Ф. Любкер. Реальный словарь классических древностей

АЛЕКСА́НДР

Ale­xan­der, Ἀλέ­ξανδρος,

1) см. Pa­ris;

2) пле­мян­ник тира­на Полифро­на Фер­эй­ско­го (в Фес­са­лии), убил его и сам сде­лал­ся тира­ном в 369 г. до Р. Х. Plut. Pel. 29. Его жесто­кость к под­дан­ным и веро­лом­ство в отно­ше­ни­ях к граж­да­нам дру­гих горо­дов дали повод ларис­ской фами­лии Але­ва­дов при­звать Алек­сандра II Македон­ско­го. Но после того как Алек­сандр II вско­ре оттуда уда­лил­ся, тиран сно­ва начал про­из­во­дить жесто­кие при­тес­не­ния; тогда фес­са­лий­цы обра­ти­лись за помо­щью в Фивы; зна­ме­ни­тый пол­ко­во­дец фиван­ский Пело­пид заста­вил Алек­сандра пре­кра­тить угне­те­ния. Вско­ре потом Пело­пид и Исме­ний, воз­вра­ща­ясь из Македо­нии, куда были посла­ны, чтобы уда­лить неко­то­рые раздо­ры, были ковар­но захва­че­ны в плен Алек­сан­дром. Эпа­ми­нонд с вой­ском всту­пил в Фес­са­лию и заста­вил Алек­сандра воз­вра­тить плен­ных, 368 г. Plut. Pel. 27—29. Nep. Pel. 5. Но вско­ре опять фес­са­лий­ские горо­да были вынуж­де­ны при­звать фиван­цев на помощь, и Пело­пид раз­бил Алек­сандра (в 364 г.) в бит­ве при Кинос­ке­фа­лах, в кото­рой, одна­ко, и сам был убит. Plut. Pel. 31 слл. Затем фиван­цы при­нуди­ли Алек­сандра заклю­чить с ними союз и отка­зать­ся от вла­сти над дру­ги­ми горо­да­ми, кро­ме Фер. Бес­че­ло­веч­ная его жесто­кость сде­ла­ла его нена­вист­ным для самых близ­ких ему людей, и в 358 г. он, по под­го­во­ру жены сво­ей Фебы, был убит ее бра­тья­ми. Plut. Pel. 29. 35. Val. Max. 9, 13. Cic. off. 2, 7, 13. Sie­vers, Ge­sch. Grie­chen­lands стр. 327 слл. [Кн. С. Аба­ме­лек-Лаза­рев, «Ферей­ские тира­ны» в «Сбор­ни­ке ста­тей по клас­си­че­ской фило­ло­гии», 1880, стр. 383 слл.].


I) Цари эпир­ские

3) Алек­сандр I, брат Олим­пи­а­ды, супру­ги Филип­па Македон­ско­го. С помо­щью зятя сво­его Филип­па изгнав в 343—342 гг. до Р. Х. дядю сво­его Ариббу и двою­род­но­го бра­та Эакида (Just. 8, 6), сде­лал­ся царем эпир­ским. К нему бежа­ла про­гнан­ная Филип­пом Олим­пи­а­да и ста­ра­лась под­стрек­нуть его к войне с Филип­пом, но тот поста­рал­ся рас­по­ло­жить Алек­сандра в свою поль­зу, выдав за него замуж свою дочь Клео­пат­ру. На этой свадь­бе Филипп был умерщ­влен, 336 г. (Just. 9, 6 слл.). В 332 г., по прось­бе тарен­тин­цев пере­пра­вив­шись в Ита­лию, победил брут­ти­ев и лука­нов и заклю­чил дого­вор с Римом; но в 326 г. про­иг­рал сра­же­ние при Пан­до­сии и на воз­врат­ном пути, при пере­пра­ве через реку Ахе­ронт, был убит изме­нив­ши­ми ему лукан­ски­ми изгнан­ни­ка­ми. Just. 12, 2. Liv. 8, 17. 24. 9, 17. 19;

4) Алек­сандр II, царь эпир­ский, сын Пир­ра, изгнал Анти­го­на Гона­ту из Македо­нии, но затем дол­жен был усту­пить эту стра­ну, а вме­сте и Эпир, сыну Анти­го­на Димит­рию; впо­след­ст­вии вос­став­шие про­тив македо­нян эпир­цы воз­вра­ти­ли Алек­сан­дру отцов­ский пре­стол. Умер 262—258 г. Plut. Pyrrh. 9. Just. 26, 2 слл. 28, 1.


II) Цари македон­ские

5) Алек­сандр I, сын Амин­ты. После того как Амин­та поко­рил­ся Дарию Гис­тас­пу, по при­ка­зу Алек­сандра македон­ские юно­ши, нарядив­шись жен­щи­на­ми, уби­ли при­шед­ших в Македо­нию пер­сид­ских послов. Пер­са Буба­ра, кото­рый явил­ся раз­уз­нать, что слу­чи­лось с посла­ми, Алек­сандр скло­нил на свою сто­ро­ну, выдав за него свою сест­ру Just. 7, 3. Hdt. 8, 136. При пер­вом втор­же­нии пер­сов в Гре­цию Македо­ния долж­на была им под­чи­нить­ся, при вто­ром Алек­сандр, тогда уже царь македон­ский, дол­жен был дать им вспо­мо­га­тель­ное вой­ско, но сочув­ст­во­вал гре­кам, т. к. по сво­е­му обра­зо­ва­нию сам был гре­ком и втайне ста­рал­ся помо­гать им. Hdt. 9, 44. За это афи­няне сде­ла­ли его сво­им прок­се­ном. Hdt. 8, 136. Одна­ко и Мар­до­ний ока­зы­вал ему дове­рие и отпра­вил его послом в Афи­ны. Умер в 454 г.

6) Алек­сандр II, сын Алек­сандра I, брат Филип­па, цар­ст­во­вал в Македо­нии с 369 г. до Р. Х. Во вре­мя его борь­бы с Алек­сан­дром Ферей­ским в Македо­нии явил­ся пре­тен­дент на пре­стол — Пто­ле­мей Ало­рит. При­зван­ные для ула­жи­ва­ния этой рас­при фиван­цы взя­ли к себе в Фивы в чис­ле залож­ни­ков и моло­до­го Филип­па. Plut. Pel. 26. В 368 г. Алек­сандр был убит Пто­ле­ме­ем. Just. 7, 5. Plut. Pel. 27.

7) Алек­сандр Вели­кий, сын Филип­па и Олим­пи­а­ды, родил­ся в Пел­ле в тот самый день, когда пол­ко­во­дец Филип­па Пар­ме­ни­он одер­жал победу над илли­рий­ца­ми (21 июля 356 г.) и Геро­ст­рат под­жег эфес­ский храм Арте­ми­ды. Plut. Al. 3. Близ­кий род­ст­вен­ник Лео­нид заве­до­вал пер­во­на­чаль­ным вос­пи­та­ни­ем маль­чи­ка, под­чи­няя его стро­гой суро­вой дис­ци­плине; льсти­вый Лиси­мах, дру­гой вос­пи­та­тель, внес в вос­пи­та­ние при­двор­ную изне­жен­ность, но когда Алек­сандр достиг 13-лет­не­го воз­рас­та, Филипп назна­чил ему вос­пи­та­те­лем зна­ме­ни­то­го фило­со­фа Ари­сто­те­ля Ста­гир­ско­го (Plut. Al. 7). Фило­со­фу уда­лось согла­сить и уме­рить выдаю­щи­е­ся осо­бен­но­сти духов­ной при­ро­ды маль­чи­ка, неуго­мон­ное често­лю­бие и отча­ян­ную храб­рость, насле­до­ван­ные от отца, быст­ро вос­пла­ме­ня­ю­ще­е­ся увле­че­ние всем необы­чай­ным и таин­ст­вен­ным и роман­ти­че­скую страсть к при­клю­че­ни­ям, насле­до­ван­ные от мате­ри-эпи­рот­ки. Ран­нее чте­ние Гоме­ра напол­ни­ло душу пыл­ко­го маль­чи­ка жела­ни­ем срав­нять­ся с вели­ким геро­ем поэта Ахил­лом. Харак­тер сына пони­мал и Филипп, когда после Херо­ней­ской бит­вы (338 г.), в кото­рой Алек­сандр доб­лест­но участ­во­вал (Plut. Al. 9), ска­зал ему: «Сту­пай, сын мой, ищи себе дру­го­го цар­ства; Македо­ния слиш­ком мала для тебя». В послед­ние годы жиз­ни Филип­па в отно­ше­ни­ях меж­ду отцом и сыном яви­лась неко­то­рая холод­ность, но совер­шен­но неспра­вед­ли­во обви­ня­ли Алек­сандра в том, буд­то он при­ни­мал уча­стие в умерщ­вле­нии Филип­па (Plut. Al. 9. Just. 9, 7). Когда Филипп был убит, Алек­сан­дру было 20 лет от роду; по вступ­ле­нии на пре­стол он весь отдал­ся мыс­ли, леле­ян­ной уже и отцом его, заво­е­вать Пер­сид­ское цар­ство и ото­мстить за позор пер­сид­ско­го втор­же­ния; с этой целью еще Филипп послал вой­ско под пред­во­ди­тель­ст­вом Пар­ме­ни­о­на и Атта­ла на Гел­лес­понт. Но Алек­сандр не мог тот­час же при­сту­пить к выпол­не­нию это­го замыс­ла ввиду опас­но­стей, угро­жав­ших вла­сти юно­го, уже очень люби­мо­го сами­ми македо­ня­на­ми госуда­ря (Just. 11, 1). Преж­де все­го дядя вто­рой жены Филип­па Аттал воз­меч­тал захва­тить власть с помо­щью под­чи­нен­ных ему войск, хотя в пись­мах сво­их и изъ­яв­лял лице­мер­ную пре­дан­ность к Алек­сан­дру. Алек­сандр велел одно­му дове­рен­но­му лицу умерт­вить Атта­ла. Еще до устра­не­ния этой опас­но­сти Алек­сандр сам отпра­вил­ся в Гре­цию, скло­нен­ную к вос­ста­нию ора­то­ром Демо­сфе­ном, отъ­яв­лен­ным вра­гом македон­ско­го вла­ды­че­ства. Алек­сандр был при­нят в союз амфи­к­ти­о­нов, занял Фивы и в Корин­фе заста­вил избрать себя глав­но­ко­ман­дую­щим для вой­ны про­тив пер­сов. Таким обра­зом, опас­ность, гро­зив­шая со сто­ро­ны Гре­ции, была, каза­лось, устра­не­на. Воз­вра­тясь зимой 336 г. в Македо­нию, Алек­сандр поко­рил жив­ших на севе­ре Македо­нии и отде­лив­ших­ся от нее вар­ва­ров. Вес­ной 335 г. через Гэм про­ник в стра­ну три­бал­лов, а победив их, — в область жив­ших за Дуна­ем гетов; победил и этих послед­них, а затем поспе­шил в Илли­рию и сно­ва поко­рил ее. Arr. 1, 5. Эти­ми похо­да­ми царя в отда­лен­ные стра­ны вос­поль­зо­ва­лись Демо­сфен и дру­гие афин­ские ора­то­ры, чтобы сно­ва воз­будить Гре­цию про­тив Македо­нии. Вся Гре­ция гото­ви­лась вос­стать про­тив чуже­зем­но­го вла­ды­че­ства; фиван­цы напа­ли на македон­ский гар­ни­зон, сто­яв­ший в крем­ле Фив — Кад­мее. Едва заслы­шал Алек­сандр о собы­ти­ях в Гре­ции, тот­час же уско­рен­ны­ми пере­хо­да­ми дви­нул­ся туда, явил­ся перед Фива­ми и взял город штур­мом. Око­ло 6000 фиван­цев погиб­ло при этом. Раз­дра­жен­ный упор­ным сопро­тив­ле­ни­ем фиван­цев и под­стре­кае­мый бео­тий­ски­ми горо­да­ми, дав­но озлоб­лен­ны­ми про­тив Фив, Алек­сандр созвал собра­ние пред­ста­ви­те­лей этих горо­дов и испол­нил поста­нов­лен­ный ими при­го­вор — раз­ру­шить город, а остав­ших­ся в живых жите­лей про­дать в нево­лю; толь­ко хра­мы да дом и потом­ство поэта Пин­да­ра были поща­же­ны по жела­нию царя. Just. 11, 2 слл. Plut. Al. 11. Arr. 1, 7—9. Участь Фив заста­ви­ла сми­рить­ся осталь­ных гре­ков, меч­тав­ших о вос­ста­нии. Алек­сандр вер­нул­ся в Македо­нию. Рев­ност­но про­из­во­ди­лись теперь при­готов­ле­ния к войне с пер­са­ми. Алек­сандр оста­вил в Македо­нии испы­тан­но­го Филип­по­ва пол­ко­во­д­ца Анти­па­тра с 18500 чело­ве­ка­ми, в каче­стве пра­ви­те­ля государ­ства и для наблюде­ния за покор­но­стью и спо­кой­ст­ви­ем север­ных вар­ва­ров и Гре­ции; сам же во гла­ве 40 тысяч македо­нян и гре­ков вес­ной 334 г. высту­пил в поход. Через Фра­кию пошел он на Гел­лес­понт и пере­пра­вил свое вой­ско на кораб­лях из Сеста в Азию. Plut. Al. 15. Just. 11, 6. Arr. 1, 11. На раз­ва­ли­нах Или­о­на Алек­сандр совер­шил жерт­во­при­но­ше­ние в честь сво­его пред­ка Ахил­ла; затем, взяв Лами­сак, дошел до реки Гра­ни­ка, на про­ти­во­по­лож­ном бере­гу кото­рой жда­ли его 40 тысяч непри­я­те­лей, меж­ду ними и 20 тысяч гре­че­ских наем­ни­ков под пред­во­ди­тель­ст­вом родос­ца Мем­но­на. Вопре­ки сове­там осто­рож­но­го Пар­ме­ни­о­на и несмот­ря на муже­ст­вен­ное сопро­тив­ле­ние, ока­зан­ное пер­са­ми, Алек­сандр пере­пра­вил­ся через реку; раз­бил спер­ва пер­сов, а потом и храб­ро сра­жав­ших­ся наем­ни­ков, при этом сам спас­ся от смер­тель­но­го уда­ра, кото­рый готов был уже нане­сти ему один храб­рый перс, толь­ко бла­го­да­ря помо­щи Кли­та. Plut. Al. 16. Arr. 1, 12—16. Радост­но при­ни­ма­ли теперь Алек­сандра мно­го­чис­лен­ные гре­че­ские при­мор­ские горо­да; толь­ко Милет при­шлось взять штур­мом; заняв бере­га, Алек­сандр отре­зал для пер­сид­ско­го флота в Эгей­ском море под­воз про­ви­ан­та, затем стал зани­мать и южное побе­ре­жье Малой Азии, взял Гали­кар­нас, после силь­но­го сопро­тив­ле­ния, ока­зан­но­го Мем­но­ном (Arr. 1, 20 слл.), а потом, ввиду при­бли­же­ния зимы, отпра­вил в отпуск на роди­ну жена­тых сол­дат, кото­рые рас­про­стра­ни­ли там сла­ву необы­чай­ных подви­гов Алек­сандра и при­вле­ка­ли мно­же­ство ново­бран­цев под его зна­ме­на. Заняв Ликию, Пам­фи­лию и Писидию, Алек­сандр пошел на Гор­дий, древ­нюю сто­ли­цу Фри­гии, где, как бы в пред­зна­ме­но­ва­ние гряду­щих собы­тий, мечом рас­сек роко­вой узел, с кото­рым, по древ­не­му веро­ва­нию, свя­за­на была судь­ба Азии. Plut. Al. 17 слл. Arr. 1, 24 слл. Вес­ной 333 г. с вой­ском, ряды кото­ро­го были уси­ле­ны вер­нув­ши­ми­ся из отпус­ка сол­да­та­ми и мно­го­чис­лен­ны­ми ново­бран­ца­ми, поко­рил Пафла­го­нию и Кап­па­до­кию, а затем напра­вил­ся на Тарс в Кили­кию, где, выку­пав­шись в холод­ной как лед воде реки Кид­на, тяж­ко забо­лел; но силь­ное сред­ство, дан­ное вра­чом его Филип­пом, кото­ро­му он, несмот­ря на мно­го­чис­лен­ные доно­сы, вполне заслу­жен­но дове­рял, спас­ло его. Curt. 3, 1, 4 сл. Just. 11, 7 сл. Plut. Al. 18. Arr. 2. 