География

Книга IV

Текст приводится по изданию: Страбон. ГЕОГРАФИЯ в 17 книгах. Репринтное воспроизведение текста издания 1964 г. М.: «Ладомир», 1994.
Перевод, статья и комментарии Г. А. Стратановского под общей редакцией проф. С. Л. Утченко.
Редактор перевода проф. О. О. Крюгер.
Цифры на полях означают страницы первого критического издания Казобона (Париж, 1587), по которому принято цитировать «Географию» Страбона.
Внутри текста обозначены страницы согласно их нумерации в книге. По ним же составлен Указатель собственных имен и географических названий.
Цитаты из Гомера даны в переводах Н. И. Гнедича и В. А. Жуковского, из трагиков — в переводах Ф. Ф. Зелинского, И. Ф. Анненского и А. И. Пиотровского, из Гесиода — в переводе В. В. Вересаева; цитаты из остальных авторов — в нашем переводе.
I 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
II 1 2 3
III 1 2 3 4 5
IV 1 2 3 4 5 6
V 1 2 3 4 5
VI 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

C. 176с. 170

I

1. Далее по поряд­ку1 идет Транс­аль­пий­ская Кель­ти­ка2. Я уже опи­сал3 в общих чер­тах фор­му и вели­чи­ну этой стра­ны; теперь же сле­ду­ет ска­зать о ней подроб­но. Неко­то­рые дели­ли ее, напри­мер, на 3 части, назы­вая ее оби­та­те­лей акви­та­на­ми, бель­га­ми и кель­та­ми4. Акви­та­ны, по сло­вам этих писа­те­лей, совер­шен­но отлич­ны не толь­ко по сво­е­му язы­ку, но и в смыс­ле тело­сло­же­ния; они ско­рее похо­жи на ибе­ров, чем на гала­тов; осталь­ные же оби­та­те­ли по внеш­не­му виду напо­ми­на­ют гала­тов, хотя не все гово­рят на одном язы­ке, но у неко­то­рых есть незна­чи­тель­ные язы­ко­вые осо­бен­но­сти. Кро­ме того, их поли­ти­че­ское устрой­ство и образ жиз­ни так­же немно­го отлич­ны. Таким обра­зом, акви­та­на­ми и кель­та­ми они назы­ва­ли 2 пле­ме­ни жите­лей Пире­не­ев, отде­лен­ных друг от дру­га горой Кем­ме­ном. Ведь, как было уже C. 177ска­за­но5, эта Кель­ти­ка огра­ни­че­на на запа­де Пире­ней­ски­ми гора­ми, кото­рые сопри­ка­са­ют­ся с морем с обе­их сто­рон, как с внут­рен­ним, так и с внеш­ним; на восто­ке она огра­ни­че­на рекой Реном, кото­рая течет парал­лель­но Пире­не­ям; что же каса­ет­ся север­ной и южной сто­рон, то на севе­ре стра­на окру­же­на оке­а­ном (начи­ная с север­ных око­неч­но­стей Пире­не­ев) до устьев Рена; с про­ти­во­по­лож­ной же сто­ро­ны ее окру­жа­ет море, что у Мас­са­лии и Нар­бо­на, и Аль­пы, начи­ная от Лигу­рии вплоть до исто­ков Рена. Гора Кем­мен тянет­ся под пря­мым углом к Пире­не­ям, через сере­ди­ну рав­нин и окан­чи­ва­ет­ся око­ло цен­тра этих рав­нин6, вбли­зи Луг­ду­на, про­сти­ра­ясь при­бли­зи­тель­но на 2000 ста­дий. Итак, акви­та­на­ми они назы­ва­ли пле­ме­на, зани­ма­ю­щие север­ные части Пире­не­ев, начи­ная от стра­ны Кем­ме­на вплоть до оке­а­на — части по эту сто­ро­ну реки Гарум­ны; кель­та­ми они счи­та­ли пле­ме­на, тер­ри­то­рия кото­рых про­сти­ра­ет­ся в дру­гом направ­ле­нии до моря, что око­ло Мас­са­лии и Нар­бо­на, и сопри­ка­са­ет­ся с неко­то­ры­ми аль­пий­ски­ми гора­ми; бель­га­ми же они назы­ва­ли осталь­ные пле­ме­на из живу­щих по оке­ан­ско­му побе­ре­жью до устьев Рена, а так­же неко­то­рые пле­ме­на, оби­та­ю­щие око­ло Рена и Альп. Так ска­зал и Боже­ствен­ный Цезарь в сво­их с. 171 «Запис­ках»7. Август же Цезарь, раз­де­лив Транс­аль­пий­скую Кель­ти­ку на 4 части, отнес кель­тов к про­вин­ции Нар­бо­ни­ти­де; акви­та­нов он при­чис­лил к той же про­вин­ции, как и Цезарь, хотя он при­ба­вил к ним 14 пле­мен из тех, кто живет меж­ду Гарум­ной и рекой Лиге­ром; осталь­ную стра­ну он раз­де­лил на 2 части: одну часть он при­со­еди­нил к Луг­ду­ну до верх­них обла­стей Рена8, дру­гую же вклю­чил в гра­ни­цы бель­гов9. Гео­граф обя­зан гово­рить о всех физи­че­ских и пле­мен­ных раз­ли­чи­ях, если они толь­ко достой­ны упо­ми­на­ния; что каса­ет­ся раз­но­об­раз­ных поли­ти­че­ских деле­ний, про­из­ве­ден­ных пра­ви­те­ля­ми (ибо они при­спо­саб­ли­ва­ют управ­ле­ние госу­дар­ством к обсто­я­тель­ствам вре­ме­ни), то здесь доста­точ­но дать общий очерк; науч­ное же изло­же­ние сле­ду­ет предо­ста­вить дру­гим.

2. Вся эта стра­на оро­ша­ет­ся река­ми: неко­то­рые из них текут с Альп, дру­гие — с Кем­ме­на и Пире­не­ев; одни впа­да­ют в оке­ан, дру­гие — в Наше море. Обла­сти, через кото­рые они про­те­ка­ют, пред­став­ля­ют по боль­шей части рав­ни­ны и хол­ми­стые мест­но­сти с судо­ход­ны­ми кана­ла­ми. Рус­ла рек от при­ро­ды так удоб­но рас­по­ло­же­ны по отно­ше­нию друг к дру­гу, что това­ры мож­но пере­во­зить из одно­го моря в дру­гое; ведь това­ры пере­во­зят толь­ко на корот­кое рас­сто­я­ние и при­том лег­ко через рав­ни­ны, но бо́льшую часть пути по рекам: по одним — вверх, по дру­гим — вниз по тече­нию. У Рода­на в этом отно­ше­нии неко­то­рое пре­иму­ще­ство, ведь он не толь­ко име­ет с раз­ных сто­рон мно­го при­то­ков, как я уже ска­зал10, но так­же соеди­нен с Нашим морем, кото­рое луч­ше Внеш­не­го моря, и про­те­ка­ет C. 178по самой пло­до­род­ной стране из всех в этой части све­та. Вся про­вин­ция Нар­бо­ни­ти­да про­из­во­дит те же самые пло­ды, что и Ита­лия. При про­дви­же­нии к севе­ру и к горе Кем­ме­ну вид­но, как кон­ча­ет­ся стра­на олив­ко­вых рощ и фиго­вых дере­вьев, но дру­гие пло­ды еще про­из­рас­та­ют. Вино­град­ная лоза далее на севе­ре так­же с тру­дом созре­ва­ет. Вся осталь­ная стра­на дает боль­шое коли­че­ство хле­ба, про­са, желу­дей и ско­та все­воз­мож­ной поро­ды; она цели­ком воз­де­лы­ва­ет­ся, за исклю­че­ни­ем тех частей, где обра­бот­ке пре­пят­ству­ют боло­та и чащи. Одна­ко и эти места густо засе­ле­ны, но ско­рее по при­чине избыт­ка насе­ле­ния11, чем в силу его усер­дия. Жен­щи­ны отли­ча­ют­ся пло­до­ви­то­стью и хоро­шие кор­ми­ли­цы, напро­тив, муж­чи­ны ско­рее вои­ны, чем зем­ле­дель­цы. В насто­я­щее вре­мя они вынуж­де­ны зани­мать­ся зем­ле­де­ли­ем, оста­вив ору­жие. Это я гово­рю вооб­ще о всей Кель­ти­ке по ту сто­ро­ну Альп; теперь я желаю взять каж­дую из 4 частей отдель­но и рас­ска­зать о них, опи­сы­вая их толь­ко в общих чер­тах. И преж­де все­го о Нар­бо­ни­ти­де.

3. Фигу­ра этой стра­ны пред­став­ля­ет при­бли­зи­тель­но парал­ле­ло­грамм, так как на запа­де она очер­че­на Пире­не­ями, а на севе­ре — Кем­ме­ном; южную сто­ро­ну обра­зу­ет море меж­ду Пире­не­ями и Мас­са­ли­ей, а восточ­ную — частич­но Аль­пы, а так­же про­ме­жу­точ­ное про­стран­ство, взя­тое на пря­мой линии с Аль­па­ми меж­ду Аль­па­ми и теми пред­го­рья­ми Кем­ме­на, кото­рые про­сти­ра­ют­ся до Рода­на и обра­зу­ют пря­мой угол с упо­мя­ну­той пря­мой лини­ей от Альп. К южной сто­роне непо­сред­ствен­но при­мы­ка­ет, кро­ме упо­мя­ну­той фигу­ры, сле­ду­ю­щее побе­ре­жье, где оби­та­ют мас­са­лио­ты и сал­лии с. 172 вплоть до лигу­ров, до тех частей, кото­рые рас­по­ло­же­ны в сто­ро­ну Ита­лии и реки Вара. Эта река, как я ска­зал преж­де12, явля­ет­ся гра­ни­цей меж­ду Нар­бо­ни­ти­дой и Ита­ли­ей. Летом это незна­чи­тель­ная реч­ка, а зимой она рас­ши­ря­ет­ся до 7 ста­дий. От этой реки мор­ское побе­ре­жье про­сти­ра­ет­ся до свя­ти­ли­ща Афро­ди­ты Пире­ней­ской. Это свя­ти­ли­ще слу­жит гра­ни­цей меж­ду этой про­вин­ци­ей — Нар­бо­ни­ти­дой — и Ибе­рий­ской стра­ной, хотя неко­то­рые счи­та­ют место, где нахо­дит­ся Памят­ник побе­ды Пом­пея, гра­ни­цей Ибе­рии и Кель­ти­ки. Рас­сто­я­ние отсю­да до Нар­бо­на 63 рим­ские мили, отсю­да до Немау­са — 88, от Немау­са через Угерн и Тарус­кон до так назы­ва­е­мых Сек­сти­е­вых теп­лых вод13, кото­рые нахо­дят­ся близ Мас­са­лии, — 53, а отсю­да до Анти­по­ля и реки Вара — 73; так что в общей слож­но­сти дли­на бере­го­вой линии рав­ня­ет­ся 277 милям. Неко­то­рые, одна­ко, запи­сы­ва­ли рас­сто­я­ние от свя­ти­ли­ща Афро­ди­ты до реки Вара в 2600 ста­дий, а дру­гие при­бав­ля­ют еще 200 ста­дий, ибо суще­ству­ет рас­хож­де­ние в отно­ше­нии рас­сто­я­ний. По дру­го­му пути, про­хо­дя­ще­му через область вокон­ти­ев C. 179и Кот­тия, от Немау­са до Угер­на и Тарус­ко­на доро­га одна и та же, а отсю­да она идет через реку Дру­ен­цию и через Кабал­ли­он 63 мили к гра­ни­цам вокон­ти­ев и до нача­ла пере­хо­да через Аль­пы; отсю­да опять 99 миль до селе­ния Эбро­ду­на; затем дру­гие 99 миль через селе­ния Бри­ган­тий и Скин­го­маг и аль­пий­ские про­хо­ды до Оке­ла, погра­нич­но­го пунк­та обла­сти Кот­тия. Начи­ная от Скин­го­ма­га стра­на назы­ва­ет­ся уже Ита­ли­ей; рас­сто­я­ние же отсю­да до Оке­ла состав­ля­ет 28 миль.

4. Мас­са­лия осно­ва­на фокей­ца­ми и рас­по­ло­же­на в ска­ли­стой мест­но­сти. Гавань ее лежит у подош­вы ска­лы, име­ю­щей вид теат­ра и обра­щен­ной к югу. Сама ска­ла и весь город, хотя он зна­чи­тель­ной вели­чи­ны, пре­крас­но укреп­ле­ны. На мысе сто­ят Эфе­сий, а так­же свя­ти­ли­ще Апол­ло­на Дель­фин­ско­го. Послед­нее явля­ет­ся общим свя­ти­ли­щем всех ионий­цев, тогда как Эфе­сий — храм, посвя­щен­ный толь­ко Арте­ми­де Эфес­ской: когда фокей­цы, как пере­да­ют, отплы­ли из род­ной стра­ны, им был дан ора­кул, повеле­вав­ший взять себе про­вод­ни­ка от Арте­ми­ды Эфес­ской. Неко­то­рые из них выса­ди­лись в Эфе­се, чтобы раз­уз­нать, каким обра­зом мож­но полу­чить от боги­ни то, что им велел ора­кул. Боги­ня яви­лась, гово­рят, во сне Ари­стар­хе, одной из самых ува­жа­е­мых жен­щин горо­да, и пове­ле­ла ей отплыть вме­сте с фокей­ца­ми, взяв с собой одну копию с изоб­ра­же­ния боги­ни, кото­рая нахо­ди­лась сре­ди свя­тынь; по испол­не­нии это­го, когда коло­ния была уже окон­ча­тель­но устро­е­на, фокей­цы не толь­ко воз­двиг­ли свя­ти­ли­ще Арте­ми­де, но и ока­за­ли Ари­стар­хе исклю­чи­тель­ную почесть, назна­чив ее жри­цей; далее, в горо­дах-коло­ни­ях фокей­цев насе­ле­ние всю­ду воз­да­ет этой богине поче­сти пре­иму­ще­ствен­но перед все­ми и сохра­ня­ет ксо­анон14 по тому же образ­цу, а так­же и все про­чие обы­чаи таки­ми же, как они были заве­де­ны в мет­ро­по­лии.

5. Мас­са­лио­ты при­дер­жи­ва­ют­ся ари­сто­кра­ти­че­ско­го и стро­го закон­но­го обра­за прав­ле­ния. Они уста­но­ви­ли совет из 600 чело­век, зани­ма­ю­щих эту почет­ную долж­ность пожиз­нен­но; они назы­ва­ют их «тиму­ха­ми»15. Во гла­ве сове­та сто­ят 15 чело­век из чис­ла тиму­хов; им вру­че­на испол­ни­тель­ная власть с. 173 в теку­щих делах. И опять 3 чело­ве­ка, обла­да­ю­щие выс­шей вла­стью, пред­се­да­тель­ству­ют над эти­ми 15. Одна­ко из них никто не может стать тиму­хом, если не име­ет детей или не про­ис­хо­дит от лиц, быв­ших граж­да­на­ми в тече­ние трех поко­ле­ний. Зако­ны у них иони­че­ские и выстав­ле­ны пуб­лич­но по поста­нов­ле­нию госу­дар­ства. Они вла­де­ют обла­стью, кото­рая хотя и обса­же­на олив­ко­вы­ми дере­вья­ми и вино­град­ни­ка­ми, но в силу неров­ной ее поверх­но­сти слиш­ком бед­на хле­бом; поэто­му мас­са­лио­ты, дове­ряя морю боль­ше, чем суше, пред­по­чли поль­зо­вать­ся сво­и­ми врож­ден­ны­ми даро­ва­ни­я­ми C. 180для море­пла­ва­ния. Впо­след­ствии их доб­лесть дала им воз­мож­ность захва­тить несколь­ко рав­нин в окрест­но­сти бла­го­да­ря той же самой воен­ной силе, с помо­щью кото­рой они осно­ва­ли свои горо­да; я имею в виду укреп­лен­ные горо­да16, осно­ван­ные ими в Ибе­рии про­тив ибе­ров. Они научи­ли ибе­ров оте­че­ско­му куль­ту Арте­ми­ды Эфес­ской, так что те совер­ша­ют жерт­во­при­но­ше­ния по гре­че­ско­му обря­ду. Осно­ва­ли они так­же Рое Ага­фу — укреп­ле­ние [для защи­ты] от вар­ва­ров, живу­щих око­ло реки Рода­на. Они постро­и­ли Тав­ро­ен­тий, Оль­бию, Анти­поль и Никею для защи­ты от пле­ме­ни сал­ли­ев и лигу­ров, живу­щих в Аль­пах. У мас­са­лио­тов есть вер­фи и арсе­нал. В преж­ние вре­ме­на у них было очень мно­го кораб­лей, ору­жия и инстру­мен­тов, при­год­ных для море­пла­ва­ния, а так­же осад­ные маши­ны; с помо­щью все­го это­го они усто­я­ли про­тив натис­ка вар­ва­ров и при­об­ре­ли друж­бу рим­лян; во мно­гих слу­ча­ях они не толь­ко сами ока­зы­ва­ли полез­ные услу­ги рим­ля­нам, но и рим­ляне помо­га­ли их уси­ле­нию. Во вся­ком слу­чае Сек­стий, поко­ри­тель сал­ли­ев, после осно­ва­ния непо­да­ле­ку от Мас­са­лии горо­да17, назван­но­го по его име­ни и по «теп­лым водам» (неко­то­рые из них, как гово­рят, пре­вра­ти­лись в холод­ные воды), не толь­ко посе­лил там рим­ский гар­ни­зон, но и оттес­нил вар­ва­ров с мор­ско­го побе­ре­жья, веду­ще­го из Мас­са­лии в Ита­лию, так как мас­са­лио­ты не мог­ли пол­но­стью сдер­жать их натис­ка. Одна­ко Сек­стию уда­лось заста­вить вар­ва­ров отсту­пить в тех частях побе­ре­жья, где были хоро­шие гава­ни, на 12 ста­дий, а в ска­ли­стых частях — на 8. Остав­лен­ную вар­ва­ра­ми тер­ри­то­рию он пере­дал мас­са­ли­о­там. В их акро­по­ле хра­нит­ся мно­го посвя­ще­ний из воен­ной добы­чи, кото­рую они захва­ти­ли, побе­див в мор­ских бит­вах тех, кто посто­ян­но и неспра­вед­ли­во оспа­ри­вал их при­тя­за­ния на мор­ское вла­ды­че­ство. Таким обра­зом, в преж­ние вре­ме­на мас­са­ли­о­там вооб­ще сопут­ство­ва­ло исклю­чи­тель­ное сча­стье, осо­бен­но же в их друж­бе с рим­ля­на­ми; мож­но при­ве­сти мно­го при­ме­ров это­го; меж­ду про­чим, и «ксо­анон» Арте­ми­ды, что на Авен­тин­ском хол­ме, рим­ляне воз­двиг­ли по тому же образ­цу, что и ксо­анон, нахо­дя­щий­ся у мас­са­лио­тов. Во вре­мя раз­до­ров Пом­пея с Цеза­рем они при­со­еди­ни­лись к побеж­ден­ной пар­тии и таким обра­зом утра­ти­ли бо́льшую часть сво­е­го бла­го­со­сто­я­ния. Тем не менее сле­ды ста­рин­но­го тру­до­лю­бия еще оста­лись у насе­ле­ния, осо­бен­но при соору­же­нии воен­ных машин и кора­бель­но­го сна­ря­же­ния. С того вре­ме­ни, одна­ко, как вар­ва­ры, живу­щие к севе­ру от мас­са­лио­тов, ста­ли все более при­об­щать­ся к куль­ту­ре и бла­го­да­ря гос­под­ству рим­лян уже пере­шли от вой­ны к фор­мам граж­дан­ской жиз­ни и зем­ле­де­лию, и сами мас­са­лио­ты, пожа­луй, C. 181с. 174 боль­ше не про­яв­ля­ли преж­не­го усер­дия к упо­мя­ну­тым заня­ти­ям. На это ясно ука­зы­ва­ет сло­жив­ший­ся у них теперь образ жиз­ни; ведь все куль­тур­ные люди обра­ти­лись к искус­ству крас­но­ре­чия и к фило­соф­ским заня­ти­ям; поэто­му, хотя город толь­ко недав­но стал шко­лой вос­пи­та­ния вар­ва­ров, он обра­тил гала­тов в таких дру­зей элли­низ­ма, что те состав­ля­ют даже свои доку­мен­ты на гре­че­ском язы­ке; в насто­я­щее же вре­мя город скло­нил знат­ней­ших рим­лян, стре­мя­щих­ся к зна­нию, при­ез­жать сюда для уче­ния вме­сто путе­ше­ствия в Афи­ны. Гала­ты, видя этих людей и вме­сте с тем поль­зу­ясь бла­га­ми мира, охот­но посвя­ща­ют досуг тако­му обра­зу жиз­ни, и не толь­ко отдель­ные част­ные лица, но и вся общи­на; во вся­ком слу­чае они при­ни­ма­ют у себя софи­стов18, неко­то­рых нани­ма­ют на част­ный счет, дру­гим же выпла­чи­ва­ют жало­ва­ние горо­да в обще­ствен­ном поряд­ке, так же как вра­чам. В каче­стве нема­ло­важ­но­го дока­за­тель­ства про­сто­ты обра­за жиз­ни и воз­дер­жан­но­сти мас­са­лио­тов мож­но при­ве­сти сле­ду­ю­щее: наи­боль­шая сум­ма при­да­но­го у них 100 золо­тых, да еще 5 на пла­тье и 5 на золо­тые укра­ше­ния; боль­ше это­го не допус­ка­ет­ся. Как Цезарь, так и после­ду­ю­щие импе­ра­то­ры в память ста­ро­дав­ней друж­бы про­яви­ли уме­рен­ность в отно­ше­нии про­ступ­ков, совер­шен­ных мас­са­ли­о­та­ми во вре­мя вой­ны, и сохра­ни­ли горо­ду авто­но­мию, кото­рой он поль­зо­вал­ся с само­го нача­ла; поэто­му ни сама Мас­са­лия, ни зави­ся­щие от нее горо­да не под­чи­ня­лись пре­то­рам, посы­ла­е­мым в про­вин­цию19. О Мас­са­лии ска­за­но доста­точ­но.

6. В то вре­мя как гор­ная стра­на сал­ли­ев откло­ня­ет­ся все более и более с запа­да на север и отсту­па­ет посте­пен­но от моря, побе­ре­жье спус­ка­ет­ся к запа­ду; про­дви­нув­шись впе­ред на корот­кое рас­сто­я­ние от горо­да мас­са­лио­тов, при­бли­зи­тель­но на 100 ста­дий, до очень боль­шо­го мыса вбли­зи какой-то каме­но­лом­ни, бере­го­вая линия начи­ная отсю­да глу­бо­ко вда­ет­ся в берег и обра­зу­ет до свя­щен­но­го участ­ка Афро­ди­ты (т. е. мыса Пире­не­ев) Галат­ский залив (его назы­ва­ют так­же Мас­са­лий­ским зали­вом). Залив этот двой­ной, пото­му что на той же самой дуге, обра­зу­е­мой им, выда­ет­ся гора Сетий, кото­рая вме­сте с близ­ле­жа­щим ост­ро­вом Блас­ко­ном делит залив на части. Соб­ствен­но Галат­ским опять назы­ва­ет­ся боль­ший из двух зали­вов; в него изли­ва­ет­ся устье Рода­на; мень­ший, что про­тив Нар­бо­на, про­сти­ра­ет­ся до Пире­не­ев. Таким обра­зом, Нар­бон лежит над устья­ми Ата­ка и озе­ром Нар­бо­ни­ти­дой; это самый боль­шой порт в этой стране, хотя есть город неда­ле­ко от Рода­на, кото­рый явля­ет­ся весь­ма зна­чи­тель­ным пор­том, — Аре­ла­та. Эти пор­ты нахо­дят­ся при­бли­зи­тель­но на оди­на­ко­вом рас­сто­я­нии друг от дру­га и от упо­мя­ну­тых мысов: Нар­бон — от свя­щен­но­го участ­ка Афро­ди­ты, а Аре­ла­та — от Мас­са­лии. По обе­им сто­ро­нам Нар­бо­на про­те­ка­ют дру­гие реки; одни текут с Кем­мен­ских гор, дру­гие — с Пире­не­ев; на этих реках рас­по­ло­же­ны горо­да (до них неда­ле­ко совер­ша­ют пла­ва­ния вверх по тече­нию на малых кораб­лях); с Пире­не­ев текут реки Рус­ки­нон и Или­бир­рис; на каж­дой из них нахо­дит­ся одно­имен­ный город; что каса­ет­ся Рус­ки­но­на, то око­ло него есть озе­ро, неда­ле­ко над морем боло­ти­стая мест­ность со мно­же­ством соля­ных источ­ни­ков, содер­жа­щих «иско­па­е­мые крас­но­бо­род­ки»20; ибо если вырыть ямку глу­би­ной в 2 или с. 175 3 фута и погру­зить трезу­бец в или­стую воду, то мож­но про­ко­лоть зна­чи­тель­ной вели­чи­ны рыбу; она пита­ет­ся илом, так же как угри. Эти реки берут нача­ло в Пире­не­ях меж­ду Нар­бо­ном и свя­щен­ным участ­ком Афро­ди­ты; на дру­гой сто­роне Нар­бо­на они текут в море с Кем­ме­на, отку­да текут Атак, Орбис и Ара­у­рий. На пер­вой из этих рек рас­по­ло­же­на Бете­ра, без­опас­ный город, побли­зо­сти от Нар­бо­на, а на дру­гой — Ага­фа, осно­ван­ная мас­са­ли­о­та­ми.

7. На выше­упо­мя­ну­том побе­ре­жье есть не толь­ко одна дико­ви­на — «иско­па­е­мые крас­но­бо­род­ки», но и дру­гая, пожа­луй более пора­зи­тель­ная, о кото­рой я теперь рас­ска­жу. Меж­ду Мас­са­ли­ей и устья­ми Рода­на есть C. 182рав­ни­на круг­лой фор­мы, на рас­сто­я­нии почти 100 ста­дий от моря и столь­ко же диа­мет­ром. Эта рав­ни­на назы­ва­ет­ся Камен­ной рав­ни­ной21 из-за того, что она пол­на кам­ней такой вели­чи­ны, кото­рые могут уме­стить­ся в руке, и под кам­ня­ми рас­тет дикая кор­мо­вая тра­ва, кото­рая пред­став­ля­ет туч­ные паст­би­ща для ско­та22. В цен­тре рав­ни­ны есть вода, соле­ные источ­ни­ки и соль. Вся лежа­щая выше стра­на, как и эта, под­вер­же­на дей­ствию вет­ров, но чер­ный север­ный ветер, рез­кий и холод­ный, обру­ши­ва­ет­ся на эту рав­ни­ну с исклю­чи­тель­ной сви­ре­по­стью; по край­ней мере гово­рят, что он увле­ка­ет и катит даже неко­то­рые кам­ни; поры­вы вет­ра сбра­сы­ва­ют людей с пово­зок и сры­ва­ют с них ору­жие и одеж­ду. Ари­сто­тель утвер­жда­ет, что кам­ни эти, извер­жен­ные на поверх­ность зем­ле­тря­се­ни­я­ми (кото­рые назы­ва­ют­ся «брас­та­ми»)23, катят­ся и скоп­ля­ют­ся в углуб­лен­ных местах стра­ны. Наобо­рот, по сло­вам Поси­до­ния, это24 было озе­ро; оно затвер­де­ло, пока вол­ны раз­брыз­ги­ва­лись, и затвер­дев­шая мас­са раз­дро­би­лась на мно­же­ство кам­ней (подоб­ных реч­ным кам­ням и мор­ской при­бреж­ной галь­ке), в силу сход­ства про­ис­хож­де­ния оди­на­ко­во глад­ких и рав­но­ве­ли­ких. Оба писа­те­ля при­во­дят свои при­чи­ны, и без сомне­ния дово­ды их убе­ди­тель­ны. Ибо собран­ные вме­сте кам­ни есте­ствен­но не мог­ли сами по себе пре­вра­тить­ся из жид­ко­сти в твер­дое тело или отло­мать­ся от C. 183боль­ших камен­ных глыб, полу­чив­ших ряд тре­щин. Эсхил, одна­ко, осно­ва­тель­но изу­чив это труд­но­объ­яс­ни­мое явле­ние или же полу­чив о нем све­де­ния из дру­го­го источ­ни­ка, пере­нес его в область мифа. Во вся­ком слу­чае Про­ме­тей у него гово­рит, ука­зы­вая Герак­лу путь от Кав­ка­за к Гес­пе­ри­дам:


При­дешь в стра­ну неустра­ши­мых лиги­ев,
Там не всту­пай в сра­же­нье, хоть ты серд­цем храбр.
Бой тру­ден. И доспех свой суж­де­но тебе
Там поте­рять. Под­нять булы­гу взду­ма­ешь,
А не най­дешь и кам­ня: вся зем­ля мяг­ка.
Тебя в беде уви­дит Зевс и сжа­лит­ся,
И гро­зо­вые обла­ка пошлет, и град
Падет на зем­лю камен­ный. И кам­ни ты
С зем­ли под­ни­мешь и раз­го­нишь лиги­ев.
(Осво­бож­ден­ный Про­ме­тей, фрг. 199. Наук)

Как буд­то Зев­су не луч­ше было, заме­ча­ет Поси­до­ний, сбро­сить кам­ни на самих лигу­ров и засы­пать их всех, чем изоб­ра­зить Герак­ла с. 176 нуж­да­ю­щим­ся в таком мно­же­стве кам­ней. Таким обра­зом, что каса­ет­ся тако­го боль­шо­го коли­че­ства [кам­ней], то оно было необ­хо­ди­мо, если дей­стви­тель­но поэт имел в виду весь­ма мно­го­чис­лен­ное вой­ско; сле­до­ва­тель­но, в этом смыс­ле сочи­ни­тель мифов заслу­жи­ва­ет более дове­рия, чем их кри­тик25. Кро­ме того, сло­ва­ми «суж­де­но тебе» поэт при­дир­чи­вым обра­зом исклю­ча­ет вся­кое сето­ва­ние на что-либо в этом отрыв­ке; ведь в трак­та­тах о «про­ви­де­нии» и «пред­опре­де­ле­нии» най­дет­ся мно­го при­ме­ров в таком роде из обла­сти чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти и из сфе­ры при­род­ных явле­ний, отно­си­тель­но кото­рых мож­но ска­зать, что было бы гораз­до луч­ше, если бы слу­чи­лось то, а не это. Напри­мер, для Егип­та луч­ше, чтобы там часто выпа­да­ли дожди, чем чтобы Эфи­о­пия оро­ша­ла его поч­ву; Пари­су же луч­ше погиб­нуть от кораб­ле­кру­ше­ния на пути в Спар­ту, чем похи­тить Еле­ну и затем потер­петь нака­за­ние от оби­жен­ных, при­чи­нив столь­ко бед­ствий гре­кам и вар­ва­рам — бед­ствий, кото­рые Еври­пид при­пи­сал Зев­су:


…Отец Зевес тро­я­нам зло, а горе — элли­нам,
Так вос­хо­тев, решил­ся дать в удел.
(Фрг. 1082. Наук)

8. Поли­бий пори­ца­ет све­де­ния Тимея об устьях Рода­на: он утвер­жда­ет, что у Рода­на не 5, а 2 устья; Арте­ми­дор же насчи­ты­ва­ет 3. Впо­след­ствии Марий, видя, что от нано­сов ила устье засо­ри­лось и ста­ло труд­но­про­хо­ди­мым, велел про­рыть новый канал; затем, про­пу­стив через канал бо́льшую часть реки, он пере­дал его мас­са­ли­о­там в награ­ду за доб­лесть, про­яв­лен­ную ими в войне с амбро­на­ми и тои­г­е­на­ми26; от это­го дара мас­са­лио­ты силь­но раз­бо­га­те­ли, взи­мая пошли­ну с судов, иду­щих вверх и вниз по Рода­ну. Тем не менее вход в устье реки еще и теперь тру­ден для кораб­лей C. 184из-за стре­ми­тель­но­го тече­ния, нано­сов ила и вслед­ствие до того низ­ко­го поло­же­ния мест­но­сти, что в непо­го­ду даже на близ­ком рас­сто­я­нии зем­ли не вид­но. Поэто­му мас­са­лио­ты поста­ви­ли в виде отли­чи­тель­ных зна­ков баш­ни, вся­че­ски ста­ра­ясь осво­ить стра­ну. И в самом деле, они воз­двиг­ли и там свя­ти­ли­ще Арте­ми­ды Эфес­ской, отво­е­вав кусок зем­ли у реки, где устье ее обра­зу­ет ост­ров. Выше устьев Рода­на нахо­дит­ся мор­ское боло­то, его назы­ва­ют «сто­ма­лим­ной»27; в нем мно­го уст­риц и рыбы. Это боло­то неко­то­рые при­чис­ля­ли к устьям Рода­на, осо­бен­но те, кто насчи­ты­вал 7 устьев реки, хотя они не пра­вы ни в том, ни в дру­гом сво­ем утвер­жде­нии, ибо в про­ме­жут­ке нахо­дит­ся гора, отде­ля­ю­щая боло­то от реки. Таков при­бли­зи­тель­но харак­тер и про­тя­же­ние побе­ре­жья от Пире­не­ев до Мас­са­лии.

9. На побе­ре­жье от Мас­са­лии до реки Вара и до [обла­сти] тамош­них лигу­ров нахо­дят­ся горо­да мас­са­лио­тов — Тав­ро­ен­тий, Оль­бия, Анти­поль, Никея — и якор­ная сто­ян­ка кораб­лей Цеза­ря Авгу­ста под назва­ни­ем Юли­ев Форум. Эта сто­ян­ка рас­по­ло­же­на меж­ду Оль­би­ей и Анти­по­лем, на рас­сто­я­нии око­ло 600 ста­дий от Мас­са­лии. Река Вар нахо­дит­ся меж­ду Анти­по­лем и Нике­ей, при­бли­зи­тель­но в 20 ста­ди­ях от послед­ней и в 60 ста­ди­ях от пер­вой, так что, соглас­но уста­нов­лен­ной теперь гра­ни­це28, Никея состав­ля­ет часть Ита­лии, хотя и при­над­ле­жит мас­са­ли­о­там; ибо с. 177 мас­са­лио­ты осно­ва­ли эти горо­да как оплот про­тив живу­щих выше вар­ва­ров, желая по край­ней мере сво­бод­но вла­деть морем, так как сушей вла­де­ли вар­ва­ры. Ведь мест­ность здесь гори­стая и недо­ступ­ная; хотя у Мас­са­лии оста­ет­ся какая-то незна­чи­тель­ная по раз­ме­рам при­бреж­ная поло­са рав­ни­ны, все же по мере про­дви­же­ния к восто­ку горы совер­шен­но при­жи­ма­ют ее к морю, остав­ляя едва про­хо­ди­мым сам путь. Первую часть этой при­бреж­ной поло­сы зани­ма­ют сал­лии, послед­нюю же — лигу­ры, область кото­рых сопри­ка­са­ет­ся с Ита­ли­ей; о них я буду гово­рить после это­го. Теперь же я дол­жен доба­вить толь­ко сле­ду­ю­щее: хотя Анти­поль рас­по­ло­жен в пре­де­лах Нар­бо­ни­ти­ды, а Никея отно­сит­ся к Ита­лии, но она все же оста­ет­ся под­чи­нен­ной мас­са­ли­о­там и при­над­ле­жит к про­вин­ции29, тогда как Анти­поль при­чис­ля­ет­ся к ита­ли­от­ским горо­дам30, после того как он по судеб­но­му реше­нию был отнят у мас­са­лио­тов и таким обра­зом осво­бо­дил­ся от их вла­ды­че­ства.

10. Перед этой узкой бере­го­вой поло­сой, начи­ная от Мас­са­лии, лежат Стой­хад­ские ост­ро­ва31: 3 зна­чи­тель­ной вели­чи­ны и 2 малень­ких; мас­са­лио­ты воз­де­лы­ва­ют их. В преж­ние вре­ме­на мас­са­лио­ты дер­жа­ли на ост­ро­вах C. 185заста­ву для защи­ты от набе­гов мор­ских раз­бой­ни­ков, так как на ост­ро­вах было мно­го гава­ней. За Стой­хад­ски­ми ост­ро­ва­ми нахо­дят­ся ост­ро­ва Пла­на­сия и Лерон, на кото­рых суще­ству­ют посе­ле­ния. На Лероне есть храм в честь героя Леро­на; этот ост­ров лежит про­тив Анти­по­ля. Кро­ме того, есть еще малень­кие ост­ров­ки: одни — перед самой Мас­са­ли­ей, дру­гие — перед осталь­ной частью упо­мя­ну­то­го бере­га; они не сто­ят упо­ми­на­ния. Что каса­ет­ся гава­ней, то зна­чи­тель­ная — одна, что у якор­ной сто­ян­ки кораб­лей, да еще дру­гая — мас­са­лио­тов; осталь­ные же толь­ко сред­ней вели­чи­ны; сре­ди послед­них есть гавань, назван­ная по име­ни окси­бий­ских лигу­ров. Вот то, что я дол­жен ска­зать об этом побе­ре­жье.

11. Что каса­ет­ся стра­ны, лежа­щей выше побе­ре­жья, то ее гео­гра­фи­че­ские пре­де­лы в общем очер­че­ны окру­жа­ю­щи­ми гора­ми и река­ми, осо­бен­но рекой Рода­ном, ибо это не толь­ко самая боль­шая река, но еще и судо­ход­ная на весь­ма боль­шом про­тя­же­нии вверх по тече­нию, пото­му что чис­ло при­то­ков, ее напол­ня­ю­щих, вели­ко. Сле­ду­ет ска­зать о всех этих обла­стях по поряд­ку. Если начать путе­ше­ствие от Мас­са­лии, про­дви­га­ясь к стране, лежа­щей меж­ду Аль­па­ми и Рода­ном, то вплоть до реки Дру­ен­ции на про­стран­стве в 500 ста­дий живут сал­лии; если пере­пра­вить­ся на паро­ме в город Кабал­ли­он, то вся сле­ду­ю­щая побли­зо­сти область при­над­ле­жит кава­рам до сли­я­ния Иса­ра с Рода­ном; там, где гора Кем­мен почти что сопри­ка­са­ет­ся с Рода­ном, дли­на пути от Дру­ен­ции до это­го места состав­ля­ет 700 ста­дий. Сал­лии зани­ма­ют — в пре­де­лах сво­ей стра­ны — рав­ни­ны и гор­ные обла­сти, лежа­щие над рав­ни­на­ми, тогда как выше кава­ров оби­та­ют вокон­тии, три­ко­рии, ико­нии и медул­лы. Меж­ду Дру­ен­ци­ей и Иса­ром есть еще и дру­гие реки, теку­щие с Альп в Родан, а имен­но 2, кото­рые обте­ка­ют кру­гом Вари32, горо­да кава­ров и затем, слив­шись в одно рус­ло, впа­да­ют в Родан; тре­тья река Суль­га сли­ва­ет свои воды с Рода­ном вбли­зи горо­да Унда­лу­ма33, где Гней Аэно­барб в боль­шом сра­же­нии обра­тил в бег­ство с. 178 мно­го мири­ад кель­тов. В этом про­ме­жут­ке рас­по­ло­же­ны горо­да Аве­ни­он, Ара­у­си­он и Аерия, «Аерия в дей­стви­тель­но­сти, — по сло­вам Арте­ми­до­ра, — так как она рас­по­ло­же­на на боль­шой высо­те»34. Одна­ко вся стра­на рав­нин­ная и изоби­лу­ет паст­би­ща­ми, исклю­чая мест­ность от Аерии до Дури­о­на, кото­рая име­ет узкие и порос­шие лесом гор­ные про­хо­ды. В том месте, где схо­дят­ся реки Исар и Родан с горой Кем­ме­ном, Квинт Фабий Мак­сим Эми­ли­ан35 мень­ше чем с 30 тыся­ча­ми раз­бил 200 тысяч кель­тов; на этом месте он воз­двиг памят­ник Побе­ды из бело­го мра­мо­ра и 2 хра­ма: C. 186один в честь Аре­са, дру­гой в честь Герак­ла. Рас­сто­я­ние от Иса­ра до Виен­ны, сто­ли­цы алло­бро­гов, рас­по­ло­жен­ной на Родане, 320 ста­дий. Вбли­зи Виен­ны и выше ее лежит Луг­ду­нум, где сли­ва­ют­ся Арар и Родан; рас­сто­я­ние до Луг­ду­ну­ма сухим путем через область алло­бро­гов око­ло 200 ста­дий, если же плыть вверх по реке, то немно­го боль­ше. Преж­де алло­бро­ги высту­па­ли в похо­ды с вой­ском во мно­го мири­ад чело­век, теперь же они обра­ба­ты­ва­ют свои рав­ни­ны и аль­пий­ские доли­ны; все они живут по отдель­ным селе­ни­ям, кро­ме самых знат­ных жите­лей Виен­ны. Преж­де это было селе­ние, но тем не менее счи­та­лось сто­ли­цей пле­ме­ни алло­бро­гов, кото­рые и пре­вра­ти­ли ее в город. Она рас­по­ло­же­на на Родане. Эта могу­чая и стре­ми­тель­ная река течет с Альп, так что при выхо­де через озе­ро Лемен­на [струи] ее тече­ния вид­ны на мно­го ста­дий. Спу­стив­шись на рав­ни­ны стра­ны алло­бро­гов и сегу­сиа­вов, она сли­ва­ет­ся с Ара­ром у Луг­ду­ну­ма, горо­да сегу­сиа­вов. Арар так­же течет с Альп, отде­ля­ет сек­ва­нов от эду­ев и лин­го­нов; затем, при­няв воды Дубия, судо­ход­ной реки, теку­щей с тех же гор, он одоле­ва­ет Дубий (одер­жав верх сво­им име­нем) и, несмот­ря на то что слил­ся из двух рек, впа­да­ет в Родан, как Арар. В свою оче­редь Родан берет верх над ними и течет к Виенне. Таким обра­зом, полу­ча­ет­ся, что сна­ча­ла 3 эти реки текут на север, а затем на запад; затем непо­сред­ствен­но после сли­я­ния в одно рус­ло эта еди­ная река сно­ва пово­ра­чи­ва­ет по направ­ле­нию к югу до устья, хотя до это­го она при­ни­ма­ет и осталь­ные при­то­ки, а отсю­да уже совер­ша­ет осталь­ную часть пути до моря. Таков при­бли­зи­тель­но харак­тер стра­ны меж­ду Аль­па­ми и Рода­ном.

12. Бо́льшую часть стра­ны, лежа­щей на дру­гой сто­роне реки, зани­ма­ют те воль­ки, кото­рых назы­ва­ют аре­ко­мис­ка­ми. Как гово­рят, Нар­бон толь­ко для них одних явля­ет­ся кора­бель­ной сто­ян­кой, хотя, может быть, более спра­вед­ли­во было бы доба­вить и «осталь­ной Кель­ти­ки», настоль­ко этот город пре­вос­хо­дит все дру­гие горо­да по чис­лен­но­сти насе­ле­ния, поль­зу­ю­щи­е­ся этим тор­го­вым цен­тром. Хотя воль­ки оби­та­ют побли­зо­сти от реки Рода­на, а сал­лии и кава­ры живут парал­лель­но им на про­ти­во­по­лож­ном бере­гу, но имя кава­ров пре­об­ла­да­ет, и этим име­нем уже назы­ва­ют всех, живу­щих в этой части стра­ны, хотя они уже не вар­ва­ры, а боль­шей частью пре­об­ра­зо­ва­лись на рим­ский обра­зец, став рим­ля­на­ми по язы­ку, обра­зу жиз­ни, а иные даже по государ­ствен­но­му устрой­ству. Рядом с аре­ко­мис­ка­ми до Пире­не­ев живут дру­гие пле­ме­на, без­вест­ные и незна­чи­тель­ные. Сто­ли­ца аре­ко­мис­ков — Немаус — хотя и зна­чи­тель­но усту­па­ет Нар­бо­ну в отно­ше­нии коли­че­ства чуже­стран­цев и куп­цов, но пре­вос­хо­дит его чис­лом с. 179 граж­дан, ибо у Немау­са есть 24 под­власт­ных селе­ния с мно­го­чис­лен­ным, выда­ю­щим­ся по храб­ро­сти насе­ле­ни­ем из еди­но­пле­мен­ни­ков, кото­рые пла­тят C. 187ему пода­ти; город обла­да­ет так назы­ва­е­мым «латин­ским пра­вом»36, поэто­му лица, обле­чен­ные долж­но­стью эди­ла и кве­сто­ра, в Немау­се — рим­ские граж­дане; поэто­му это пле­мя не под­чи­ня­ет­ся даже вла­сти посы­ла­е­мых из Рима пре­то­ров37. Город рас­по­ло­жен на пути из Ибе­рии в Ита­лию; летом он лег­ко досту­пен, зимой же и вес­ной там грязь от раз­ли­ва рек. Таким обра­зом, через одни реч­ки пере­прав­ля­ют­ся на паро­мах, дру­гие пере­хо­дят по дере­вян­ным и камен­ным мостам. Эти затруд­не­ния вызы­ва­ют свя­зан­ные с навод­не­ни­ем гор­ные пото­ки, кото­рые после тая­ния сне­гов ино­гда низ­вер­га­ют­ся с Альп даже вплоть до лет­ней поры. Одна часть выше­упо­мя­ну­то­го пути, самая крат­кая, веду­щая пря­мо к Аль­пам, как я уже ска­зал38, про­хо­дит через стра­ну вокон­ти­ев, дру­гая же часть — через мас­са­лий­ское и лигу­рий­ское побе­ре­жье — длин­нее, хотя она име­ет более удоб­ные гор­ные про­хо­ды в Ита­лию, так как горы здесь уже ниже. Немаус нахо­дит­ся от Рода­на, счи­тая от пунк­та, про­ти­во­по­лож­но­го город­ку Тарус­ко­ну на дру­гом бере­гу реки, при­бли­зи­тель­но в 100 ста­ди­ях, а от Нар­бо­на — в 720 ста­ди­ях. Кро­ме того, в обла­сти, при­ле­га­ю­щей к горе Кем­ме­ну, охва­ты­ва­ю­щей южную сто­ро­ну горы вплоть до ее вер­шин, живут те воль­ки, кото­рые носят имя тек­то­са­гов, и неко­то­рые дру­гие. Об осталь­ных я ска­жу далее.

13. Пле­мя, назы­ва­е­мое тек­то­са­га­ми, живет по сосед­ству с Пире­не­ями, хотя зани­ма­е­мая им область сопри­ка­са­ет­ся так­же с неболь­шой частью север­ной сто­ро­ны горы Кем­ме­на; стра­на их бога­та золо­том. Когда-то, по-види­мо­му, они были так могу­ще­ствен­ны и столь мно­го­чис­лен­ны, что при одном вос­ста­нии изгна­ли мно­же­ство сво­их еди­но­пле­мен­ни­ков из род­ной стра­ны; к этим изгнан­ни­кам при­со­еди­ни­лись и люди из дру­гих пле­мен. К ним при­над­ле­жа­ли и пле­ме­на, завла­дев­шие частью Фри­гии, погра­нич­ной с Кап­па­до­ки­ей и Пафла­го­ни­ей39. Дока­за­тель­ством это­го явля­ет­ся суще­ство­ва­ние пле­ме­ни, даже и теперь назы­ва­е­мо­го тек­то­са­га­ми; ведь там есть 3 пле­ме­ни; одно из них, что живет око­ло горо­да Анки­ры, назы­ва­ет­ся пле­ме­нем тек­то­са­гов, тогда как осталь­ные — это трок­мы и толи­сто­бо­гии. Что каса­ет­ся послед­не­го пле­ме­ни, то хотя их род­ство с тек­то­са­га­ми ука­зы­ва­ет на их пере­се­ле­ние из Кель­ти­ки, но я не могу ска­зать, из какой имен­но обла­сти они пере­се­ли­лись, ибо я не слы­шал о каких-нибудь трок­мах или толи­сто­бо­ги­ях, живу­щих теперь за Аль­па­ми, в Аль­пах или по эту сто­ро­ну их. Веро­ят­но пред­по­ло­же­ние, что они исчез­ли вслед­ствие частых пере­се­ле­ний, как это слу­чи­лось со мно­ги­ми дру­ги­ми пле­ме­на­ми. Напри­мер, по сло­вам неко­то­рых, C. 188дру­гой Бренн40, кото­рый напал на Дель­фы, был прав­сом, но я не могу даже ска­зать, в какой стране жили рань­ше прав­сы. Далее пере­да­ют, что тек­то­са­ги участ­во­ва­ли в похо­де на Дель­фы, и даже сокро­ви­ща, най­ден­ные у них в горо­де Толо­се рим­ским пол­ко­вод­цем Цепи­о­ном, гово­рят, пред­став­ля­ют часть цен­но­стей, захва­чен­ных ими в Дель­фах, хотя мест­ное насе­ле­ние при­ба­ви­ло к этой добы­че и часть сво­их лич­ных дра­го­цен­но­стей, посвя­щая их богу, чтобы уми­ло­сти­вить его; Цепи­он же, при­сво­ив эти сокро­ви­ща, из-за это­го бед­ствен­но окон­чил жизнь, так как роди­на изгна­ла его с. 180 как свя­то­тат­ца41. После смер­ти он оста­вил доче­рей-наслед­ниц, кото­рые, по сло­вам Тима­ге­на, пре­дав­шись раз­вра­ту, позор­но погиб­ли. Одна­ко рас­сказ Поси­до­ния более прав­до­по­до­бен: он гово­рит, что сокро­ви­ща, най­ден­ные в Толо­се, состав­ля­ли око­ло 15 000 талан­тов. Часть из них хра­ни­лась в скры­тых поме­ще­ни­ях, а часть — в свя­щен­ных пру­дах. Это был металл без чека­на, про­сто золо­то и сереб­ро в необ­ра­бо­тан­ном виде. Дель­фий­ское свя­ти­ли­ще в те вре­ме­на не име­ло уже таких сокро­вищ, так как было раз­граб­ле­но фокей­ца­ми во вре­ме­на Свя­щен­ной вой­ны42; если даже там что-нибудь и оста­лось, то было поде­ле­но меж­ду мно­ги­ми людь­ми. И неве­ро­ят­но, чтобы тек­то­са­ги бла­го­по­луч­но воз­вра­ти­лись на роди­ну, так как после ухо­да из Дельф позор­но бежа­ли и вслед­ствие воз­ник­ших раз­до­ров рас­се­я­лись в раз­ных направ­ле­ни­ях. Но, по сло­вам Поси­до­ния и мно­гих дру­гих писа­те­лей, вви­ду того что стра­на была бога­та золо­том и при­над­ле­жа­ла наро­ду бого­бо­яз­нен­но­му и скром­но­го обра­за жиз­ни, во мно­гих местах Кель­ти­ки хра­ни­лись сокро­ви­ща; без­опас­нее все­го хра­нить сокро­ви­ща было в пру­дах, куда опус­ка­ли кус­ки сереб­ра и даже золо­та. Во вся­ком слу­чае рим­ляне после заво­е­ва­ния стра­ны про­да­ва­ли эти пру­ды в поль­зу государ­ствен­ной каз­ны, и мно­гие из тех, кто купил их, нахо­ди­ли там кова­ные кус­ки сереб­ра. И вот в Толо­се было имен­но такое свя­ти­ли­ще, весь­ма почи­та­е­мое окрест­ны­ми жите­ля­ми, поэто­му в нем ско­пи­лось чрез­вы­чай­но мно­го сокро­вищ, ибо мно­гие посвя­ща­ли их боже­ству, при­чем никто не осме­ли­вал­ся пося­гать на них.

14. Толо­са рас­по­ло­же­на в самой узкой части пере­шей­ка, отде­ля­ю­ще­го оке­ан от моря у Нар­бо­на; пере­ше­ек этот, по сло­вам Поси­до­ния, име­ет попе­реч­ник менее 3000 ста­дий. Преж­де все­го сто­ит сно­ва отме­тить харак­тер­ную осо­бен­ность стра­ны, то, о чем я уже упо­мя­нул рань­ше43: соот­вет­ствие суши, с одной сто­ро­ны, рекам и Внеш­не­му44 и Внут­рен­не­му морям — с дру­гой. Ведь, взве­сив это обсто­я­тель­ство, най­дем, что это — не послед­няя при­чи­на высо­ких досто­инств стра­ны, я имею в виду тот факт, что вза­им­ный C. 189обмен жиз­нен­но необ­хо­ди­мы­ми пред­ме­та­ми про­ис­хо­дит лег­ко, отче­го полу­ча­ет­ся общая выго­да для всех, осо­бен­но же в насто­я­щее вре­мя, когда насе­ле­ние, сво­бод­ное от тре­вог вой­ны, усерд­но обра­ба­ты­ва­ет зем­лю, устра­и­вая свою граж­дан­скую жизнь. Поэто­му такие слу­чаи, как мож­но себе пред­ста­вить, сви­де­тель­ству­ют о дея­тель­но­сти про­ви­де­ния, так как рас­по­ло­же­ние этих стран не слу­чай­ное, а как бы соот­вет­ству­ет неко­то­рым разум­ным пла­нам. Так, по Рода­ну на зна­чи­тель­ном рас­сто­я­нии вверх по тече­нию могут пла­вать даже боль­шие гру­зо­вые суда, дости­гая мно­гих частей стра­ны в силу того, что впа­да­ю­щие в него реки судо­ход­ны и в свою оче­редь спо­соб­ны при­ни­мать боль­шое коли­че­ство гру­зов. Затем суда при­ни­ма­ют Арар и Дубий, кото­рый в него впа­да­ет; далее суда сле­ду­ют воло­ком до реки Сек­ва­ны, а отту­да уже спус­ка­ют­ся вниз по тече­нию в оке­ан к лек­со­би­ям и кале­там45; из обла­сти этих пле­мен в Брет­та­нию мень­ше днев­но­го пути. Но так как Родан име­ет быст­рое тече­ние и пла­ва­ние вверх по реке затруд­ни­тель­но, то отсю­да46 неко­то­рые гру­зы луч­ше достав­ля­ют­ся воло­ком на повоз­ках, т. е. все това­ры, кото­рые идут в стра­ну арвер­нов и с. 181 к реке Лиге­ру, хотя Родан частич­но под­хо­дит близ­ко и к этим стра­нам; но то обсто­я­тель­ство, что путь по суше ров­ный и недлин­ный — все­го око­ло 800 ста­дий47, — спо­соб­ству­ет тому, что вверх по реке48 не пла­ва­ют: воло­ком идти лег­че, отсю­да гру­зы удоб­но при­ни­ма­ет Лигер; он течет с горы Кем­мен в оке­ан. Из Нар­бо­на гру­зы идут неболь­шое рас­сто­я­ние вверх по реке Ата­ку и затем более длин­ный про­ме­жу­ток сле­ду­ют воло­ком до реки Гарум­ны. Этот отре­зок пути состав­ля­ет око­ло 800 или 700 ста­дий. Гарум­на так­же течет в оке­ан. Вот то, что я дол­жен ска­зать о жите­лях обла­сти Нар­бо­ни­ти­ды, кото­рых в преж­нее вре­мя люди назы­ва­ли кель­та­ми; я пола­гаю, что от име­ни этих кель­тов гре­ки и всех гала­тов цели­ком назва­ли кель­та­ми бла­го­да­ря сла­ве кель­тов или пото­му, что мас­са­лио­ты, как и дру­гие гре­ки-сосе­ди, содей­ство­ва­ли это­му в силу сво­ей бли­зо­сти к ним.


II

1. Затем сле­ду­ет ска­зать об акви­та­нах и о вхо­дя­щих в пре­де­лы их стра­ны пле­ме­нах1: о 14 галат­ских пле­ме­нах, оби­та­ю­щих меж­ду Гарум­ной и Лиге­ром; неко­то­рые из них зани­ма­ют даже часть обла­сти Рода­на и рав­нин Нар­бо­ни­ти­ды. Ибо, вооб­ще гово­ря, акви­та­ны отли­ча­ют­ся от галат­ско­го пле­ме­ни физи­че­ским сло­же­ни­ем и сво­им язы­ком и более похо­жи на ибе­ров2. Гра­ни­цей их стра­ны слу­жит река Гарум­на; они живут меж­ду ней и Пире­не­ями. Акви­тан­ских пле­мен более 20, но они все мало­чис­лен­ные и без­вест­ные; боль­шин­ство этих пле­мен живет по оке­ан­ско­му побе­ре­жью, тогда как дру­гие рас­про­стра­ни­лись до внут­рен­них обла­стей стра­ны и до вер­шин горы Кем­мен вплоть до обла­сти тек­то­са­гов. Посколь­ку такая область C. 190пред­став­ля­ла собой слиш­ком малень­кую часть3 стра­ны, то рим­ляне при­ба­ви­ли к ней зем­лю меж­ду Гарум­ной и Лиге­ром. Эти реки текут при­бли­зи­тель­но парал­лель­но Пире­не­ям и обра­зу­ют с Пире­не­ями 2 парал­ле­ло­грам­ма, будучи огра­ни­че­ны на дру­гих сто­ро­нах оке­а­ном и Кем­мен­ски­ми гора­ми. Пла­ва­ние по обе­им рекам воз­мож­но на про­тя­же­нии при­бли­зи­тель­но 2000 ста­дий. Уси­лив­шись вода­ми трех рек, Гарум­на изли­ва­ет свои воды в обла­сти меж­ду биту­ри­га­ми (кото­рых назы­ва­ют вивис­ка­ми) и сан­то­на­ми (те и дру­гие галат­ские пле­ме­на); ведь толь­ко пле­мя этих биту­ри­гов явля­ет­ся чуже­род­ным пле­ме­нем, живу­щим сре­ди акви­та­нов; оно не пла­тит им пода­тей, хотя име­ет порт4 — Бур­ди­га­лу, рас­по­ло­жен­ный на каком-то лимане, обра­зо­ван­ном устья­ми реки. Лигер же изли­ва­ет свои воды меж­ду обла­стя­ми пик­то­нов и намни­тов. Преж­де на этой реке был тор­го­вый порт, назы­ва­е­мый Кор­би­ло­ном; о нем Поли­бий, ссы­ла­ясь на бас­но­слов­ные рас­ска­зы Пифея, ска­зал: «Никто из всех мас­са­лио­тов, кото­рые бесе­до­ва­ли со Сци­пи­о­ном5, не мог сооб­щить на его вопрос о Брет­та­нии ниче­го достой­но­го упо­ми­на­ния и никто из жите­лей Нар­бо­на или Кор­би­ло­на (а это были наи­луч­шие горо­да в этой стране). Одна­ко Пифей осме­лил­ся наго­во­рить столь­ко лжи отно­си­тель­но Брет­та­нии». Город сан­то­нов — Медио­ла­ний. Бо́льшая часть оке­ан­ско­го побе­ре­жья, зани­ма­е­мо­го акви­та­на­ми, пес­ча­ная и име­ет тощую поч­ву, кото­рая пита­ет жите­лей про­сом, но менее пло­до­род­на с. 182 в отно­ше­нии про­чих зла­ков. Здесь есть так­же залив, кото­рый вме­сте с Галат­ским зали­вом, что на побе­ре­жье Нар­бо­ни­ти­ды, обра­зу­ет пере­ше­ек, нося­щий оди­на­ко­вое имя с зали­вом — Галат­ский. Этим зали­вом вла­де­ют тар­бел­лы, в стране кото­рых нахо­дят­ся наи­бо­лее зна­чи­тель­ные из всех золо­тые рос­сы­пи; ибо в ямах, выко­пан­ных даже неглу­бо­ко, нахо­дят само­род­ки золо­та вели­чи­ной с кулак, тре­бу­ю­щие толь­ко ино­гда незна­чи­тель­ной очист­ки, осталь­ное же — золо­той песок и кус­ки руды. Послед­ние не тре­бу­ют боль­шой обра­бот­ки. Внут­рен­няя часть стра­ны и гор­ная область име­ют луч­шую поч­ву; вбли­зи Пире­не­ев лежит область «кон­ве­нов»6, что озна­ча­ет сбо­ри­ще людей. Здесь нахо­дит­ся город Луг­ду­нум и теп­лые источ­ни­ки оне­си­ев — пре­крас­ней­шие источ­ни­ки наи­бо­лее при­год­ной для питья воды. Область авски­ев отли­ча­ет­ся хоро­шей поч­вой.

2. Пле­ме­на, живу­щие меж­ду Гарум­ной и Лиге­ром и при­над­ле­жа­щие к акви­та­нам: элуи (область их начи­на­ет­ся от Рода­на), за ними вел­ла­вии, кото­рые были вклю­че­ны в гра­ни­цы арвер­нов, а теперь счи­та­ют­ся име­ю­щи­ми само­управ­ле­ние7; далее, арвер­ны, лемо­ви­ки и пет­ро­ко­рии; близ послед­них — нити­обри­ги, кадур­ки и битури­ги, назы­ва­е­мые «куба­ми»; побли­зо­сти C. 191от оке­а­на — сан­то­ны и пик­то­ны; пер­вые, как я ска­зал, живут вдоль тече­ния Гарум­ны, вто­рые — вдоль Лиге­ра; руте­ны же и габа­лы близ­ко под­хо­дят к Нар­бо­ни­ти­де. В обла­сти пет­ро­ко­ри­ев есть отлич­ные желе­зо­де­ла­тель­ные мастер­ские, а так­же и у биту­ри­гов-кубов; в обла­сти кадур­ков — льнот­кац­кие мастер­ские; у руте­нов — сереб­ря­ные руд­ни­ки; у габа­лов тоже есть сереб­ря­ные руд­ни­ки. Рим­ляне даро­ва­ли «латин­ское пра­во»8 неко­то­рым акви­та­нам, как, напри­мер, авски­ям и кон­ве­нам.

3. Арвер­ны живут на Лиге­ре; глав­ный город их — Немосс — рас­по­ло­жен на реке Лиге­ре. Эта река, про­те­кая мимо Кена­ба, пор­та кар­ну­тов (нахо­дя­ще­го­ся при­бли­зи­тель­но посе­ре­дине пути), сов­мест­но засе­лен­но­го9, изли­ва­ет свои воды в оке­ан. В дока­за­тель­ство сво­е­го преж­не­го могу­ще­ства арвер­ны ука­зы­ва­ют на то, что они неред­ко вое­ва­ли с рим­ля­на­ми, выстав­ляя 200 000 чело­век, а ино­гда вдвое боль­ше; напри­мер, когда боро­лись до кон­ца про­тив Боже­ствен­но­го Цеза­ря с таки­ми сила­ми под пред­во­ди­тель­ством Вер­цин­ге­то­ри­га; до это­го они с вой­ском в 200 000 чело­век сра­жа­лись про­тив Мак­си­ма Эми­ли­а­на и рав­ным обра­зом про­тив Доми­ция Аэно­бар­ба. Бит­вы про­тив Цеза­ря завя­за­лись око­ло Гер­го­вии, горо­да арвер­нов, рас­по­ло­жен­но­го на высо­кой горе, где родил­ся Вер­цин­ге­то­риг, и око­ло Але­сии, горо­да ман­ду­би­ев, пле­ме­ни, име­ю­ще­го общую гра­ни­цу с арвер­на­ми. И этот город рас­по­ло­жен на высо­ком хол­ме, хотя он окру­жен гора­ми и дву­мя река­ми. Здесь не толь­ко был взят в плен пред­во­ди­тель, но и вой­на была окон­че­на. Бит­вы про­тив Мак­си­ма Эми­ли­а­на разыг­ра­лись при сли­я­нии Иса­ра и Рода­на, где гора Кем­мен близ­ко под­хо­дит к Рода­ну; про­тив Доми­ция Аэно­бар­ба — еще ниже по тече­нию Рода­на при сли­я­нии Суль­ги и Рода­на. Арвер­ны рас­про­стра­ни­ли свое гос­под­ство вплоть до Нар­бо­на и гра­ниц Мас­са­лио­ти­ды; они власт­во­ва­ли над пле­ме­на­ми вплоть до Пире­не­ев, до оке­а­на и Рена. Луе­рий, отец того Биту­и­та, кото­рый сра­жал­ся про­тив Мак­си­ма и Доми­ция, как гово­рят, отли­чал­ся таким богат­ством и с. 183 рос­ко­шью, что как-то раз, чтобы похва­стать­ся перед дру­зья­ми сво­им богат­ством, про­ехал по полю на повоз­ке, бро­сая напра­во и нале­во золо­тые и сереб­ря­ные моне­ты, а его спут­ни­ки под­би­ра­ли их10.


III

1. Сле­ду­ю­щая по поряд­ку стра­на после Акви­тан­ской части и Нар­бо­ни­ти­ды про­сти­ра­ет­ся вплоть до все­го Рена от реки Лиге­ра и Рода­на, в том пунк­те, где Родан в сво­ем тече­нии вниз от исто­ков дости­га­ет Луг­ду­ну­ма. Верх­ние части этой стра­ны, у исто­ков рек Рена и Рода­на, про­сти­ра­ю­щи­е­ся C. 192почти до сере­ди­ны рав­нин, под­чи­не­ны Луг­ду­ну­му; осталь­ная же стра­на, вклю­чая обла­сти вдоль оке­ан­ско­го побе­ре­жья, под­чи­не­на дру­гой части, т. е. той, кото­рая соб­ствен­но насе­ле­на бель­га­ми1. Я дам опи­са­ние отдель­ных частей в более общем виде.

2. Итак, самим Луг­ду­ну­мом, кото­рый зало­жен у под­но­жья хол­ма при сли­я­нии реки Ара­ра с Рода­ном, вла­де­ют рим­ляне. Из всех про­чих горо­дов он самый насе­лен­ный, за исклю­че­ни­ем Нар­бо­на; ведь это не толь­ко тор­го­вый пункт для окрест­но­го насе­ле­ния; рим­ские пра­ви­те­ли чека­нят здесь сереб­ря­ную и золо­тую моне­ту. Кро­ме того, перед горо­дом, при сли­я­нии рек, воз­двиг­нут храм Цеза­рю Авгу­сту, посвя­щен­ный сов­мест­но все­ми гала­та­ми. В хра­ме есть заме­ча­тель­ный алтарь с над­пи­сью, содер­жа­щей назва­ния пле­мен (чис­лом 60) и их изоб­ра­же­ния, по одно­му от каж­до­го пле­ме­ни; здесь нахо­дит­ся так­же боль­шая ста­туя Авгу­ста2. Луг­ду­нум явля­ет­ся глав­ным горо­дом пле­ме­ни сегу­сиа­вов, кото­рые живут меж­ду Рода­ном и Дуби­ем. Пле­ме­на же, непо­сред­ствен­но сле­ду­ю­щие за сегу­сиа­ва­ми, обла­сти кото­рых про­сти­ра­ют­ся к Рену, частью огра­ни­че­ны Дуби­ем, а частью Ара­ром. Как я уже ска­зал рань­ше3, эти реки сна­ча­ла текут с Альп, а затем, сли­ва­ясь в еди­ный поток, впа­да­ют в Родан; есть там еще и дру­гая река — Сек­ва­на, исто­ки кото­рой точ­но так же в Аль­пах. Она течет в оке­ан, парал­лель­но Рену, через область одно­имен­но­го пле­ме­ни; восточ­ные части этой обла­сти при­ле­га­ют к Рену, а про­ти­во­по­лож­ные части — к Ара­ру; отсю­да отправ­ля­ют вниз по реке и вво­зят в Рим самые луч­шие соле­ные сви­ные око­ро­ка. Меж­ду Дуби­ем и Ара­ром оби­та­ет пле­мя эду­ев; на Ара­ре у них есть город Кабил­ли­нум и кре­пость Биб­рак­те. Эдуи не толь­ко назы­ва­лись род­ствен­ни­ка­ми рим­лян4, но и пер­вы­ми сре­ди пле­мен этой стра­ны заклю­чи­ли с ними дого­вор о друж­бе и сою­зе. На дру­гой сто­роне Ара­ра живут сек­ва­ны, с дав­них вре­мен враж­деб­ные рим­ля­нам и эду­ям. Вот поче­му они неред­ко при­со­еди­ня­лись к гер­ман­цам во вре­мя их набе­гов на Ита­лию, дока­зы­вая, что пред­став­ля­ют собой дей­стви­тель­но неза­у­ряд­ную силу; ибо в сою­зе с ними гер­ман­цы ста­но­ви­лись гроз­ны­ми и сла­бы­ми при их отпа­де­нии. Что каса­ет­ся эду­ев, то сек­ва­ны не толь­ко были во враж­де с ними по тем же при­чи­нам, но их враж­да еще уси­ли­лась от спо­ра из-за реки, раз­де­ляв­шей их, так как каж­дое пле­мя счи­та­ло Арар сво­ей соб­ствен­но­стью, пола­гая, что ему при­над­ле­жат и про­воз­ные пошли­ны. Теперь, одна­ко, все под­власт­но рим­ля­нам.

с. 184 3. Из насе­ля­ю­щих при­рейн­скую стра­ну пер­вы­ми сре­ди всех пле­мен явля­ют­ся гель­ве­ты, в обла­сти кото­рых на горе Аду­ла нахо­дят­ся исто­ки Рена. Гора Аду­ла явля­ет­ся частью Альп, с кото­рых в про­ти­во­по­лож­ном направ­ле­нии (т. е. в посю­сто­рон­нюю Кель­ти­ку) течет и река Аддуа, напол­няя озе­ро Ларий, близ кото­ро­го осно­ван город Ком. Затем, выте­кая из озе­ра, Аддуа соеди­ня­ет свои воды с вода­ми Пада, о чем я ска­жу позд­нее. C. 193Рен так­же раз­ли­ва­ет­ся в боль­шие боло­та и боль­шое озе­ро, к кото­ро­му при­ле­га­ют обла­сти ретов и вин­де­ли­ков. Это пле­ме­на, оби­та­ю­щие в Аль­пах и за Аль­па­ми. По сло­вам Аси­ния5, дли­на реки 6000 ста­дий, но это не так. В дей­стви­тель­но­сти по пря­мой линии она может толь­ко незна­чи­тель­но пре­вы­сить поло­ви­ну это­го чис­ла, а на изги­бы будет доста­точ­но доба­вить еще 1000 ста­дий. Ведь река эта быст­рая, отче­го на ней труд­но наво­дить мосты, но после стре­ми­тель­но­го спус­ка с гор она отло­го течет по рав­ни­нам. И как же может река оста­вать­ся быст­рой и бур­ной, если к отло­го­сти ее [рус­ла] при­ба­вить еще мно­го­чис­лен­ные и длин­ные изги­бы? Далее, Аси­ний гово­рит, что Рен име­ет толь­ко 2 устья, опро­вер­гая тех, кто назы­ва­ет боль­шее чис­ло. Оче­вид­но, изги­бы Рена и Сек­ва­ны охва­ты­ва­ют неко­то­рую часть стра­ны, но вовсе не такую боль­шую. Обе реки текут из южных частей стра­ны на север; Брет­та­ния рас­по­ло­же­на настоль­ко близ­ко от Рена, что от устьев его виден Кан­тий, явля­ю­щий­ся восточ­ным мысом ост­ро­ва. От Сек­ва­ны же Брет­та­ния немно­го даль­ше. Здесь6 Боже­ствен­ный Цезарь устро­ил свою верфь, когда направ­лял­ся в Брет­та­нию. Путь по Сек­ване для тех, кто полу­ча­ет това­ры с Ара­ра, немно­го длин­нее, чем по Лиге­ру и по Гарумне; но рас­сто­я­ние от Луг­ду­ну­ма до Сек­ва­ны состав­ля­ет 1000 ста­дий, а от устьев Рода­на до Луг­ду­ну­ма счи­та­ет­ся мень­ше это­го рас­сто­я­ния вдвойне. Гово­рят так­же, что гель­ве­ты, хотя и бога­тые золо­том, тем не менее обра­ти­лись к раз­бою, уви­дев богат­ство ким­вров; во вре­мя похо­дов 2 пле­ме­ни погиб­ло, а их было все­го 3. Одна­ко вой­на про­тив Боже­ствен­но­го Цеза­ря пока­за­ла мно­го­чис­лен­ность потом­ком уцелев­ших жите­лей; в этой войне было уни­что­же­но око­ло 400 000 чело­век, хотя Цезарь дал воз­мож­ность спа­стись осталь­ным (око­ло 8000), чтобы не остав­лять в добы­чу их сосе­дям гер­ман­цам без­люд­ную стра­ну.

4. За гель­ве­та­ми по бере­гам Рена живут сек­ва­ны и медио­мат­ри­ки, в обла­сти кото­рых осе­ло гер­ман­ское пле­мя три­бок­хов, пере­шед­шее реку со сво­ей роди­ны. На тер­ри­то­рии сек­ва­нов нахо­дит­ся гора Юра, кото­рая отде­ля­ет гель­ве­тов от сек­ва­нов. К запа­ду за гель­ве­та­ми и сек­ва­на­ми живут эдуи и лин­го­ны, а за медио­мат­ри­ка­ми — лев­ки и часть лин­го­нов. Но эти пле­ме­на меж­ду Лиге­ром и рекой Сек­ва­ной, на дру­гой сто­роне Рода­на и Ара­ра живут к севе­ру рядом с алло­бро­га­ми и с жите­ля­ми окрест­но­стей Луг­ду­ну­ма; наи­бо­лее зна­чи­тель­ны­ми из этих пле­мен явля­ют­ся арвер­ны и кар­ну­ты; через обла­сти обо­их пле­мен Лигер течет в оке­ан. Пере­езд из рек C. 194Кель­ти­ки в Брет­та­нию состав­ля­ет 320 ста­дий; ибо, отплыв во вре­мя отли­ва в сумер­ки, на сле­ду­ю­щий день око­ло 8 часов при­ста­ют к ост­ро­ву. За медио­мат­ри­ка­ми и три­бок­ха­ми вдоль Рена живут тре­ве­ры, в обла­сти кото­рых рим­ля­на­ми, веду­щи­ми гер­ман­скую вой­ну7, постро­ен теперь мост. По ту с. 185 сто­ро­ну Рена, напро­тив этой стра­ны, жили неко­гда убии, кото­рых Агрип­па с их согла­сия пере­вел в область на этом бере­гу Рена. К тре­ве­рам при­мы­ка­ют нер­вии, так­же гер­ман­ское пле­мя. Послед­ние — это мена­пии, живу­щие по обо­им бере­гам реки вбли­зи ее устья, в боло­тах и лесах, невы­со­ких, но густых и колю­чих. Про­тив них живут сугам­бры, гер­ман­ское пле­мя. За всей этой реч­ной обла­стью оби­та­ют гер­ман­цы, назы­ва­е­мые све­ва­ми; они пре­вос­хо­дят всех про­чих силой и чис­лен­но­стью. Вытес­нен­ные све­ва­ми пле­ме­на в наше вре­мя нашли убе­жи­ще на этой сто­роне Рена. Дру­гие гер­ман­ские пле­ме­на про­яв­ля­ют свое могу­ще­ство в раз­ных обла­стях, они неиз­мен­но раз­ду­ва­ют тле­ю­щие искры вой­ны, хотя преж­ние [вос­ста­ния] посто­ян­но подав­ля­лись рим­ля­на­ми.

5. К запа­ду от тре­ве­ров и нер­ви­ев оби­та­ют сено­ны и ремы, далее атре­ба­ты и эбу­ро­ны; сосе­дя­ми мена­пи­ев на море явля­ют­ся мори­ны, бел­ло­ва­ки и амби­а­ны, суес­си­о­ны и кале­ты вплоть до устья реки Сек­ва­ны. Область мори­нов, атре­ба­тов и эбу­ро­нов похо­жа на область мена­пи­ев; ведь зна­чи­тель­ная часть ее, хотя и не такая боль­шая, как утвер­жда­ли исто­ри­ки, про­сти­ра­ю­ща­я­ся яко­бы на 4000 ста­дий, покры­та густым, невы­со­ким лесом; лес назы­ва­ет­ся Арду­ен­на. Во вре­мя вра­же­ских напа­де­ний жите­ли спле­та­ли вет­ви иво­во­го кустар­ни­ка, порос­ше­го колюч­ка­ми, и таким обра­зом закры­ва­ли доступ вра­гу8. В неко­то­рых местах они так­же заби­ва­ли колья, а сами со все­ми семья­ми укры­ва­лись в лес­ных чащах, так как у них в боло­тах были ост­ров­ки суши. Таким обра­зом, хотя в дожд­ли­вое вре­мя они нахо­ди­ли без­опас­ные убе­жи­ща, но в сухое вре­мя лег­ко попа­да­лись в руки вра­гов. В насто­я­щее вре­мя все пле­ме­на, зани­ма­ю­щие эту сто­ро­ну Рена и живу­щие мир­но, нахо­дят­ся под вла­ды­че­ством рим­лян. Пари­сии живут око­ло реки Сек­ва­ны; они вла­де­ют ост­ро­вом на реке и горо­дом под назва­ни­ем Луко­то­кия; на Сек­ване живут так­же мель­ды и лек­со­вии, послед­ние — у бере­гов оке­а­на. Наи­бо­лее зна­чи­тель­ным из всех пле­мен этой обла­сти явля­ют­ся ремы; их глав­ный город — Дури­кор­то­ра — име­ет самое зна­чи­тель­ное насе­ле­ние и слу­жит место­пре­бы­ва­ни­ем рим­ских намест­ни­ков.


IV

1. После упо­мя­ну­тых пле­мен сле­ду­ют осталь­ные пле­ме­на бель­гов, живу­щих на бере­гах оке­а­на; из них, во-пер­вых, вене­ты, кото­рые сра­жа­лись с Цеза­рем в мор­ской бит­ве; они пыта­лись поме­шать его высад­ке в Брет­та­нии, C. 195вла­дея пор­том на ост­ро­ве. Одна­ко Цезарь с лег­ко­стью раз­бил их в мор­ском сра­же­нии, не при­ме­няя тара­нов (так как дос­ки их кораб­лей были очень тол­сты)1; когда же вене­ты нес­лись на него, под­го­ня­е­мые вет­ром, рим­ляне сры­ва­ли их пару­са при помо­щи копий с сер­по­вид­ным нако­неч­ни­ком, ибо пару­са у них из-за силь­ных вет­ров были кожа­ные и вме­сто кана­тов натя­ну­ты на цепях. Свои кораб­ли на слу­чай отли­вов вене­ты стро­ят с широ­ким дном, высо­кой кор­мой и высо­ки­ми носа­ми из дубо­во­го дере­ва, кото­ро­го у них очень мно­го; поэто­му они не сби­ва­ют плот­но пазы досок, остав­ля­ют щели, одна­ко коно­па­тят их мор­ским мохом, чтобы дере­во не с. 186 высы­ха­ло из-за недо­стат­ка влаж­но­сти при вытас­ки­ва­нии кораб­лей на сушу, так как мор­ской мох по при­ро­де более вла­жен, а дуб сухой и несмо­ли­стый. Эти вене­ты, как я думаю, осно­ва­ли коло­нию на Адри­а­ти­че­ском море. Ведь и почти все осталь­ные кель­ты, живу­щие в Ита­лии, пере­се­ли­лись из-за аль­пий­ской обла­сти подоб­но бой­ям и сено­нам. Одна­ко бла­го­да­ря одно­имен­но­сти их счи­та­ют пафла­гон­ца­ми2. Я не наста­и­ваю тем не менее на сво­ем утвер­жде­нии, ибо в таких вопро­сах доста­точ­но одной веро­ят­но­сти. За вене­та­ми идут осисмии, кото­рых Пифей назы­ва­ет ости­ми­я­ми. Они живут на мысе, доволь­но дале­ко высту­па­ю­щем в оке­ан, но не настоль­ко дале­ко, как утвер­жда­ет он и те, кто ему пове­рил. Из пле­мен, живу­щих меж­ду Сек­ва­ной и Лиге­ром, одни гра­ни­чат с сек­ва­на­ми, дру­гие — с арвер­на­ми.

2. Все пле­мя, теперь назы­ва­е­мое галль­ским и галат­ским, поме­ша­но на войне, отли­ча­ет­ся отва­гой и быст­ро бро­са­ет­ся в бой; впро­чем, оно про­сто­душ­но и незло­би­во. Поэто­му в состо­я­нии воз­буж­де­ния гала­ты устрем­ля­ют­ся в бой откры­то и без огляд­ки, так что тем, кто захо­чет при­ме­нить хит­рость, их лег­ко одо­леть. Кто бы, когда и где ни поже­лал под любым слу­чай­ным пред­ло­гом раз­дра­жить гала­тов, най­дет их гото­вы­ми встре­тить опас­ность, хотя бы у них не было ника­кой под­держ­ки в борь­бе, кро­ме соб­ствен­ной силы и отва­ги. Если же их убе­дить, то они лег­ко доступ­ны сооб­ра­же­ни­ям поль­зы, так что спо­соб­ны вос­при­ни­мать не толь­ко обра­зо­ва­ние вооб­ще, но так­же нау­ку. Что каса­ет­ся их силы, то она зави­сит отча­сти от круп­но­го физи­че­ско­го сло­же­ния, а частью обу­слов­ле­на их мно­го­чис­лен­но­стью. Они лег­ко соби­ра­ют­ся вме­сте в боль­шом чис­ле, так как отли­ча­ют­ся про­сто­той, пря­мо­ду­ши­ем и все­гда сочув­ству­ют стра­да­ни­ям тех сво­их близ­ких, кому, по их мне­нию, чинят неспра­вед­ли­вость. Теперь все они живут в мире, так как, будучи пора­бо­щен­ны­ми, вынуж­де­ны жить по пред­пи­са­ни­ям их поко­ри­те­лей — рим­лян; я дал это опи­са­ние на осно­ва­нии древ­них обы­ча­ев, кото­рые еще сохра­ня­ют­ся у гер­ман­цев до насто­я­ще­го C. 196вре­ме­ни. Ведь эти пле­ме­на по при­ро­де и по обще­ствен­но­му строю не толь­ко похо­жи, но даже род­ствен­ны друг дру­гу; они живут в сопре­дель­ной стране, раз­де­ля­е­мой рекой Реном; боль­шин­ство их обла­стей сход­ны (хотя Гер­ма­ния рас­по­ло­же­на север­нее), если сопо­ста­вить южные обла­сти одной стра­ны с южны­ми дру­гой, а север­ные срав­ни­вать с север­ны­ми. Бла­го­да­ря этой чер­те3 их харак­те­ра пере­се­ле­ния у них совер­ша­ют­ся лег­ко, так как они дви­жут­ся тол­па­ми со всем вой­ском или вер­нее под­ни­ма­ют­ся всем родом, тес­ни­мые дру­ги­ми, более силь­ны­ми пле­ме­на­ми. Рим­ляне поко­ри­ли их гораз­до лег­че, чем ибе­ров; дей­стви­тель­но, рим­ляне нача­ли вой­ну с ибе­ра­ми рань­ше и окон­чи­ли поз­же, но всех этих они поко­ри­ли в про­ме­жу­точ­ное вре­мя, я имею в виду все пле­ме­на, живу­щие меж­ду Реном и Пире­ней­ски­ми гора­ми. Ведь в силу того, что гал­лы обыч­но напа­да­ли на сво­их вра­гов разом и всей сво­ей мас­сой, они их и сокру­ша­ли разом; напро­тив, ибе­ры копи­ли свои силы и вое­ва­ли мел­ки­ми стыч­ка­ми на манер раз­бой­ни­ков, в раз­ных местах, в раз­ное вре­мя и отдель­ны­ми отря­да­ми4. Хотя все гала­ты по нату­ре воин­ствен­ный народ, все же они более искус­ные всад­ни­ки, чем пехо­тин­цы, и луч­шая часть кон­ни­цы у рим­лян состо­ит из это­го пле­ме­ни. Впро­чем, с. 187 все­гда пле­ме­на, живу­щие даль­ше к севе­ру и вдоль побе­ре­жья оке­а­на, более воин­ствен­ны.

3. Из этих пле­мен бель­ги, как гово­рят5, самые храб­рые. Они рас­па­да­лись на 15 пле­мен, живу­щих по оке­ан­ско­му побе­ре­жью меж­ду Реном и Лиге­ром. Поэто­му толь­ко они одни мог­ли ока­зать сопро­тив­ле­ние втор­же­нию гер­ман­цев — ким­вров и тев­то­нов6. Сре­ди самих бель­гов, гово­рят, самы­ми храб­ры­ми явля­ют­ся бел­ло­ва­ки, а после них — суес­си­о­ны. Дока­за­тель­ство мно­го­чис­лен­но­сти их насе­ле­ния сле­ду­ю­щее: гово­рят, уста­нов­ле­но путем рас­спро­сов7, что преж­де бель­ги мог­ли выстав­лять до 300 000 чело­век, спо­соб­ных носить ору­жие. Я уже ска­зал8 о чис­ле гель­ве­тов и арвер­нов и их союз­ни­ков; из все­го это­го ста­но­вит­ся оче­вид­ной мно­го­чис­лен­ность их насе­ле­ния, а так­же то, о чем я упо­мя­нул выше: исклю­чи­тель­ная спо­соб­ность жен­щин рожать и вос­пи­ты­вать детей. Насе­ле­ние Гал­лии носит «саги»9, отра­щи­ва­ет длин­ные воло­сы10, носит узкие брю­ки11; вме­сто хито­нов у них рубаш­ки, с рука­ва­ми, спус­ка­ю­щи­е­ся до поло­вых частей и яго­диц. Шерсть галль­ских овец, из кото­рой они ткут свои кос­ма­тые «саги» (рим­ляне назы­ва­ют их «лена­ми»), гру­бая и длин­но­вор­сая. Рим­ляне, одна­ко, даже в самых север­ных частях стра­ны дер­жат ста­да овец с доста­точ­но тон­кой шер­стью. Галль­ское ору­жие соот­вет­ству­ет их боль­шо­му росту: длин­ный меч, вися­щий на пра­вом боку, длин­ный пря­мо­уголь­ный щит в соот­вет­ствии с ростом и «ман­дарис»12 — осо­бый род дро­ти­ка. Неко­то­рые гал­лы упо­треб­ля­ют так­же луки и пра­щи. Есть у них еще одно дере­вян­ное ору­дие, похо­жее на «гросф»13. Его бро­са­ют рукой, а не из пет­ли, и оно летит даже даль­ше C. 197стре­лы. Этим ору­ди­ем они поль­зу­ют­ся глав­ным обра­зом для охо­ты на птиц. Боль­шин­ство гал­лов даже до насто­я­ще­го вре­ме­ни спит на зем­ле и ест сидя на соло­мен­ных тюфя­ках. Пища у них обиль­ная, состо­я­щая из моло­ка и мяса раз­но­го сор­та, но глав­ным обра­зом из сви­ни­ны, как све­жей, так и соле­ной. Сви­ньи у них живут на сво­бо­де и отли­ча­ют­ся вели­чи­ной, силой и быст­ро­той; они опас­ны для подо­шед­ше­го к ним незна­ко­мо­го чело­ве­ка и даже для вол­ка. Что же каса­ет­ся их домов — боль­ших и купо­ло­об­раз­ных, — то они стро­ят их из досок и плет­ней, набра­сы­вая наверх мас­су трост­ни­ка. Ста­да овец и сви­ней так мно­го­чис­лен­ны, что гал­лы снаб­жа­ют шор­ны­ми изде­ли­я­ми и в боль­шом коли­че­стве соло­ни­ной Рим и бо́льшую часть обла­стей Ита­лии. Государ­ствен­ное устрой­ство у них было в боль­шин­стве ари­сто­кра­ти­че­ским14, и в ста­ри­ну они еже­год­но выби­ра­ли одно­го пред­во­ди­те­ля; точ­но так же на вре­мя вой­ны народ изби­рал одно­го пол­ко­вод­ца. Теперь они пови­ну­ют­ся боль­шей частью рас­по­ря­же­ни­ям рим­лян. Свое­об­раз­ный обы­чай име­ет место в их собра­ни­ях: если кто-нибудь шумит, пре­ры­вая ора­то­ра, то к нему под­хо­дит слу­га с обна­жен­ным мечом и угро­жа­ю­ще при­ка­зы­ва­ет мол­чать; если же тот не уни­ма­ет­ся, то слу­га вто­рой и тре­тий раз дела­ет то же самое; нако­нец, он отре­за­ет у нару­ши­те­ля поряд­ка такой кусок пла­ща, что остав­ша­я­ся часть ста­но­вит­ся негод­ной. Что же каса­ет­ся того, что у них заня­тия муж­чин и жен­щин совер­шен­но про­ти­во­по­лож­ны нашим, то это — обы­чай, общий с тако­вы­ми мно­гих дру­гих вар­вар­ских пле­мен.

с. 188 4. У всех галль­ских пле­мен, вооб­ще гово­ря, суще­ству­ет 3 груп­пы людей, кото­рых осо­бен­но почи­та­ют: бар­ды, пред­ска­за­те­ли и дру­и­ды15. Бар­ды — пев­цы и поэты; пред­ска­за­те­ли веда­ют свя­щен­ны­ми обря­да­ми и изу­ча­ют при­ро­ду, дру­и­ды же вдо­ба­вок к изу­че­нию при­ро­ды зани­ма­ют­ся так­же и эти­кой. Дру­и­дов счи­та­ют спра­вед­ли­вей­ши­ми из людей и вслед­ствие это­го им вве­ря­ют рас­смот­ре­ние как част­ных, так и обще­ствен­ных спо­ров. Поэто­му в преж­ние вре­ме­на они ула­жи­ва­ли воен­ные столк­но­ве­ния и застав­ля­ли про­тив­ни­ков оста­нав­ли­вать­ся, когда те уже соби­ра­лись сра­зить­ся друг с дру­гом; дела об убий­ствах пре­иму­ще­ствен­но отда­ва­лись на их реше­ние. Боль­шое коли­че­ство этих дел сопро­вож­да­ет­ся, как они счи­та­ют, и оби­ли­ем благ в стране. Не толь­ко дру­и­ды, но и дру­гие16 утвер­жда­ют, что души и все­лен­ная нераз­ру­ши­мы17; но все же в конеч­ном сче­те огонь и вода одер­жат верх над ними.

5. Вдо­ба­вок к про­сто­ду­шию и храб­ро­сти у них еще мно­го глу­по­сти и хва­стов­ства, а так­же стра­сти к укра­ше­нию, ибо они не толь­ко носят золо­тые укра­ше­ния — оже­ре­лья вокруг шеи и брас­ле­ты на руках и запя­стьях, но и санов­ни­ки носят раз­но­цвет­ную рас­ши­тую золо­том одеж­ду. В силу такой душев­ной пусто­ты они нестер­пи­мы как побе­ди­те­ли и выгля­дят совер­шен­но C. 198рас­те­рян­ны­ми, потер­пев пора­же­ние. Кро­ме того, к их глу­по­сти при­со­еди­ня­ет­ся еще вар­вар­ский и экзо­ти­че­ский обы­чай, свой­ствен­ный боль­шин­ству север­ных наро­дов, воз­вра­ща­ясь после бит­вы, вешать голо­вы вра­гов на шеи лоша­дям и, доста­вив эти тро­феи домой, при­би­вать их гвоз­дя­ми напо­каз перед вхо­дом в дом. Поси­до­ний гово­рит, что ему само­му при­шлось наблю­дать подоб­ное зре­ли­ще во мно­гих местах, хотя сна­ча­ла он чув­ство­вал отвра­ще­ние, но потом, при­вык­нув, спо­кой­но пере­но­сил его. Голо­вы знат­ных вра­гов гал­лы [сохра­ня­ли] в кед­ро­вом мас­ле, пока­зы­ва­ли чуже­зем­цам и не согла­ша­лись отда­вать их [за выкуп] даже на вес золо­та. Рим­ляне отучи­ли их от обы­ча­ев, жерт­во­при­но­ше­ний и гада­ний, про­ти­во­по­лож­ных тем, что в ходу у нас. Они нано­си­ли чело­ве­ку, обре­чен­но­му в жерт­ву18, удар в спи­ну и гада­ли по его судо­ро­гам. Одна­ко они не при­но­си­ли жертв без дру­и­дов19. Упо­ми­на­ют­ся еще и дру­го­го рода чело­ве­че­ские жерт­во­при­но­ше­ния; они рас­стре­ли­ва­ли свои жерт­вы из лука, или рас­пи­на­ли их в свя­ти­ли­щах, или же соору­жа­ли огром­ную ста­тую из сена и дере­ва, затем бро­са­ли туда скот и все­воз­мож­ных диких живот­ных, а так­же людей, и все это вме­сте сжи­га­ли20.

6. В оке­ане, гово­рит Поси­до­ний, лежит ост­ро­вок, нахо­дя­щий­ся не осо­бен­но дале­ко в откры­том море, пря­мо перед устьем реки Лиге­ра; на ост­ро­ве живут сам­нит­ские жен­щи­ны, одер­жи­мые Дио­ни­сом; они уми­ло­стив­ля­ют это­го бога мисти­че­ски­ми обря­да­ми, так же как и дру­ги­ми свя­щен­но­дей­стви­я­ми; и ни один муж­чи­на не всту­па­ет на ост­ров, хотя сами жен­щи­ны отплы­ва­ют с него для обще­ния с муж­чи­на­ми и затем воз­вра­ща­ют­ся обрат­но. Суще­ству­ет обы­чай, про­дол­жа­ет Поси­до­ний, раз в год сни­мать кры­шу свя­ти­ли­ща и затем крыть ее сно­ва в тот же день перед захо­дом солн­ца, при­чем каж­дая жен­щи­на при­но­сит свой груз соло­мы для кры­ши; но жен­щи­ну, у кото­рой груз выпа­дет из рук, осталь­ные раз­ры­ва­ют с. 189 на кус­ки; они носят кус­ки жерт­вы вокруг свя­ти­ли­ща с кри­ка­ми «эу-а»21 и не пре­кра­ща­ют хож­де­ния, пока не утихнет их неистов­ство; по его сло­вам, обык­но­вен­но кто-нибудь пора­жа­ет [насмерть] обре­чен­ную жен­щи­ну. Но сле­ду­ю­щий рас­сказ Арте­ми­до­ра о воро­нах еще более фан­та­сти­чен. «Есть, — рас­ска­зы­ва­ет он, — какая-то гавань на оке­ан­ском побе­ре­жье, назы­ва­е­мая “Два воро­на”; там появ­ля­ют­ся два воро­на с бело­ва­тым пра­вым кры­лом; люди, име­ю­щие спор о чем-либо, при­хо­дят сюда, кла­дут на высо­ком месте дос­ку и затем бро­са­ют туда кус­ки ячмен­ной лепеш­ки, при­чем дела­ют это каж­дый отдель­но; пти­цы при­ле­та­ют и рас­кле­вы­ва­ют часть лепеш­ки, дру­гую раз­бра­сы­ва­ют; выиг­ры­ва­ет тяж­бу тот чело­век, чья ячмен­ная лепеш­ка раз­бро­са­на». Этот рас­сказ Арте­ми­до­ра доволь­но фан­та­сти­чен, а его рас­сказ о Демет­ре и Коре более веро­я­тен. «Суще­ству­ет, — гово­рит он, — ост­ров побли­зо­сти от Брет­та­нии, где совер­ша­ют жерт­во­при­но­ше­ния, подоб­ные при­но­си­мым на Само­фра­кии в честь Демет­ры и Коры». И сле­ду­ю­щее сооб­ще­ние его так­же из тех, чему мож­но верить: по его сло­вам, в Кель­ти­ке рас­тет дере­во вро­де смо­ков­ни­цы; плод его по фор­ме похож на C. 199капи­тель колон­ны коринф­ской рабо­ты; если на нем сде­лать над­рез, то плод выпус­ка­ет смер­то­нос­ный сок, упо­треб­ля­е­мый для сма­зы­ва­ния нако­неч­ни­ков стрел. Сле­ду­ю­щее сооб­ще­ние при­над­ле­жит к чис­лу наи­бо­лее извест­ных; все кель­ты — люби­те­ли спо­рить22, и у них не счи­та­ет­ся постыд­ным для юно­шей щед­ро рас­то­чать свою юно­ше­скую пре­лесть. Эфор в сво­ем опи­са­нии пред­став­ля­ет Кель­ти­ку настоль­ко чрез­мер­ной по вели­чине, что при­чис­ля­ет к кельт­ским обла­стям боль­шин­ство обла­стей до Гадир, кото­рые в насто­я­щее вре­мя мы назы­ва­ем Ибе­ри­ей; далее, он объ­яв­ля­ет жите­лей дру­зья­ми гре­ков, рас­ска­зы­вая о насе­ле­нии ее мно­го свое­об­раз­но­го, что не соот­вет­ству­ет насто­я­ще­му поло­же­нию вещей. Свое­об­раз­ным явля­ет­ся и сле­ду­ю­щее его сооб­ще­ние: они ста­ра­ют­ся не раз­жи­реть и не стать тол­сто­брю­хи­ми, и юно­ша, кото­рый пре­вы­ша­ет по раз­ме­рам нор­му — меру поя­са, под­вер­га­ет­ся нака­за­нию. Вот что я хотел ска­зать о зааль­пий­ской Кель­ти­ке.


V

1. Брет­та­ния по фор­ме пред­став­ля­ет тре­уголь­ник; ее самая длин­ная сто­ро­на про­сти­ра­ет­ся парал­лель­но Кель­ти­ке, кото­рую она не пре­вос­хо­дит дли­ной, но и не усту­па­ет ей; каж­дое из двух побе­ре­жий по длине состав­ля­ет при­бли­зи­тель­но 4300 или 4000 ста­дий; как кельт­ское побе­ре­жье от устьев Рена до север­ных око­неч­но­стей Пире­не­ев близ Акви­та­нии, так и побе­ре­жье Брет­та­нии от Кан­тия, пря­мо напро­тив устьев Рена, само­го восточ­но­го пунк­та Брет­та­нии, вплоть до запад­ной око­неч­но­сти ост­ро­ва, лежа­щей про­тив Акви­та­нии и Пире­не­ев, — это, конеч­но, самое корот­кое рас­сто­я­ние от Пире­не­ев до Рена, так как, как я уже ска­зал1, наи­боль­шее состав­ля­ет око­ло 5000 ста­дий. Но, веро­ят­но, име­ет место неко­то­рое откло­не­ние от того парал­лель­но­го поло­же­ния, кото­рое река и горы зани­ма­ют в отно­ше­нии друг дру­га2, так как на кон­цах, там, где они при­бли­жа­ют­ся к оке­а­ну, есть некая кри­виз­на.

с. 190 2. Суще­ству­ет 4 пунк­та пере­пра­вы, кото­ры­ми обыч­но поль­зу­ют­ся при пере­ез­де с мате­ри­ка на ост­ров: от устья рек Рена, Сек­ва­ны, Лиге­ра и Гарум­ны. Но те, кто выхо­дит в море из обла­стей Рена, совер­ша­ют путе­ше­ствие не от само­го устья, но с бере­га мори­нов, сосе­дей мена­пи­ев. На их бере­гу нахо­дит­ся так­же Итий, кото­рым вос­поль­зо­вал­ся как якор­ной сто­ян­кой Боже­ствен­ный Цезарь для пере­пра­вы на ост­ров3. Он вышел в море ночью и выса­дил­ся на сле­ду­ю­щий день око­ло чет­вер­то­го часа4, прой­дя 320 ста­дий5 мор­ско­го пути; и он застал хле­ба еще на полях. Ост­ров боль­шей частью явля­ет­ся рав­ни­ной, порос­шей лесом, хотя во мно­гих местах встре­ча­ют­ся и хол­мы. Ост­ров про­из­во­дит хлеб, скот, золо­то, сереб­ро и желе­зо. Отсю­да выво­зят­ся эти пред­ме­ты, а так­же кожи, рабы и поро­ди­стые C. 200соба­ки для охо­ты; кель­ты исполь­зу­ют этих и тузем­ных собак и на войне. Жите­ли Брет­та­нии более рос­лые, чем кель­ты, и менее свет­ло­во­ло­сые, но более хруп­ко­го тело­сло­же­ния. Дока­за­тель­ством их рос­ло­сти может слу­жить сле­ду­ю­щее: я видел сам в Риме брет­тан­ских под­рост­ков, воз­вы­шав­ших­ся на пол­фу­та выше самых высо­ких муж­чин в горо­де, хотя они были кри­во­но­ги­ми и не отли­ча­лись строй­но­стью тело­сло­же­ния. Обы­чаи брет­тан­цев отча­сти похо­жи на кельт­ские, отча­сти же более про­стые и вар­вар­ские6, так что неко­то­рые при изоби­лии моло­ка не уме­ют при­го­тов­лять из него сыр; брет­тан­цы неопыт­ны и в садо­вод­стве, и в про­чих зем­ле­дель­че­ских заня­ти­ях. У них есть пле­мен­ные вожди. На войне у них боль­шей частью в ходу колес­ни­цы, как и у неко­то­рых кель­тов. Горо­да брет­тан­цев — это леса, ибо они ого­ра­жи­ва­ют пова­лен­ны­ми дере­вья­ми широ­кое про­стран­ство в виде кру­га7 и там устра­и­ва­ют для себя хижи­ны и стой­ла для ско­та, одна­ко не надол­го. У них чаще идут дожди, чем снег, и даже в пого­жие дни туман дер­жит­ся так дол­го, что за целый день солн­це вид­но толь­ко 3 или 4 часа око­ло полу­дня. Эти [явле­ния] про­ис­хо­дят и у мори­нов, мена­пи­ев и всех их сосе­дей.

3. Боже­ствен­ный Цезарь два­жды пере­прав­лял­ся на ост­ров; одна­ко ему при­шлось быст­ро воз­вра­тить­ся назад, не совер­шив ниче­го вели­ко­го и не про­ник­нув дале­ко в глубь стра­ны из-за вспых­нув­ших в стране кель­тов вос­ста­ний сре­ди вар­ва­ров и его соб­ствен­ных вои­нов8 и по при­чине гибе­ли мно­же­ства его кораб­лей во вре­мя пол­но­лу­ния, так как при­ли­вы и отли­вы в это вре­мя уси­ли­ва­ют­ся9. Тем не менее Цезарь одер­жал 2 или 3 побе­ды над брет­тан­ца­ми, хотя пере­пра­вил на ост­ров толь­ко 2 леги­о­на из сво­ей армии; он увел с собой залож­ни­ков, рабов и мно­го дру­гой добы­чи. В насто­я­щее вре­мя, одна­ко, неко­то­рые пле­мен­ные вожди на ост­ро­ве заклю­чи­ли дого­вор о друж­бе с Цеза­рем Авгу­стом10, отпра­вив к нему посоль­ства и ока­зы­вая зна­ки ува­же­ния; они посвя­ти­ли дары в Капи­то­лии и сде­ла­ли весь ост­ров фак­ти­че­ски досто­я­ни­ем рим­лян. Они так лег­ко выно­сят тяжесть пошлин на това­ры, вво­зи­мые в Кель­ти­ку и выво­зи­мые отту­да (брас­ле­ты и оже­ре­лья из сло­но­вой кости, янтар­ные гем­мы11, стек­лян­ную посу­ду и дру­гую мелочь тако­го рода), что нет нуж­ды в охране ост­ро­ва; ведь потре­бо­вал­ся бы по край­ней мере один леги­он и неко­то­рое коли­че­ство кон­ни­цы для сбо­ра дани на ост­ро­ве и издерж­ки на содер­жа­ние армии покры­ли бы C. 201с. 191 дохо­ды от сбо­ра дани12; обло­жив насе­ле­ние данью, пошли­ны неиз­беж­но при­шлось бы умень­шить и в то же вре­мя столк­нуть­ся с неко­то­рой опас­но­стью в слу­чае при­ме­не­ния силы.

4. Око­ло Брет­та­нии есть так­же дру­гие неболь­шие ост­ров­ки и, кро­ме того, боль­шой ост­ров Иер­на13, рас­по­ло­жен­ный на севе­ре парал­лель­но Брет­та­нии; шири­на его боль­ше дли­ны14. Об этом ост­ро­ве я не могу ска­зать ниче­го опре­де­лен­но­го, кро­ме того, что оби­та­те­ли его более дикие, чем брет­тан­цы, так как они людо­еды и отли­ча­ют­ся обжор­ством15; у них счи­та­ет­ся делом похваль­ным после смер­ти роди­те­лей поедать их и откры­то всту­пать в сно­ше­ния, поми­мо любых дру­гих жен­щин, с мате­ря­ми и сест­ра­ми. Я пере­даю это, пони­мая, что у нас нет достой­ных дове­рия сви­де­те­лей подоб­ных обы­ча­ев, хотя то, что каса­ет­ся людо­ед­ства, как гово­рят, так­же скиф­ский обы­чай, и в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти во вре­мя оса­ды16 кель­ты, ибе­ры и мно­гие дру­гие наро­ды17, по рас­ска­зам, так­же при­ме­ня­ли его.

5. О Фуле18 наши исто­ри­че­ские све­де­ния еще более неопре­де­лен­ны в силу ее отда­лен­но­го поло­же­ния19, ибо Фулу сре­ди всех извест­ных стран счи­та­ют самой север­ной. Но то, что все рас­ска­зы Пифея о Фуле (как и о дру­гих местах этой обла­сти) дей­стви­тель­но явля­ют­ся измыш­ле­ни­я­ми, оче­вид­но из его сооб­ще­ний об извест­ных нам стра­нах20; ведь в боль­шин­стве слу­ча­ев он сооб­щал и о них, как я уже ска­зал рань­ше21, лож­ные све­де­ния, поэто­му он, оче­вид­но, еще боль­ше лгал об отда­лен­ных стра­нах. Что же каса­ет­ся небес­ных явле­ний22 и мате­ма­ти­че­ской тео­рии, то он, по-види­мо­му, доста­точ­но хоро­шо исполь­зо­вал быв­шие в его рас­по­ря­же­нии фак­ты в отно­ше­нии людей, живу­щих вбли­зи холод­но­го поя­са, гово­ря о край­ней скуд­но­сти и недо­стат­ке домаш­них живот­ных и пло­дов, о том, что люди, живу­щие там, пита­ют­ся про­сом и дру­ги­ми зла­ка­ми, пло­да­ми и коре­нья­ми; а где есть хлеб и мед, там из них при­го­тов­ля­ет­ся и напи­ток23. Что каса­ет­ся хле­ба, гово­рит он, то, так как у них не быва­ет ясных сол­неч­ных дней, они моло­тят хлеб в боль­ших амба­рах, сво­зя его туда в коло­сьях; ибо моло­тиль­ный ток они не упо­треб­ля­ют из-за недо­стат­ка сол­неч­ных дней и из-за дождей.


VI

1. После зааль­пий­ской Кель­ти­ки и пле­мен, зани­ма­ю­щих эту стра­ну, я дол­жен ска­зать о самих Аль­пах и их оби­та­те­лях, затем о всей Ита­лии, при­дер­жи­ва­ясь того же само­го поряд­ка опи­са­ния, кото­рый под­ска­зы­ва­ет при­ро­да стра­ны. Нача­ло Альп, таким обра­зом, не у гава­ни Моне­ка, как гово­ри­ли неко­то­рые, но в той самой обла­сти, отку­да начи­на­ют­ся Апен­нин­ские горы — вбли­зи Генуи, тор­го­во­го цен­тра лигу­ров и так назы­ва­е­мых «Вада (т. е. “мел­ко­во­дье”) Саба­тов», C. 202ибо Апен­ни­ны начи­на­ют­ся у Генуи, а Аль­пы берут нача­ло у Саба­тов; рас­сто­я­ние меж­ду Гену­ей и Саба­та­ми 260 ста­дий; затем на рас­сто­я­нии 370 ста­дий от Саба­тов рас­по­ло­жен город Аль­бин­гау­нум; про­жи­ва­ю­щие в нем лигу­ры назы­ва­ют­ся ингау­на­ми; отту­да до гава­ни Моне­ка 480 ста­дий. Далее, в этом про­ме­жут­ке нахо­дит­ся с. 192 зна­чи­тель­ной вели­чи­ны город Аль­бий Инте­ме­лий и жите­ли его — инте­ме­лии. И в самом деле, дока­за­тель­ство того, что Аль­пы начи­на­ют­ся у Сабат, сле­ду­ет из этих назва­ний, ибо Аль­пы преж­де назы­ва­лись Аль­би­я­ми, так же как и Аль­пи­о­на­ми; еще и теперь высо­кая гора в обла­сти иапо­дов, кото­рая почти что сопри­ка­са­ет­ся с горой Окра и с Аль­па­ми, назы­ва­ет­ся Аль­би­ей, как буд­то Аль­пы про­сти­ра­ют­ся до этой горы.

2. Так как часть лигу­ров назы­ва­лась ингау­на­ми, а дру­гая — инте­ме­ли­я­ми, как гово­рят, то их посе­ле­ния на море с доста­точ­ным осно­ва­ни­ем назы­ва­ют­ся: одно — Аль­би­ем (как бы Аль­пий­ским) Инте­ме­ли­ем, дру­гое же — более крат­ко Аль­бин­гау­ну­мом. Поли­бий добав­ля­ет к двум упо­мя­ну­тым пле­ме­нам лигу­ров еще пле­ме­на окси­би­ев и деки­е­тов. Вооб­ще гово­ря, все это побе­ре­жье от гава­ни Моне­ка до Тир­ре­нии не толь­ко откры­то для вет­ров, но так­же лише­но гава­ней, исклю­чая мел­кие при­ста­ни и якор­ные сто­ян­ки. Над побе­ре­жьем нави­са­ют необы­чай­ной высо­ты кру­чи гор, остав­ляя толь­ко узкий про­ход у моря. Область эту зани­ма­ют лигу­ры, кото­рые пита­ют­ся боль­шей частью мясом домаш­них живот­ных, моло­ком и напит­ком из ячме­ня; они пасут свои ста­да в при­мор­ских мест­но­стях, но глав­ным обра­зом в горах. В горах там мно­го кора­бель­но­го леса с таки­ми огром­ны­ми дере­вья­ми, что они дости­га­ют ино­гда диа­мет­ра в 8 футов. Мно­гие из этих дере­вьев даже по раз­но­об­ра­зию кра­сок не усту­па­ют туе­во­му дере­ву1, если их упо­тре­бить для сто­ляр­ных поде­лок. Их, таким обра­зом, при­во­зят в порт в Геную, так же как скот, кожи и мед, а вза­мен выво­зят олив­ко­вое мас­ло и ита­лий­ское вино (вина у них немно­го и оно сме­ша­но со смо­лой2 и терп­кое). Отту­да про­ис­хо­дят не толь­ко так назы­ва­е­мые «гин­ны»3 — как лоша­ди, так и мулы, но так­же лигу­рий­ские хито­ны и «саги»4. В их стране нахо­дят огром­ное коли­че­ство крас­но­го янта­ря5, назы­ва­е­мо­го неко­то­ры­ми элек­тром. И хотя в похо­дах они пло­хие всад­ни­ки, но зато пре­крас­ные тяже­ло­во­ору­жен­ные вои­ны и бой­цы в руко­паш­ную. Отто­го что они упо­треб­ля­ют брон­зо­вые щиты, неко­то­рые выво­дят заклю­че­ние, что они — гре­ки.

3. Гавань Моне­ка явля­ет­ся якор­ной сто­ян­кой для неболь­ших судов и вме­ща­ет неболь­шое чис­ло их; в ней нахо­дит­ся свя­ти­ли­ще Герак­ла, назы­ва­е­мо­го Моне­ком6. На осно­ва­нии име­ни7 мож­но пред­по­ло­жить, что бере­го­вое пла­ва­ние мас­са­лио­тов про­сти­ра­лось до гава­ни Моне­ка8. Рас­сто­я­ние C. 203от гава­ни Моне­ка до Анти­по­ля немно­гим боль­ше 200 ста­дий. Отсю­да вплоть до Мас­са­лии и немно­го даль­ше пле­мя сал­ли­ев зани­ма­ет Аль­пы, лежа­щие над побе­ре­жьем, а так­же — впе­ре­меж­ку с гре­ка­ми — неко­то­рую часть само­го побе­ре­жья. Древ­ние гре­че­ские писа­те­ли назы­ва­ют сал­ли­ев «лиги­я­ми»9, а стра­ну, зани­ма­е­мую мас­са­ли­о­та­ми, «Лиги­сти­кой»; позд­ней­шие писа­те­ли назы­ва­ют их «кель­то­ли­ги­я­ми» и при­со­еди­ня­ют к их обла­сти всю рав­ни­ну вплоть до Луе­ри­о­на и Рода­на, стра­ну, оби­та­те­ли кото­рой, раз­де­лен­ные на 10 частей, выстав­ля­ли вой­ско, состо­я­щее не толь­ко из пехо­ты, но и из кон­ни­цы. Эти пле­ме­на рим­ляне поко­ри­ли пер­вы­ми из зааль­пий­ских кель­тов, хотя им при­шлось дол­го вое­вать с ними и с лигу­ра­ми, ибо послед­ние загра­ди­ли про­хо­ды, веду­щие в Ибе­рию вдоль с. 193 побе­ре­жья. И дей­стви­тель­но, они совер­ша­ли гра­би­тель­ские набе­ги на суше и море и были настоль­ко силь­ны, что доро­га сде­ла­лась едва про­хо­ди­мой даже для боль­ших армий. После вось­ми­де­ся­ти­лет­ней борь­бы рим­ля­нам уда­лось с тру­дом открыть доро­гу шири­ной толь­ко в 12 ста­дий для путе­ше­ствий по государ­ствен­ным надоб­но­стям. После это­го рим­ляне поко­ри­ли их всех и, нало­жив подать, уста­но­ви­ли сами их государ­ствен­ное устрой­ство.

4. После сал­ли­ев сле­ду­ют аль­бии, аль­би­е­ки и вокон­тии, кото­рые зани­ма­ют север­ные части гор. Но вокон­тии, оби­тая бок о бок с дру­ги­ми, дости­га­ют алло­бро­гов; они зани­ма­ют в глу­бине сво­ей гор­ной стра­ны доли­ны зна­чи­тель­ной вели­чи­ны и не хуже тех, что у алло­бро­гов. Алло­бро­ги и лигу­ры под­чи­не­ны пре­то­рам, кото­рые при­ез­жа­ют в Нар­бо­ни­ти­ду, а вокон­тии (как я ска­зал и о воль­ках, живу­щих око­ло Немау­са) счи­та­ют­ся неза­ви­си­мы­ми10. Из лигу­ров, живу­щих меж­ду рекой Варом и Гену­ей, при­мор­ские жите­ли нахо­дят­ся на оди­на­ко­вом пра­во­вом поло­же­нии с ита­ли­о­та­ми11, тогда как к жите­лям гор­ных обла­стей посы­ла­ют пре­фек­та из всад­ни­ков, как это дела­ет­ся по отно­ше­нию к дру­гим совер­шен­но вар­вар­ским пле­ме­нам.

5. После вокон­ти­ев идут ико­нии и три­ко­рии, а за ними медул­лы, зани­ма­ю­щие высо­чай­шие вер­ши­ны. Во вся­ком слу­чае наи­бо­лее отвес­ная высо­та этих вер­шин, как гово­рят, состав­ля­ет при подъ­еме 100 ста­дий и оди­на­ко­вое чис­ло при спус­ке отсю­да до гра­ниц Ита­лии. Навер­ху в несколь­ких углуб­ле­ни­ях нахо­дят­ся боль­шое озе­ро и 2 источ­ни­ка непо­да­ле­ку друг от дру­га. Один из этих источ­ни­ков явля­ет­ся исто­ком Дру­ен­ции, стре­ми­тель­ной реки, с шумом низ­вер­га­ю­щей­ся в Родан, а так­же исто­ком Дурия12, теку­ще­го в про­ти­во­по­лож­ном направ­ле­нии, так как сна­ча­ла Дру­ен­ция течет через стра­ну салас­сов и Кель­ти­ку на этой сто­роне Альп, а затем сли­ва­ет­ся с Падом. Из дру­го­го источ­ни­ка, зна­чи­тель­но ниже выше­упо­мя­ну­тых обла­стей, выте­ка­ет сам Пад, мно­го­вод­ная и быст­рая река; в даль­ней­шем тече­нии он ста­но­вит­ся шире и спо­кой­нее и, достиг­нув долин, уси­ли­ва­ет­ся мно­же­ством при­то­ков и рас­ши­ря­ет­ся; вслед­ствие раз­ли­ва вод сила тече­ния реки огра­ни­чи­ва­ет­ся и осла­бе­ва­ет; затем Пад впа­да­ет в Адри­а­ти­че­ское море, пре­вра­тив­шись в самую мощ­ную реку в Евро­пе, за исклю­че­ни­ем Ист­ра. Медул­лы живут по боль­шей части выше сли­я­ния Иса­ра с Рода­ном.

C. 2046. По направ­ле­нию к дру­гим частям упо­мя­ну­той гор­ной стра­ны, обра­щен­ной к Ита­лии, живут тау­ри­ны (лигу­рий­ское пле­мя) и дру­гие лигу­ры; послед­ним при­над­ле­жит так назы­ва­е­мая зем­ля Дон­на и Кот­тия13. После этих пле­мен и Пада14 идут салас­сы, а выше их, на гор­ных вер­ши­нах, кев­тро­ны, катори­ги, вара­г­ры, нан­ту­а­ты, озе­ро Лемен­на, через кото­рое про­те­ка­ет Родан и исток этой реки. Неда­ле­ко от этих мест нахо­дят­ся так­же исто­ки Рена и гора Аду­ла, отку­да течет не толь­ко Рен — к севе­ру, но так­же в про­ти­во­по­лож­ном направ­ле­нии Аддуа, впа­да­ю­щая в озе­ро Ларий, что вбли­зи Кома. За Комом, кото­рый рас­по­ло­жен у подош­вы Альп, лежит на одной сто­роне, обра­щен­ной к восто­ку, область ретов и вено­нов, а на дру­гой — область лепон­ти­ев, три­ден­ти­нов, сто­нов и мно­гих дру­гих малень­ких пле­мен, раз­бой­ни­чьих и бед­ных, неко­гда вла­дев­ших Ита­ли­ей; в насто­я­щее вре­мя неко­то­рые пле­ме­на пол­но­стью уни­что­же­ны, дру­гие совер­шен­но с. 194 поко­ре­ны, так что гор­ные про­хо­ды, веду­щие через их обла­сти, преж­де ред­кие и труд­но­про­хо­ди­мые, теперь мно­го­чис­лен­ны и без­опас­ны [от бес­чинств] людей и лег­ко про­хо­ди­мы, насколь­ко это воз­мож­но. Август Цезарь не толь­ко уни­что­жил раз­бой­ни­ков, но и отстро­ил доро­ги, где и насколь­ко это ока­зы­ва­лось воз­мож­ным; ведь не всю­ду мож­но было одо­леть при­ро­ду, про­кла­ды­вая доро­гу через ска­лы и огром­ные кру­чи, ино­гда лежа­щие над доро­гой, а ино­гда пада­ю­щие на нее, поче­му даже один невер­ный шаг несет с собой неиз­беж­ную гибель в без­дон­ной про­па­сти. В неко­то­рых местах доро­га там настоль­ко узка, что вызы­ва­ет голо­во­кру­же­ние всех, кто про­хо­дит ее пеш­ком, не толь­ко у людей, но и у вьюч­но­го ско­та, непри­вык­ше­го к ней; тузем­ные живот­ные, одна­ко, пере­но­сят гру­зы без­опас­но. Таким обра­зом, эти неудоб­ства неустра­ни­мы, неустра­ни­мы так­же огром­ные пла­сты льда, спол­за­ю­щие свер­ху, спо­соб­ные пре­гра­дить путь целой груп­пе путе­ше­ствен­ни­ков и низ­верг­нуть их в зия­ю­щие без­дны; мно­же­ство ледя­ных пла­стов лежит один на дру­гом; похо­жие на лед снеж­ные мас­сы гро­моз­дят­ся друг на дру­га, и слои сне­га на поверх­но­сти, от вре­ме­ни до вре­ме­ни лег­ко отры­ва­ют­ся от ниж­них, преж­де чем совер­шен­но рас­та­ять в сол­неч­ных лучах.

7. Область салас­сов лежит боль­шей частью в глу­бо­кой долине (при­чем мест­ность ограж­де­на с обе­их сто­рон гора­ми), тогда как неко­то­рая часть их тер­ри­то­рии про­сти­ра­ет­ся даже до выше­ле­жа­щих гор­ных вер­шин. Путь для C. 205всех пере­хо­дя­щих горы из Ита­лии про­хо­дит через упо­мя­ну­тую доли­ну. Затем доро­га раз­ветв­ля­ет­ся: одна идет через так назы­ва­е­мый Пенин, непро­хо­ди­мый для пово­зок вбли­зи аль­пий­ских вер­шин, тогда как дру­гая откло­ня­ет­ся более к запа­ду через область кев­тро­нов. В обла­сти салас­сов встре­ча­ют­ся золо­тые руд­ни­ки, кото­ры­ми салас­сы вла­де­ли в преж­ние вре­ме­на, в пору сво­е­го могу­ще­ства, так же как они рас­по­ря­жа­лись и гор­ны­ми про­хо­да­ми. Очень боль­шую помощь ока­зы­ва­ла им в добы­ва­нии золо­та река Дурий, имен­но в про­мы­ва­нии золо­та; поэто­му во мно­гих местах они рас­пре­де­ля­ли воду по отвод­ным кана­лам и совер­шен­но осу­ша­ли общее рус­ло реки, хотя это было полез­но салас­сам в их погоне за золо­том, но при­но­си­ло огор­че­ние зем­ле­дель­цам, воз­де­лы­вав­шим рав­ни­ны ниже их, так как зем­ля лиша­лась оро­ше­ния, в то вре­мя как река мог­ла оро­шать всю область, ибо рус­ло ее нахо­ди­лось выше. По этой при­чине оба пле­ме­ни посто­ян­но вое­ва­ли друг с дру­гом. Но после того как рим­ляне уста­но­ви­ли свое гос­под­ство, салас­сы лиши­лись сво­их золо­тых руд­ни­ков вме­сте с зем­лей; тем не менее они еще вла­де­ли гора­ми и про­да­ва­ли воду государ­ствен­ным откуп­щи­кам, при­няв­шим на себя раз­ра­бот­ку золо­тых руд­ни­ков; из-за алч­но­сти откуп­щи­ков салас­сы так­же посто­ян­но спо­ри­ли с ними. Таким обра­зом, вышло, что те из рим­лян, кото­рые от вре­ме­ни до вре­ме­ни жела­ли пред­во­ди­тель­ство­вать вой­ском и посы­ла­лись в эти обла­сти, име­ли мно­же­ство пред­ло­гов для вой­ны. Дей­стви­тель­но, до недав­не­го вре­ме­ни салас­сы то вели вой­ны с рим­ля­на­ми, то пре­кра­ща­ли вой­ны с ними, одна­ко оста­ва­лись еще доста­точ­но силь­ны­ми, чтобы по сво­е­му раз­бой­ни­чье­му обы­чаю при­но­сить боль­шой вред тем, кто про­хо­дил через горы в пре­де­лах их стра­ны. Они15 даже заста­ви­ли Деци­ма Бру­та при его бег­стве из Мути­ны запла­тить им дань по с. 195 драх­ме за чело­ве­ка; и когда Мес­са­ла зимо­вал побли­зо­сти от их стра­ны, то он дол­жен был пла­тить им за дере­во, не толь­ко за дро­ва, но так­же за вязо­вые древ­ки для дро­ти­ков и за дере­во для гим­на­сти­че­ских упраж­не­ний16. Одна­жды этим людям уда­лось похи­тить день­ги даже у Цеза­ря; они сбра­сы­ва­ли свер­ху облом­ки скал на его леги­о­ны под пред­ло­гом, буд­то они про­кла­ды­ва­ют доро­ги и соору­жа­ют мосты через реки. Тем не менее Август впо­след­ствии совер­шен­но поко­рил их и, доста­вив в Эпо­ре­дию, рим­скую коло­нию, про­дал всех в раб­ство в каче­стве воен­ной добы­чи; хотя рим­ляне коло­ни­зо­ва­ли этот город17, желая сде­лать его опор­ным пунк­том для обо­ро­ны про­тив салас­сов, жите­ли не смог­ли ока­зать салас­сам силь­но­го сопро­тив­ле­ния, пока послед­ние не были совер­шен­но уни­что­же­ны. Таким обра­зом, хотя чис­ло осталь­ных плен­ни­ков ока­за­лось рав­ным 36 000, а спо­соб­ных носить ору­жие было 8000, Терен­ций Вар­рон, пол­ко­во­дец, поко­рив­ший их, про­дал всех «под копьем»18. И Цезарь, отпра­вив 3000 рим­лян, осно­вал C. 206город Авгу­сту19 на том месте, где нахо­дил­ся лагерь Вар­ро­на; в насто­я­щее вре­мя вся сосед­няя стра­на живет в мире вплоть до высо­чай­ших про­хо­дов, веду­щих через горы.

8. Далее, по поряд­ку сле­ду­ют части гор, обра­щен­ные к восто­ку и к югу; их зани­ма­ют реты и вин­де­ли­ки, обла­сти кото­рых при­мы­ка­ют к обла­стям гель­ве­тов и бой­ев, ибо их тер­ри­то­рии лежат вбли­зи рав­нин этих пле­мен. Область ретов про­сти­ра­ет­ся до части Ита­лии, рас­по­ло­жен­ной над Веро­ной и Комом (меж­ду про­чим, «ретий­ское» вино, кото­рое, как кажет­ся, не усту­па­ет про­слав­лен­ным сор­там вин ита­лий­ских обла­стей, про­из­во­дит­ся у подош­вы Ретий­ских Альп), а так­же дохо­дит до мест­но­стей, по кото­рым про­те­ка­ет Рен; к это­му пле­ме­ни при­над­ле­жат лепон­тии и каму­ны. Вин­де­ли­ки и нори­ки зани­ма­ют бо́льшую часть внеш­ней сто­ро­ны пред­го­рья вме­сте с бре­у­на­ми и гена­у­на­ми20 (послед­ние при­над­ле­жат уже к илли­рий­цам). Все эти пле­ме­на от вре­ме­ни до вре­ме­ни совер­ша­ли набе­ги не толь­ко на сосед­ние части Ита­лии, но так­же на стра­ну гель­ве­тов, сек­ва­нов, бой­ев и гер­ман­цев. Ликат­тии, кла­у­те­на­тии и вен­но­ны явля­лись самы­ми отваж­ны­ми вои­на­ми сре­ди всех вин­де­ли­ков, а сре­ди ретов — рукан­тии и котуан­тии. К вин­де­ли­кам при­над­ле­жат эсти­о­ны и бри­ган­тии и их горо­да Бри­ган­тий и Кам­бо­ду­нум, а так­же Дама­сия, как бы акро­поль ликат­ти­ев. О жесто­ко­сти этих раз­бой­ни­чьих пле­мен про­тив ита­ли­ков суще­ству­ют рас­ска­зы в таком роде: когда они захва­ты­ва­ли селе­ние или город, то уби­ва­ли не толь­ко все муж­ское насе­ле­ние с само­го моло­до­го воз­рас­та, но и малень­ких маль­чи­ков и даже на этом не оста­нав­ли­ва­лись, а уби­ва­ли всех бере­мен­ных жен­щин, о кото­рых их про­ри­ца­те­ли гово­ри­ли, что те бере­мен­ны маль­чи­ка­ми.

9. После этих пле­мен сле­ду­ют пле­ме­на, оби­та­ю­щие близ впа­ди­ны Адри­а­ти­че­ско­го моря и мест­но­стей око­ло Акви­леи: кар­ны, а так­же неко­то­рые из нори­ков; тау­ри­с­ки тоже отно­сят­ся к нори­кам. Тибе­рий и брат его Друз в тече­ние одной лет­ней кам­па­нии заста­ви­ли всех их пре­кра­тить свои необуз­дан­ные набе­ги, так что теперь уже идет 33-й год, как они живут мир­но и регу­ляр­но пла­тят дань. По всей аль­пий­ской гор­ной стране встре­ча­ют­ся хол­ми­стые обла­сти, пре­крас­но при­спо­соб­лен­ные для зем­ле­де­лия, и доли­ны, с. 196 хоро­шо воз­де­лан­ные жите­ля­ми; тем не менее боль­шая часть зем­ли побли­зо­сти от гор­ных вер­шин, где, как мы зна­ем, и соби­ра­ют­ся обыч­но раз­бой­ни­ки, отли­ча­ет­ся бед­но­стью и бес­пло­ди­ем как вслед­ствие моро­зов, так и из-за буг­ри­сто­го харак­те­ра поч­вы. Таким обра­зом, в силу скуд­но­сти пищи и дру­гих пред­ме­тов пер­вой необ­хо­ди­мо­сти они ино­гда щади­ли жите­лей рав­нин, чтобы те постав­ля­ли им про­дук­ты; в обмен они дава­ли дре­вес­ную смо­лу, деготь, смо­ли­стую лучи­ну, воск, мед, сыр, ибо этих про­дук­тов C. 207у них было мно­го. Над кар­на­ми лежит Апен­нин­ская гора21 с озе­ром, кото­рое сооб­ща­ет­ся с рекой Иса­ром22; послед­няя, при­няв реку Ата­гис23, впа­да­ет в Адри­а­ти­че­ское море. Из того же озе­ра выте­ка­ет река под назва­ни­ем Ате­син24, впа­да­ю­щая в Истр. Истр дей­стви­тель­но берет нача­ло в этих горах, раз­ветв­лен­ных на мно­го частей со мно­же­ством вер­шин; ведь от Лигу­рии до это­го пунк­та непре­рыв­но тянут­ся высо­кие части Альп, вызы­вая пред­став­ле­ние об одной горе, и затем они пре­ры­ва­ют­ся и ста­но­вят­ся ниже, а потом сно­ва под­ни­ма­ют­ся, обра­зуя мно­го ответв­ле­ний со мно­же­ством вер­шин. Пер­вая из них — это гор­ный хре­бет на дру­гой сто­роне Рена и озе­ра25, с накло­ном к восто­ку, неболь­шой высо­ты; там, побли­зо­сти от све­вов и Гер­кин­ско­го леса, нахо­дят­ся исто­ки Ист­ра. Есть так­же и дру­гие хреб­ты, обра­щен­ные к Илли­рии и Адри­а­ти­че­ско­му морю, к кото­рым отно­сит­ся и выше­упо­мя­ну­тая Апен­нин­ская гора, а так­же Тулл и Фли­га­дия — горы, лежа­щие над вин­де­ли­ка­ми; отсю­да выте­ка­ют Дура, Кла­нис и мно­го дру­гих гор­ных пото­ков, впа­да­ю­щих в Истр.

10. Далее, иапо­ды26 (мы пере­хо­дим теперь к это­му пле­ме­ни, сме­шан­но­му из илли­рий­цев и кель­тов27) живут око­ло этих мест­но­стей; побли­зо­сти от это­го пле­ме­ни нахо­дит­ся гора Окра. Преж­де иапо­ды были мно­го­чис­лен­ны и храб­ры, вла­де­ли мест­но­стью по обе­им сто­ро­нам горы как сво­ей род­ной стра­ной и раз­бо­ем при­об­ре­ли гос­под­ство над эти­ми обла­стя­ми, но впо­след­ствии были побеж­де­ны и совер­шен­но подав­ле­ны Авгу­стом Цеза­рем. Горо­да у них: Метул, Ару­пи­ны, Моне­тий и Вен­дон. После иапо­дов на рав­нине идет город Сеге­сти­ка, мимо кото­ро­го про­те­ка­ет река Сав, впа­да­ю­щая в Истр. Город этот удоб­но рас­по­ло­жен для воен­ных дей­ствий про­тив дакий­цев. Окра — это самая низ­кая часть Альп в той обла­сти, где Аль­пы при­мы­ка­ют к стране кар­нов и через кото­рую това­ры из Акви­леи пере­во­зят на повоз­ках в так назы­ва­е­мый Нав­порт на рас­сто­я­ние немно­го более 400 ста­дий; из это­го пунк­та гру­зы сплав­ля­ют по рекам до Ист­ра и обла­стей в этой части стра­ны; ведь дей­стви­тель­но суще­ству­ет река28, теку­щая мимо Нав­пор­та; она выте­ка­ет из Илли­рии, судо­ход­на и впа­да­ет в Сав, так что това­ры лег­ко сплав­ля­ют­ся вниз по тече­нию в Сеге­сти­ку и в стра­ну пан­но­ни­ев и тау­ри­с­ков29. С Савом вбли­зи горо­да30 сли­ва­ет­ся и Кола­пис; обе реки судо­ход­ны и текут с Альп. В Аль­пах водят­ся дикие лоша­ди и быки. Поли­бий гово­рит, что в Аль­пах живет какое-то осо­бой фор­мы живот­ное31, по виду оно во всем похо­же на оле­ня, кро­ме шеи и шер­сти (в этом отно­ше­нии он счи­та­ет это живот­ное похо­жим на каба­на), и под под­бо­род­ком у него хря­ще­вой выступ в ладонь, покры­тый шер­стью тол­щи­ной с кон­ский хвост.

с. 197 11. Из гор­ных про­хо­дов, веду­щих из Ита­лии во внеш­нюю или север­ную Кель­ти­ку, один ведет через область салас­сов к Луг­ду­ну­му; это — двой­ной про­ход; один, доступ­ный для пово­зок на про­тя­же­нии боль­шей части его дли­ны, идет через область кев­тро­нов, тогда как дру­гой — через Пенин — кру­той и узкий, но корот­кий32. Луг­ду­нум нахо­дит­ся в цен­тре стра­ны (как бы акро­поль) не толь­ко из-за сли­я­ния рек, но и пото­му, что он лежит побли­зо­сти от всех частей стра­ны. По этой при­чине и Агрип­па начал про­во­дить доро­ги от Луг­ду­ну­ма: одну через Кем­мен­ские горы до обла­сти сан­то­нов и Акви­та­нии, дру­гую — к Рену, тре­тью — к оке­а­ну (через стра­ны бел­ло­ва­ков и амби­а­нов), чет­вер­тую — к Нар­бо­ни­ти­де и мас­са­лий­ско­му побе­ре­жью. На самом Пенине так­же есть (если оста­вить нале­во Луг­ду­нум и стра­ну, рас­по­ло­жен­ную над ним) боко­вая доро­га, кото­рая после пере­се­че­ния Рода­на и озе­ра Лемен­на ведет в рав­ни­ны гель­ве­тов; отсю­да есть про­ход через гору Юра в область сек­ва­нов и лин­го­нов; про­хо­ды через эти обла­сти рас­хо­дят­ся в обе сто­ро­ны — к Рену и к оке­а­ну.

12. Далее Поли­бий сооб­ща­ет, что в его вре­мя как раз напро­тив Акви­леи в обла­сти нори­ков-тау­ри­с­ков33 нашли золо­той руд­ник настоль­ко удоб­ный для добы­чи, что если снять верх­ний слой поч­вы глу­би­ной в 2 фута, то тот­час най­дешь иско­па­е­мое золо­то; руд­ник нико­гда не был глуб­же 15 футов; часть золо­та, про­дол­жа­ет Поли­бий, пред­став­ля­ла само­род­ки вели­чи­ной с поле­вой или вол­чий боб, при­чем поте­ря при выплав­ке состав­ля­ла толь­ко ⅛ часть; и хотя оста­ток тре­бо­вал даль­ней­шей плав­ки, но и она была весь­ма выгод­ной; спу­стя 2 меся­ца сов­мест­ной раз­ра­бот­ки руд­ни­ка ита­лий­ца­ми и вар­ва­ра­ми цена на золо­то вне­зап­но упа­ла на ⅓ по всей Ита­лии, но когда тау­ри­с­ки заме­ти­ли это, они про­гна­ли сво­их ком­па­ньо­нов и ста­ли сами добы­вать и про­да­вать золо­то. Теперь же все золо­тые руд­ни­ки при­над­ле­жат рим­ля­нам34. И здесь, как и в Ибе­рии35, вдо­ба­вок к иско­па­е­мо­му золо­ту реки при­но­сят золо­той песок, одна­ко не в таком коли­че­стве, как там. Поли­бий, гово­ря о вели­чине и высо­те Альп, сопо­став­ля­ет с ними вели­чай­шие горы у гре­ков: Тай­гет, Ликей, Пар­насс, Олимп, Пели­он, Оссу; во Фра­кии: Гем, Родо­пу и Дунак; по его сло­вам, хоро­шо тре­ни­ро­ван­ный чело­век может совер­шить вос­хож­де­ние на каж­дую из этих гор почти за один день и так­же за один день обой­ти ее вокруг, C. 209тогда как на Аль­пы нель­зя совер­шить вос­хож­де­ния даже в 5 дней; их дли­на 2200 ста­дий36 вдоль рав­нин37. Но он сооб­ща­ет толь­ко о 4 гор­ных про­хо­дах: про­ход через стра­ну лигу­ров (бли­жай­ший к Тир­рен­ско­му морю), через область тау­ри­нов, кото­рым про­шел Ган­ни­бал38, через область салас­сов, чет­вер­тый — через область ретов — все это обры­ви­стые про­хо­ды. Он сооб­ща­ет, что в горах мно­го озер, но толь­ко 3 боль­ших; одно из них, озе­ро Бенак, име­ет в дли­ну 500 ста­дий, а в шири­ну 3039, из него выте­ка­ет река Мин­ций; сле­ду­ю­щее озе­ро — Вер­бан — 400 ста­дий дли­ной, шири­ной же у́же пер­во­го, из него выте­ка­ет река Аддуа; тре­тье озе­ро — Ларий — дли­ной око­ло 300 ста­дий, шири­ной же 3040, из него выте­ка­ет боль­шая река Тицин; все эти реки вме­сте впа­да­ют в Пад. Вот то, что я дол­жен ска­зать об Аль­пий­ских горах.

ПРИМЕЧАНИЯ


с. 808

К гла­ве I (стр. 170—181)


1 После Ибе­рии.

2 У рим­лян — Транс­аль­пий­ская Гал­лия.

3 II, V, 28; III, I, 3.

4 См. IV, I, 14.

5 II, V, 28.

6 Ср. II, V, 28.

7 Т. е. «Запис­ках о Галль­ской войне».

8 Gallia Lugdunensis — «Луг­дун­ская Гал­лия».

9 Gallia Belgica — «Бель­гий­ская Гал­лия».

10 Ошиб­ка: Стра­бон гово­рит об этом в § 14.

11 Ср. IV, IV, 3.

12 Рань­ше Стра­бон об этом не гово­рил.

13 Aquae Sextiae.

14 Ксо­анон — арха­и­че­ская дере­вян­ная ста­туя; здесь — в смыс­ле моде­ли.

15 Букв. «обле­чен­ные почет­ной долж­но­стью».

16 Геме­ро­ско­пий, Эмпо­рий и Родос (III, IV, 6—8).

17 Город Акве Сек­стие (совр. Экс) осно­ван Г. Сек­сти­ем Каль­ви­ном в 122 г. до н. э.

18 Т. е. фило­со­фов, учи­те­лей фило­со­фии и рито­ри­ки.

19 См. IV, II, 2 и прим.

20 Рыба из сем. Mullitidae рода Mugil (голавль — Mugil cephalus).

21 Теперь Plain de la Crau.

22 Ср. Пли­ний. Ест. ист. XXI, 57.

23 Ари­сто­тель (О кос­мо­се 4) назы­ва­ет этим име­нем зем­ле­тря­се­ния, при кото­рых поч­ва под­ни­ма­ет­ся и опус­ка­ет­ся вер­ти­каль­но, под пря­мым углом.

24 «Это» — т. е. «Камен­ная рав­ни­на».

25 Т. е. Поси­до­ний.

26 Марий раз­бил эти пле­ме­на, объ­еди­нив­ши­е­ся с ким­вра­ми, при Акве Сек­стие в 102 г. с помо­щью мас­са­лио­тов.

27 Букв. «боло­то при устье».

28 По реке Вару (ср. IV, I, 3).

29 К Нар­бо­ни­ти­де.

30 Так Стра­бон назы­ва­ет гре­че­ские горо­да в Ита­лии.

31 Букв. «рас­по­ло­жен­ные в ряд».

32 Место испор­че­но.

33 Ина­че — Вин­да­лум.

34 Букв. «воз­душ­ная».

35 Празд­но­вал три­умф в 120 г. до н. э. и полу­чил почет­ное про­зви­ще «алло­брог­ский».

36 См. III, II, 15.

37 См. прим. к IV, II, 2.

38 См. § 3.

39 Одно из трех галат­ских пле­мен, пере­се­лив­ших­ся в Вели­кую Фри­гию (в Малой Азии), сохра­ни­ло имя тек­то­са­гов, при­не­сен­ное из Кель­ти­ки (ср. XII, V, 1).

40 Гал­лы (гала­ты) под пред­во­ди­тель­ством Брен­на вторг­лись в 278 г. до н. э. на Бал­кан­ский полу­ост­ров и напа­ли на Дель­фы. Сто­ле­ти­ем рань­ше под пред­во­ди­тель­ством дру­го­го Брен­на гала­ты взя­ли Рим.

41 Сер­ви­лий Цепи­он, кон­сул 106 г. до н. э., осуж­ден на изгна­ние в 95 г. до н. э.

42 354 г. до н. э.

43 IV, I, 2.

44 Т. е. оке­а­ну.

45 Пер­вые оби­та­ли к югу, а послед­ние к севе­ру от устья Сек­ва­ны.

46 От сли­я­ния Рода­на с Ара­ром у Луг­ду­ну­ма.

47 Начи­ная от Луг­ду­ну­ма; но неяс­но, какой конеч­ный пункт Стра­бон име­ет в виду.

48 Ара­ру.


К гла­ве II (стр. 181—183)


1 Это было сде­ла­но в адми­ни­стра­тив­ных целях рим­ля­на­ми.

2 Ср. IV, I, 1.

3 В смыс­ле адми­ни­стра­тив­но­го деле­ния.

4 Или рынок.

5 Неиз­вест­но, с каким Сци­пи­о­ном; может быть, с Афри­кан­ским Стар­шим.

6 Это были вои­ны из остат­ков армии Сер­то­рия, кото­рых Пом­пей собрал и посе­лил на этой тер­ри­то­рии. Их город с. 809 назы­вал­ся Lugdunum Convenarum.

7 Воль­ки, аре­ко­мис­ки, вел­ла­вии и вокон­тии поль­зо­ва­лись извест­ной авто­но­ми­ей и не под­чи­ня­лись рас­по­ря­же­ни­ям рим­ско­го пре­то­ра (ср. IV, I, 12).

8 См. § 12.

9 Рим­ля­на­ми и гала­та­ми.

10 Этот эпи­зод взят Стра­бо­ном у Поси­до­ния.


К гла­ве III (стр. 183—185)


1 Стра­бон дает здесь не поли­ти­че­ское деле­ние стра­ны, а физи­че­ское и этни­че­ское.

2 Текст испор­чен; сле­ду­ем чте­нию Мей­не­ке.

3 IV, I, 11.

4 Ср.: Цезарь. Запис­ки о Галль­ской войне I, 33.

5 Т. е. Аси­ния Пол­ли­о­на.

6 «Здесь» — не в устьях Сек­ва­ны или Рена, а в пор­ту Итии (совр. Wissant).

7 Неяс­но, о какой войне идет речь — о похо­де Дру­за Гер­ма­ни­ка, Кв. Вара или же Гер­ма­ни­ка Млад­ше­го.

8 См.: Цезарь. Запис­ки, II, 17.


К гла­ве IV (стр. 185—189)


1 Цезарь сооб­ща­ет, что дос­ки их кораб­лей были тол­щи­ной в 1 фут (Запис­ки III, 13).

2 Стра­бон име­ет в виду эне­тов — пафла­гон­ское пле­мя (ср. I, III, 2; V, I, 4).

3 Т. е. пря­мо­те и чест­но­сти.

4 Ср. III, IV, 5.

5 Ср.: Цезарь. Запис­ки I, 1.

6 Ср.: Цезарь Запис­ки II, 4.

7 Цезарь. Запис­ки II, 4.

8 IV, I, 2.

9 Плащ из гру­бой мате­рии.

10 Поэто­му рим­ляне назы­ва­ли Транс­аль­пий­скую Гал­лию «Воло­са­той Гал­ли­ей» (Gallia Comata).

11 Из кожи (ср.: Поли­бий, II, 30).

12 Кельт­ское сло­во; по-латы­ни matara.

13 По Поли­бию, это копье с дере­вян­ной руч­кой тол­щи­ной в палец (VI, 22).

14 В эпо­ху Цеза­ря про­стой народ у гал­лов не при­ни­мал уча­стия в управ­ле­нии (см.: Цезарь. Запис­ки VI, 13).

15 Ср.: Дио­дор V, 31; Цезарь. Запис­ки VI, 13—16.

16 Напри­мер, пифа­го­рей­цы.

17 По Цеза­рю (Запис­ки VI, 14) и Дио­до­ру (V, 28), дру­и­ды про­по­ве­до­ва­ли пере­се­ле­ние душ (метем­пси­хо­зу).

18 Ср. III, III, 6; XI, IV, 7.

19 Ср.: Цезарь. Запис­ки VI, 6, 13.

20 Ср.: Цезарь. Запис­ки VI, 16.

21 «Эу-а» — лику­ю­щий при­зыв­ный крик вак­хан­тов в честь Дио­ни­са, одно из куль­то­вых имен кото­ро­го было «Эуас».

22 Ср.: Дио­дор V, 28.


К гла­ве V (стр. 189—191)


1 I, IV, 2; II, V, 28.

2 Ср. II, V, 8; IV, I, 1.

3 Ср. IV, III, 3.

4 Ср. вре­мя, дан­ное в IV, III, 4.

5 Т. е. 40 рим­ских миль.

6 Дио­дор (V, 21) сооб­ща­ет, что у брет­тан­цев мно­го пле­мен­ных вождей, кото­рые нахо­дят­ся меж­ду собой в мир­ных отно­ше­ни­ях.

7 См.: Цезарь. Запис­ки V, 21.

8 Цезарь гово­рит «из-за вне­зап­но­го вос­ста­ния в Гал­лии» (Запис­ки V, 22).

9 Эта неуда­ча про­изо­шла перед пер­вым воз­вра­ще­ни­ем Цеза­ря с ост­ро­ва (Запис­ки IV, 28—29).

10 Август упо­ми­на­ет в «Monumentum Ancyranum» двух брет­тан­ских вождей, кото­рые при­хо­ди­ли к нему в каче­стве «умо­ля­ю­щих».

11 Букв. linguria, т. е. гем­мы из крас­но­го янта­ря, добы­вав­ше­го­ся в Лигу­рии.

12 См. II, V, 8.

13 См. I, IV, 3.

14 Т. е. гео­гра­фи­че­ская шири­на (с севе­ра на юг) и дли­на (с восто­ка на запад) (см. III, I, 32).

15 Неко­то­рые пред­ла­га­ют чте­ние вме­сто polyphagoi — «обжо­ры», poephagoi — «пита­ю­щи­е­ся тра­ва­ми».

16 См., напри­мер: Цезарь. Запис­ки VII, 77.

17 Напри­мер, во вре­мя оса­ды Поти­деи (Фуки­дид II, 70).

18 См. I, IV, 2 сл.

19 Стра­бон наста­и­ва­ет (II, V, 8), что север­ным пре­де­лом оби­та­е­мо­го мира сле­ду­ет счи­тать Иер­ну (Ирлан­дию) и что Фула таким обра­зом нахо­дит­ся за пре­де­ла­ми ойку­ме­ны.

20 См. I, IV, 3.

21 Ср. I, IV, 3.

22 См. I, I, 15.

23 По-види­мо­му, вро­де пива (см.: Афи­ней IV, 36; Дио­дор V, 26 — о гал­лах).


К гла­ве VI (стр. 191—197)


1 Ср. XVII, III, 4.

2 Дио­с­ку­рид (V, 48) дает рецепт для сме­ши­ва­ния вина со смо­лой. По Jones’у (Strabos Geography, II, стр. 266), «такое вино еще и теперь (20-е годы XX в.) упо­треб­ля­ет­ся в Гре­ции».

3 Лошак — помесь жереб­ца и с. 810 осли­цы.

4 См. прим. 10 к гл. IV.

5 См. прим. 11 к гл. V.

6 Греч. сло­во mónoikos озна­ча­ет «отшель­ник» (отсю­да совр. Мона­ко) — эпи­тет Герак­ла. Эпи­тет, воз­мож­но, отно­сит­ся к уеди­нен­но­му поло­же­нию это­го места.

7 Имя гре­че­ское.

8 По Стра­бо­ну выхо­дит, что гавань Моне­ка нахо­ди­лась в сфе­ре вли­я­ния мас­са­лио­тов.

9 Рим­ляне назы­ва­ли их лигу­ра­ми.

10 См. IV, I, 12; IV, II, 2.

11 Т. е. неза­ви­си­мы­ми с «латин­ским пра­вом» (см. III, II, 15; IV, I, 9).

12 Было две реки под назва­ни­ем Дурий — Боль­ший и Мень­ший Дурий, впа­дав­ших в реку Пад. Стра­бон гово­рит о Мень­шем Дурии.

13 См. IV, I, 3. Донн — отец Кот­тия.

14 Сло­ва «и Пада» озна­ча­ют, что салас­сы жили к севе­ру от этой реки.

15 В 43 г. до н. э.

16 Быть может, «дере­вян­ные мечи», упо­треб­ляв­ши­е­ся для при­мер­ных сра­же­ний (ср. Поли­бий X, 20).

17 Город был пре­вра­щен в 100 г. до н. э. в рим­скую коло­нию (Пли­ний. Ест. ист. III, 21).

18 Гре­че­ский пере­вод латин­ско­го выра­же­ния sub hasta — «про­да­вать с пуб­лич­ных тор­гов». Под «осталь­ны­ми» плен­ни­ка­ми име­ют­ся в виду неспо­соб­ные носить ору­жие.

19 Авгу­ста Пре­то­рия осно­ва­на око­ло 24 г. до н. э.

20 Эти два пле­ме­ни поко­ре­ны Дру­зом в 17 г. до н. э.

21 Какая это гора, неяс­но.

22 Исар впа­да­ет в Истр (Дунай), а не в Адри­а­ти­че­ское море. Имя реки испор­че­но в руко­пи­сях.

23 Стра­бон (или пере­пис­чик), види­мо, пута­ет две реки — Эч и Эйзах; какая из них Ата­гис, неяс­но.

24 Эту реку одни уче­ные отож­деств­ля­ют с Ате­си­сом, дру­гие — с Эном (совр. Инн).

25 Кон­станц­ское озе­ро.

26 Ина­че — иапи­ды.

27 Ср. VII, V, 2.

28 Кор­ко­ра (ср. VII, V, 2).

29 Может быть, сле­ду­ет читать «скор­дис­ки» (см. VII, V, 2).

30 Сеге­сти­ка.

31 Быть может, Поли­бий име­ет в виду лося (Cervus alces), кото­рый теперь не водит­ся в Аль­пах, или камен­но­го коз­ла (Capra ilex).

32 Ср. IV, VI, 7.

33 Ср. § 9.

34 Ср. III, II, 10.

35 См. III, II, 8.

36 Поли­бий II, 14.

37 Т. е. рав­нин Ита­лии.

38 Поли­бий не гово­рит (III, 56), где Ган­ни­бал пере­шел Аль­пы, но сооб­ща­ет, что после пере­хо­да Ган­ни­бал «спу­стил­ся в доли­ну Пада, в область инсуб­ров». Быть может, Ган­ни­бал про­шел через Малый Сен-Бер­нар.

39 Неко­то­рые руко­пи­си дают циф­ру «50».

40 Неко­то­рые руко­пи­си дают «50».

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
1267351018 1267351008 1267467187 1267762669 1267764977 1267805880

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.