Мифы народов мира

АИ́Д, ГАДЕ́С (Ἅιδης, Αΐδης) букв. «без­вид­ный», «невид­ный», «ужас­ный»), в гре­че­ской мифо­ло­гии бог — вла­ды­ка цар­ства мёрт­вых, а так­же само цар­ство. Аид — олим­пий­ское боже­ство, хотя нахо­дит­ся посто­ян­но в сво­их под­зем­ных вла­де­ни­ях. Сын Кро­но­са и Реи, брат Зев­са и Посей­до­на (Hes. Theog. 455), с кото­ры­ми разде­лил наследие сверг­ну­то­го отца (Hom. Il. XV 187—193). Аид цар­ст­ву­ет вме­сте с супру­гой Пер­се­фо­ной (доче­рью Зев­са и Демет­ры), кото­рую он похи­тил в то вре­мя, как она соби­ра­ла на лугу цве­ты. Мать Пер­се­фо­ны Демет­ра, боги­ня пло­до­ро­дия зем­ли, в горест­ных поис­ках доче­ри забы­ла о сво­их обя­зан­но­стях, и зем­лю охва­тил голод. После это­го Зевс решил, что Пер­се­фо­на две тре­ти года будет про­во­дить на зем­ле с мате­рью и одну треть — с Аидом (Hom. Hymn. V 445—447). Гомер назы­ва­ет Аида «щед­рым» и «госте­при­им­ным» (V 404, 430), т. к. смерт­ная участь не мину­ет ни одно­го чело­ве­ка; Аид — «бога­тый», име­ну­ет­ся Плу­то­ном (V 489; от греч. πλοῦ­τος — богат­ство, откуда затем пере­осмыс­ле­ние бога богат­ства Плу­то­са), т. к. он вла­де­лец несмет­ных чело­ве­че­ских душ и скры­тых в зем­ле сокро­вищ. Аид — обла­да­тель вол­шеб­но­го шле­ма, делаю­ще­го его невиди­мым; этим шле­мом в даль­ней­шем поль­зо­ва­лись боги­ня Афи­на (Hom. Il. 484—485) и герой Пер­сей, добы­вая голо­ву Гор­го­ны (Apol­lod. II 4, 2). Свиде­тель­ст­вом воз­рос­шей само­сто­я­тель­но­сти и дер­зо­сти геро­и­че­ско­го поко­ле­ния в эпо­ху клас­си­че­ской олим­пий­ской мифо­ло­гии явля­ет­ся поеди­нок Аида и Герак­ла, в кото­ром Геракл ранит Аида (II 7, 3). Его исце­ля­ет боже­ст­вен­ный вра­че­ва­тель Пеон (Hom. Il. V 395—403). Геракл похи­ща­ет из цар­ства мёрт­вых Аида пса — стра­жа Аида. (Hom. Il. VIII, 367, Od. XI 623). Аид был обма­нут так­же хит­ре­цом Сиси­фом, поки­нув­шим одна­жды цар­ство мёрт­вых (Soph. Phi­loct. 624—625). Орфей оча­ро­вал сво­им пени­ем и игрой на лире Аида и Пер­се­фо­ну так, что они согла­си­лись воз­вра­тить на зем­лю его жену Эвриди­ку (но она вынуж­де­на была сра­зу же вер­нуть­ся назад, пото­му что счаст­ли­вый Орфей нару­шил дого­вор с бога­ми и взгля­нул на жену ещё до выхо­да из цар­ства Аида; Verg. Georg. IV 454 след.; Ovid. Met. X 1—63).

В гре­че­ской мифо­ло­гии олим­пий­ско­го пери­о­да Аид явля­ет­ся вто­ро­сте­пен­ным боже­ст­вом. Он высту­па­ет как ипо­стась Зев­са, неда­ром Зевс име­ну­ет­ся Хто­ни­ем — «под­зем­ным» (Hes. Opp. 405) и «спус­каю­щим­ся вниз» (κα­ται βά­της — Aris­toph. Pax. 42, Hymn. Orph. XV 6). Аиду не при­но­сят жертв, у него нет потом­ства и даже жену он добыл неза­кон­ным путём. Его побеж­да­ет Геракл, т. к. он вто­ро­сте­пен­ное боже­ство. Одна­ко Аид вну­ша­ет ужас сво­ей неот­вра­ти­мо­стью. Напри­мер, Ахилл готов быть ско­рее подён­щи­ком на зем­ле у бед­но­го кре­стья­ни­на, чем царём сре­ди мёрт­вых (Hom. Od. XI 489—491). Позд­няя антич­ная лите­ра­ту­ра (Луки­ан) созда­ла паро­дий­но-гро­теск­ное пред­став­ле­ние об Аиде («Раз­го­во­ры в цар­стве мёрт­вых», име­ю­щие исто­ком, види­мо, «Лягу­шек» Ари­сто­фа­на). Соглас­но Пав­са­нию (VI 25, 2), Аида нигде не почи­та­ли, кро­ме Элиды, где раз в год откры­вал­ся храм бога (подоб­но тому как люди толь­ко раз спус­ка­ют­ся в цар­ство мёрт­вых), куда раз­ре­ша­лось вхо­дить толь­ко свя­щен­но­слу­жи­те­лям.

Аидом име­ну­ет­ся так­же про­стран­ство в нед­рах зем­ли (Hom. Il. XX 61—65), где оби­та­ет вла­ды­ка над теня­ми умер­ших, кото­рых при­во­дит Гер­мес. Пред­став­ле­ние о топо­гра­фии Аида услож­ня­лось с тече­ни­ем вре­ме­ни. Гоме­ру извест­ны: вход в цар­ство мёрт­вых, кото­рый охра­ня­ет пёс — страж Аида (VIII 365—369) на край­нем запа­де («запад», «закат» — сим­вол уми­ра­ния) за рекой Оке­ан, омы­ваю­щей зем­лю (Hom. Od. X 508), асфо­деле­вый луг, где блуж­да­ют тени умер­ших (XI 537—570), мрач­ные глу­би­ны Аида — Эреб (Hom. Od. X 508), асфо­деле­вый луг, где блуж­да­ют тени умер­ших (XI 564), реки Кокит, Стикс, Ахе­ронт, Пириф­ле­ге­тон (Hom. Od. X 508), асфо­деле­вый луг, где блуж­да­ют тени умер­ших (X 513—514), тар­тар (Hom. Il. VIII 13—16). Позд­ние свиде­тель­ства добав­ля­ют Сти­гий­ские болота или Ахе­ру­сий­ское озе­ро, в кото­рое впа­да­ет река Кокит, огнен­ный Пириф­ле­ге­тон (Фле­ге­тон), окру­жаю­щий Аид, реку забве­ния Лету, пере­воз­чи­ка мёрт­вых Харо­на, трёх­гла­во­го пса Кер­бе­ра (Verg. Aen. VI 295—330, 548—551). Суд над мёрт­вы­ми вер­шит Минос (Hom. Od. XI 568—571), в даль­ней­шем пра­вед­ные судьи Минос, Эак и Рада­манф — сыно­вья Зев­са (Plat. Gorg. 524a). Орфи­ко-пифа­го­рей­ское пред­став­ле­ние о суде над греш­ни­ка­ми: Тити­ем, Тан­та­лом, Сиси­фом (Hom. Od. XI 576—600) в тар­та­ре — как части Аида нашло место у Гоме­ра (в позд­них сло­ях «Одис­сеи»), у Пла­то­на (Phaed. 112a—114c), у Вер­ги­лия. Подроб­ное опи­са­ние цар­ства мёрт­вых со все­ми гра­да­ци­я­ми нака­за­ний у Вер­ги­лия («Эне­ида» VI) опи­ра­ет­ся на диа­лог «Федон» Пла­то­на и на Гоме­ра с уже оформ­лен­ной у них иде­ей искуп­ле­ния зем­ных про­ступ­ков и пре­ступ­ле­ний. У Гоме­ра в XI кни­ге «Одис­сеи» наме­ча­ют­ся шесть исто­ри­ко-куль­тур­ных напла­сто­ва­ний в пред­став­ле­ни­ях о судь­бе души (Лосев А. Ф., Антич­ная мифо­ло­гия в её исто­ри­че­ском раз­ви­тии, 1957, с. 23—25). Гомер назы­ва­ет так­же в Аиде место для пра­вед­ни­ков — ели­сей­ские поля или эли­зи­ум (Hom. Od. IV 561—569). Об «ост­ро­вах бла­жен­ных» упо­ми­на­ют Геси­од (Opp. 166—173) и Пин­дар (Ol. II 54—88), так что разде­ле­ние Вер­ги­ли­ем Аида на эли­зи­ум и тар­тар так­же вос­хо­дит к гре­че­ской тра­ди­ции (Verg. Aen. VI 638—650, 542—543). С про­бле­мой Аида свя­за­ны так­же пред­став­ле­ния о судь­бе души, соот­но­ше­нии души и тела, спра­вед­ли­вом воз­мездии — обра­зе боги­ни Дике, дей­ст­вии зако­на неот­вра­ти­мо­сти (см. Адрас­тея).


Лит.: Пла­тон, Соч., т. 1, М., 1968 (Ком­мен­та­рий, с. 572—576); Ver­gi­lius Ma­ro P., Aeneis erklärt von E. Nor­den, Buch 6, Lpz. 1903; Roh­de E., Psy­che, Bd 1—2, 10 Aufl., Tü­bin­gen, 1925; Wila­mowitz—Möl­len­dorff U., Der Glau­be der Hel­le­nen, 3 Aufl., Ba­sel, 1959; Ro­se H. J., Grie­chieche Mytho­lo­gie, 2 Aufl., Münch., 1961.

А. А. Тахо-Годи

См. также:
АИД (Словарь античности)
АИДОНЕЙ (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
«Мифы наро­дов мира». Энцик­ло­пе­дия. (В 2 томах). Гл. ред. С. А. Тока­рев. — М.: «Совет­ская энцик­ло­пе­дия», 1980. Т. I, с. 51—52.
См. по теме: ЭНИПЕЙ, ЕНИПЕЙ • ЭЛИМ, ЕЛИМ • ЭЛИСА • ЭННОМ, ЕННОМ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Фронтальная панель саркофага со сценой похищения Персефоны Аидом и боковые панели со сфинксами.
Мрамор.
150—175 гг. н. э.
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
2. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА.
Одиссей в Царстве мертвых.
Иоганн Георг Хильтеншпергер (1806—1890).
Настенная панель, 1845—1848 гг.
№ LVII.
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж, Галерея истории древней живописи, 57.
3. КЕРАМИКА. Греция.
Аид бросает семена во вспаханную Деметрой землю.
Амфора краснофигурная.
430—420 гг. до н. э.
Афины, Национальный археологический музей.
4. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг со сценами путешествия теней покойных супругов в царство мертвых.
Мрамор. II—III вв. н. э.
Остия, Археологический музей.
5. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг-стригилато с эпитафией в tabula ansata.
Мрамор. 170—300 гг. н. э.
Остия, Археологический музей.
6. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг со сценами мифа о Протесилае и Лаодамии.
Мрамор. Конец II в.
Неаполь, Церковь Санта-Кьяра.
7. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг со сценами мифа о Протесилае и Лаодамии.
Левая боковая панель.
Мрамор. Конец II в.
Неаполь, Церковь Санта-Кьяра.
8. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг со сценами мифа о Протесилае и Лаодамии.
Фронтальная панель.
Мрамор. Конец II в.
Неаполь, Церковь Санта-Кьяра.
9. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг со сценами мифа о Протесилае и Лаодамии. Сцена «Лаодамия встречает Протесилая, вернувшегося из Аида».
Фронтальная панель.
Мрамор. Конец II в.
Неаполь, Церковь Санта-Кьяра.
10. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Основание колонны с дионисийскими рельефами (передняя сторона). Сцена собрания богов.
Мрамор. Эпоха Северов.
Салерно, Кафедральный собор.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА