ет­ся прав­ле­ни­ем Неро­на, а более каче­ст­вен­ная сет­ча­тая клад­ка (opus re­ti­cu­la­tum) спра­ва была добав­ле­на Тра­я­ном. Гру­бая кир­пич­ная клад­ка сле­ва поло­же­на до Тра­я­на, но неиз­вест­но, когда имен­но), кото­рый постро­ил над ним свои огром­ные тер­мы; поэто­му руи­ны дошли до нас в доволь­но хоро­шей сохран­но­сти, осо­бен­но фрес­ки, хотя откры­тые в 1811 г. рос­пи­си запад­но­го кры­ла, более откры­то­го, погиб­ли; тогда как фрес­ки восточ­но­го кры­ла, извест­ные задол­го до это­го, гораздо мень­ше под­вер­га­лись воздей­ст­вию возду­ха. Эти руи­ны были дей­ст­ви­тель­но зна­ме­ни­ты со вре­мён Воз­рож­де­ния, и их посе­ща­ли мно­гие худож­ни­ки того вре­ме­ни и их пре­ем­ни­ки вплоть до нача­ла XIX в. Сохра­ни­лось даже нема­ло их под­пи­сей, в дом чис­ле под­пись Джо­ван­ни да Удине, помо­гав­ше­го Рафа­э­лю рас­пи­сы­вать лод­жии Вати­ка­на и дру­гие места (Wee­ge F. Das Gol­de­ne Haus des Ne­ro // JDAI. Bd. 28. 1913. S. 140—158).


Илл. 21. Настен­ные укра­ше­ния Золо­то­го дома. Фото: Mi­nistry of Pub­lic Instruc­tion, Ro­me.
Илл. 22. Пото­лоч­ные укра­ше­ния Золо­то­го дома. Фото: Mi­nistry of Pub­lic Instruc­tion, Ro­me.

Все фрес­ки неве­ли­ки (илл. 21) и содер­жат малень­кие фигур­ки, изо­бра­жён­ные крас­ка­ми или леп­ные, часто в леп­ных рамах; несо­мнен­но, их труд­но было раз­глядеть в высо­ких ком­на­тах Золо­то­го дома, для кото­ро­го совер­шен­но не годил­ся этот стиль укра­ше­ния, вполне под­хо­дя­щий для колум­ба­ри­ев; а их испол­не­ние, за исклю­че­ни­ем несколь­ких ком­нат (цен­траль­ный для все­го зда­ния зал с потол­ком, извест­ным как «Позо­ло­чен­ный свод» (Vol­ta Do­ra­ta, илл. 22), и поме­ще­ние, где был най­ден Лао­ко­он — №№ 60, 80 на пла­нах), опре­де­лён­но усту­па­ет тому, кото­ро­го мож­но было бы ожидать, исхо­дя из рас­ска­за Пли­ния о создав­шем их худож­ни­ке, хотя, несо­мнен­но, он, как и Рафа­эль, имел мно­же­ство помощ­ни­ков (NH. XXXV. 120: fuit et nu­per gra­vis ac se­ve­rus idem­que flo­ri­dis­si­mus pic­tor Fa­mu­lus (так в руко­пи­сях; изда­те­ли пред­по­чи­та­ют «Аму­лий» (Amu­lius) или «Фабулл» (Fa­bul­lus); об этом име­ни ср. «Децим Гате­рий Фамул (D. Ha­te­rius Fa­mu­lus, CIL. III. 7167; Cicho­rius C. Zu rö­mi­schen Ma­lern // RhM. Bd. 76. 1927. S. 326). См. так­же Rossbach O. Fa­mu­lus // RE. Bd. 6. 1909. Sp. 1985.) …pau­cis diei ho­ris pin­ge­bat, id quo­que cum gra­vi­ta­te, quod sem­per с.171 to­ga­tus, quam­quam in machi­nis. car­cer eius ar­tis do­mus aurea fuit, et ideo non ex­tant exempla alia mag­no­pe­re[10]).

Репро­дук­ции и тща­тель­ное иссле­до­ва­ние мно­же­ства рисун­ков и гра­вюр этих фре­сок см.: Wee­ge F. Op. cit. S. 127—244; An­ti­ke Denkma­ler. Bd. 3. 1926. Taf. 14—18; ср. так­же Lan­cia­ni R. Le pic­tu­rae an­ti­quae cryp­ta­rum ro­ma­no­rum // BCAR. Vol. 23. 1895. P. 174—181; ср. Ashby T. Drawings of An­cient Pain­tings in English Col­lec­tions // PBSR. Vol. 7. 1914. P. 4 ff. (где часто при­во­дит­ся оши­боч­ная леген­да «Дво­рец Тита»); Vol. 8. 1916. P. 35—51; Ros­towzew M. Op. cit. S. 145—147; Wirth F. Der Stil der Kam­pa­ni­schen Wandge­mäl­de im Ver­hältnis zur Wandde­ko­ra­tion // MDAIR. Bd. 42. 1927. S. 66; Wadsworth E. L. Stuc­co Re­liefs of the First and Se­cond Cen­tu­ries Still Ex­tant in Ro­me // MAAR. Vol. 4. 1924. P. 39, 40.

Огром­ный резер­ву­ар, извест­ный как «Семь залов» (Set­te Sa­le), хотя на самом деле состо­ит из девя­ти боль­ших камер, рас­по­ло­жен­ных бок о бок, тоже пер­во­на­чаль­но при­над­ле­жал к Золо­то­му дому, как свиде­тель­ст­ву­ет его кон­струк­ция и ори­ен­та­ция, хотя позд­нее был исполь­зо­ван в тер­мах Тра­я­на. Види­мо, над ним были постро­е­ны ком­на­ты («над эти­ми ниша­ми нахо­ди­лись стро­е­ния, ибо над ними мы нашли моза­ич­ное наполь­ное покры­тие», Po­co­cke, BM Add. MSS. 22980, f. 15v, 16v, напи­са­но око­ло 1730 г.).

Что каса­ет­ся укра­ше­ний инте­рье­ра, то сооб­ща­ет­ся, что Нерон собрал сот­ни про­из­веде­ний искус­ства со все­го мира (ср. Pau­san. V. 25. 8*; 26. 3; IX. 27. 3; X. 7. 1; 19. 2) для укра­ше­ния двор­ца (Plin. HN. XXXIV. 84, кото­рый, опи­сав око­ло 365 гре­че­ских ста­туй, сооб­ща­ет, что луч­шие из них были исполь­зо­ва­ны в этих целях). Что до осталь­но­го, то цвет­ной мра­мор в основ­ном забрал Тра­ян, и его судь­бу, види­мо, разде­ли­ли дра­го­цен­ные кам­ни и жем­чуг, упо­мя­ну­тые Све­то­ни­ем. Пока не обна­ру­же­ны опи­сан­ные им сто­ло­вые с потол­ка­ми, обли­цо­ван­ны­ми сло­но­вой костью, с устрой­ства­ми для раз­бра­сы­ва­ния цве­тов и опрыс­ки­ва­ния бла­го­во­ни­я­ми, тем более — круг­лая ком­на­та, кото­рая посто­ян­но, днём и ночью, вра­ща­лась. Не обна­ру­же­но и сле­дов солё­ной или сер­ной воды в кана­лах и тру­бах. Либо слиш­ком мно­гое ещё пред­сто­ит открыть, либо рас­сказ Све­то­ния содер­жит неко­то­рые пре­уве­ли­че­ния. Но в любом слу­чае дво­рец доста­точ­но инте­ре­сен.

К момен­ту смер­ти Неро­на стро­и­тель­ство Золо­то­го дома не было закон­че­но (напри­мер, в крип­то­пор­ти­ке запад­но­го кры­ла был рас­пи­сан толь­ко пото­лок, сте­ны лишь гру­бо ошту­ка­ту­ре­ны, а наполь­ное покры­тие отсут­ст­во­ва­ло), и Отон выде­лил круп­ную сум­му (50 млн. сестер­ци­ев или 500 тыс. фун­тов) на его завер­ше­ние (Suet. Otho. 7). Сооб­ща­ет­ся, что Вител­лий и его жена в насмеш­ку назы­ва­ли дво­рец убо­гим и неудоб­ным (Cass. Dio LXIV. 4), но это могут быть про­сто сплет­ни.

Вес­па­си­ан и его пре­ем­ни­ки, знав­шие, как непо­пу­ляр­но было стро­и­тель­ство двор­ца, сопер­ни­ча­ли друг с дру­гом в деле воз­вра­ще­ния его терри­то­рии в обще­ст­вен­ное поль­зо­ва­ние. Ср. Tac. Ann. XV. 52: in il­la in­vi­sa et spo­liis ci­vium exstruc­ta do­mo[11], и две послед­ние стро­ки эпи­грам­мы Мар­ци­а­ла, напи­сан­ной после его раз­ру­ше­ния — её нача­ло мы уже цити­ро­ва­ли:


Red­di­ta Ro­ma si­bi est et sunt te prae­si­de, Cae­sar,
de­li­ciae po­pu­li, quae fue­rant do­mi­ni[12].

Сам Вес­па­си­ан начал с того, что осу­шил озе­ро в цен­тре пар­ка и постро­ил на его месте Коли­зей, вер­нув тем самым в обще­ст­вен­ное поль­зо­ва­ние ули­цы во с.172 всём этом квар­та­ле. Про­из­веде­ния искус­ства, кото­рые Нерон собрал в Золо­том доме, Вес­па­си­ан посвя­тил в храм Мира и в дру­гие постро­ен­ные им зда­ния (Plin. NH. XXXIV. 84: ex om­ni­bus quae ret­tu­li cla­ris­si­ma quae­que iam sunt di­ca­ta a Ves­pa­sia­no prin­ci­pe in templo Pa­cis aliis­que eius ope­ri­bus, vio­len­tia Ne­ro­nis in ur­bem con­vec­ta et in sel­la­riis do­mus aureae dis­po­si­ta[13]).

Его сын Тит постро­ил напро­тив Коли­зея бани (q. v.), но глав­ный дво­рец, види­мо, про­дол­жал исполь­зо­вать­ся в его прав­ле­ние; ибо в 79 г. н. э. (в год при­хо­да к вла­сти Тита и сво­ей соб­ст­вен­ной смер­ти) Пли­ний видел здесь Лао­ко­о­на, qui est in Ti­ti im­pe­ra­to­ris do­mo[14] (NH. XXXVI. 37). Здесь дол­жен под­ра­зу­ме­вать­ся имен­но Золо­той дом, ибо в одном из сле­дую­щих пред­ло­же­ний он гово­рит о про­из­веде­ни­ях искус­ства в «пала­тин­ских двор­цах цеза­рей» (Pa­la­ti­nae do­mus Cae­sa­rum); хотя име­ют­ся неко­то­рые сомне­ния в том, что Лао­ко­он дей­ст­ви­тель­но был най­ден в ком­на­те 80 в 1506 г. (Wee­ge F. Op. cit. S. 231—239). В неко­то­рых ком­на­тах сохра­ни­лись так­же следы пере­де­лок это­го пери­о­да (Ibid. 161). На Пала­тине пожар 80 г. (Suet. Tit. 8; Hier. a. Abr. 2096; Stat. Silv. I. 1. 33), види­мо, уни­что­жил то, что поща­дил пожар при Нероне, и Доми­ци­ан вплот­ную занял­ся пере­строй­кой импе­ра­тор­ских двор­цов. Как мы уже виде­ли, мало­ве­ро­ят­но, что в это вре­мя вести­бул уже был раз­ру­шен. Едва ли Тра­ян успел завер­шить работы Доми­ци­а­на, когда в 104 г. н. э. пожар уни­что­жил Золо­той дом (Hier. a. Abr. 2120: Ro­mae aurea do­mus in­cen­dio conflag­ra­vit[15]; ср. Oros. VII. 12) и уско­рил реа­ли­за­цию пла­нов Тра­я­на по стро­и­тель­ству огром­ных терм (q. v.) на этом месте. Неко­то­рые про­све­ты Золо­то­го дома были зало­же­ны бето­ном, обли­цо­ван­ным кир­пи­чом и сет­ча­той клад­кой (opus re­ti­cu­la­tum, см. илл. 20), чтобы повы­сить его устой­чи­вость, а ком­на­ты были запол­не­ны стро­и­тель­ным мусо­ром, и лишь в VI в. н. э. здесь была постро­е­на часов­ня Свя­той Фели­ца­ты. В ней был най­ден очень инте­рес­ный кален­дарь (Dom­bart Th. Sep­ti­zo­nium // RE. R. 2. Hbd. 4. 1923. Sp. 1583).

Нако­нец в 121 г. н. э. вести­бул раз­ру­шил Адри­ан, и на его месте был постро­ен храм Вене­ры и Ромы; на этом исто­рия Золо­то­го дома завер­ши­лась. Сред­не­ве­ко­вый «золо­той рай­он» (re­gio aurea) был лока­ли­зо­ван здесь оши­боч­но (Bar­to­li A. Il ri­cor­do del­la «do­mus aurea» nel­la to­pog­ra­fia me­die­va­le di Ro­ma // RAL. Ser. 5. Vol. 18. 1909. P. 224—230); см. Aura. Из-за невер­ной иден­ти­фи­ка­ции бань Тра­я­на с баня­ми Тита в эпо­ху Воз­рож­де­ния и в XVII в. руи­ны назы­ва­лись «двор­цом Тита» (Pa­laz­zo di Ti­to), хотя уже в 20-х гг. XVII в. Де Рома­нис, Пья­ле и Феа зна­ли, как обсто­ит дело в дей­ст­ви­тель­но­сти. Исто­рию рас­ко­пок рас­ска­зы­ва­ет Веге (Wee­ge F. Op. cit. S. 137—140), кото­рый так­же при­во­дит пол­ную биб­лио­гра­фию рисун­ков, пла­нов, гра­вюр и т. д. (Ibid. S. 151—159).

См. так­же:
Lan­cia­ni R. The Ruins and Ex­ca­va­tions of An­cient Ro­me. Lon­don; New York, 1898. P. 361—365;
Lan­cia­ni R. Sto­ria deg­li sca­vi di Ro­ma. Vol. I. Ro­ma, 1902. P. 232; Vol. II. Ro­ma, 1903. P. 222—228; Vol. 3. Ro­ma, 1907. P. 169; Vol. 4. Ro­ma, 1912. P. 10;
Hül­sen Ch. To­po­gra­phie der Stadt Rom in Al­ter­tum. Bd. I. 3. Ber­lin, 1906. S. 273—279;
Pré­chac F. Sé­nè­que et la Mai­son d’or // CRAI. 1914. № 3. P. 231—242;
Mu­noz A. Un in­sig­ne mo­nu­men­to da sal­va­re: La “Do­mus Aurea” di Ne­ro­ne // Nuo­va An­to­lo­gia. Vol. 155. Fasc. 1020. 16.06.1914. P. 655—661;
Ro­bert C. Ein ver­kanntes Ci­ris-Bild // Her­mes. Bd. 49. 1914. S. 158—160;
Ar­rowsmith J. W. The Year’s Work in Clas­si­cal Stu­dies. Lon­don, 1920. P. 84;
Lug­li G. La Zo­na Ar­cheo­lo­gi­ca di Ro­ma. Ro­ma, 1925. P. 128—144;
Ri­voi­ra G. T. Ro­man Ar­chi­tec­tu­re / Transl. by G. M. N. Rushforth. Ox­ford, 1925. P. 73—78.
О граф­фи­ти, най­ден­ных в запад­ном кры­ле, см.: Cor­re­ra L. Graf­fi­ti di Ro­ma // BCAR. Vol. 23. 1895. P. 195—197.

См. также:
Золотой дом (Ричардсон. Новый топографический словарь Древнего Рима)

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1 Если сло­во peg­ma­ta[16] может иметь это зна­че­ние. Если нет, то cres­cunt, пожа­луй, луч­ше пере­ве­сти не как «хра­нят­ся» или «сло­же­ны», а как «постро­е­ны», в том смыс­ле, что теперь здесь нахо­дят­ся мастер­ские, изготав­ли­ваю­щие peg­ma­ta.
  • 2 До сих пор их обыч­но дати­ру­ют прав­ле­ни­ем Мак­сен­ция и даже более позд­ним вре­ме­нем (Van De­man E. B. The Ne­ro­nian Sac­ra Via. P. 386 и ссыл­ки, к кото­рым мож­но доба­вить: Bo­ni G. Fo­ro ro­ma­no // At­ti del Congres­so in­ter­na­zio­na­le di scien­ze sto­riche (1903). Vol. V. Ro­me 1904. P. 516.
  • 3 Фраг­мент одно­го из фон­та­нов, най­ден­ный воз­ле арки Кон­стан­ти­на, хра­нит­ся сего­дня в музее Мус­со­ли­ни (Boc­co­ni S. Mu­sei Ca­pi­to­li­ni, Pi­na­co­te­ca e Ta­bu­la­rium Ro­ma, 1914. P. 293, № 11).
  • ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИЦЫ:

  • [1]При­хо­жая в нем была такой высоты, что в ней сто­я­ла колос­саль­ная ста­туя импе­ра­то­ра ростом в сто два­дцать футов; пло­щадь его была тако­ва, что трой­ной пор­тик по сто­ро­нам был в милю дли­ной; внут­ри был пруд, подоб­ный морю, окру­жен­ный стро­е­нья­ми, подоб­ны­ми горо­дам, а затем — поля, пест­ре­ю­щие паш­ня­ми, паст­би­ща­ми, леса­ми и вино­град­ни­ка­ми, и на них — мно­же­ство домаш­ней ско­ти­ны и диких зве­рей. (2) В осталь­ных поко­ях все было покры­то золо­том, укра­ше­но дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми и жем­чуж­ны­ми рако­ви­на­ми; в обеден­ных пала­тах потол­ки были штуч­ные, с пово­рот­ны­ми пли­та­ми, чтобы рас­сы­пать цве­ты, с отвер­стья­ми, чтобы рас­се­и­вать аро­ма­ты; глав­ная пала­та была круг­лая и днем и ночью без­оста­но­воч­но вра­ща­лась вслед небо­сво­ду; в банях тек­ли соле­ные и сер­ные воды. И когда такой дво­рец был закон­чен и освя­щен, Нерон толь­ко и ска­зал ему в похва­лу, что теперь, нако­нец, он будет жить по-чело­ве­че­ски. (Здесь и далее пер. М. Л. Гас­па­ро­ва).
  • [2](Дво­рец), вызы­вав­ший все­об­щее изум­ле­ние не столь­ко оби­ли­ем пошед­ших на его отдел­ку дра­го­цен­ных кам­ней и золота… — сколь­ко луга­ми, пруда­ми, раз­бро­сан­ны­ми, слов­но в сель­ском уеди­не­нии, тут леса­ми, там пусто­ша­ми, с кото­рых откры­ва­лись дале­кие виды, что было выпол­не­но под наблюде­ни­ем и по пла­нам Севе­ра и Целе­ра. (Здесь и далее пер. А. С. Бобо­ви­ча).
  • [3]Здесь, где лучи­стый колосс видит звезды небес­ные бли­же (здесь и далее пере­вод Ф. А. Пет­ров­ско­го)
  • [4]Где на доро­ге самой тянут­ся квер­ху леса,
  • [5]Дико­го преж­де царя свер­кал дво­рец нена­вист­ный,
  • [6]И во всем Риме один этот лишь дом уце­лел.
  • [7]
    Рим отныне — дво­рец! спе­ши­те в Вейи, кви­ри­ты,
    Если и Вейи уже этим не ста­ли двор­цом.
  • [8]
    Здесь, где у всех на гла­зах вели­ча­во­го амфи­те­ат­ра
    Соору­же­нье идет, были Неро­на пруды.
    Здесь, где дивим­ся мы все так быст­ро воз­двиг­ну­тым тер­мам…
  • [9]
    На поле гор­дом теперь жал­ких не вид­но домов.
    Там, где дале­кую сень про­сти­ра­ет Клав­ди­ев пор­тик,
    Край­нее преж­де кры­ло цар­ско­го было двор­ца.
  • [10]Был и недав­но серь­ез­ный и стро­гий и вме­сте с тем яркий и соч­ный живо­пи­сец Фамул… Он писал по немно­гу часов в день, при­чем отно­сил­ся к это­му с серь­ез­но­стью, посколь­ку все­гда был в тоге, хотя и на под­мо­стях. Золо­той Дво­рец был тюрь­мой его искус­ства, и поэто­му дру­гих его образ­цов суще­ст­ву­ет совсем немно­го. (Здесь и далее пер. Г. А. Таро­ня­на).
  • [11]В столь нена­вист­ном для всех, соору­жен­ном на побо­ры с граж­дан двор­це.
  • [12]
    Рим воз­ро­дил­ся опять: под тво­им покро­ви­тель­ст­вом, Цезарь,
    То, чем вла­дел гос­по­дин, тешит отныне народ.
  • [13]Из всех тех про­из­веде­ний, о кото­рых я сооб­щил, все самые зна­ме­ни­тые нахо­дят­ся теперь в Горо­де, посвя­щен­ные прин­цеп­сом Вес­па­си­а­ном в хра­ме Мира и дру­гих его построй­ках, до это­го све­зен­ные по про­из­во­лу Неро­на в Город и рас­став­лен­ные в залах Золо­то­го Двор­ца.
  • [14]Кото­рый нахо­дит­ся во двор­це импе­ра­то­ра Тита.
  • [15]В Риме Золо­той дом сго­рел в пожа­ре.
  • [16]Основ­ные зна­че­ния сло­ва: пол­ки для книг; теат­раль­ные помост­ки.

  • © 1929 г. Samuel Ball Platner, Thomas Ashby. A Topographical Dictionary of Ancient Rome. Aurea, Domus, с. 166—172. Серым цве­том выде­ле­ны допол­не­ния к ста­тье со стр. 604.
    © 2017 г. Пере­вод с англ. О. В. Люби­мо­вой.
    См. по теме: ЭРЕХТЕЙОН, ЕРЕХФЕЙОН • ВЕРХНИЙ ЭТАЖ • КИНОСАРГ • Храм Юпитера Долихена •
    ИЛЛЮСТРАЦИИ
    (если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
    1. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА. Рим.
    Вид развалин двух триклиниев Золотого дома Нерона.
    Гравюра Джованни Баттиста Пиранези (1720—1778).
    ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА