Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. Т. III, годы 46—43.
Издательство Академии Наук СССР, Москва—Ленинград, 1951.
Перевод и комментарии В. О. Горенштейна.
1 2 3

569. Титу Пом­по­нию Атти­ку, в Рим

[Att., XII, 28]

Астур­ская усадь­ба, 24 мар­та 45 г.

1. Насчет Силия я узнал от при­сут­ст­ву­ю­ще­го здесь Сик­ки отнюдь не боль­ше, неже­ли из его пись­ма; ведь он напи­сал тща­тель­но. Итак, если ты с ним встре­тишь­ся, напи­шешь мне, если что-нибудь пока­жет­ся нуж­ным. Что каса­ет­ся того, из-за чего, как ты счи­та­ешь, ко мне посы­ла­ли, — не знаю, посы­ла­ли ли или нет; во вся­ком слу­чае, мне ниче­го не было ска­за­но. Сле­до­ва­тель­но, как ты и начал, если ты что-нибудь закон­чишь к ее удо­вле­тво­ре­нию, что я, по край­ней мере, не счи­таю воз­мож­ным, — при­бег­нешь к помо­щи Цице­ро­на, если тебе будет угод­но1. Для него отча­сти важ­но, чтобы каза­лось, что он отнес­ся к ней бла­го­же­ла­тель­но; для меня важ­но толь­ко то, что ты зна­ешь, чему я при­даю боль­шое зна­че­ние.

2. Ты при­зы­ва­ешь меня вер­нуть­ся к при­выч­но­му обра­зу жиз­ни. Моим заня­ти­ем уже дав­но было скор­беть о государ­ст­ве, что я и делал, но сла­бее; ведь у меня было, где успо­ко­ить­ся2. Теперь я совсем не могу под­дер­жать ни обра­за жиз­ни, ни самой той жиз­ни и в этом не нахо­жу долж­ным счи­тать­ся с тем, что кажет­ся дру­гим. Моя совесть для меня пре­вы­ше общих тол­ков.

Что каса­ет­ся того, что я сам уте­шил­ся с помо­щью лите­ра­тур­но­го про­из­веде­ния, то я не рас­ка­и­ва­юсь в достиг­ну­тых успе­хах; скорбь я умень­шил, боль — не мог, да и не хотел бы, если бы мог.

3. Что каса­ет­ся Три­а­рия, ты пра­виль­но истол­ко­вы­ва­ешь мое жела­ние. Ты, со сво­ей сто­ро­ны — толь­ко так, как они3 захотят. Я люб­лю его, хотя он и умер; я опе­кун его детей, почи­таю весь дом. Что каса­ет­ся Каст­ри­ци­е­ва дела4, — если Каст­ри­ций захо­чет полу­чить за рабов день­ги и чтобы они были упла­че­ны так, как теперь пла­тят, — то конеч­но, нет ниче­го более выгод­но­го. Если же реше­но, чтобы он увел самих рабов, — то это кажет­ся мне неспра­вед­ли­вым (ведь ты про­сишь меня напи­сать тебе, что мне кажет­ся); ведь я не хочу, чтобы брат Квинт испы­тал какие-либо затруд­не­ния, так как, мне кажет­ся, я понял, что тебе кажет­ся то же. Если Пуб­ли­лий ждет рав­но­ден­ст­вия5, как, по тво­им сло­вам, гово­рит Аледий, он, види­мо, наме­ре­ва­ет­ся отплы­вать. Но мне он ска­зал, что через Сици­лию. Я хотел бы знать, по како­му пути и когда. И, пожа­луй­ста, когда-нибудь наве­сти маль­чи­ка Лен­ту­ла6, когда тебе будет удоб­но, и при­ставь к нему кого-нибудь из рабов, кого най­дешь нуж­ным. Пилии и Атти­ке при­вет.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1Речь идет о денеж­ных рас­че­тах с Терен­ци­ей.
  • 2Име­ет­ся в виду любовь Тул­лии.
  • 3Семья Три­а­рия.
  • 4Квинт Цице­рон пред­ло­жил Каст­ри­цию рабов в упла­ту дол­га; впо­след­ст­вии он изме­нил свое реше­ние. «Как теперь пла­тят» — по дово­ен­ной оцен­ке. См. т. II, прим. 19 к пись­му CCCI.
  • 5Нави­га­ция по морю воз­об­нов­ля­лась после весен­не­го рав­но­ден­ст­вия. Пуб­ли­лий — брат вто­рой жены Цице­ро­на.
  • 6Внук Цице­ро­на, сын Тул­лии и Дола­бел­лы. Дола­бел­ла в 49 г. был усы­нов­лен одним из Лен­ту­лов, пле­бе­ем, чтобы иметь пра­во домо­гать­ся народ­но­го три­бу­на­та.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1288962070 1306329786 1271617364 1345960570 1345960571 1345960572

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.