6 слл. Затем до Алек­сандра дошли слу­хи, что при­бли­жа­ет­ся гро­мад­ное пер­сид­ское вой­ско под пред­во­ди­тель­ст­вом само­го Дария. Алек­сандр немед­лен­но занял важ­ные кили­кий­ские про­хо­ды и дви­нул­ся на Исс, где в нояб­ре 333 г. совер­шен­но раз­бил пер­сов, несмот­ря на их мно­го­чис­лен­ность и храб­рость 30 тысяч гре­че­ских наем­ни­ков; мать Дария Сиси­гам­бия, жена его Ста­тей­ра и ее дети попа­лись в плен, но победи­тель обра­щал­ся с ними вели­ко­душ­но. Дарий сам едва спас­ся внут­ри сво­его государ­ства. Curt. 3, 7—12. Arr. 2, 7 слл. Just. 11, 9. Plut. Al. 19—21. Алек­сандр напра­вил­ся в Сирию, захва­тил в Дамас­ке бога­тую добы­чу и заво­е­вал Фини­кию до Тира, кото­рый занял толь­ко после семи­ме­сяч­ной оса­ды в авгу­сте 332 г.; жите­лей, остав­ших­ся в живых после штур­ма, одних рас­пял, дру­гих про­дал в раб­ство. Curt. 4, 2—4. Arr. 2, 16—24. Plut. Al. 24 сл. Меж­ду тем Дарий неод­но­крат­но пред­ла­гал Алек­сан­дру заклю­чить мир, обе­щая усту­пить ему Пере­д­нюю Азию и выдать за него одну из сво­их доче­рей; все эти пред­ло­же­ния Алек­сандр отверг, наста­и­вая на без­услов­ной покор­но­сти. Plut. Al. 4, 1, 5. Потом осе­нью 332 г. поко­рил Пале­сти­ну и, подви­нув­шись к гра­ни­цам Егип­та, взял после двух­ме­сяч­ной оса­ды Газу, кото­рую храб­ро защи­щал Батис; при этом сам Алек­сандр был ранен. Curt. 4, 6. Затем он всту­пил в Еги­пет, где насе­ле­ние, изму­чен­ное пер­сид­ским игом, радост­но при­ня­ло его; за то Алек­сандр оста­вил непри­кос­но­вен­ны­ми еги­пет­ские обы­чаи и зако­ны. Осно­вав Алек­сан­дрию, через Ливий­скую пусты­ню он отпра­вил­ся к зна­ме­ни­то­му ора­ку­лу Зев­са-Аммо­на и, при­знан­ный здесь за сына Зев­со­ва (Arr. 3, 1 слл. Curt. 4, 7. Plut. Al. 27), воз­вра­тил­ся в Мем­фис. При извест­ном веро­ва­нии восточ­ных наро­дов в боже­ст­вен­ность их пра­ви­те­лей такое при­зна­ние со сто­ро­ны мно­го­чти­мо­го ора­ку­ла не мог­ло не быть полез­ным для упро­че­ния вла­сти Алек­сандра над Восто­ком. После при­бы­тия новых войск из Македо­нии Алек­сандр вес­ной 331 г. опять дви­нул­ся в Азию, где, имея менее 50 тысяч чело­век, сра­зил­ся с Дари­ем, у кото­ро­го, по неко­то­рым пока­за­ни­ям, было до мил­ли­о­на вои­нов; Пар­ме­ни­он сове­то­вал Алек­сан­дру напасть на непри­я­те­ля ночью, но Алек­сандр, откло­няя совет, воз­ра­зил, что не хочет добы­вать победу как вор, и 1 (2) октяб­ря 331 г. на рав­нине меж­ду Арбе­ла­ми и Гав­га­ме­ла­ми дал реши­тель­ную бит­ву, сде­лав­шую его вла­сте­ли­ном всей Азии. Неис­чер­пае­мые богат­ства были захва­че­ны в пер­сид­ском лаге­ре, а потом в Сусах и Экба­та­нах. Arr. 3, 8 слл. Curt. 4, 6—16. Just. 11, 12 слл. Plut. Al. 31 слл. Дарий бежал — и нача­лось рас­па­де­ние его государ­ства; часть сатра­пов и вель­мож, меж­ду ними и Мазей в Вави­лоне, при­мкну­ли к победи­те­лю. Он остав­лял за ними их долж­но­сти и про­вин­ции, толь­ко воен­ное управ­ле­ние пере­да­вая македо­ня­нам; любовь тузем­ных наро­дов Алек­сандр при­об­ре­тал ува­же­ни­ем к их обы­ча­ям и рели­ги­оз­ным обрядам и восточ­ным вели­ко­ле­пи­ем, кото­рым начал окру­жать себя, хотя македо­няне и были этим очень недо­воль­ны. Curt. 5, 1. Plut. Al. 35 слл. В 331 г. он поко­рил Суси­а­ну, и в Сусах, зим­ней рези­ден­ции пер­сид­ских царей, ему доста­лась в добы­чу неис­чер­пае­мая пер­сид­ская государ­ст­вен­ная каз­на. Затем, поко­рив храб­рых уксов, он раз­бил в сус­ских про­хо­дах пер­сов, кото­рые под пред­во­ди­тель­ст­вом храб­ро­го Арио­бар­за­на муже­ст­вен­но обо­ро­ня­лись. Алек­сандр про­ник, таким обра­зом, в самую Пер­сию, где взял Пер­се­поль, усы­паль­ни­цу пер­сид­ских царей. Нахо­див­ший­ся там цар­ский замок сде­лал­ся добы­чей пла­ме­ни. Curt. 5, 6 сл. Plut. Al. 38. Гро­мад­ные богат­ства были захва­че­ны и здесь, и в Пасар­га­дах, а так­же и в Экба­та­нах в Мидии. Дарий бежал из Экба­тан в Бак­трию, но на пути был заклю­чен в око­вы измен­ни­ком Бес­сом, захва­тив­шим теперь вер­хов­ную власть, и дру­ги­ми сатра­па­ми. Узнав об этом, Алек­сандр немед­лен­но погнал­ся за ними. Сатра­пы, заме­тив, что не могут доста­точ­но быст­ро бежать с плен­ным царем, смер­тель­но рани­ли его и бро­си­ли на доро­ге. Дарий скон­чал­ся преж­де, чем подо­спел Алек­сандр; послед­ний при­ка­зал похо­ро­нить Дария в Пер­се­по­ле с цар­ски­ми поче­стя­ми. Plut. Al. 42 слл. Curt. 5, 7—13. Arr. 3, 19 сл. Теперь боль­шин­ство пер­сид­ских и мидий­ских вель­мож под­чи­ни­лось ново­му вла­ды­ке Азии. Даль­ней­шее пре­сле­до­ва­ние Бес­са, кото­рый про­воз­гла­сил себя царем под име­нем Арта­к­серк­са IV, Алек­сандр дол­жен был оста­но­вить, чтобы пода­вить вос­ста­ние в Ари­ане. Не менее при­шлось ему бороть­ся и с недо­воль­ст­вом македо­нян, кото­рые воз­му­ща­лись как тем, что вар­ва­ры были постав­ле­ны наравне с ними, так и, кро­ме того, ази­ат­ской рос­ко­шью, кото­рой окру­жил себя Алек­сандр, и его при­стра­сти­ем к пер­сид­ским обы­ча­ям. Алек­сандр же, посту­пая так, имел в виду спло­тить Запад с Восто­ком, слить раз­лич­ные народ­но­сти в еди­ное целое элли­низ­ма. Был открыт заго­вор, участ­ни­ка­ми кото­ро­го назы­ва­ли Филота и отца его, пре­ста­ре­ло­го Пар­ме­ни­о­на; Филота за то, что, зная о гото­вив­шем­ся пре­ступ­ле­нии, не донес о нем, под­верг­ли пыт­ке, под кото­рой он при­знал себя участ­ни­ком заго­во­ра; созван­ное для суда над ним вой­ско при­го­во­ри­ло его к смерт­ной каз­ни. Отец его так­же был вско­ре убит. Curt. 6, 8—11. Arr. 3, 26 слл. Plut. Al. 48 сл. Тогда нако­нец Алек­сандр про­дол­жал пре­сле­до­ва­ние Бес­са, кото­рый и был настиг­нут в Сог­ди­ане, взят в плен и по при­го­во­ру пер­сид­ско-мидий­ско­го суда каз­нен. Curt. 7, 3. Arr. 4, 7. После упор­ной борь­бы Алек­сан­дру уда­лось поко­рить воин­ст­вен­ные гор­ные наро­ды Сог­ди­а­ны и Бак­трии, 329 и 328 гг.; при взя­тии одной кре­по­сти, лежав­шей на кру­той воз­вы­шен­но­сти, попа­лась в плен дочь вождя Окси­ар­та — Рок­са­на; Алек­сандр сде­лал ее сво­ей женой. Здесь же при­нял он послов от мно­же­ства отда­лен­ней­ших наро­дов. Plut. Al. 47. Arr. 4, 1—7. 15—21. Око­ло это­го же вре­ме­ни Алек­сандр, оту­ма­нен­ный вос­тор­га­ми победы, охме­лен­ный весе­льем пиров, убил сво­его дру­га Кли­та, неко­гда спас­ше­го ему жизнь, но, отрез­вясь, почув­ст­во­вал глу­бо­кое и мучи­тель­ное рас­ка­я­ние, 3 дня не ел и не пил, и толь­ко неот­ступ­ные моль­бы македо­нян мог­ли сно­ва про­будить в нем жела­ние дея­тель­но­сти. Plut. Al. 50. Just. 12, 6. Одно­вре­мен­но с этим в душу Алек­сандра запа­ло глу­бо­кое недо­ве­рие ко мно­гим из его пол­ко­вод­цев, не одоб­ряв­ших при­стра­стия к пер­сид­ским обы­ча­ям. Ему не уда­лось заста­вить македо­нян возда­вать ему по пер­сид­ско­му обы­чаю покло­не­ние (προσ­κυ­νεῖν), и жесто­ко нака­зал он заго­вор несколь­ких сво­их пажей (327 г.). Plut. Al. 53—55. Curt. 8, 5—8. Arr. 4, 10—14. Sen. qu. n. 6, 23. В 327 г., осно­вав для упро­че­ния сво­ей вла­сти над север­ны­ми про­вин­ци­я­ми несколь­ко горо­дов (боль­шей частью назван­ных Алек­сан­дри­я­ми) и насе­лив их гре­ка­ми, он пред­при­нял дав­но имев­ший­ся у него в виду поход в Индию. Вой­ско его состо­я­ло из 120 тысяч частью македо­нян, частью по-македон­ски обу­чен­ных и воору­жен­ных пер­сов. Князь Так­сил на Кофене, рука­ве Инда, поко­рил­ся Алек­сан­дру; поко­ри­лись ему, хотя после упор­но­го сопро­тив­ле­ния, и жив­шие к севе­ру наро­ды. Тогда он постро­ил флот и пере­пра­вил­ся через Инд. Так­си­лу пода­рил лежав­шую вокруг область, но оста­вил в сто­ли­це его гар­ни­зон и началь­ни­ка это­го гар­ни­зо­на Филип­па назна­чил сатра­пом стране по Инду. Arr. 4, 22 слл. 5, 7 слл. Plut. Al. 57 сл. Подви­га­ясь впе­ред, встре­тил­ся с Пором, могу­ще­ст­вен­ным царем стра­ны, лежа­щей меж­ду Гидас­пом и Аке­си­ном. Пор выста­вил (326 г.) про­тив Алек­сандра силь­ное вой­ско и мно­го сло­нов, рас­по­ло­жив­шись лаге­рем у Гидас­па. Алек­сандр пере­шел через раз­лив­шу­ю­ся от дождей реку и, хотя при вой­ске Пора было мно­го сло­нов и бое­вых колес­ниц, одолев храб­ро­го про­тив­ни­ка, при­нудил его поко­рить­ся. Из ува­же­ния к его муже­ству Алек­сандр посту­пил с ним вели­ко­душ­но, рас­ши­рил его вла­де­ния и тем при­об­рел его пре­дан­ность. С этих пор индий­ский государь стал вер­ней­шим союз­ни­ком Алек­сандра. Осно­ва­ние мно­гих горо­дов, из кото­рых один был назван Буке­фа­лой по име­ни зна­ме­ни­то­го бое­во­го коня Алек­сандра, тор­же­ст­вен­ные жерт­во­при­но­ше­ния и игры задер­жа­ли здесь царя на доволь­но про­дол­жи­тель­ное вре­мя (Curt. 8, 13 сл. Arr. 5, 8—19. Plut. Al. 60 сл.); затем после жесто­ких сра­же­ний он достиг Гифа­си­са, по ту сто­ро­ну кото­ро­го жили бога­тые и воин­ст­вен­ные наро­ды. Страсть к войне и жаж­да сла­вы влек­ли Алек­сандра в эти стра­ны, но вои­ны, узнав о его наме­ре­ни­ях, воз­не­го­до­ва­ли и отка­за­лись идти даль­ше. Напрас­но убеж­дал он и вождей, и сол­дат; даже угро­за, что он сам пой­дет далее толь­ко с теми, кто захо­чет за ним сле­до­вать, отпу­стив осталь­ных домой, не ока­за­ла сво­его дей­ст­вия. А после того как и при совер­ше­нии жертв заме­че­ны были дур­ные пред­зна­ме­но­ва­ния, Алек­сандр усту­пил; поста­вил 12 высо­ких алта­рей на реке, устро­ил игры и затем поплыл вниз по реке с фло­том почти в 2 тыся­чи кораб­лей. Arr. 5, 25 сл. Plut. Al. 62. Curt. 9, 3 сл. Это было в нояб­ре 326 г. Фло­том коман­до­вал зна­ме­ни­тый море­пла­ва­тель Неарх. Алек­сандр, нахо­дил­ся на кораб­лях с одной частью вой­ска, дру­гая часть пошла сухим путем вдоль обо­их бере­гов Гидас­па под коман­дой Гефе­сти­о­на и Кра­те­ра. Жив­шие по реке наро­ды поко­ри­лись Алек­сан­дру, за исклю­че­ни­ем воин­ст­вен­ных мал­лов; глав­ный город их при­шлось взять штур­мом. Алек­сандр пер­вым взо­шел на сте­ны и затем в город, но, полу­чив там тяже­лую рану, на этот раз был обя­зан спа­се­ни­ем сво­ей жиз­ни Пто­ле­мею Лаго­ву. Изве­стие о том, что царь ранен, силь­но огор­чи­ло вой­ска, и тогда же ста­ло оче­вид­ным, насколь­ко от лич­но­сти Алек­сандра зави­сел успех его вели­ких пред­при­я­тий; тем силь­нее была радость, когда опра­вив­ший­ся царь сно­ва в пер­вый раз пока­зал­ся сво­е­му вой­ску. До устьев Инда, вниз по его тече­нию, поко­ри­лись Алек­сан­дру все наро­ды. На устье реки он осно­вал гава­ни для удобств море­пла­ва­ния и тор­гов­ли; затем флот под коман­дой Неар­ха поплыл в Пер­сид­ский залив. Часть армии и при ней люди, негод­ные к фрон­то­вой служ­бе, и сло­ны еще рань­ше были отправ­ле­ны под пред­во­ди­тель­ст­вом Кра­те­ра через Гед­ро­сию обрат­но в Пер­сию. Осталь­ную часть повел сам Алек­сандр тем же путем, по бес­плод­ной зной­ной пустыне, поч­ва кото­рой состо­ит из рас­ка­лен­но­го пес­ка; мно­гие не вынес­ли утом­ле­ния и труд­но­стей это­го пути; нако­нец, в Кара­ма­нии Алек­сандр соеди­нил­ся с Кра­те­ром, а вско­ре, к невы­ра­зи­мой радо­сти царя, явил­ся у бере­гов и флот Неар­ха (Curt. 9, 4—10. Arr. 6, 21—28. Plut. Al. 63—67); 60 дней про­дол­жал­ся этот поход. Неарх затем про­дол­жал пла­ва­ние к устью Евфра­та. Кра­тер пошел по удоб­ней­ше­му сухо­му пути, а Алек­сандр избрал крат­чай­шую доро­гу через горы в Пер­сию, где, появив­шись неожидан­но для всех (никто не верил, что он когда-нибудь вер­нет­ся из Индии), нака­зал несколь­ких жесто­ких намест­ни­ков за их наси­лия, удо­вле­тво­рил жало­бы насе­ле­ния и ста­рал­ся устра­нить все, что мог­ло пре­пят­ст­во­вать осу­щест­вле­нию его жела­ния слить воеди­но наро­ды под­власт­ных ему царств. На то же рас­счи­та­ны были и празд­не­ства, кото­рые он устра­и­вал после сво­его воз­вра­ще­ния, осо­бен­но вели­ко­леп­ное сва­деб­ное тор­же­ство в Сусах, когда он сам женил­ся на Рок­сане, женил мно­гих македо­нян на знат­ных пер­сид­ских девуш­ках и щед­ро ода­рил все свое вой­ско. Но ско­ро он опять воз­будил про­тив себя ропот тем, что боль­шое чис­ло самых силь­ных юно­шей из поко­рен­ных наро­дов при­нял на служ­бу, пред­ва­ри­тель­но воору­жив и обу­чив их по-македон­ски и поста­вив наравне с македо­ня­на­ми. Эта мера была необ­хо­ди­ма, т. к. чис­ло ста­рых слу­жак весь­ма умень­ши­лось вслед­ст­вие потерь в бес­пре­стан­ных сра­же­ни­ях и выхо­да в отстав­ку сол­дат, неспо­соб­ных более к служ­бе. Одна­ко недо­воль­ство было так силь­но, что, когда в 324 г. он хотел опять отпра­вить на роди­ну став­ших негод­ны­ми к служ­бе сол­дат, в горо­де Опиде на реке Тиг­ре дело дошло до бун­та; все македо­няне потре­бо­ва­ли отстав­ки, гово­ря, что он может впредь совер­шать свои похо­ды с отцом сво­им Аммо­ном и сво­и­ми новы­ми сол­да­та­ми. Тогда царь обна­ру­жил стро­гость и реши­тель­ность, при­ка­зал орга­ни­зо­вать новые вой­ска совер­шен­но так, как орга­ни­зо­ва­на была нацио­наль­ная македон­ская армия, и сде­лал вид, что хочет дать отстав­ку всем ста­рым сво­им сол­да­там. Эта твер­дость сло­ми­ла упор­ство македо­нян; они поко­ри­лись раз­гне­ван­но­му царю, и он про­стил их. 10 тысяч вете­ра­нов, под пред­во­ди­тель­ст­вом Кра­те­ра, были отправ­ле­ны на роди­ну, а Анти­патр, посто­ян­но враж­до­вав­ший с мате­рью царя Олим­пи­а­дой, дол­жен был явить­ся в Азию и при­ве­сти с собой све­жие вой­ска из Евро­пы. Plut. Al. 70 сл. Arr. 7, 4—11. Curt. 10, 1 слл. Вско­ре за тем в Экба­та­нах умер друг юно­сти Алек­сандра Гефе­сти­он; похо­ро­ны с цар­ской пыш­но­стью силь­но опе­ча­лен­ный царь совер­шил в Вави­лоне. Здесь же он при­ни­мал новые посоль­ства от отда­лен­ных наро­дов и стал делать при­готов­ле­ния к построй­ке флота на Евфра­те, к поко­ре­нию Ара­вии, к путе­ше­ст­вию вокруг Афри­ки, к заво­е­ва­нию Ита­лии. В трудах по выпол­не­нию этих широ­ких замыс­лов осно­ва­ния все­мир­ной монар­хии он чрез­мер­но напря­гал свои силы. Вслед­ст­вие это­го, а так­же вслед­ст­вие непре­рыв­ных удо­воль­ст­вий и пиров, раз­ру­шав­ших его орга­низм, Алек­сандр после одно­го пир­ше­ства у Медия забо­лел лихо­рад­кой, кото­рая 11 июня 323 г. и све­ла его в моги­лу еще во цве­те лет: ему было 33 года. Plut. Al. 73—76. Arr. 7, 16 слл. Curt. 10, 1 сл. Раз­лич­ные ходив­шие в древ­но­сти тол­ки о том, что Алек­сандр был отправ­лен, доста­точ­но были опро­верг­ну­ты уже сами­ми древни­ми. Македо­няне и вар­ва­ры оди­на­ко­во были опе­ча­ле­ны его смер­тью тем более, что он не остав­лял достой­но­го себя наслед­ни­ка. Рок­са­на лишь после его смер­ти роди­ла сына Алек­сандра, кото­рый во вре­мя ско­ро начав­шей­ся борь­бы за оси­ро­те­лый трон был про­воз­гла­шен царем вме­сте с Филип­пом Арриде­ем, свод­ным бра­том Алек­сандра Вели­ко­го. Быть может, имен­но для это­го сво­его сына Алек­сандр пере­дал на смерт­ном одре свой пер­стень Пер­дик­ке. Just. 12, 15. Curt. 10, 6. Тело вели­ко­го царя сна­ча­ла было погре­бе­но в Мем­фи­се, позд­нее пере­не­се­но Пто­ле­ме­ем в Алек­сан­дрию. Твер­дость харак­те­ра и сме­лый, пред­при­им­чи­вый дух, про­яв­ляв­ший­ся уже в юно­сти в речах и поступ­ках, побуди­ли Алек­сандра к его вели­ким похо­дам, кото­рые откры­ли Запа­ду новый рос­кош­ный мир — Восток и поло­жи­ли осно­ва­ние той элли­ни­сти­че­ской обра­зо­ван­но­сти, кото­рая дол­жен­ст­во­ва­ла и в язы­ке, и в нра­вах соеди­нить Восток с Запа­дом, при­чем гре­че­ской куль­ту­ре пред­сто­я­ло сде­лать­ся осно­вой это­го соеди­не­ния. Даже преж­девре­мен­ная смерть Алек­сандра не поме­ша­ла это­му сбли­же­нию двух миров, как пока­зы­ва­ет исто­рия эпо­хи рим­ско­го все­мир­но­го вла­ды­че­ства и осо­бен­но вре­мен после Фео­до­си­е­ва разде­ле­ния Рим­ской импе­рии. Ср.: Droy­sen, Ge­schich­te Al. der Gr. (3-е изд., 1880). Hertzberg, die asia­ti­schen Feldzü­ge Al. des Gr. (2-е изд., 1875). Уже очень рано дея­ния вели­ко­го царя сде­ла­лись пред­ме­том саги. Неве­ро­ят­ные похо­ды его, незна­чи­тель­ность сил, с кото­ры­ми он раз­ру­шил Пер­сид­ское цар­ство и воз­вел зда­ние ново­го государ­ства, а более все­го геро­и­че­ские бои на гор­ной воз­вы­шен­но­сти Афга­ни­ста­на и по бере­гам Инда и взя­тие кре­по­стей на ска­лах Ира­на застав­ля­ли видеть в Алек­сан­дре уже очень рано какое-то выс­шее суще­ство. Имен­но в Восточ­ном Иране преж­де все­го, долж­но быть, яви­лась сага об Искан­де­ре (Алек­сан­дре); там она суще­ст­ву­ет и до сих пор. Лег­ко воз­буж­даю­щей­ся фан­та­зи­ей восточ­ных наро­дов она раз­ви­ва­лась все более и более, а затем, по уста­нов­ле­нии свя­зей Рима с Восто­ком, пере­шла и на Запад. Здесь она ок. 450 г. нашла себе выра­же­ние в сочи­не­нии Юлия Вале­рия (Juli­us Va­le­rius) de re­bus Ale­xandri Mag­ni ges­tis, кото­рое мало име­ло исто­ри­че­ско­го зна­че­ния, но зато важ­но как источ­ник ска­зок, облек­ших образ царя мифи­че­ским тума­ном и полу­чив­ших еще даль­ней­шее раз­ви­тие в Сред­ние века. Ср.: Spie­gel, die Ale­xan­der­sa­ge bei den Orien­ta­len (1861). Zacher, Pseu­do­cal­lis­the­nes (1867). Clesz, die Ale­xan­der­sa­ge im Mor­gen­lan­de und in Euro­pa в Ver­handl. der Stuttg. Phil.-Vers. стр. 113.

8) Алек­сандр Эг, сын Алек­сандра Вели­ко­го и Рок­са­ны, родил­ся после смер­ти отца, в 323 г. был про­воз­гла­шен царем и нахо­дил­ся под опе­кой сна­ча­ла Пер­дик­ки, затем Пифо­на и впо­след­ст­вии Анти­па­тра, кото­рый его, его мать и Филип­па Арридея пере­вез в Македо­нию в 320 г. до Р. Х. После смер­ти Анти­па­тра (319 г.) Рок­са­на со сво­им сыном бежа­ла к мате­ри Алек­сандра Вели­ко­го, Олим­пиа­де, в Эпир; все трое затем попа­ли в руки Кас­сандра, кото­рый в 311 г. велел тай­но в тюрь­ме умерт­вить Рок­са­ну и Алек­сандра. Just. 14, 6. 15, 2.

9) Алек­сандр Λυγ­κηστής, зять Анти­па­тра, при­ни­мал уча­стие в заго­во­ре про­тив Филип­па (336 г.), а после его смер­ти тот­час же стал на сто­ро­ну Алек­сандра Вели­ко­го и пото­му, веро­ят­но, был про­щен послед­ним. Мно­го отли­чае­мый и награж­дае­мый Алек­сан­дром, он, одна­ко, впо­след­ст­вии вошел в тай­ные пере­го­во­ры с Дари­ем и за это по при­ка­за­нию Алек­сандра Вели­ко­го был заклю­чен в тюрь­му (334 г.). В 330 г. он, буд­то бы по тре­бо­ва­нию вой­ска, был каз­нен. Arr. 1, 25. Curt. 7, 1, 5. 8, 8, 6. Plut. Al. 10. Just. 12, 14.

10) Алек­сандр, сын Пол­ис­пер­хон­та, враг Кас­сандра и союз­ник Анти­го­на (Diod. Sic. 19, 61); пере­шел впо­след­ст­вии к Кас­сан­дру и умер от руки убий­цы в Сики­оне (314 г.).

11) Алек­сандр, сын Кас­сандра, бежал к Димит­рию Поли­ор­ке­ту, когда Анти­патр, брат это­го Алек­сандра, воца­рив­шись в Македо­нии, убил свою мать Фес­са­ло­ни­ку по подо­зре­нию в том, что она хоте­ла пере­дать власть Алек­сан­дру, ее любим­цу. Но, заме­тив, что Димит­рий не может ока­зать ему помо­щи, Алек­сандр уда­лил­ся в Эпир к Пир­ру, кото­рый и воз­вел его на македон­ский пре­стол. Меж­ду тем подо­шел и Димит­рий со сво­им вой­ском: Алек­сандр, желая изба­вить­ся от навяз­чи­во­го союз­ни­ка, отпра­вил­ся к нему навстре­чу и убеж­дал его воз­вра­тить­ся назад. Оба союз­ни­ка ста­ра­лись отде­лать­ся один от дру­го­го, нако­нец хит­ро­му Димит­рию уда­лось убить Алек­сандра во вре­мя пира (294 г. до Р. Х.) и затем само­му завла­деть Македо­ни­ей. Plut. De­metr. 36 сл. Pyrrh. 6 сл. Just. 16, 1, 2.

12) Алек­сандр, сын Пер­сея, послед­не­го царя македон­ско­го, в дет­стве еще попал в плен к рим­ля­нам (167 г. до Р. Х.) и впо­след­ст­вии был пис­цом в Аль­бе. Just. 33, 2, 6. Liv. 45, 42. Plut. Aemil. Paul. 37.

13) Алек­сандр I Βά­λας, чело­век низ­ко­го про­ис­хож­де­ния; рим­ский сенат при­знал его по про­ис­кам Герак­лида, мини­ст­ра Антио­ха IV (Эпи­фа­на), по смер­ти Антио­ха сыном послед­не­го (в 164 г.). В 150 г. до Р. Х. он победил пле­мян­ни­ка Антиохо­ва, Димит­рия Соте­ра, ранее завла­дев­ше­го пре­сто­лом, но в 147 г. сын Соте­ра Димит­рий Ника­тор изгнал Алек­сандра, и тот вско­ре был убит. Just. 35, 2. Pol. 33, 14.

14) Алек­сандр II, по про­изва­нию Ζα­βινᾶς (раб), сын еги­пет­ско­го куп­ца Протар­ха, был выда­ва­ем за при­ем­но­го сына царя Антио­ха Сиде­та Сирий­ско­го и в 126 г. про­гнал Димит­рия Ника­то­ра, но сам дол­жен был усту­пить Антио­ху Гри­пу (Just. 39, 1, 9), был раз­бит и, попав­шись в плен, по при­ка­за­нию Антио­ха умерщ­влен (121 г.). Just. 39, 2, 7.

15) Алек­сандр, сын Мар­ка Анто­ния и цари­цы Клео­пат­ры, по про­зва­нию Ἥλιος, после пора­же­ния и смер­ти Анто­ния дол­жен был вме­сте с сест­рой сво­ей Клео­патрой Селе­ной слу­жить укра­ше­ни­ем Окта­виа­но­ва три­ум­фа; впо­след­ст­вии оба были вос­пи­та­ны поки­ну­той Анто­ни­ем женой его Окта­ви­ей. Plut. Ant. 54. 87.

16) Алек­сандр Север, см. Se­ve­ri, 4.

17) Алек­сандр, по про­зва­нию Αἰτω­λός, из Плев­ро­на в Это­лии, един­ст­вен­ный поэт, кото­ро­го про­из­ве­ла Это­лия; при Пто­ле­мее II Фила­дель­фе зани­мал­ся устрой­ст­вом Алек­сан­дрий­ской биб­лио­те­ки. Его при­чис­ля­ли к алек­сан­дрий­ской пле­яде тра­ги­ков, но, кажет­ся, еще более был он изве­стен как эле­гик. Из его эле­гий несколь­ко отрыв­ков, отли­чаю­щих­ся лег­ко­стью и изя­ще­ст­вом изло­же­ния, сохра­не­но у Афи­нея, Пар­фе­ния и др. Так­же изве­стен он как автор эпи­грамм; сомни­тель­но, писал ли он комедии. Ср.: Mei­ne­ke, Anal. Alex. p. 215—252. Nauck, trag. Graec. fragm. p. 635.

18) Алек­сандр, по про­зва­нию Поли­ги­стор, из Мин­да в Карии, полу­чил обра­зо­ва­ние в Пер­га­ме; в каче­стве воен­но­плен­но­го при­ве­зен был в Рим и отпу­щен на сво­бо­ду Кор­не­ли­ем Лен­ту­лом; был учи­те­лем меж­ду про­чи­ми и Гиги­на. Его грам­ма­ти­че­ские и дру­гие сочи­не­ния слу­жи­ли источ­ни­ка­ми для мно­гих писа­те­лей, после него жив­ших, но до нас не дошли.

19) Алек­сандр, сын рито­ра Нуме­ния и сам ритор, жил во 2 в. от Р. Х.; сохра­ни­лись 2 его кни­ги περὶ σχη­μάτων, отры­вок дру­го­го его труда сохра­нен в сочи­не­нии Менанд­ра περὶ τῶν ἐπι­δεικ­τι­κῶν. Изд. Spen­gel (Rhet. gr. v. III).

20) Алек­сандр Эфес­ский, по про­зва­нию Λύχ­νος, жил ок. 60 г. до Р. Х., исто­рик и автор дидак­ти­че­ских поэм: одной аст­ро­но­ми­че­ской и одной гео­гра­фи­че­ской, из кото­рых сохра­ни­лись неко­то­рые отрыв­ки. Ср.: Mei­ne­ke, Anal. Alex. epim. IX.

21) Алек­сандр (Aph­ro­di­sien­sis) из Афро­ди­си­а­ды в Карии, совре­мен­ник Сеп­ти­мия Севе­ра; чело­век ост­ро­ум­ный и уче­ный; кро­ме несколь­ких само­сто­я­тель­ных сочи­не­ний умо­зри­тель­но­го содер­жа­ния писал име­ю­щие весь­ма важ­ное зна­че­ние ком­мен­та­рии к сочи­не­ни­ям Ари­сто­те­ля, поэто­му полу­чил про­зви­ще: ὁ ἐξη­γητής. Из трудов его неко­то­рые до нас дошли в гре­че­ском под­лин­ни­ке, неко­то­рые в араб­ском пере­во­де.

22) Алек­сандр из Тралл в Лидии, был вра­чом в Риме в 6 в. от Р. Х., напи­сал в 12 кни­гах θε­ραπευ­τικόν, ком­пи­ля­цию, инте­рес­ную по содер­жа­нию и фор­ме.

См. также:
АЛЕКСАНДР (Словарь античности)
«Реаль­ный сло­варь клас­си­че­ских древ­но­стей по Люб­ке­ру». Изда­ние Обще­ства клас­си­че­ской фило­ло­гии и педа­го­ги­ки. СПб, 1885, с. 62—67.
См. по теме: ДРАКОН, ДРАКОНТ • ДИОНИСИЙ • ЭНЕСИДЕМ • ΑΛΕΞΑΝΔΡΟΣ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. СКУЛЬПТУРА. Азия.
Скульптурный бюст, известный как «Умирающий Александр».
Голова — паросский мрамор, бюст (современная работа) — лунский мрамор.
Конец II в. до н. э.
Флоренция, Галерея Уффици.
2. МОЗАИКА. Рим.
Битва Александра с Дарием.
Мозаика из Помпей (Дом Фавна, VI 12, 2, экседра).
125—120 гг. до н. э.
Неаполь, Национальный археологический музей.
3. ГЛИПТИКА. Египет.
Александр Македонский.
Сардоникс.
Александрия (?). III в. до н. э.
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
4. ГЛИПТИКА. Рим.
Александр Македонский.
Стекло.
Рим. I в. н. э.
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
5. ГЛИПТИКА. Рим.
Александр на охоте.
Сардоникс.
Римская работа. I в. н. э.
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
6. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Александр Великий.
Мрамор.
Копия 1-й пол. II в. н. э. со статуи Лисиппа ок. 330 г. до н. э.
Мюнхен, Глиптотека.
7. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Александр Великий.
Мрамор.
Копия 1-й пол. II в. н. э. со статуи Лисиппа ок. 330 г. до н. э.
Мюнхен, Глиптотека.
8. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Александр Великий.
Мрамор.
Копия 1-й пол. II в. н. э. со статуи Лисиппа ок. 330 г. до н. э.
Мюнхен, Глиптотека.
9. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Александр Великий.
Мрамор.
Копия 1-й пол. II в. н. э. со статуи Лисиппа ок. 330 г. до н. э.
Мюнхен, Глиптотека.
10. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Александр Север.
Мрамор.
222—235 гг.
Флоренция, Галерея Уффици.
МОНЕТЫ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. Тетрадрахма, серебро
Селевк I Никатор
Сузы, 300—294 гг. до н.э.
АВЕРС: Голова героя (Селевк или Александр?) вправо, в шлеме из шкуры пантеры, украшенном бычьими ушами и рогами, вокруг шеи — шкура пантеры.
РЕВЕРС: ΒΑΣΙΛΕΩΣ ΣΕΛΕΥΚΟΥ — Ника, стоящая вправо, одетая в пеплос, возлагает обеими руками венок на трофей из македонского оружия, надетого на молодое дерево, у основания которого произрастает ветвь; снизу слева — ΑΡ; между Никой и трофеем — монограмма ΠΑ.
2. Аурей, золото
Север Александр
Рим, 230 г.
АВЕРС: IMP. SEV. ALEXAND. AVG. — бюст Александра Севера, в лавровом венке, с небольшой драпировкой на левом плече, обращенный вправо.
РЕВЕРС: P. M. TR. P. VIIII COS. III P. P. — Александр Север в образе Ромула (BMCRE: Ал. Сев. в обр. Ромула; RIC, RCTV: Ромул), в военной одежде, идет вправо, держа наперевес копье в правой руке и трофей на левом плече.
3. Денарий, серебро
Север Александр
Рим, 15-я эмиссия, 232 г.
АВЕРС: IMP. ALEXANDER PIVS AVG. — бюст Александра Севера в лавровом венке, с легкой драпировкой на левом плече, обращенный вправо.
РЕВЕРС: PROVIDENTIA AVG. — Провиденция или Аннона (RIC: Провиденция или Аннона BMC, RSC: Провиденция; RCTV: Аннона) стоит фронтально, повернув голову влево, держит в правой руке зерновые колосья над модием с зерновыми колосьями, и в левой — рог изобилия, перебросив край одежды через левую руку.
4. Тетрадрахма, биллон
Север Александр
Египет, Александрия, 230—231 гг.
АВЕРС: Α. ΚΑΙ. ΜΑΡ. ΑΥΡ. ϹΕΥ. ΑΛΕΞΑΝΔΡΟϹ — драпированный бюст Александра Севера в доспехах и в лавровом венке, обращенный вправо.
РЕВЕРС: Обращенный вправо бюст Афины в аттическом шлеме с гребнем, украшенном в основании гребня лежащей сфинкс и спереди — квадригой Гелиоса с развевающимся позади него плащом; Афина одета в хитон, застегнутый фибулой на левом плече; перед ней пальмовая ветвь.
В поле слева: (= год царствования 10-й).
5. Тетрадрахма, серебро
Александр I Балас
Сидон, 149—148 гг. до н.э.
АВЕРС: Голова Александра I в диадеме вправо.
РЕВЕРС: ΒΑΣΙΛΕΩΣ ΑΛΕΞΑΝΔΡΟΥ — орел стоит вправо; над его плечом — пальмовая ветвь, слева — обозначение даты (ΔΞΡ), справа — надпись ΣΙΔΩ и изображение аплустры (изогнутая и разукрашенная часть корабельной кормы).
6. Аурей, золото
Север Александр
Рим, 226 г.
АВЕРС: IMP. C. M. AVR. SEV. ALEXAND. AVG. — драпированный бюст императора в лавровом венке вправо.
РЕВЕРС: P. M. TR. P. V COS. II P. P. — император влево в лавровом венке и в тоге совершает священнодействия у треножного алтаря с патерой в правой руке и свитком в левой.
7. Сестерций, медь
Север Александр
Рим, 230 г.
АВЕРС: IMP. SEV. ALEXANDER AVG. — голова императора в лавровом венке вправо, на левом плече легкая драпировка.
РЕВЕРС: VICTORIA AVGVSTI — Виктория стоит вправо, поставив левую ногу на шлем, держит щит, поставленный на пальму, в две линии пишет на щите: VOT/X
В поле, в самом низу, слева и справа: S. C.
8. Драхма, серебро
Александр II Забина
Антиохия, 128—123 гг. до н.э.
АВЕРС: Голова Александра II в диадеме вправо.
РЕВЕРС: ΒΑΣΙΛΕΩΣ ΑΛΕΞΑΝΔΡΟΥ — два параллельно стоящих рога изобилия, связанных лентой; слева — буква Ξ и монограмма.
9. Аурей, золото
Север Александр
Рим, 222 г.
АВЕРС: IMP. C. M. AVR. SEV. ALEXAND. AVG. — драпированный бюст Александра Севера в лавровом венке и в доспехах, обращенный вправо.
РЕВЕРС: P. M. TR. P. COS. P. P. — Юпитер, обнаженный, за исключением плаща за спиной, концы которого свисают с обеих рук, стоит фронтально, повернув голову влево, в правой руке держит пучок молний, в левой, вертикально — скипетр (BMCRE: копье; Cohen, RIC, RCTV: скипетр).
10. Тетрадрахма, серебро
Александр I Балас
Сидон, 150—149 гг. до н.э.
АВЕРС: Голова Александра I в диадеме вправо.
РЕВЕРС: ΒΑΣΙΛΕΩΣ ΑΛΕΞΑΝΔΡΟΥ — орел стоит вправо; над его плечом — пальмовая ветвь, слева — обозначение даты (ΓΞΡ), справа — надпись ΣΙΔΩ и изображение аплустры (изогнутая и разукрашенная часть корабельной кормы); внизу — буква Α.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА