Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. Т. II, годы 51—46.
Издательство Академии Наук СССР, Москва—Ленинград, 1950.
Перевод и комментарии В. О. Горенштейна.
1 2 3

320. Титу Пом­по­нию Атти­ку, в Рим

[Att., VII, 23]

Фор­мий­ская усадь­ба, вече­ром 9 или утром 10 фев­ра­ля 49 г.

1. За четы­ре дня до фев­раль­ских ид, вече­ром, я полу­чил от Фило­ти­ма пись­мо, что Доми­ций1 рас­по­ла­га­ет надеж­ным вой­ском, что когор­ты из Пицен­ской обла­сти под пред­во­ди­тель­ст­вом Лен­ту­ла и Фер­ма соеди­ни­лись с вой­ском Доми­ция, что Цезарь может быть отре­зан, и что он это­го боит­ся, что в Риме чест­ные вос­пря­ну­ли духом, бес­чест­ные почти сра­же­ны. Пра­во, боюсь, как бы это не было сно­виде­ни­ем; одна­ко Мания Лепида, Луция Торк­ва­та, народ­но­го три­бу­на Гая Кас­сия (ведь они со мной, то есть в фор­мий­ской усадь­бе), пись­мо Фило­ти­ма вер­ну­ло к жиз­ни. Я же опа­са­юсь, как бы не было более вер­ным то, что все мы уже почти взя­ты в плен, что Пом­пей ухо­дит из Ита­лии; по край­ней мере, его (о ужас­ное дело!) Цезарь, гово­рят, пре­следу­ет. Чтобы Цезарь пре­сле­до­вал Пом­пея! Зачем? Чтобы убить? О, горе мне! И мы все не под­став­ля­ем свои тела? При этом и ты взды­ха­ешь. Но что делать нам? Мы побеж­де­ны, раз­би­ты, совсем взя­ты в плен.

2. Про­чи­тав пись­мо Фило­ти­ма, я все-таки пере­ме­нил реше­ние насчет жен­щин2. Их, как я писал тебе, я отсы­лал в Рим; но мне при­шло на ум, что воз­никнет мно­го раз­го­во­ров, буд­то бы я уже при­нял реше­ние насчет обще­го поло­же­ния; при без­на­деж­но­сти его — то, что жен­щи­ны воз­вра­ти­лись, — как бы шаг к мое­му воз­вра­ще­нию. Что каса­ет­ся меня само­го, то согла­сен с тобой в том, чтобы не решать­ся на невер­ное и опас­ное бег­ст­во, когда я не при­не­су ника­кой поль­зы государ­ст­ву, ника­кой поль­зы Пом­пею, за кото­ро­го я готов уме­реть и с пред­ан­но­стью и охот­но. Итак, я оста­нусь, хотя жить…

3. Ты спра­ши­ва­ешь, что про­ис­хо­дит здесь; со всей Капу­ей и всем этим набо­ром дело пло­хо; дело без­на­деж­ное, все бегут; раз­ве толь­ко какой-нибудь бог помо­жет Пом­пею при­со­еди­нить те силы Доми­ция к сво­им. В тече­ние двух-трех дней мы, по-види­мо­му, все узна­ем. Посы­лаю тебе копию пись­ма Цеза­ря; ведь ты про­сил. Мно­гие писа­ли мне, что он мной вполне дово­лен; лег­ко мирюсь с этим, лишь бы толь­ко я, как и до сего вре­ме­ни, не совер­шал ниче­го позор­но­го.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1Луций Доми­ций Аге­но­барб.
  • 2Жена Терен­ция и дочь Тул­лия.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1327007030 1327007027 1327007026 1345960321 1345960322 1345960323

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.