Мифы народов мира

ГЕРА́КЛ (Ἡρακ­λῆς), в гре­че­ской мифо­ло­гии герой, сын Зев­са и смерт­ной жен­щи­ны Алк­ме­ны (жены Амфи­т­ри­о­на). В отсут­ст­вие Амфи­т­ри­о­на (вое­вав­ше­го про­тив пле­мён теле­бо­ев) Зевс, при­няв его облик, явил­ся к Алк­мене; пока дли­лась их брач­ная ночь, солн­це трое суток не под­ни­ма­лось над зем­лёй. После воз­вра­ще­ния мужа Алк­ме­на роди­ла одно­вре­мен­но сыно­вей — Ифик­ла от мужа и Герак­ла от Зев­са. В день, когда Герак­лу пред­сто­я­ло появить­ся на свет, Зевс поклял­ся в собра­нии богов, что мла­де­нец из его потом­ков, кото­рый родит­ся в этот день, будет власт­во­вать над Мике­на­ми и сосед­ни­ми наро­да­ми. Одна­ко рев­ни­вая Гера задер­жа­ла роды Алк­ме­ны и уско­ри­ла на два меся­ца роды Никип­пы — жены микен­ско­го царя Сфе­не­ла, и в этот день родил­ся сын Сфе­не­ла, внук Пер­сея и пра­внук Зев­са Эври­сфей, кото­рый в соот­вет­ст­вии с опро­мет­чи­вой клят­вой Зев­са полу­чил власть над Пело­пон­не­сом (Hom. Il. XIX 95—133). К колы­бе­ли Герак­ла и Ифик­ла Гера посла­ла двух чудо­вищ­ных змей, но мла­де­нец Геракл заду­шил их. Соглас­но неко­то­рым вари­ан­там мифа (Diod. IV 9; Paus. IX 25, 2), Зевс или Афи­на хит­ро­стью заста­ви­ли Геру кор­мить Герак­ла гру­дью, но мла­де­нец сосал с такой силой, что Гера отшвыр­ну­ла его, а из капель моло­ка воз­ник Млеч­ный путь. Луч­шие учи­те­ля — муд­рый кен­тавр Хирон, Авто­лик, Эврит, Кастор — обу­ча­ли Герак­ла раз­лич­ным искус­ствам, борь­бе, стрель­бе из лука; игре на кифа­ре Герак­ла обу­чал Лин, но когда он в про­цес­се обу­че­ния при­бег к нака­за­нию, Геракл в при­пад­ке гне­ва убил Лина уда­ром кифа­ры. Испу­ган­ный силой и вспыль­чи­во­стью Герак­ла, Амфи­т­ри­он ото­слал его на гору Кифе­рон (на восток от Фив) к пас­ту­хам. Там, восем­на­дца­ти лет от роду, Геракл убил кифе­рон­ско­го льва, опу­сто­шав­ше­го окрест­но­сти. Воз­вра­ща­ясь с охоты, Геракл встре­тил гла­ша­та­ев Эрги­на, царя сосед­не­го Орхо­ме­на, тре­бо­вав­ших дань с фиван­цев. Геракл отру­бил им носы, уши и руки и велел отне­сти Эрги­ну вме­сто дани. В начав­шей­ся войне Геракл убил Эрги­на и обра­тил его вой­ско в бег­ство, но Амфи­т­ри­он, сра­жав­ший­ся вме­сте с сыном, погиб. Фиван­ский царь Кре­онт в награ­ду за доб­лесть Герак­ла выдал за него свою стар­шую дочь Мега­ру. Когда у них появи­лись дети, Гера, по-преж­не­му враж­деб­ная Герак­лу, насла­ла на него безу­мие, в при­пад­ке кото­ро­го он убил сво­их детей. При­дя в себя, Геракл ухо­дит в изгна­ние (Apol­lod. II 4, 11). Он при­бы­ва­ет в Дель­фы, чтобы спро­сить у бога, где ему посе­лить­ся. Ора­кул при­ка­зы­ва­ет ему носить имя Геракл (до это­го его имя было Алкид) и повеле­ва­ет посе­лить­ся в Тирин­фе, слу­жить Эври­сфею в тече­ние 12 лет и совер­шить 10 подви­гов, после чего Геракл станет бес­смерт­ным (Apol­lod. II 4, 12). Выпол­няя при­ка­за­ния Эври­сфея, Геракл совер­ша­ет 12 зна­ме­ни­тых подви­гов (мифо­гра­фы изла­га­ют их в раз­ной после­до­ва­тель­но­сти). Преж­де все­го он добы­ва­ет шку­ру немей­ско­го льва. Так как лев был неуяз­вим для стрел, то Геракл смог его одо­леть толь­ко заду­шив рука­ми. Когда он при­нёс льва в Мике­ны, Эври­сфей так испу­гал­ся, что при­ка­зал Герак­лу впредь не вхо­дить в город, а пока­зы­вать добы­чу перед город­ски­ми ворота­ми. Эври­сфей даже соорудил себе в зем­ле брон­зо­вый пифос, куда с.278 пря­тал­ся от Герак­ла, и общал­ся с ним толь­ко через гла­ша­тая Копрея (Apol­lod. II 5, 1).

Надев на себя шку­ру немей­ско­го льва, Геракл отправ­ля­ет­ся выпол­нять вто­рое рас­по­ря­же­ние Эври­сфея — убить лер­ней­скую гид­ру, кото­рая похи­ща­ла скот и опу­сто­ша­ла зем­ли в окрест­но­стях Лер­ны. У неё было 9 голов, из них одна — бес­смерт­ная. Когда Геракл отру­бал одну из голов, на её месте вырас­та­ли две. На помощь гид­ре выполз Кар­кин — огром­ный рак и вце­пил­ся Герак­лу в ногу. Но Геракл рас­топ­тал его и при­звал на помощь Иолая (сво­его пле­мян­ни­ка, став­ше­го с это­го вре­ме­ни вер­ным спут­ни­ком Герак­ла), кото­рый при­жи­гал све­жие раны гид­ры горя­щи­ми голов­ня­ми, так что голо­вы уже не отрас­та­ли вновь. Отру­бив послед­нюю, бес­смерт­ную голо­ву, Геракл зако­пал её в зем­лю и при­ва­лил тяжё­лым кам­нем. Раз­ру­бив туло­ви­ще гид­ры, Геракл погру­зил ост­рия сво­их стрел в её смер­то­нос­ную жёлчь (Apol­lod. II 5, 2). Эври­сфей отка­зал­ся вклю­чить этот подвиг в чис­ло 10, пред­на­зна­чен­ных выпол­нить Герак­лу, т. к. ему помо­гал Иолай.

Третьим подви­гом Герак­ла была поим­ка кери­ней­ской лани. У лани, при­над­ле­жав­шей Арте­ми­де, были золотые рога и мед­ные копы­та. Геракл пре­сле­до­вал её целый год, дой­дя до зем­ли гипер­бо­ре­ев (Pind. Ol. III 26 след.), и пой­мал, ранив стре­лой. Апол­лон и Арте­ми­да хоте­ли ото­брать у него лань, но Геракл сослал­ся на при­каз Эври­сфея и при­нёс лань в Мике­ны (Apol­lod. II 5, 3).

Затем Эври­сфей потре­бо­вал от Герак­ла эри­манф­ско­го веп­ря (чет­вёр­тый подвиг). По доро­ге к Эри­ман­фу (в Север­ной Арка­дии) Геракл оста­но­вил­ся у кен­тав­ра Фола, кото­рый стал радуш­но уго­щать Герак­ла. При­вле­чён­ные запа­хом вина, к пеще­ре Фола рину­лись, воору­жив­шись кам­ня­ми и ство­ла­ми дере­вьев, дру­гие кен­тав­ры. В бит­ве кен­тав­рам при­шла на помощь их мать, боги­ня обла­ков Нефе­ла, низ­верг­шая на зем­лю пото­ки дождя, но Геракл всё же частью пере­бил, частью разо­гнал кен­тав­ров. При этом слу­чай­но погиб­ли Хирон и Фол; Фол, удив­ля­ясь смер­то­нос­ной силе стрел, выта­щил одну из них из тела погиб­ше­го кен­тав­ра и неча­ян­но уро­нил её себе на ногу, и яд гид­ры мгно­вен­но умерт­вил его. Эри­манф­ско­го веп­ря Геракл пой­мал, загнав в глу­бо­кий снег, и отнёс свя­зан­ным в Мике­ны (Apol­lod. II 5, 4).

Пятым подви­гом Герак­ла было очи­ще­ние им от наво­за огром­но­го скот­но­го дво­ра царя Элиды Авгия. Геракл, зара­нее выго­во­рив себе у Авгия в виде пла­ты деся­тую часть его скота, про­де­лал отвер­стия в сте­нах поме­ще­ния, где нахо­дил­ся скот, и отвёл туда воды рек Алфея и Пенея. Вода про­мы­ла стой­ла. Но когда Авгий узнал, что Геракл выпол­нял при­каз Эври­сфея, он не захо­тел с ним рас­пла­тить­ся, а Эври­сфей, в свою оче­редь, объ­явил этот подвиг не иду­щим в счёт, т. к. Геракл выпол­нял его за пла­ту (Apol­lod. II 5, 5).

Шестым подви­гом Герак­ла было изгна­ние стим­фа­лий­ских птиц с ост­ры­ми желез­ны­ми перья­ми, кото­рые води­лись на лес­ном боло­те око­ло горо­да Стим­фа­ла (в Арка­дии) и пожи­ра­ли людей (Paus. VIII 22, 4). Полу­чив от Афи­ны изготов­лен­ные Гефе­стом мед­ные тре­щот­ки, Геракл шумом спуг­нул птиц и потом пере­бил их (Apol­lod. II 5, 6); по дру­го­му вари­ан­ту мифа, часть птиц уле­те­ла на ост­ров в Пон­те Эвк­син­ском, откуда их впо­след­ст­вии кри­ком про­гна­ли арго­нав­ты.

Затем Эври­сфей при­ка­зал Герак­лу при­ве­сти крит­ско­го быка (седь­мой подвиг), отли­чав­ше­го­ся необык­но­вен­ной сви­ре­по­стью. Полу­чив раз­ре­ше­ние царя Мино­са, Геракл оси­лил быка и доста­вил его Эври­сфею. Потом Геракл отпу­стил быка, и тот, добрав­шись с.279 до Атти­ки, стал опу­сто­шать поля в окрест­но­стях Мара­фо­на (Apol­lod. II 5, 7).

Герак­лу было назна­че­но при­ве­сти сви­ре­пых кобы­лиц фра­кий­ско­го царя Дио­меда, кото­рый дер­жал их при­ко­ван­ны­ми желез­ны­ми цепя­ми к мед­ным стой­лам и кор­мил чело­ве­че­ским мясом. Геракл убил Дио­меда, а кобы­лиц при­гнал к Эври­сфею (Apol­lod. II 5, 8) (вось­мой подвиг).

По прось­бе сво­ей доче­ри Адме­ты Эври­сфей при­ка­зал Герак­лу добыть пояс Иппо­ли­ты — цари­цы ама­зо­нок (девя­тый подвиг). Иппо­ли­та согла­си­лась отдать пояс при­быв­ше­му на кораб­ле Герак­лу, но Гера, при­няв облик одной из ама­зо­нок, напу­га­ла осталь­ных изве­сти­ем, буд­то чуже­зем­цы пыта­ют­ся похи­тить Иппо­ли­ту. Ама­зон­ки с ору­жи­ем, вско­чив на коней, бро­си­лись на помощь цари­це. Геракл, решив, что напа­де­ние ковар­но под­стро­е­но Иппо­ли­той, убил её, захва­тил пояс и, отра­зив напа­де­ние ама­зо­нок, погру­зил­ся на корабль. Про­плы­вая мимо Трои, Геракл увидел при­ко­ван­ную к ска­ле и отдан­ную на съе­де­ние мор­ско­му чудо­ви­щу дочь царя Лао­медон­та Геси­о­ну. Геракл обе­щал Лао­медон­ту спа­сти девуш­ку, потре­бо­вав в каче­стве награ­ды боже­ст­вен­ных коней. Геракл убил чудо­ви­ще (вари­ант: прыг­нул в его глот­ку и вспо­рол ему печень, но при этом поте­рял воло­сы от огня, исхо­див­ше­го из внут­рен­но­стей зве­ря, Schol. Ly­cophr. 33 след.), но Лао­медонт не отдал обе­щан­ных коней. При­гро­зив воз­мезди­ем, Геракл поплыл в Мике­ны, где отдал пояс Иппо­ли­ты Эври­сфею (Apol­lod. II 5, 9).

Потом Герак­лу было при­ка­за­но Эври­сфе­ем доста­вить в Мике­ны коров Гери­о­на с ост­ро­ва Эри­фия, лежа­ще­го дале­ко на запа­де в оке­ане (деся­тый подвиг). Достиг­нув Тар­тес­са, Геракл поста­вил на север­ном и южном бере­гах про­ли­ва, отде­ля­ю­ще­го Евро­пу от Афри­ки, две камен­ные сте­лы — т. н. Герак­ло­вы стол­пы (вари­ант: раз­дви­нул закры­вав­шие выход в оке­ан горы, создав про­лив — Гибрал­тар­ский про­лив, Pomp. Me­la I 5, 3). Стра­дая в похо­де от паля­щих лучей солн­ца, Геракл напра­вил свой лук на само­го Гелиоса, и тот, вос­хи­щён­ный сме­ло­стью Герак­ла, пре­до­ста­вил ему для путе­ше­ст­вия через оке­ан свой золо­той кубок. При­быв на Эри­фию, Геракл убил пас­ту­ха Эври­ти­о­на, а затем застре­лил из лука само­го Гери­о­на, имев­ше­го три голо­вы и три срос­ших­ся туло­ви­ща. Геракл погру­зил коров в кубок Гелиоса, пере­плыл оке­ан и, воз­вра­тив Гелио­су его кубок, погнал коров даль­ше по суше, пре­одоле­вая на пути мно­го­чис­лен­ные пре­пят­ст­вия. В Ита­лии раз­бой­ник Как похи­тил у него часть коров и загнал их в пеще­ру. Геракл не мог их най­ти и уже погнал осталь­ных даль­ше, но одна из спря­тан­ных в пеще­ре коров замы­ча­ла; Геракл убил Кака и забрал укра­ден­ных коров (Liv. I 7, 4—7). Про­хо­дя через Ски­фию, Геракл встре­тил­ся с полу­де­вой-полуз­ме­ёй и всту­пил с ней в брач­ную связь; родив­ши­е­ся от это­го сою­за сыно­вья ста­ли родо­на­чаль­ни­ка­ми ски­фов (He­ro­dot. IV 8—10). Когда Геракл при­гнал коров в Мике­ны, Эври­сфей при­нёс их в жерт­ву Гере (Apol­lod. II 5, 10).

Эври­сфей назна­чил Герак­лу при­не­сти золотые ябло­ки от Гес­пе­рид (один­на­дца­тый подвиг). Чтобы узнать доро­гу к Гес­пе­ридам, Геракл отпра­вил­ся на реку Эридан (По) к ним­фам, доче­рям Зев­са и Феми­ды, кото­рые посо­ве­то­ва­ли ему узнать доро­гу у все­ве­ду­ще­го мор­ско­го бога Нерея. Геракл захва­тил Нерея спя­щим на бере­гу, свя­зал его и, хотя тот при­ни­мал раз­лич­ные обли­чья, не отпус­кал до тех пор, пока Нерей не ука­зал ему путь к Гес­пе­ридам. Доро­га вела сна­ча­ла через Тар­тесс в Ливию, где Герак­лу при­шлось всту­пить в еди­но­бор­ство с Анте­ем. Чтобы одо­леть Антея, Геракл ото­рвал его от зем­ли и заду­шил в возду­хе, т. к. тот оста­вал­ся неуяз­ви­мым, пока сопри­ка­сал­ся с зем­лёй (Apol­lod. II 5, 11). Утом­лён­ный борь­бой, Геракл заснул, и на него напа­ли пиг­меи. Проснув­шись, он собрал их всех в свою льви­ную шку­ру (Phi­lostr. iun. Imag. II 22). В Егип­те Герак­ла схва­ти­ли с.280 и понес­ли к жерт­вен­ни­ку Зев­са, чтобы зако­лоть, т. к. по при­ка­зу царя Буси­ри­са всех ино­зем­цев при­но­си­ли в жерт­ву. Одна­ко Геракл разо­рвал око­вы и убил Буси­ри­са. Пере­пра­вив­шись на Кав­каз, Геракл осво­бо­дил Про­ме­тея, убив из лука тер­зав­ше­го его орла. Толь­ко после это­го Геракл через Рифей­ские горы (Урал) при­шёл в стра­ну гипер­бо­ре­ев, где сто­ял, под­дер­жи­вая небес­ный свод, Атлант. По сове­ту Про­ме­тея Геракл послал его за ябло­ка­ми Гес­пе­рид, взяв на свои пле­чи небес­ный свод. Атлант при­нёс три ябло­ка и выра­зил жела­ние отне­сти их к Эври­сфею, с тем чтобы Геракл остал­ся дер­жать небо. Одна­ко Герак­лу уда­лось пере­хит­рить Атлан­та: он согла­сил­ся дер­жать небо­свод, но ска­зал, что хочет поло­жить подуш­ку на голо­ву. Атлант встал на его место, а Геракл забрал ябло­ки и отнёс к Эври­сфею (Apol­lod. II 5, 11) (вари­ант: Геракл сам взял ябло­ки у Гес­пе­рид, убив сто­ро­жив­ше­го их дра­ко­на, Apoll. Rhod. IV 1398 след.). Эври­сфей пода­рил ябло­ки Герак­лу, но Афи­на воз­вра­ти­ла их Гес­пе­ридам.

Две­на­дца­тым и послед­ним подви­гом Герак­ла на служ­бе у Эври­сфея было путе­ше­ст­вие в цар­ство Аида за стра­жем пре­ис­под­ней Кер­бе­ром. Перед этим Геракл полу­чил посвя­ще­ние в мисте­рии в Элев­сине. Под зем­лю в цар­ство мёрт­вых Геракл спу­стил­ся через вход, нахо­див­ший­ся неда­ле­ко от мыса Тенар в Лако­нии. Око­ло вхо­да Геракл увидел при­рос­ших к ска­ле Тесея и Пири­фоя, нака­зан­ных за попыт­ку Пири­фоя похи­тить Пер­се­фо­ну (Тесей при­нял уча­стие в похи­ще­нии по друж­бе с Пири­фо­ем). Геракл ото­рвал Тесея от кам­ня и воз­вра­тил его на зем­лю, но, когда он попы­тал­ся осво­бо­дить Пири­фоя, зем­ля содрог­ну­лась, и Геракл вынуж­ден был отсту­пить. Вла­ды­ка пре­ис­под­ней Аид раз­ре­шил Герак­лу уве­сти Кер­бе­ра, если толь­ко он суме­ет одо­леть его, не поль­зу­ясь ору­жи­ем. Геракл схва­тил Кер­бе­ра и стал его душить. Несмот­ря на то, что ядо­ви­тый змей, быв­ший у Кер­бе­ра вме­сто хво­ста, кусал Герак­ла, тот укро­тил Кер­бе­ра и при­вёл к Эври­сфею, а затем по его при­ка­зу отвёл обрат­но (Apol­lod. II 5, 12).

Мно­го­чис­лен­ные мифы о даль­ней­шей судь­бе Герак­ла сво­дят­ся в основ­ном уже не к победам над чудо­ви­ща­ми, а к воен­ным похо­дам, взя­тию горо­дов, рож­де­нию мно­го­чис­лен­ных детей, потом­ки кото­рых цар­ст­во­ва­ли в раз­ных горо­дах-государ­ствах Гре­ции. По одно­му из этих мифов, Гера ещё раз насла­ла на Герак­ла безу­мие, и он в ослеп­ле­нии убил Ифи­та, сына Эври­та, сбро­сив его со сте­ны Тирин­фа. После это­го Герак­ла постиг­ла тяжё­лая болезнь, изба­вить­ся от кото­рой, соглас­но пред­ска­за­нию Дель­фий­ско­го ора­ку­ла, он мог толь­ко про­слу­жив три года в раб­стве. Слу­жил Геракл лидий­ской цари­це Омфа­ле (во вре­мя этой служ­бы он пой­мал кер­ко­пов) (Apol­lod. II 6, 3). На долю Герак­ла выпа­ло так­же носить жен­скую одеж­ду (Stat. Theb. X 646 след.).

Затем с вой­ском доб­ро­воль­цев Геракл отпра­вил­ся к Или­о­ну вой­ной на царя Лао­медон­та, в своё вре­мя не отдав­ше­го Герак­лу обе­щан­ной награ­ды за осво­бож­де­ние Геси­о­ны. Пер­вым в город через про­лом в стене ворвал­ся Тела­мон. Геракл, поза­видо­вав его доб­ле­сти, бро­сил­ся на Тела­мо­на с мечом, но тот, не обо­ро­ня­ясь, стал соби­рать кам­ни, объ­яс­нив, что он соору­жа­ет жерт­вен­ник Герак­лу Кал­ли­ни­ку (Победи­те­лю). Геракл убил Лао­медон­та и всех его сыно­вей, кро­ме Подар­ка, полу­чив­ше­го новое имя При­ам, а Геси­о­ну отдал в жёны Тела­мо­ну (Apol­lod. II 6, 4). Гера и теперь не оста­ви­ла Герак­ла в покое и под­ня­ла на море во вре­мя его воз­вра­ще­ния из-под Трои силь­ную бурю, так что Зевс при­шёл в ярость и под­ве­сил Геру на небе, при­вя­зав к ногам нако­валь­ни (Hom. Il. XV 18 след.). По ука­за­нию Афи­ны Геракл участ­во­вал в сра­же­нии олим­пий­ских богов с гиган­та­ми на Фле­грей­ских полях (Apol­lod. II 7, 1).

Явив­шись в Калидон, Геракл посва­тал­ся к доче­ри Ойнея Дея­ни­ре (вари­ант: ещё во вре­мя путе­ше­ст­вия Герак­ла в цар­ство мёрт­вых за Кер­бе­ром встре­тив­ший­ся ему там Меле­агр про­сил Герак­ла взять в жёны его сест­ру Дея­ни­ру, Pind. Dith. II). Сопер­ни­ком Герак­ла ока­зал­ся реч­ной бог Ахе­лой. Отло­мив в еди­но­бор­стве с Ахе­ло­ем, при­няв­шим с.281 облик быка, один из его рогов, Геракл одер­жал победу и женил­ся на Дея­ни­ре. Пере­прав­ля­ясь через реку Эвен, он пору­чил кен­тав­ру Нес­су пере­вез­ти Дея­ни­ру. Во вре­мя пере­пра­вы Несс посяг­нул на Дея­ни­ру, и Геракл выст­ре­лил из лука в выхо­дя­ще­го из воды Нес­са. Уми­раю­щий кен­тавр посо­ве­то­вал Дея­ни­ре собрать его кровь, т. к. она помо­жет ей чудес­ным обра­зом сохра­нить любовь Герак­ла (Apol­lod. II 7, 6). Когда впо­след­ст­вии Геракл, взяв город Эха­лию и убив царя Эври­та, увёл с собой в каче­стве плен­ни­цы его дочь Иолу, Дея­ни­ра из рев­но­сти про­пи­та­ла кро­вью Нес­са хитон Герак­ла, пола­гая, что таким обра­зом сохра­нит его любовь. Одна­ко кровь Нес­са, погиб­ше­го от сма­зан­ной жёл­чью лер­ней­ской гид­ры стре­лы Герак­ла, сама пре­вра­ти­лась в яд. Хитон, при­не­сён­ный Лих­а­сом (послан­цем Дея­ни­ры), сра­зу при­рос к телу надев­ше­го его Герак­ла и яд стал про­ни­кать сквозь кожу, при­чи­няя невы­но­си­мые стра­да­ния. Тогда Геракл отпра­вил­ся на гору Эту, раз­ло­жил костёр, взо­шёл на него и попро­сил спут­ни­ков зажечь огонь. Раз­жёг костёр слу­чай­но ока­зав­ший­ся на Эте Пеант, т. к. спут­ни­ки отка­зы­ва­лись это сде­лать. Геракл пода­рил Пеан­ту свой лук и стре­лы. Когда огонь раз­го­рел­ся и пла­мя охва­ти­ло Герак­ла, с.282 с неба спу­сти­лась туча и с гро­мом унес­ла его на Олимп, где он был при­нят в сонм бес­смерт­ных богов. Гера при­ми­ри­лась с Герак­лом и он всту­пил в брак с боги­ней юно­сти Гебой, доче­рью Зев­са и Геры (Apol­lod. II 7, 7).

Культ Герак­ла был широ­ко рас­про­стра­нён во всём гре­че­ском мире, и жерт­во­при­но­ше­ния совер­ша­лись в одних слу­ча­ях по риту­а­лу, при­ня­то­му для богов, в дру­гих — по риту­а­лу, обыч­но­му для геро­ев. По сооб­ще­нию неко­то­рых антич­ных авто­ров (Diod. IV 39), культ Герак­ла как бога впер­вые воз­ник в Афи­нах. Геракл почи­тал­ся как покро­ви­тель гим­на­си­ев, палестр и терм, неред­ко как цели­тель и отвра­ти­тель вся­ких бед (Ἀλε­ξίκα­κος), ино­гда его почи­та­ли вме­сте с Гер­ме­сом — покро­ви­те­лем тор­гов­ли. Гре­ки часто отож­дествля­ли боже­ства дру­гих наро­дов с Герак­лом (напр., фини­кий­ско­го Мель­кар­та). С рас­про­стра­не­ни­ем куль­та Герак­ла в Ита­лии он стал почи­тать­ся под име­нем Гер­ку­лес.

Имя «Геракл» ско­рее все­го озна­ча­ет «про­слав­лен­ный Герой» или «бла­го­да­ря Гере». Эта эти­мо­ло­гия была извест­на уже древним авто­рам, кото­рые пыта­лись при­ми­рить явное про­ти­во­ре­чие меж­ду зна­че­ни­ем име­ни Герак­ла и враж­деб­ным отно­ше­ни­ем Геры к Герак­лу.

Геракл очень рано пре­вра­тил­ся в обще­гре­че­ско­го героя, и дета­ли ска­за­ний, кото­рые свя­зы­ва­ли его, веро­ят­но, пер­во­на­чаль­но с какой-то опре­де­лён­ной мест­но­стью или гре­че­ским пле­ме­нем, стёр­лись. Уже в древ­ней­шем доступ­ном нам слое тра­ди­ции высту­па­ют отчёт­ли­вые свя­зи, с одной сто­ро­ны, с Фива­ми (место рож­де­ния Герак­ла), с дру­гой — с Мике­на­ми, Тирин­фом и Арго­сом (служ­ба Эври­сфею, лока­ли­за­ция подви­гов и пр.). Одна­ко все попыт­ки свя­зать воз­ник­но­ве­ние мифов о Герак­ле с одним опре­де­лён­ным местом (либо с Фива­ми, либо с Арго­сом) или рас­смат­ри­вать Герак­ла как спе­ци­фи­че­ски дорий­ско­го героя ока­зы­ва­ют­ся неубеди­тель­ны­ми. Подви­ги Герак­ла доволь­но чёт­ко рас­па­да­ют­ся на три куль­тур­но-исто­ри­че­ских типа: обузда­ние чудо­вищ, род­ня­щее Герак­ла с куль­тур­ным геро­ем; воен­ные подви­ги эпи­че­ско­го героя; бого­бор­че­ство.

Рас­ска­зы о подви­гах Герак­ла, вос­хо­дя­щие, по-види­мо­му, к микен­ской эпо­хе, ста­ли излюб­лен­ной темой эпи­че­ской поэ­зии ещё до воз­ник­но­ве­ния «Или­а­ды» и «Одис­сеи». О ряде эпи­зо­дов из жиз­ни Герак­ла в гоме­ров­ских поэ­мах сооб­ща­ет­ся крат­ко, в виде намё­ка, как о хоро­шо всем извест­ном [исто­рия рож­де­ния Герак­ла (Il. XIX 95 след.), его путе­ше­ст­вие в пре­ис­под­нюю за Кер­бе­ром (Il. VIII 362 след.; Od. XI 623 след.), попыт­ка Геры погу­бить Герак­ла в море (Il. XV 18 след.), а так­же неиз­вест­ный нам в подроб­но­стях миф о том, как Геракл ранил Геру стре­лой в пра­вую грудь (Il. V 392—393)]. В «Илиа­де» упо­ми­на­ет­ся так­же о неиз­вест­ном по дру­гим вер­си­ям ране­нии Герак­лом бога Аида (V 395—402), а так­же о похо­де Герак­ла на Пилос (XI 690 след.). Герак­лу были посвя­ще­ны поэ­мы «Щит Герак­ла» (о поедин­ке Герак­ла с сыном Аре­са Кик­ном; автор геси­о­дов­ско­го кру­га), не дошед­шие до нас эпи­че­ские поэ­мы 6 в. до н. э. «Взя­тие Эха­лии» (автор неиз­ве­стен) и «Герак­лея» Писанд­ра Родос­ско­го, рас­ска­зы­вав­шая о 12 подви­гах Герак­ла и, по-види­мо­му, впер­вые упо­рядо­чив­шая раз­роз­нен­ные рас­ска­зы о них. Мифы о Герак­ле при­вле­ка­ли лири­че­ских поэтов (в т. ч. авто­ра 7—6 вв. до н. э. Сте­си­хо­ра, папи­рус­ные фраг­мен­ты «Гери­о­ниды»). На мифах о Герак­ле осно­вы­ва­ют­ся сюже­ты тра­гедий Софок­ла «Тра­хи­нян­ки» и Еври­пида «Геракл». В комеди­ях Эпи­хар­ма («Буси­рид», кон. 6 — нач. 5 в. до н. э.) и Рин­то­на («Геракл», 3 в. до н. э.), в мимах Софро­на (1-я поло­ви­на 5 в. до н. э.) Геракл высту­пал как коми­че­ская фигу­ра, про­сто­ва­тый силач, обжо­ра и кути­ла. Таким пред­ста­ёт Геракл и в «Пти­цах» Ари­сто­фа­на (5 в. до н. э.) и, в извест­ной сте­пе­ни, в «Алкести­де» Еври­пида. Софист Про­дик (5 в. до н. э.) в алле­го­рии «Геракл на рас­пу­тье» изо­бра­зил Герак­ла юно­шей, созна­тель­но отверг­шим лёг­кий путь наслаж­де­ний и выбрав­шим тер­ни­стый путь трудов и подви­гов и снис­кав­шим на этом пути бес­смер­тие.


Лит.: Тол­стой И. И., Чер­но­мор­ская леген­да о Герак­ле и зме­е­но­гой деве, в его кн.: Ста­тьи о фольк­ло­ре, М.—Л., 1966, с. 232—248; Fried­län­der P., He­rak­les, sa­gen­ge­schichtli­che Un­ter­su­chun­gen, B., 1907; Schweit­zer B., He­rak­les. Auf­sät­ze zur grie­chi­schen Re­li­gions und Sa­gen­ge­schich­te, Tü­bin­gen, 1922; Lau­ney M., Le sanctuai­re et le cul­te d’Hé­rac­lès à Tha­sos, P., 1944; Pa­ge D. L., Ste­sicho­rus. The Ge­ryo­neis, «Jour­nal of Hel­le­nic Stu­dies», 1973, v. 93.

А. И. Зай­цев

Геракл — один из популяр­ней­ших пер­со­на­жей антич­но­го искус­ства. Подви­ги Герак­ла осо­бен­но часто вопло­ща­лись в рельеф­ной пла­сти­ке (мето­пы сокро­вищ­ни­цы афи­нян в Дель­фах, хра­ма Зев­са в Олим­пии и др.). В гре­че­ской вазо­пи­си изо­бра­жа­лись такие сюже­ты, как «Геракл, борю­щий­ся с немей­ским львом», «поеди­нок Герак­ла и Гери­о­на», «Геракл и Кер­бер», «поеди­нок Герак­ла и Антея», «вступ­ле­ние Герак­ла на Олимп», «пиру­ю­щий Геракл» и др. Мифы о Герак­ле нашли так­же отра­же­ние в про­из­веде­ни­ях мел­кой пла­сти­ки и моза­и­ки, в пом­пей­ских фрес­ках («Мла­де­нец Геракл, душа­щий змей», «Геракл и Омфа­ла», «Геракл, Дея­ни­ра и Несс» и дру­гие сюже­ты). Сре­ди про­из­веде­ний евро­пей­ско­го искус­ства 15—18 вв. на сюже­ты мифов, посвя­щён­ных 12 подви­гам Герак­ла, работы А. и П. Пол­лай­о­ло, Джу­лио Рома­но, Дж. Ваза­ри, Г. Рени, Ф. Сур­ба­ра­на, Ш. Леб­ре­на и др. Чрез­вы­чай­но популяр­ны были сюже­ты: «поеди­нок Герак­ла и Антея» (А. Ман­те­нья, А. Пол­лай­о­ло, Л. Кра­нах с.283 Стар­ший, Рафа­эль, П. П. Рубенс, Ф. Сур­ба­ран, Фила­ре­те и др.), «Геракл и Омфа­ла» (Л. Кра­нах Стар­ший, П. Веро­не­зе, Рубенс, Я. Йор­данс, Пьет­ро да Кор­то­на, П. Рота­ри, Т. Г. Тиш­бейн и мно­гие дру­гие), «Геракл, Дея­ни­ра и Несс» (Пол­лай­о­ло, Веро­не­зе, Рени, Рубенс, Йор­данс и др.), «Геракл бро­са­ет Лих­а­са в море» (Я. Тин­то­рет­то, Доме­ни­ки­но и др.; в новое вре­мя к сюже­ту обра­ща­лись А. Кано­ва и Т. Жери­ко). Сре­ди дру­гих сюже­тов — «Геракл на рас­пу­тье» (Анни­ба­ле Каррач­чи, Иор­данс, А. ван Дейк и др.) и «Вступ­ле­ние Герак­ла на Олимп» (Л. Каррач­чи, Рубенс, Пьет­ро до Кор­то­на, Дж. Б. Тье­по­ло и др.). Сюжет «мла­де­нец Геракл, душа­щий змей» был очень популя­рен в Ита­лии 15—16 вв., при­чём глав­ным обра­зом в пла­сти­ке (мно­го­чис­лен­ные ста­ту­эт­ки, релье­фы и пла­кет­ки). В живо­пи­си этот сюжет полу­чил отра­же­ние в кар­ти­нах Джу­лио Рома­но, Ваза­ри и др., в новое вре­мя — Дж. Рей­нол­дса. В чис­ле про­из­веде­ний пла­сти­ки — «Геракл» Я. Сан­со­ви­но (16 в.), «Геракл» Э. А. Бур­де­ля (20 в.) и др.

В 17—18 вв. миф раз­ра­ба­ты­вал­ся в дра­ма­тур­гии («Смерть Герак­ла» Ж. Рот­ру, «Смерть Герак­ла» Ж. Ф. Мар­мон­те­ля, «Геракл на рас­пу­тье» П. Мета­ста­зио — послу­жи­ли либ­рет­то для мно­гих опер 18 в. и др.). В дра­ма­тур­гии 20 в. отме­ча­лась тен­ден­ция деге­ро­иза­ции обра­за (Ф. Веде­кинд, Ф. Дюррен­матт и др.).

Почти все сюже­ты мифов о Герак­ле широ­ко исполь­зо­ва­лись в евро­пей­ском музы­каль­но-дра­ма­ти­че­ском искус­стве 17—18 вв. (опе­ры «Влюб­лён­ный Геракл» П. Ф. Кавал­ли; «Алкести­да, или Три­умф Алкида» Ж. Б. Люл­ли; «Свадь­ба Герак­ла и Гебы» П. Кай­зе­ра; «Геракл на Тер­мо­дон­те» А. Виваль­ди; кан­та­та «Геракл на рас­пу­тье» И. С. Баха; опе­ры «Свадь­ба Герак­ла и Гебы» Н. Пор­по­ры и К. В. Глю­ка; ора­то­рии «Геракл» и «Выбор Герак­ла» Г. Ф. Ген­де­ля и мно­гие дру­гие). Сре­ди музы­каль­ных про­из­веде­ний 19 в. — сим­фо­ни­че­ские поэ­мы К. Сен-Сан­са «Прял­ка Омфа­лы», «Юность Герак­ла» и его опе­ра «Дея­ни­ра».

См. также:
ГЕРАКЛ (Словарь античности)
«Мифы наро­дов мира». Энцик­ло­пе­дия. (В 2-х томах). 2-е изд. Гл. ред. С. А. Тока­рев. — М.: «Совет­ская энцик­ло­пе­дия», 1987. Т. I, с. 277—283.
См. по теме: ЭНИПЕЙ, ЕНИПЕЙ • ДЕДАЛИОН • ДЕЛЬФИНИЙ • ДИМАС •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. КЕРАМИКА. Греция.
Пирующий Геракл.
Амфора-билингва, тип А. Аттика.
Художник Андокид (Furtwängler), художник Лисиппид (Beazley).
Глина. Ок. 520—510 гг. до н. э.
Мюнхен, Государственное античное собрание.
2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Геракл, борющийся с Немейским львом.
Мрамор.
Торсы Геракла и льва — фрагмент римского саркофага II—III вв. с изображением подвигов Геракла (?).
Дополнения и реставрация — итальянская работа XVII в. (?).
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Отдыхающий Геракл (тип Фарнезе — Питти).
Мрамор.
Римская работа конца II — начала III вв. н. э. с бронзового образца работы Лисиппа 2-й половины IV в. до н. э.
Неаполь, Национальный археологический музей.
4. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Геракл одерживает победу над царем Диомедом (деталь рельефа «Подвиги Геракла» на фронтальной панели саркофага).
Мрамор. II—III в в. н. э.
Рим, Национальная галерея античного искусства в палаццо Корсини.
5. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Геракл, борющийся с Немейским львом.
Мрамор.
II—III вв. (?).
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
6. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Геракл, борющийся с Немейским львом.
Мрамор.
II—III вв. (?).
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
7. СКУЛЬПТУРА.
Геркулес Фарнезский (с античного оригинала).
Итальянский скульптор XVIII в.
Мрамор.
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
8. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Геракл, борющийся с Немейским львом.
Мрамор.
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
9. СКУЛЬПТУРА. Греция.
Геракл, начинающий церемонию Элевсинских мистерий.
Неоаттический рельеф.
Лунский мрамор.
Конец I в. до н. э. — нач. I в. н. э.
Неаполь, Национальный археологический музей.
10. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Геракл, борющийся с Немейским львом.
Мрамор.
II—III вв. (?).
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
МОНЕТЫ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. AE, медь
Макрин
Маркианополь, 217—218 гг.
АВЕРС: ΑΥΤ. Κ. ΟΠΕΛ. ϹΕΥΗ. ΜΑΚΡΕΙΝΟϹ Κ. Μ. ΟΠΕΛ. ΑΝΤΩΝΕΙΝΟϹ — лицом к лицу бюсты Макрина, слева, в лавровом венке, и Диадумениана, справа, с обнаженной головой.
РЕВЕРС: ΥΠ. ΠΟΝΤΙΑΝΟΥ ΜΑΡΚΙΑΝΟΠΟΛΕΙΤΩΝ — обнаженный Геракл стоит, повернувшись влево, опираясь на дубину под левой рукой, поставленную вертикально на скалу, поверх дубины наброшена шкура Немейского льва; правая рука отведена за спину.
В левом поле: Ε.
2. AE, медь
Макрин
Маркианополь, 217—218 гг.
АВЕРС: ΑΥΤ. Κ. ΟΠΕΛ. ϹΕΥ. ΜΑΚΡΕΙΝΟϹ Κ. Μ. ΟΠΕΛ. ΑΝΤΩΝΕΙΝΟϹ — лицом к лицу бюсты Макрина, слева, в лавровом венке, и Диадумениана, справа, с обнаженной головой.
РЕВЕРС: ΥΠ. ΠΟΝΤΙΑΝΟΥ ΜΑΡΚΙΑΝΟΠΟΛΕΙΤΩΝ — обнаженный Геракл стоит фронтально, повернув голову вправо, правая рука лежит на дубине, поставленной на землю, через левую руку переброшена шкура Немейского льва, в руке яблоки из сада Гесперид.
В правом поле: Ε.
3. Квадрант, бронза
Публий Лициний Нерва
Рим, 113—112 гг. до н.э.
АВЕРС: Голова молодого Геркулеса в львиной шкуре вправо, впереди P. NERVA вверх, сзади
РЕВЕРС: Нос корабля вправо; на нем конь (MRR: лань); впереди ; ниже ROMA
4. Квадрант, бронза
Гай Юний
Рим, 149 г. до н.э.
АВЕРС: Голова молодого Геркулеса в львиной шкуре вправо, за ней три точки.
РЕВЕРС: Корабельный нос вправо, вверху C IVNI, внизу ROMA, впереди три точки.
5. Номос, серебро
Кротон, 350—340 гг. до н.э.
АВЕРС: Голова Геры Лацинийской, в три четверти вправо, в стефане, украшенной пальметтами и колечками; в поле справа Β.
РЕВЕРС: ΚΡΟΤΩΝΙΑΤΑΣ — Геракл сидит влево на скале, покрытой львиной шкурой, держа винный кубок в протянутой правой руке и дубину в левой; внизу на земле лежит лук.
6. Номос, серебро
Кротон, 350—340 гг. до н.э.
АВЕРС: Голова Геры Лацинийской, в три четверти вправо, в стефане, украшенной пальметтами и колечками.
РЕВЕРС: ΚΡΟΤΩΝΙΑΤΑΝ — Геракл сидит влево на скале, покрытой львиной шкурой, держа винный кубок в протянутой правой руке и дубину в левой; внизу на земле лежит лук.
7. Денарий, серебро
Публий Корнелий Лентул (Марцеллин?)
Рим, 100 г. до н.э.
АВЕРС: Бюст молодого Геркулеса, в шкуре льва, вправо, отвернушись от зрителя; на левом плече дубина; за головой щит; под бюстом PE. S. C. (Publice, senatus consulto); спереди латинская буква I. Кайма из точек.
РЕВЕРС: Рома, в доспехах, стоит анфас, держит копье, уперевшись левой рукой в бедро; ее увенчивает венком Гений римского народа, который держит рог изобилия в левой руке; в поле, слева, латинская буква I.
В обрезе: LENT. MAR. F. (NT, MAR — монограммой) (Lentulus Marcelli filius).
Кайма из лаврового венка.
8. Тетрадрахма, серебро
Евтидем I
Бактры, 205—190 гг. до н.э.
АВЕРС: Голова Евтидема I, в диадеме, вправо.
РЕВЕРС: ΒΑΣΙΛΕΩΣ ΕΥΘΥΔΗΜΟΥ — Геракл сидит влево на скале, держит дубину в правой руке, опираясь на скалу левой рукой.
В правом поле монограмма.
9. Тетрадрахма, серебро
Евтидем II
Бактры, 185—180 гг. до н.э.
АВЕРС: Голова Евтидема II, в диадеме, вправо.
РЕВЕРС: ΒΑΣΙΛΕΩΣ ΕΥΘΥΔΗΜΟΥ — Геракл в лавровом венке стоит анфас, держит венок в протянутой правой руке, дубину и львиную шкуру в левой руке; слева от него монограмма.
10. Тетрадрахма, серебро
Антиох I Сотер
Сузы, 293—281 гг. до н.э.
АВЕРС: Голова Геракла в львиной шкуре вправо.
РЕВЕРС: ΒΑΣΙΛΕΩΣ ΣΕΛΕΥΚΟΥ — Зевс сидит на троне влево, на его правой руке — ворон, в левой руке он держит скипетр; слева от него и под троном — две монограммы.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА