С. Б. Платнер, Т. Эшби. Топографический словарь Древнего Рима

БОЛЬШОЙ ЦИРК (Cir­cus Ma­xi­mus) — пер­вый и самый боль­шой цирк в Риме, кото­рый посте­пен­но стро­ил­ся в долине Мур­ции (Val­lis Mur­cia, q. v.), меж­ду Пала­тин­ским и Авен­тин­ским хол­ма­ми. Эта доли­на изу­ми­тель­но хоро­шо под­хо­ди­ла для таких целей, так как её дли­на состав­ля­ла 600 м, а шири­на — 150 м. Здесь про­во­ди­лись пер­вые игры, упо­мя­ну­тые в источ­ни­ках (Ovid. Ars Amat. I. 103—108; ср. Trist. II. 283; Fast. II. 391—392; IV. 391, 680) — кон­ные скач­ки в честь Кон­са (Con­sus, q. v.), учреж­де­ние кото­рых при­пи­сы­ва­лось Рому­лу; имен­но на них состо­я­лось похи­ще­ние саби­ня­нок (Varr. LL. VI. 20; Plut. Rom. 14). Соглас­но пре­да­нию, цари Тарк­ви­нии нача­ли стро­ить цирк и отве­ли осо­бые места, или курии (cu­riae), сена­ту и всад­ни­кам, где те мог­ли поста­вить дере­вян­ные плат­фор­мы на опо­рах (fo­ri) и смот­реть с них на игры; по одним сведе­ни­ям, это сде­лал Тарк­ви­ний Древ­ний (Liv. I. 35. 8; Dio­nys. III. 68. 1), по дру­гим — Тарк­ви­ний Гор­дый (Liv. I. 56. 2; Dio­nys. IV. 44. 1; De vir. ill. 81; ср. Chron. 145), но пер­вое опре­де­лён­ное упо­ми­на­ние об этих работах содер­жит­ся у Ливия и отно­сит­ся к 329 г. до н. э. (VIII. 20. 1: car­ce­res eo an­no in cir­co pri­mum sta­tu­ti[1]), и отсюда ясно, что до это­го момен­та там не было ника­ких посто­ян­ных соору­же­ний. Эти заго­род­ки (car­ce­res), веро­ят­но, были дере­вян­ны­ми, ибо спу­стя сто лет они были покра­ше­ны (Enn. ap. Cic. de div. I. 108: om­nes avi­di spec­tant ad car­ce­ris oras quam mox emit­tat pic­tis e fau­ci­bus cur­rus[2]). Сле­дую­щее упо­ми­на­ние о зри­тель­ских местах (fo­ri pub­li­ci) см.: Liv. XXIX. 37 (204 г. до н. э.); CIL I2. 809 (I в. до н. э.).

Веро­ят­но, сле­дую­щей после заго­ро­док посто­ян­ной часть цир­ка ста­ла спи́на (см. ниже), и имен­но на ней сто­я­ли те ста­туи, о кото­рых име­ют­ся упо­ми­на­ния: ста­туя Пол­лен­ции (Liv. XXXIX. 7. 8 (189 г. до н. э.): ma­lus in cir­co insta­bi­lis in sig­num Pol­len­tiae pro­ci­dit at­que id deie­cit[3]), и дру­гие (Liv. XL. 2. 1: sig­na alia in cir­co ma­xi­mo cum co­lum­nis qui­bus su­persta­bant ever­tit[4]). Воз­мож­но так­же, что арка Стер­ти­ния (см. For­nix Ster­ti­nii) с позо­ло­чен­ны­ми ста­ту­я­ми, воз­двиг­ну­тая в 196 г. до н. э. (Liv. XXXIII. 27. 4), сто­я­ла на линии спи́ны, но храм Ювен­ты (Iuven­tas, q. v.), постро­ен­ный в 191 г. до н. э. (Liv. XXXVI. 36. 5), нахо­дил­ся сбо­ку. Суще­ст­во­ва­ние посто­ян­ной спи́ны пред­по­ла­га­ет, что ручей, про­те­кав­ший через цирк, был убран под зем­лю. Этот ручей тёк из доли­ны меж­ду Цели­ем и Эскви­ли­ном, через (боло­ти­стую?) низи­ну, кото­рую Нерон позд­нее пре­вра­тил в пруд (stag­num) Золо­то­го дома (do­mus Aurea), а затем пере­се­кал доли­ну меж­ду Цели­ем и Пала­ти­ном. Ручей пре­вра­ти­ли в кло­аку и выве­ли в Тибр, при­мер­но на 100 м ниже Боль­шой кло­аки, где его устье до сих пор вид­но (Lan­cia­ni R. For­ma Ur­bis Ro­mae. Mi­la­no, 1893—1901. P. 30, 35; ср. нашу илл. 5). У Кипер­та — Хюль­зе­на (Kie­pert H., Hül­sen Ch. For­mae Ur­bis Ro­mae An­ti­quae. Ed. 2. Ber­lin, 1912. IV) оно оши­боч­но свя­зы­ва­ет­ся со сред­не­ве­ко­вой «Мари­е­вой кана­вой» (Mar­ra­na Ma­ria­na, см.: Aqua Iulia).

В 174 г. до н. э. цен­зо­ры Квинт Фуль­вий Флакк и Авл Посту­мий Аль­бин с.115 вели в цир­ке круп­ные работы, но из-за фраг­мен­тар­но­го состо­я­ния тек­ста Ливия (XLI. 27. 6) не уда­ёт­ся выяс­нить ника­ких подроб­но­стей, за исклю­че­ни­ем того, что они реста­ври­ро­ва­ли заго­род­ки и уста­но­ви­ли ova — набо­ры из семи боль­ших дере­вян­ных яиц, с помо­щью кото­рых отсчи­ты­ва­лись кру­ги в забе­ге для удоб­ства зри­те­лей; это при­спо­соб­ле­ние оста­лось здесь навсе­гда (Varr. RR. I. 2. 11; Cas­siod. Var. III. 51. 10). В 55 г. до н. э. по слу­чаю посвя­ще­ния хра­ма Вене­ры Победи­тель­ни­цы Пом­пей устро­ил в цир­ке сра­же­ние два­дца­ти сло­нов и они сло­ма­ли желез­ное ограж­де­ние, с помо­щью кото­ро­го он пытал­ся защи­тить зри­те­лей (Plin. NH. VIII. 20, 21). Более надёж­ную защи­ту обес­пе­чил ров (euri­pus), соору­жён­ный Цеза­рем в 46 г. до н. э. меж­ду аре­ной и зри­тель­ски­ми места­ми (Plin. loc. cit.; Suet. Caes. 39: cir­cen­si­bus spa­tio cir­ci ab ut­ra­que par­te pro­duc­to et in gy­rum euri­po ad­di­to… ve­na­tio­nes edi­tae… quin­ge­nis pe­di­ti­bus ele­phan­tis vi­ce­nis tri­ce­nis equi­ti­bus hinc et in­de com­mis­sis. nam quo la­xius di­mi­ca­re­tur, sub­la­tae me­tae in­que earum lo­cum bi­na castra exad­ver­sum con­sti­tu­ta erant[5]). Этот пас­саж, види­мо, озна­ча­ет, что Цезарь удли­нил цирк и вре­мен­но уда­лил меты, но не даёт осно­ва­ний для выво­да (Jor­dan H. To­po­gra­phie der Stadt Rom in Al­ter­tum. Bd. I, Tl. 3 (Ch. Hül­sen). Ber­lin, 1906. P. 123), что ранее в цир­ке не суще­ст­во­ва­ло посто­ян­ной части спи́ны. В 33 г. до н. э. Агрип­па поме­стил на спи́не семь дель­фи­нов, веро­ят­но, брон­зо­вых, кото­рые вме­сте с яйца­ми слу­жи­ли для отсчё­та кру­гов в забе­ге (Cass. Dio XLIX. 43. 2).

Невоз­мож­но ска­зать, насколь­ко обшир­ным и посто­ян­ным соору­же­ни­ем стал цирк к эпо­хе Авгу­ста. В 31 г. до н. э. зна­чи­тель­ная его часть была раз­ру­ше­на пожа­ром (Cass. Dio L. 10. 3). Сам Август сооб­ща­ет толь­ко о стро­и­тель­стве или рекон­струк­ции сво­его рода ложи на пала­тин­ской сто­роне цир­ка, откуда импе­ра­тор­ская семья мог­ла смот­реть игры (pul­vi­nar ad cir­cum ma­xi­mum; Mon. Anc. IV. 4), но Кас­си­о­дор при­пи­сы­ва­ет ему гораздо более обшир­ные работы (Var. III. 51. 4: mun­di do­mi­nus ad po­ten­tiam suam opus ex­tol­lens mi­ran­dam etiam Ro­ma­nis fab­ri­cam in val­lem Mur­ciam te­ten­dit Augus­tus[6]). Пли­ний, с дру­гой сто­ро­ны, очень чёт­ко назы­ва­ет суще­ст­ву­ю­щий цирк работой дик­та­то­ра Цеза­ря (NH. XXXVI. 102: nec ut cir­cum ma­xi­mum a Cae­sa­re dic­ta­to­re exstruc­tum lon­gi­tu­di­ne sta­dio­rum tri­um la­ti­tu­di­ne uni­us sed cum aedi­fi­ciis iuge­rum qua­ter­num ad se­dem CCL in­ter mag­na ope­ra di­ca­mus[7]). Во вся­ком слу­чае, опре­де­лён­ные сведе­ния об этом соору­же­нии (постро­ил ли его Цезарь или Август) начи­на­ют­ся с прав­ле­ния Авгу­ста, и после­дую­щие пере­строй­ки, веро­ят­но, не ока­за­ли суще­ст­вен­но­го воздей­ст­вия на его общий план. Август не толь­ко соорудил пуль­ви­нар, но и уста­но­вил на спи́не обе­лиск из Гелио­по­ля (Plin. NH. XXXVI. 71; Am­mian. XVII. 4. 12), кото­рый сего­дня сто­ит на пьяц­ца дель Попо­ло (см. Obe­lis­cus Augus­ti).

Соглас­но опи­са­нию Дио­ни­сия Гали­кар­насско­го (III. 68), состав­лен­но­му в 7 г. до н. э., цирк был одним из пре­крас­ней­ших памят­ни­ков Рима, дли­ной три с поло­ви­ной ста­дия (621 м) и шири­ной четы­ре пле­тра (118 м), аре­на кото­ро­го, за исклю­че­ни­ем заго­ро­док, была окру­же­на кана­лом (euri­pus) шири­ной десять футов (3 м) и глу­би­ной десять футов (3 м). Зри­тель­ские ряды дели­лись на три сек­ции: с.116 ниж­ний этаж был постро­ен из кам­ня, два верх­них — из дере­ва. Корот­кая сто­ро­на, рас­по­ло­жен­ная напро­тив заго­ро­док, име­ла фор­му полу­ме­ся­ца, и общая вме­сти­мость цир­ка состав­ля­ла 150 тыс. чело­век. Car­ce­res, или заго­род­ки для колес­ниц, не име­ли кры­ши, выхо­ды из них пре­граж­дал канат, кото­рый затем сни­мал­ся одно­вре­мен­но перед все­ми заго­род­ка­ми. Сна­ру­жи зда­ния нахо­ди­лась одно­этаж­ная арка­да, где раз­ме­ща­лись лав­ки (ἐργασ­τή­ρια), а над ними οἰκή­σεις, воз­мож­но, что-то вро­де арок (Mau A. Sul sig­ni­fi­ca­to del­la pa­ro­la per­gu­la nell’ar­chi­tet­tu­ra an­ti­ca // MDAI(R). Bd. 2. 1887. S. 220). Через эту колон­на­ду мож­но было вой­ти в ниж­ние сек­ции зри­тель­ских рядов и на сту­пе­ни, веду­щие к верх­ним сек­ци­ям, при­чём лест­ни­цы для спус­ка и для подъ­ёма чере­до­ва­лись друг с дру­гом.

Поме­ще­ния внеш­ней арка­ды, упо­мя­ну­тые Дио­ни­си­ем, зани­ма­ли в основ­ном тём­ные лич­но­сти: содер­жа­те­ли хар­че­вен (Cic. pro Mil. 65), аст­ро­ло­ги (Cic. de div. I. 132; Iuv. 6. 588; Hor. Sat. I. 6. 113—114) и про­сти­тут­ки (Iuv. 3. 65; Priap. 27: Anth. Lat. I. 190; Hist. Aug. Elag. 26; Cyp­rian. de spect. 5). Август и после­дую­щие импе­ра­то­ры смот­ре­ли на игры из импе­ра­тор­ских рези­ден­ций на Пала­тине или из домов сво­их дру­зей, а так­же из пуль­ви­на­ра (Suet. Aug. 45; Claud. 4; ср. CIL VI. 9822, и, воз­мож­но, Fest. 364). Из строк Овидия мож­но сде­лать вывод, что цирк был обли­цо­ван мра­мо­ром внут­ри, а воз­мож­но, и сна­ру­жи (Ars Am. I. 103—104: tunc ne­que mar­mo­reo pen­de­bant ve­la theat­ro nec fue­rant li­qui­do pul­pi­ta rub­ra cro­co[8]; ср. Calp. Ecl. 7. 69 (эпо­ха Неро­на)). Сооб­ща­ет­ся, что Август отвёл осо­бые места сена­то­рам и всад­ни­кам (Cass. Dio LV. 22. 4), но, види­мо, это не были спе­ци­аль­ные сек­ции, ибо сена­то­рам сек­цию пре­до­ста­вил Клав­дий (Cass. Dio LX. 7. 3—4; Suet. Claud. 21), а всад­ни­кам — Нерон (Suet. Ne­ro 11; Tac. Ann. XV. 32; Plin. HN. VIII. 21; ср. Calp. Ecl. 7. 26—29).

В 36 г. н. э. сго­ре­ла часть цир­ка на сто­роне Авен­ти­на (Tac. Ann. VI. 45; Cass. Dio LVIII. 26. 5). Во фраг­мен­тар­ной хро­ни­ке из Остии она назва­на «часть цир­ка меж­ду Мсти­те­ля­ми» (pars cir­ci in­ter ul­to­res, Pa­ri­be­ni R. Fram­men­to di an­na­li tro­va­to a Os­tia // BCAR. 1916. P. 211—212), где под мсти­те­ля­ми, веро­ят­но, име­ют­ся в виду некие боги-мсти­те­ли (di ul­to­res), свя­ти­ли­ща кото­рых нахо­ди­лись в этой части цир­ка2. Ско­рее все­го, его сра­зу же отре­мон­ти­ро­ва­ли, ибо Кали­гу­ла про­вёл цир­ко­вые игры — види­мо, весь­ма зре­лищ­ные (Suet. Cal. 18: mi­nio et chry­so­col­la con­stra­to cir­co[9]; ср. Plin. NH. XXXVI. 162: in­ve­ne­re et ali­um usum in ra­men­tis squa­ma­que cir­cum ma­xi­mum lu­dis cir­cen­si­bus ster­nen­di ut sit in com­men­da­tio­ne can­dor[10]).

Клав­дий постро­ил мра­мор­ные заго­род­ки вме­сто преж­них туфо­вых и позо­ло­чен­ные пово­рот­ные стол­бы, веро­ят­но, брон­зо­вые, вме­сто преж­них дере­вян­ных мет (Suet. Claud. 21). Нерон засы­пал канал, чтобы осво­бо­дить место для допол­ни­тель­ных мест для всад­ни­ков (Plin. NH. VIII. 21) и защи­тил зри­те­лей от диких зве­рей непре­рыв­ным круг­лым дере­вян­ным бру­сом, покры­тым сло­но­вой костью: он вра­щал­ся и не давал зве­рям опо­ры (Calp. Ecl. 7. 49—53). Несколь­ко позд­нее назва­ние euri­pus полу­чи­ли бас­сей­ны с водой, рас­по­ло­жен­ные на спи́не или на линии спи́ны, а затем и сама спи́на. В эти бас­сей­ны сте­ка­ли струи воды изо ртов дель­фи­нов (Tert. de spect. 8: del­phi­nes Nep­tu­no с.117 vo­munt[11]; Cas­siod. Var. III. 51. 8: euri­pus ma­ris vit­rei red­dit ima­gi­nem un­de il­luc del­phi­ni aequo­rei aquas influunt[12]; ср. моза­и­ки из Бар­се­ло­ны и Лио­на, Da­rem­berg Ch., Sag­lio E. Dic­tion­nai­re des an­ti­qui­tés gre­ques et ro­mains. T. 1. Pa­ris, 1887. Fig. 1520, 1523; о том, что «эври­пом» назы­ва­ли всю спи́ну см.: Tert. loc. cit. ea (i. e. Mag­na ma­ter) prae­si­det euri­po[13]; adv. Her­mog. 31: sta­tua su­per euri­pum[14]; Anth. Lat. 3. 5—6; Sid. Apoll. Carm. 23. 360; Pol­lack E. Euri­pus // RE. Bd. 6. 1907. Sp. 1284; Ly­dus, Mens. I. 12).

В 64 г. н. э. вели­кий пожар при Нероне начал­ся в лав­ках (ta­ber­nae) на Пала­тин­ской сто­роне цир­ка (Tac. Ann. XV. 38) и, види­мо, раз­ру­шил по мень­шей мере зна­чи­тель­ную часть этой сто­ро­ны. Веро­ят­но, в этом пожа­ре, как и в дру­гих, сго­ре­ла толь­ко верх­няя дере­вян­ная над­строй­ка. Нерон, оче­вид­но, отстро­ил цирк, ибо он исполь­зо­вал­ся в 68 г. н. э., когда импе­ра­тор вер­нул­ся из Гре­ции и про­шёл через цирк в три­ум­фаль­ной про­цес­сии (Suet. Ne­ro 25; Cass. Dio LXII. 20. 4, 21. 1). В прав­ле­ние Вес­па­си­а­на Пли­ний (NH. XXXVI. 102) сооб­ща­ет, что цирк име­ет три ста­дия в дли­ну, один — в шири­ну, зани­ма­ет четы­ре юге­ра зем­ли и вме­ща­ет 250 тыс. чело­век. Он назы­ва­ет цирк, Эми­ли­е­ву бази­ли­ку и храм Мира тре­мя самы­ми пре­крас­ны­ми зда­ни­я­ми на зем­ле. Одна­ко текст пас­са­жа испор­чен, и циф­ры вызы­ва­ют сомне­ние (см. ниже). В прав­ле­ние Доми­ци­а­на обе длин­ные сто­ро­ны сно­ва были повреж­де­ны огнём (Suet. Dom. 5: nau­machia e cui­us pos­tea la­pi­de ma­xi­mus cir­cus deus­tis ut­ris­que la­te­ri­bus extruc­tus est[15]), но неяс­но, насколь­ко силь­но. Рестав­ра­цию осу­ще­ст­вил Тра­ян, исполь­зо­вав кам­ни из нав­ма­хии Доми­ци­а­на; он суще­ст­вен­но повы­сил вме­сти­мость цир­ка, уве­ли­чив дли­ну зри­тель­ских мест (ca­vea) на два ста­дия (Pau­san. V. 12. 6; Cass. Dio LXVIII. 7. 2). Пас­саж из «Пане­ги­ри­ка» Пли­ния (51), види­мо, пред­по­ла­га­ет, что Тра­ян разо­брал сво­его рода част­ную ложу (cu­bi­cu­lum) из кото­рой Доми­ци­ан смот­рел на игры, оста­ва­ясь невиди­мым для наро­да; сам же Тра­ян сидел на откры­том месте, на гла­зах у зри­те­лей. Веро­ят­но, рас­ши­ре­на была Пала­тин­ская сто­ро­на цир­ка, где при­строй­ка дли­ной два ста­дия мог­ла быть воз­веде­на на север­ной сто­роне ули­цы, про­хо­див­шей вдоль север­ной части цир­ка, и соеди­не­на с осталь­ны­ми зри­тель­ски­ми места­ми (ca­vea) посред­ст­вом арок. Совер­шен­но неяс­но, отно­сит­ся ли сле­дую­щее утвер­жде­ние Пли­ния — po­pu­lo cui lo­co­rum quin­que mi­lia adie­cis­ti[16] — к этим допол­ни­тель­ным местам (ср. похо­жее утвер­жде­ние в CIL VI. 955; Mom­msen T. Rö­mi­sches Staatsrecht. Bd. 3. Leip­zig, 1887. S. 446). Имен­но при Тра­яне цирк, види­мо, достиг наи­боль­ше­го раз­ме­ра и вели­ко­ле­пия.

В прав­ле­ние Анто­ни­на Пия про­изо­шло обру­ше­ние цир­ка (rui­na cir­ci, Hist. Aug. Pius 9), несо­мнен­но, эта же ката­стро­фа упо­ми­на­ет­ся в Chron. 146: cir­cen­si­bus Apol­li­na­ri­bus par­tec­to­rum co­lum­na ruit et oppres­sit ho­mi­nes MCXII[17]. Неиз­вест­но, что такое par­tec­ta[18], но сооб­ща­ет­ся, что такой же инци­дент про­изо­шёл в прав­ле­ние Дио­кле­ти­а­на (ib. 148: par­tec­to­rum po­dius ruit et oppres­sit ho­mi­nes XIII[19]). Сооб­ща­ет­ся, что Кара­кал­ла рас­ши­рил «две­ри цир­ка» (ianua cir­ci, ib. 147), — веро­ят­но, неко­то­рые арки ниж­ней арка­ды. Кон­стан­тин вели­ко­леп­но реста­ври­ро­вал цирк (Aur. Vict. Caes. 40. 27: a quo etiam post cir­cus ma­xi­mus ex­cul­tus mi­ri­fi­ce[20]; Na­zar. Pa­neg. 35: cir­co ip­so ma­xi­mo sub­li­mis por­ti­cus et ru­ti­lan­tes auro co­lum­nae tan­tum inu­si­ta­ti or­na­tus с.118 de­de­re[21]) и решил поста­вить туда обе­лиск из Гелио­по­ля, хотя выпол­нил это реше­ние Кон­стан­ций в 357 г. (Amm. Marc. XVII. 4. 12—16). Обе­лиск был уста­нов­лен на спи́не и стал самым высо­ким в Риме (сего­дня он сто­ит на пьяц­ца дель Лате­ра­но; см. Obe­lis­cus Con­stan­tii). После Кон­стан­ция в лите­ра­тур­ных источ­ни­ках часто встре­ча­ют­ся упо­ми­на­ния о цир­ке и цир­ко­вых играх (напр., Amm. Marc. XXVIII. 4. 29; Sym­mach. pas­sim), он они не содер­жат почти ника­ких сведе­ний о самом зда­нии, за исклю­че­ни­ем лишь отрыв­ка из пись­ма Тео­до­ри­ха, сохра­нив­ше­го­ся у Кас­си­о­до­ра (Va­ria III. 51). Поми­мо уже при­ведён­ной цита­ты из это­го пись­ма, мы узна­ём из него, что спи́на была укра­ше­на релье­фа­ми с изо­бра­же­ни­я­ми рим­ских пол­ко­вод­цев в три­ум­фаль­ной про­цес­сии над тела­ми их плен­ных; эта сце­на обна­ру­жи­ва­ет­ся в дипти­хе кон­су­ла Лам­па­дия, кото­рый дати­ру­ет­ся V—VI вв. (Da­rem­berg Ch., Sag­lio E. Op. cit. Fig. 1532).

Допол­ни­тель­ные сведе­ния о цир­ке дают фраг­мен­ты Мра­мор­но­го пла­на (38—40, 124, 153, 370; BCAR. Vol. 27. 1899. Tav. 1. № 7; ср. Jor­dan H. Op. cit. S. 135 Anm. 6, Ill. iii (Ch. Hül­sen); так­же Hül­sen Ch. La rappre­sen­ta­zio­ne deg­li edi­fi­ci pa­la­ti­ni nel­la For­ma Ur­bis Ro­mae dei tem­pi se­ve­ria­ni // Dis­ser­ta­zio­ni dell’ Ac­ca­de­mia Pon­ti­fi­cia. Ser. 2, Vol. 11. 1914. P. 107—110), релье­фы на сар­ко­фа­гах, моне­ты, моза­и­ки и про­из­веде­ния искус­ства малых форм (спис­ки и опи­са­ния см.: Hüb­ner E. Mu­sai­co di Bar­cel­lo­na raf­fi­gu­ran­te giuo­chi cir­cen­si // An­na­li dell’Insti­tu­to di cor­ris­pon­den­za ar­cheo­lo­gi­ca. Vol. 35. 1863. P. 137—149; Zan­ge­meis­ter K. Ri­lie­vo di Fo­lig­no rappre­sen­tan­te giuo­chi cir­cen­si // Ibid. Vol. 42. 1870. P. 232—261; Fried­län­der L. Über eini­ge rö­mi­sche Me­dail­lons // Phi­lo­lo­gi­sche und his­to­ri­sche Ab­hand­lun­gen der Kö­nig­li­chen Aka­de­mie der Wis­sen­schaf­ten in Ber­lin. 1873. S. 67—71; Hül­sen Ch. Cir­cus // RE. Bd. 3. 1899. Sp. 2579—2580; Jor­dan H. Op. cit. S. 138—139 (Ch. Hül­sen); Da­rem­berg Ch., Sag­lio E. Op. cit. Fig. 1515—1534). В ходе совре­мен­ных рас­ко­пок обна­ру­жи­лось срав­ни­тель­но немно­го остат­ков это­го соору­же­ния, в основ­ном — неко­то­рые части фун­да­мен­та в восточ­ном кон­це и на длин­ных сто­ро­нах, осо­бен­но на север­ной. Най­де­ны так­же остат­ки мощё­ных улиц, шед­ших вокруг зда­ния, так что мы можем весь­ма точ­но уста­но­вить точ­ное место­по­ло­же­ние, ори­ен­та­цию и раз­ме­ры цир­ка в его финаль­ной фор­ме (NSA. 1876. P. 101, 138—139, 184; 1877. P. 8, 110, 204; 1888. P. 191, 226—227; Hül­sen Ch. To­po­gra­phi­scher Jah­res­be­richt // MDAI(R). Bd. 7. 1892. S. 295; Hül­sen Ch. Vier­ter Jah­res­be­richt über To­po­gra­phie der Stadt // MDAI(R). Bd. 8. 1893. S. 289; Gat­ti G. Tro­va­men­ti ris­guar­dan­ti la to­pog­ra­fia e la epig­ra­fia ur­ba­na // BCAR. Vol. 16. 1888. P. 171; Bi­got P. Recher­che des li­mi­tes du Grand Cir­que // BCAR. Vol. 36. 1908. P. 241—253; Bi­got P. Cir­cus Ma­xi­mus // MEF­RA. T. 28. 1908. P. 229—231; Pi­ga­niol A. Les ori­gi­nes du Fo­rum Boa­rium // MEF­RA. T. 29. 1909. P. 132—135; Pot­tier E. Rap­port de M. L. Bi­got sur ses fouil­les au Cir­cus Ma­xi­mus de Ro­me // CRAI. 1908, № 5. P. 327—328). Руи­ны под цер­ко­вью Сант-Ана­ста­сия (Jor­dan H. Op. cit. S. 134 Anm. 616 (Ch. Hül­sen); Lug­li G. La Zo­na Ar­cheo­lo­gi­ca di Ro­ma. Ro­ma, 1925. P. 269—274) не явля­ют­ся частью само­го цир­ка, но при­над­ле­жат к зда­ни­ям в ниж­ней части скло­на Пала­ти­на. К цир­ку отно­сят­ся толь­ко ком­на­ты с ароч­ны­ми пере­кры­ти­я­ми спра­ва от церк­ви.

Дли­на аре­ны состав­ля­ла 568 м, а шири­на воз­рас­та­ла от 75 м воз­ле заго­ро­док до 84 м в нача­ле спи́ны и 87 м в её восточ­ном кон­це. Дли­на спи́ны состав­ля­ла 344 м, а общая дли­на цир­ка — 600 м. Шири­на самих зри­тель­ских рядов (ca­vea) состав­ля­ла 27 м, но она была суще­ст­вен­но уве­ли­че­на за счёт при­стро­ек, воз­ведён­ных над ули­ца­ми с север­ной и южной сто­ро­ны. Таким обра­зом, мак­си­маль­ная вели­чи­на на пала­тин­ской сто­роне состав­ля­ла око­ло 80 м, а мак­си­маль­ная шири­на цир­ка — око­ло 200 м (Bi­got P. Cir­cus Ma­xi­mus… P. 229—231; Bi­got P. Recher­che des li­mi­tes… P. 248—249).

Внеш­няя часть цир­ка состо­я­ла из трёх эта­жей с арка­ми и пиляст­ра­ми, подоб­но Коли­зею, но вся была обли­цо­ва­на мра­мо­ром. Зри­тель­ские ряды разде­ля­лись на три поло­сы, или зоны, раз­гра­ни­чен­ные коридо­ра­ми. Верх­няя и, воз­мож­но, сред­няя зоны были дере­вян­ны­ми. Устрой­ство вхо­дов и лест­ниц тоже, веро­ят­но, напо­ми­на­ло Коли­зей. В запад­ном кон­це нахо­ди­лись заго­род­ки для колес­ниц (car­ce­res; Varr. LL. V. 153), рас­по­ло­жен­ные вдоль изо­гну­той линии, чтобы каж­дую заго­род­ку отде­ля­ло оди­на­ко­вое с.119 рас­сто­я­ние от линии стар­та («белая линия», al­ba li­nea, Cas­siod. Var. III. 5. 7), про­чер­чен­ной через аре­ну и обо­зна­чав­шей старт и финиш. Две­на­дцать заго­ро­док (ib. 4) закры­ва­лись барье­ра­ми в виде брусьев: они лежа­ли на малень­ких гер­мах (her­mu­lae), кото­рые одно­вре­мен­но пада­ли в момент стар­та. Веро­ят­но, имен­но поэто­му дан­ный конец зда­ния назы­вал­ся Две­на­дцать ворот (Duo­de­cim por­tae, Ob­seq. 70; Not. Reg. XI). Над середи­ной заго­ро­док рас­по­ла­га­лась ложа маги­ст­ра­та, руко­во­див­ше­го игра­ми, откуда он плат­ком (map­pa) пода­вал сиг­нал к стар­ту (Cas­siod. Var. loc. cit.; Suet. Ne­ro 22). По обе­им сто­ро­нам от заго­ро­док нахо­ди­лись баш­ни и зуб­ча­тые сте­ны, напо­ми­наю­щие укреп­лён­ный город — эта часть цир­ка ино­гда назы­ва­лась кре­по­стью (op­pi­dum, Varr. cit.; Fest. 184). Восточ­ный конец цир­ка был изо­гну­тым и в его цен­тре име­лись ворота, через кото­рые обыч­но вхо­ди­ла про­цес­сия в нача­ле игр. В 81 г. н. э. эти ворота были заме­не­ны трой­ной аркой, кото­рую сенат воз­двиг в честь Тита и взя­тия им Иеру­са­ли­ма (CIL VI. 944). Она изо­бра­же­на на Мра­мор­ном плане (fr. 38). Аре­ну окру­жал поди­ум, то есть при­под­ня­тая плат­фор­ма. На ней сто­я­ли крес­ла выс­ших долж­ност­ных лиц, и отсюда начи­нал­ся подъ­ём зри­тель­ских мест. На спи́не нахо­ди­лись два обе­лис­ка, яйца и дель­фи­ны (см. выше), а с каж­до­го кон­ца — пово­рот­ные стол­бы, три кону­са из позо­ло­чен­ной брон­зы (Cas­siod. Var. III. 51. 7). В восточ­ном кон­це спи́ны нахо­дил­ся алтарь Кон­са (q. v.); на релье­фах, по-види­мо­му, изо­бра­же­ны и дру­гие свя­ти­ли­ща. Тер­тул­ли­ан (de spect. 8) при­во­дит пере­чень раз­лич­ных божеств, культ кото­рых отправ­лял­ся в цир­ке: Кастор и Пол­лукс, Сол, Вели­кая Мать, Неп­тун, Вене­ра Мур­ция (qq. v.) и неко­то­рые вто­ро­сте­пен­ные боги. Их свя­ти­ли­ща нахо­ди­лись либо на спи́не, либо сре­ди зри­тель­ских мест (Jor­dan H. Op. cit. S. 140 (Ch. Hül­sen)).

Вопрос о вме­сти­мо­сти цир­ка вызы­ва­ет боль­шие спо­ры. Сомне­нию под­вер­га­лись и утвер­жде­ние Дио­ни­сия Гали­кар­насско­го (III. 68), что при Авгу­сте зда­ние вме­ща­ло 150 тыс. зри­те­лей, и утвер­жде­ние Пли­ния Стар­ше­го (XXXVI. 102), что в его вре­мя оно вме­ща­ло 250 тыс. чело­век; а свиде­тель­ство «Ноти­ции» о том, что в IV в. в цир­ке было 385 тыс. «мест» (lo­ca), было истол­ко­ва­но в том смыс­ле, что это общая дли­на зри­тель­ских рядов в футах, что соот­вет­ст­ву­ет вме­сти­мо­сти при­мер­но в 200 тыс. зри­те­лей. Это пред­став­ля­ет­ся прав­до­по­доб­ным, одна­ко нет сомне­ний в том, что вме­сти­мость зда­ния силь­но уве­ли­чи­лась со вре­мён Авгу­ста, поэто­му циф­ра, ука­зан­ная Дио­ни­си­ем, долж­на быть слиш­ком вели­ка. Оцен­ки финаль­ной вме­сти­мо­сти цир­ка раз­нят­ся от мак­си­му­ма в 385 тыс. чело­век до мини­му­ма в 140 тыс., но ника­ко­го согла­сия достиг­ну­то не было (Hül­sen Ch. Il pos­to deg­li Ar­va­li nel Co­los­seo e la ca­pa­ci­tà dei teat­ri di Ro­ma an­ti­ca // BCAR. Vol. 22. 1894. P. 321—324; Rich­ter O. To­po­gra­phie der Stadt Rom. Aufl. 2. Mün­chen, 1901. P. 178; Jor­dan H. Op. cit. S. 137 (Ch. Hül­sen); Hül­sen Ch. Cir­cus… Sp. 2578).

В эпо­ху Рес­пуб­ли­ки в цир­ке про­во­ди­лись не толь­ко скач­ки, но и гла­ди­а­тор­ские бои и зве­ри­ные трав­ли; но после стро­и­тель­ства амфи­те­ат­ра Ста­ти­лия Тав­ра и осо­бен­но после соору­же­ния Коли­зея эти послед­ние зре­ли­ща были в основ­ном (хотя и не пол­но­стью) пере­не­се­ны из цир­ка туда. Послед­ние извест­ные нам игры состо­я­лись при Тоти­ле в 550 г. н. э. (Pro­cop. b. Goth. III. 37), и в этом же веке нача­лось раз­ру­ше­ние цир­ка. Фор­ма цир­ка была вполне узна­ва­е­ма ещё в XVI в. (To­po­gra­phi­cal Stu­dy in Ro­me in 1581; a se­ries of views by Etien­ne Du Pe­rac / Ed. by T. Ashby for the Rox­burghe Club. Lon­don, 1916. P. 107—112). В насто­я­щее вре­мя с.119 до сих пор вид­на малая часть зри­тель­ских мест в закруг­лён­ном кон­це на севе­ро-восточ­ной сто­роне; в 1873—1874 гг. неко­то­рые остат­ки были най­де­ны даль­ше к севе­ро-запа­ду, когда соору­жал­ся дре­наж вдоль виа деи Чер­ки (Mo­ra // Mes­sag­ge­ro, 25.03.1924). Назва­ние «На сту­пень­ках» (de gra­del­lis), кото­рое носи­ли церк­ви Сан-Гре­го­рио и Сан­та-Мария (Hul­sen Ch. Le Chie­se di Ro­ma. Fi­ren­ze, 1927. P. 258, 336 ff.), отно­сит­ся не к цир­ку, но, веро­ят­но, к лест­ни­це, кото­рая спус­ка­лась к мель­ни­цам на Тиб­ре. В целом см.: Jor­dan H. Op. cit. S. 120—144 (Ch. Hül­sen); Hül­sen Ch. Cir­cus… Sp. 2572—2581; Gil­bert O. Ge­schich­te und To­po­gra­phie der Stadt Rom in Al­ter­tum. Abt. 2. Leip­zig, 1885. S. 454—456; Abt. 3. Leip­zig, 1890. S. 313—319; Da­rem­berg Ch., Sag­lio E. Op. cit. T. 2. P. 1187—1201; Lug­li G. Op. cit. P. 265—269.

См. также:
БОЛЬШОЙ ЦИРК (Пескарин. Рим. Атлас чудес света)
Большой цирк (Ричардсон. Новый топографический словарь Древнего Рима)

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1 Fo­ros — это конъ­ек­ту­ра; текст испор­чен.
  • 2 Чте­ние in­ter vi­to­res («меж­ду кор­зин­щи­ка­ми») пред­по­чти­тель­нее (Flinck E. De Fas­tis mu­ni­ci­pa­li­bus os­tien­si­bus // Era­nos. Vol. 24. 1926. P. 86—88).
  • ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИЦЫ:

  • [1]В этом году в цир­ке были впер­вые уста­нов­ле­ны заго­род­ки. (Пер. Н. В. Бра­гин­ской).
  • [2]
    Смот­рят все, пол­ные жад­но­го взо­ра, на пере­го­род­ки,
    Как из ворот раз­но­цвет­ных появят­ся вдруг колес­ни­цы.
    (Пере­вод В. И. Моде­сто­ва)
  • [3]Пло­хо укреп­лен­ная мач­та в Цир­ке рух­ну­ла на ста­тую боги­ни Пол­лен­тии, сбро­сив ее на зем­лю. (Пер. Э. Г. Юнца).
  • [4]В Боль­шом цир­ке она опро­ки­ну­ла дру­гие ста­туи вме­сте с колон­на­ми, на кото­рых они сто­я­ли. (Пер. И. И. Махань­ко­ва).
  • [5]На скач­ках, для кото­рых цирк был рас­ши­рен в обе сто­ро­ны и окру­жен рвом с водой… Зве­ри­ные трав­ли про­дол­жа­лись пять дней: в заклю­че­ние была пока­за­на бит­ва двух пол­ков по пяти­сот пехо­тин­цев, два­дцать сло­нов и три­ста всад­ни­ков с каж­дой сто­ро­ны; чтобы про­стор­нее было сра­жать­ся, в цир­ке снес­ли пово­рот­ные стол­бы и на их месте выстро­и­ли два лаге­ря друг про­тив дру­га. (Пер. М. Л. Гас­па­ро­ва).
  • [6]Август, вла­сти­тель мира, воз­вы­шав­ший свои труды до сво­его могу­ще­ства, раз­вер­нул в долине Мур­ции стро­и­тель­ство, уди­ви­тель­ное даже для рим­лян.
  • [7]И пусть мы не будем отно­сить к вели­ким соору­же­ни­ям Боль­шой цирк, выстро­ен­ный дик­та­то­ром Цеза­рем, дли­ной в три ста­дия, шири­ной в один, но с построй­ка­ми, зани­маю­щи­ми по четы­ре юге­ра, на 250000 мест. (Пер. Г. А. Таро­ня­на).
  • [8]
    Не нави­са­ли тогда покры­ва­ла над мра­мор­ным скло­ном,
    А на под­мост­ки вни­зу рыжий не брыз­гал шафран.
    (Пере­вод М. Л. Гас­па­ро­ва)
  • [9]Аре­ну посы­па­ли сури­ком и гор­ной зеле­нью. (Пер. М. Л. Гас­па­ро­ва).
  • [10]Най­ден и дру­гой спо­соб при­ме­не­ния оскол­ков и ока­ли­ны (это­го кам­ня) для посы­па­ния Боль­шой цирк на цир­ко­вых играх, чтобы добить­ся более при­ят­ной белиз­ны.
  • [11]Дель­фи­ны извер­га­ют Неп­ту­на.
  • [12]Канал созда­ёт образ свер­каю­ще­го моря, откуда и куда мор­ские дель­фи­ны изли­ва­ют воду.
  • [13]Она (т. е. Вели­кая Матерь) вос­седа­ет над эври­пом. (Пер. Э. Г. Юнца).
  • [14]Ста­туя над эври­пом.
  • [15]Пруд для мор­ских битв — тот самый, из кам­ней кото­ро­го был потом отстро­ен Боль­шой Цирк, когда обе сте­ны его сго­ре­ли. (Пер. М. Л. Гас­па­ро­ва).
  • [16]Наро­да, для кото­ро­го он постро­ил новых 5000 зри­тель­ных мест. (Пер. В. С. Соко­ло­ва).
  • [17]На цир­ко­вых играх в честь Апол­ло­на обру­ши­лась колон­на в зад­них рядах и зада­ви­ла 1112 чело­век.
  • [18]Т. Момм­зен пред­по­ла­га­ет, что это леса, кото­рые обра­зо­вы­ва­ли зад­ние зри­тель­ские ряды; сло­во может быть обра­зо­ва­но от πα­ρατεκ­ταίνω («стро­ить рядом»): Mom­msen Th. Ge­sam­mel­te Schrif­ten. Bd. 7. Zü­rich, Hil­des­heim, 1994. S. 574, Anm. 9.
  • [19]В зад­них рядах обру­шил­ся поста­мент для колонн и зада­вил 13 чело­век.
  • [20]Этим послед­ним был с уди­ви­тель­ной рос­ко­шью укра­шен Боль­шой цирк. (Пер. В. С. Соко­ло­ва).
  • [21]Само­му Боль­шо­му цир­ку высо­кий пор­тик и бли­стаю­щие золо­том колон­ны дали столь невидан­ные укра­ше­ния.

  • © 1929 г. Samuel Ball Platner, Thomas Ashby. A Topographical Dictionary of Ancient Rome. Circus Maximus, с. 114—120.
    © 2017 г. Пере­вод с англ. О. В. Люби­мо­вой.
    См. по теме: ЭРЕХТЕЙОН, ЕРЕХФЕЙОН • ВЕРХНИЙ ЭТАЖ • Проходной дом • Храм Юпитера Долихена •
    ИЛЛЮСТРАЦИИ
    (если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
    1. ТОРЕВТИКА. Рим.
    Чаша с изображением скачек амуров на колесницах в Великом цирке.
    Серебро со следами позолоты. I в. до н. э. — I в. н. э.
    Неаполь, Национальный археологический музей.
    2. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Большой цирк.

    Рим.
    3. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Большой цирк.

    Рим.
    4. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Большой цирк.

    Рим.
    5. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Панорама Палатина со стороны Большого цирка.

    Рим, Палатин.
    6. ТОРЕВТИКА. Рим.
    Чаша с изображением скачек амуров на колесницах в Великом цирке.
    Серебро со следами позолоты. I в. до н. э. — I в. н. э.
    Неаполь, Национальный археологический музей.
    7. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Circus maximus.
    Воспроизведение по проекту Г. Релендера (1845—1892).
    Рим.
    8. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Большой цирк. Поперечный разрез.

    Рим.
    9. АРХИТЕКТУРА. Рим.
    Палатин. Деталь макета Рима.
    Макет Рима в эпоху Константина I (IV в.) Итало Джисмонди и Пьерино Ди Карло, 1933—1937.
    Рим, Музей Римской культуры.
    10. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Детский саркофаг с изображением скачек на колесницах (фронтальная панель).
    Мрамор. 130—140 гг. н. э.
    Вена, Музей истории искусств.
    МОНЕТЫ
    (если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
    1. Сестерций, медь
    Каракалла
    Рим, 213 г.
    АВЕРС: M. AVREL. ANTONINVS PIVS AVG. BRIT. — драпированный бюст Каракаллы, в доспехах, в лавровом венке, вправо.
    РЕВЕРС: Круговая легенда: P. M. TR. P. XVI IMP. II, в обрезе, в две линии: COS. IIII P. P. / S. C.
    Описание по Коэну: Цирк Каракаллы (см. прим. 2).
    Описание по BMCRE: Большой цирк; фронтальный фасад состоит из аркады из 11 арок и большой арки справа; сразу за аркадой, слева, возница в квадриге на арке вправо, неопределенные объекты слева и справа от спины (spina), три движущиеся влево квадриги, зрители (?) в галерее; на заднем плане, слева, храм, колоннада из трех ярусов арок, в которых квадрига.
    Описание по RCTV: Вид Большого цирка со стороны Бычьего форума, представляющий длинный ряд арочных входов на переднем плане (Duodecim Portae), центральную спину (неправильно сориентированную), с обелиском Рамзеса II в центре и метами с обоих концов, а также святилище Сола в дальнем конце цирка, возле которого мчатся квадриги.
    2. Сестерций, медь
    Траян
    Рим, 103—111 гг.
    АВЕРС: IMP. CAES. NERVAE TRAIANO AVG. GER. DAC. P. M. TR. P. COS. V P. P. — бюст Траяна, в эгиде и в лавровом венке, вправо.
    РЕВЕРС: S. P. Q. R. OPTIMO PRINCIPI, в обрезе: S. C.
    Описание по Коэну: Большой Цирк; снаружи и спереди, на плане, десять, двенадцать или тринадцать арок (зависит от изображения цирка на разных экземплярах), и справа большая арка, на которой спереди возвышается квадрига; на втором плане, на заднем фасаде и с каждой стороны арка, увенчанная спереди квадригой, и четырехколонный храм, на вершине которого находится статуя; во внутренней части Цирка в середине большой обелиск и с каждой стороны группа из трех объединенных обелисков меньшего размера; слева от большого обелиска виден всадник, а справа маленький барьер, служащий границей для бегунов. (На некоторых экземплярах всадник изображен справа, а барьер слева и кроме того, слева изображена мчащаяся квадрига).
    Описание по BMCRE: Вид Большого Цирка, изображенного украшенным фронтально колоннадой, с аркой, обозначающей ворота, увенчанной квадригой анфас, справа, и, позади нее, выше, подобная арка, с квадригой, и другая арка, увенчанная квадригой, стоящие друг против друга справа и слева; стороны Цирка не видны, но дальний конец обозначен линией колоннад с четырехколонным храмом, на вершине фронтона которого находится бюст Сола (?) в лучистом венце, около левого конца; в центре внутренней части большой обелиск, и на небольшом расстоянии слева и справа от него три меньших обелиска, стоящих на невысоких колоннах; между обелисками «spina»; сразу же слева от большого обелиска всадник, сразу справа от него небольшие ворота.
    Описание по RCTV: Вид Большого цирка со стороны Бычьего форума, представляющий длинный ряд арочных входов на переднем плане (Duodecim Portae), центральную спину (неправильно сориентированную), с обелиском Рамзеса II в центре и метами с обоих концов, а также святилище Сола в дальнем конце цирка, возле которого мчатся квадриги.
    3. Сестерций, медь
    Каракалла
    Рим, 213 г.
    АВЕРС: M. AVREL. ANTONINVS PIVS AVG. GERM. — драпированный бюст Каракаллы, в доспехах, в лавровом венке, вправо.
    РЕВЕРС: Круговая легенда: P. M. TR. P. XVI IMP. II, в обрезе, в две линии: COS. IIII P. P. / S. C.
    Описание по Коэну: Цирк Каракаллы (см. прим. 2).
    Описание по BMCRE: Большой цирк; фронтальный фасад состоит из аркады из 14 арок и большой арки справа; сразу за аркадой, слева, возница в квадриге на арке вправо, неопределенные объекты слева и справа от спины (spina), три движущиеся влево квадриги, зрители (?) в галерее; на заднем плане, слева, храм, колоннада из трех ярусов арок, в которых квадрига.
    Описание по RCTV: Вид Большого цирка со стороны Бычьего форума, представляющий длинный ряд арочных входов на переднем плане (Duodecim Portae), центральную спину (неправильно сориентированную), с обелиском Рамзеса II в центре и метами с обоих концов, а также святилище Сола в дальнем конце цирка, возле которого мчатся квадриги.
    ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА