ЗЕВС (Ζεύς), Дий, в греческой мифологии верховное божество, отец богов и людей, глава олимпийской семьи богов. Зевс — исконно греческое божество; его имя чисто индоевропейского происхождения и означает «светлое небо» (ср. индоевропейское deiuo — «дневное сияющее небо», древнеиндийское deva — «бог», dyaus — «небо» (Дьяус), греч. Ζεύς, род. п. Διός «Зевс, бог ясного неба», лат. deus — «бог», dies — «день»; др.-инд. Dyaus pitar, др.-греч. Ζεύς πατήρ — лат. Jup(p)iter, Diespiter). В античности этимология слова «Зевс» связывалась с корнями греческих слов «жизнь», «кипение», «орошение», «то, через что всё существует». Зевс — сын Кроноса (отсюда имена Зевса Кронид, Кронион) и Реи (Hes. Theog. 457), он принадлежит к третьему поколению богов, свергших второе поколение — титанов. Отец Зевса, боясь быть низложенным своими детьми, проглатывал каждый раз только что рождённого Реей ребёнка. Рея обманула мужа, дав ему проглотить вместо родившегося Зевса завёрнутый камень, а младенец втайне от отца был отправлен на Крит на гору Дикта (453—491). Согласно другому варианту, Рея родила Зевса в пещере горы Дикта и поручила его воспитание куретам и корибантам, вскормившим его молоком козы Амалфеи (Apollod. I 1, 5—7). Именно на Крите сохранились древнейшие фетишистские символы почитания Зевса Критского: двойной топор (лабрис), магическое орудие, убивающее и дающее жизнь, разрушительная и созидательная сила. Изображение этого двойного топора встречается на ритуальных вещах между рогами быка, который на Крите также являлся зооморфным воплощением Зевса (в образе быка Зевс похитил Европу). Главным местопребыванием Зевса Лабриса, или Зевса Лабрандского, считался лабиринт (ср. этимологическое родство названий лабрис — лабиринт); чудовищный миксантропический Минотавр — обитатель лабиринта и есть одна из ипостасей Зевса Критского. Образ архаического Зевса сближается с Загреем, который впоследствии мыслился как сын Зевса.

В системе мифов о Зевсе Олимпийском пребывание его на Крите является одним из архаических рудиментов и обычно связано с мотивом тайного воспитания младенца Зевса. В Дельфах же почитался архаический фетиш омфал («пуп земли») — камень, проглоченный Кроном, или камень как пуп младенца Зевса. (Paus. X 16, 3; Strab. IX 3, 6). Омфал был поставлен Зевсом в Пифоне под Парнасом как памятник на диво всем смертным (Hes. Theog. 497—500).

Возмужавший Зевс вывел своих братьев и сестёр из утробы Крона (493—496, 501 след.), напоив его по совету Метиды зельем (Apollod. I 2, 1). За это они отдали во владение Зевсу громы и молнии (Hes. Theog. 504 след.). Затем Зевс начал борьбу за власть с Кроном и другими титанами. В титаномахии, продолжавшейся десять лет, Зевсу помогали сторукие; киклопы выковали ему гром, молнию и перун. Побеждённые титаны были низвергнуты в Тартар (Hes. Theog. 674—735; Apollod. I 2, 1).

Три брата Зевс, Посейдон и Аид разделили власть между собой. Зевсу досталось господство на небе, Посейдону — море, Аиду — царство мёртвых (Apollod. I 2, 1). В древнейшие времена Зевс совмещал функции жизни и смерти. Он владычествовал над землёй и под нею, вершил суд над мёртвыми (Aeschyl. Suppl. 231). Отсюда один из эпитетов Зевса — Хтоний («подземный») (Hes. Opp. 465; Hom. Il. IX 457). Зевса Хтония почитали в Коринфе (Paus. II 2, 8). Однако позднее Зевс стал олицетворять только светлую сторону бытия. В период патриархата Зевс локализуется на горе Олимп и именуется Олимпийским (или Фессалийским).

Утверждение Зевса происходит с большим трудом. Против Зевса восстаёт Гея и насылает на него своё порождение — Тифона, но Зевс побеждает это дикое тератоморфное существо огненными молниями. По одному из вариантов (Hes. Theog. 820—868), Зевс забросил Тифона в Тартар, по другому — навалил на него Этну (Aeschyl. Prom. 351—372). Но борьба с хтоническими чудовищами продолжалась. Гея породила новых детей — гигантов и разразилась гигантомахия. По Аполлодору, гигантомахия произошла раньше тифонии, так что Тифон мыслится ещё более ужасным чудовищем, чем гиганты (Apollod. I 6, 1—3).

Борьба Зевса и олимпийцев с миром чудовищ приводит к ещё одной смене поколений богов (до этого Урана сверг Крон, а теперь Крона — Зевс). Т.н. орфическая теогония считала древнейшими владыками мира, бывшими ещё до Крона и Реи, Эвриному и Офиона — по всей очевидности, змеевидных существ, владевших Олимпом, тоже уступивших насилию и низринутых в глубь океана (Apoll. Rhod. I 496—511, ср. Эвринома на дне океана спасает Гефеста, сброшенного с Олимпа). Но самому Зевсу тоже угрожает потеря власти от сына. Зевсу приходится бороться за власть даже со своими ближайшими родственниками, против него восстают Гера, Посейдон и Афина Паллада (по другой версии, Аполлон), но ему оказывает помощь Фетида (дочь Нерея, сестра свергнутой владычицы Олимпа Эвриномы), призвав на Олимп сторуких, которые устрашают заговорщиков (Hom. Il. I 396—406). Зевс — новое олимпийское божество обращается за помощью к чудовищам, рождённым Землёй, и борется с такими же порождениями Земли. Олимпийский Зевс считается отцом богов и людей, но его власть над олимпийской семьёй не очень тверда, а веления судьбы ему часто неведомы, и он узнаёт их, взвешивая на золотых (м.б. небесных, солнечных) весах судьбы героев (XXII 209—214). Именно по совету Геи — земли и Урана — неба Зевс проглатывает свою первую супругу Метиду, чтобы избежать рождения от неё сына, который будет сильнее отца (Hes. Theog. 889—900). Фемида, дочь Геи, открывает Зевсу тайну, известную и Прометею (Aeschyl. Prom. 167—177), что такой же сын родится от Фетиды (Apoll. Rhod. IV 791—804). Отказавшись от брака с Фетидой и выдав её за героя Пелея (IV 805—809), Зевс способствовал возникновению Троянской войны, исполняя просьбу матери Земли (Hom. Il. I 5, ср. XIX 273 след.). Вторая супруга Зевса — богиня справедливости Фемида. Их дочери горы сообщают жизни богов и людей размеренность и порядок, а мойры, богини судьбы, от которой сам Зевс уже не зависит, как бы продолжают его волю. Управляемый Зевсом мир олимпийцев заметно меняется. Хариты, дочери Зевса от Эвриномы, вносят в жизнь радость, веселье, изящество. Деметра как супруга Зевса — уже не порождающая чудовищ земля, а богиня обработанных полей. Даже Аид похищает Персефону, дочь Зевса, с его дозволения. Мнемосина, богиня памяти, рождает Зевсу девять муз (т.о., Зевс становится источником вдохновения, наук и искусств). От Лето у Зевса — Аполлон и Артемида. Третья по счёту, но первая по значению жена Гера — богиня законного супружества и покровительница брачных законов (Hes. Theog. 901—923). Так Зевс постепенно преобразует мир, порождая богов, вносящих в этот мир закон, порядок, науки, искусства, нормы морали и пр. Однако во многих мифах заметны древние доолимпийские связи Зевса. Он вступает в брак с музой Каллиопой, рождающей экстатических корибантов (Strab. X 3, 19), демонических служителей хтонической Великой матери Кибелы, охранявших младенца Зевса на Крите. Зевс всё ещё пользуется своим древнейшим орудием — громами и молниями, грубой силой подавляя сопротивление или наказывая. У Гомера он «громовержец», «высокогремящий», «тучегонитель», насылатель ветров, дождей и ливней (Hom. Il. I 354; IV 30; V 672; XIV 54; XVI 297—300), о зевсовых ливнях упоминает Гесиод (Hes. Opp. 626), Зевс «дождит», по выражению Алкея (frg. 34). Павсаний отмечает, что в Афинах была статуя Геи-земли, молящей Зевса о ниспослании дождя (Paus. I 24, 3), афиняне просили Зевса пролиться дождём над пашнями (Marc. Aurel. V 7). В виде дуба, корни которого омывал ручей, почитался Зевс Додонский в Додоне; его супругой считалась океанида Диона (Hes. Theog. 353).

Зевс Олимпийский — покровитель общности людей, городской жизни, защитник обиженных и покровитель молящих, ему повинуются другие боги (Hom. Il. V 877 след.). Он даёт людям законы (Demosth. 25, 16, Eur. Hippol. 97; Soph. O.R. 865 след.). Зевс вообще оказывается принципом жизни, породителем всего живого (Max. Tyr. 41, 2), «дарователем жизни», «всепородителем» (Hymn. Orph. LXXIII 2). Зевс покровительствует родовой общности людей, отсюда Зевс «родовой» (Pind. Ol. VIII 16; Pyth. IV 167). В «Умоляющих» Эсхила представлена величественная фигура великого бога, справедливого защитника и помощника людей. Благодетельные функции нашли отражение в его эпитетах: «помощник в беде» (Aeschyl. Sept. 8), «спаситель» (Paus. IX 26, 7; Soph. frg. 392), «спаситель города», «основатель» (Aeschyl. Suppl. 445), «оградитель» (Soph. Antig. 487; Eur. Troad. 17), Полией — «городской» (Paus. I 24, 4), Полиух — «владетель государства» (Plat. Legg. XI 921 след.). Зевс Филий (покровитель дружеских союзов) (Plat. Phaedr. 234e), «отчий», «отец» (Aristoph. Acharn. 223; Nub. 1468), «отеческий» (Soph. Trach. 288; Plat. R.P. III 391e). Он следит за соблюдением клятв (Paus. V 24, 9; Soph. O. R. 1767). Зевс — помощник воинов (Hom. Il. IV 84; Xenoph. Lac. pol. XIII 2) и сам стратег, полководец (надписи на монетах, ср. Cic. In Verr. II 4, 58; 129 — Imperator), «воинский» (Herodot. V 119), «носитель победы» (Soph. Antig. 143; Eur. Heracl. 867, 937). Известен Зевс Булей (Paus. I 3, 5), покровитель народного собрания (Aeschyl. Eum. 972; Aristoph. Equ, 410), скипетродержец (Hymp. Orph. XV 6), царь (Aristoph. Ran. 1278), «владыка владык, совершеннейшая сила блаженных и совершенных» (Aeschyl. Suppl. 525), «всецарь» (Hymn. Orph. LXXIII 4), «эллинский» (Aristoph. Equ. 1253) и даже «всеэллинский», которому в Афинах был учреждён специальный культ (Paus. I 18, 9).

Зевс Олимпийский — отец многих героев, проводящих его божественную волю и благие замыслы. Его сыновья: Геракл, Персей, Диоскуры, Сарпедон, знаменитые цари и мудрецы Минос, Радаманф и Эак. Покровительствуя героям, уничтожающим хтонических чудовищ, Зевс осуждает кровопролитие и стихийные бедствия войны в лице Ареса (Hom. Il. V 888—898). Однако в мифах о рождении героев заметны древние фетишистские мотивы. Зевс является к Данае в виде золотого дождя (Apollod. II 4, 1), Семеле — с молниями и громами, Европу он похищает, обернувшись быком (Apollod. III I, 1), к Леде является лебедем (III 10, 7), Персефоне — змеем. Древние зооморфные мотивы заметны и в том, что Зевс превращает в животных своих возлюбленных, желая скрыть их от гнева Геры (Ио в корову, Каллисто в медведицу). Будучи «отцом людей и богов», Зевс вместе с тем является грозной карающей силой. По велению Зевса прикован к скале Прометей, укравший искру Гефестова огня, чтобы помочь людям, обречённым Зевсом на жалкую участь (Эсхил, «Прикованный Прометей»). Несколько раз Зевс уничтожал человеческий род, пытаясь создать совершенного человека. Он послал на землю потоп, от которого спаслись только Девкалион, сын Прометея, и его супруга Пирра (Ovid. Met. I 246—380). Зевс хочет уничтожить жалкий род людей и «насадить» новый (Aeschyl. Prom. 231—233). Троянская война — тоже следствие решения Зевса покарать людей за их нечестие (Hom. Il. I 5, XIX 263 след.). Зевс уничтожает род атлантов, забывших о почитании богов, и Платон называет этого Зевса «блюстителем законов» (Plat. Critias 121b-c).

Зевс насылает проклятия, которые страшно реализуются на отдельных героях и целом ряде поколений (Тантал, Сисиф, Атриды, Кадмиды). Так, древний архаический Зевс принимает всё более очевидные моральные черты, хотя и утверждает он свои принципы с помощью силы. Начала государственности, порядка и морали у людей связаны, по преданиям греков, как раз не с дарами Прометея, из-за которых люди возгордились, а с деятельностью Зевса (Hes. Theog. 96; Opp. 256—264), который вложил в людей стыд и совесть, качества необходимые в социальном общении (Plat. Prot. 320d—322d). Зевс, который мыслился «огнём», «горячей субстанцией» (Tertull. Adv. Marc. I 13) и обитал в эфире (Eur. frg. 487), владея небом как своим домом (Callim. Hymn. III 141), становится организующим средоточием космической и социальной жизни на Олимпе, где земля сходится с небом и где небо переходит в огненный тончайший эфир. Мифология Зевса Олимпийского отражает укрепление патриархальной власти басилеев, особенно микенских царей, хотя и не доходит до абсолютной централизации этой власти (по Гесиоду, Зевс был избран на царство богами, Theog. 881—885). Только в эллинистическую эпоху Зевс принимает образ мирового вседержителя и вершителя мировых судеб, того «всецаря» и «всеэллинского» владыки, которого воспевали в поздних Орфических гимнах и в гимне «К Зевсу» стоика Клеанфа (3 в. до н.э.), где универсализм и космизм Зевса принимают монотеистические черты.

Атрибуты Зевса — эгида, скипетр, иногда молот. Культовые праздники в честь Зевса немногочисленны, поскольку ряд его функций был возложен на других богов — исполнителей воли Зевса, находившихся в гораздо более близких отношениях к человеку: на Аполлона — пророчество, на Деметру — земледелие, на Афину — мудрость и искусства. В честь Зевса Олимпийского устраивались панэллинские Олимпийские игры в Олимпии — как символ единения и взаимного согласия греческих полисов. Зевсу соответствует римский Юпитер.

Лит.: Лосев А.Ф., Олимпийская мифология в ее социально-историческом развитии, «Ученые записки Московского государственного педагогического института им. В.И. Ленина», 1953, т. 72, в. 3; его же, Античная мифология в ее исторической развитии, М., 1957, с. 89—267 («Критский Зевс»); Cook A.B., Zeus. A study in ancient religion, v. 1—3, Camb., 1914—40; Diels H., Zeus, “Archiv für Religionswissenschaft”, 1923/24, Bd 22; Wilamowitz—Möllendorff U. von, Zeus, в сб.: Vorträge der Bibliothek Warburg, В.—Lpz., 1926; Sjövall H., Zeus im altgriechischen Hauskult, Lund, 1931; Nilsson M.P., Vater Zeus, “Archiv für Religionswissenschaft”, 1938, Bd 35, № 1—2, S. 156—71; Aebli D., Klassischer Zeus, Münch., 1971; Kerényi K., Zeus und Hera, Leiden. 1972 (Studies in the history of religions, Suppl. to “Numen”, № 20); Simon E., Der frühe Zeus, в сб.: Acta of the 2-nd International Colloq. on Aegean Prehistory, 1972.

А.Ф. Лосев

До нас дошли культовые статуи Зевса, изображающие его на троне со всеми атрибутами власти. В числе произведений античной пластики: «Зевс Отриколи», многочисленные рельефы [на восточном фронтоне Парфенона — сцена «Рождение Афины из головы Зевса»; на фризе Парфенона — сцена «Панафинейское шествие» (Зевс среди олимпийцев); на восточном фризе Пергамского алтаря сцена «Битва Зевса с гигантами» и др.].

В живописи 16—18 вв. особой популярностью пользовались сцены, связанные с мифами о Данае, Европе, Ио, Леде. В этот же период распространены были и такие сюжеты, как «Юпитер со спящей Антиопой» (картины Корреджо, Тициана, Я. Тинторетто, Агостино и Аннибале Карраччи, Я. Йорданса, Рембрандта и др.), «Юпитер и Каллисто» (картины П.П. Рубенса, Н. Пуссена, Ф. Буше и др.), «Юпитер и Семела» (картины Тинторетто, Б. Спрангера, Гверчино и др.). Случаи обращения к мифу в европейской пластике единичны (Я. Сансовино и др.).


© Мифы народов мира. Энциклопедия. (В 2 томах). Гл. ред. С.А. Токарев.— М.: «Советская энциклопедия», 1980. Т. I, с. 463—466.

ПОИСК ИЗОБРАЖЕНИЙ



ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА