Труды и Дни

Текст приводится по изданию: Эллинские поэты VII—III вв. до н. э. Эпос. Элегия. Ямбы. Мелика / Отв. ред. М. Л. Гаспаров. — М.: Ладомир, 1999. Сверено с изданием 1963 г.
Перевод В. В. Вересаева.
Комментарии В. В. Вересаева, М. Н. Ботвинника, А. И. Зайцева, О. П. Цыбенко, В. Н. Ярхо.
Коричневым шрифтом обозначены примечания из издания 1963 г., где инициалами В. В. обозначены комментарии В. В. Вересаева; остальные примечания этого издания принадлежат М. Н. Ботвиннику и А. И. Зайцеву.
Греч. текст: Hesiod. The Homeric Hymns and Homerica. Works and Days. The Loeb Classical Library. London, 1914.
Сканы лёбовского издания 1914 г.
СКРЫТЬ ГРЕЧЕСКИЙ ТЕКСТ


Порт­рет Геси­о­да на моза­и­ке из Три­ра
РАБОТЫ И ДНИ

Зем­ле­дель­че­ская поэ­ма

(Эллин­ские поэты. М.: Гос. изд-во худож. лит-ры, 1963)


Геси­од — после Гоме­ра самый популяр­ный в Элла­де эпи­че­ский поэт — жил, все­го веро­ят­нее, в вось­мом веке до н. э. Отец его пере­се­лил­ся из эолий­ской Кимы (Малая Азия) в Бео­тию, в местеч­ко Аскру. Там Геси­од родил­ся и вырос. С ран­них лет он зани­мал­ся обра­бот­кою отцов­ско­го участ­ка. Пахо­та, сев, жат­ва, сбор вино­гра­да — все те же рабо­ты чере­до­ва­лись для него из года в год с одно­об­раз­ною пра­виль­но­стью и созда­ва­ли типич­ней­шую кре­стьян­скую пси­хо­ло­гию, кото­рая так харак­тер­на для Геси­о­да и так отли­ча­ет его от геро­и­че­ски настро­ен­но­го Гоме­ра.

У Геси­о­да был брат Перс, чело­век лени­вый, гуля­щий и завист­ли­вый. После смер­ти отца Перс остал­ся недо­во­лен про­из­ве­ден­ным раз­де­лом наслед­ства и зате­ял про­тив Геси­о­да про­цесс перед царя­ми Фес­пий­ско­го окру­га, к кото­ро­му при­над­ле­жа­ла дере­вуш­ка Аскра. Эти семь началь­ствен­ных лиц сто­я­ли во гла­ве управ­ле­ния кра­ем; к ним же граж­дане обра­ща­лись со сво­и­ми рас­пря­ми, как к судьям. Цари эти были под­куп­ле­ны Пер­сом и вынес­ли при­го­вор в его поль­зу. Но Пер­су не пошло впрок его доб­ро, нажи­тое непра­вед­ным путем. Он наде­лал дол­гов, впал в бед­ность и стал вла­чить пла­чев­ную жизнь, нищен­ствуя с женою и детьми. Тщет­но теперь умо­лял он бра­та о помо­щи. Геси­од остал­ся бес­чув­ствен ко всем его моль­бам.

Это про­ис­ше­ствие и послу­жи­ло отправ­ной точ­кой для состав­ле­ния поэ­мы «Рабо­ты и дни». Геси­од, пре­крас­но зна­ко­мый со всем дере­вен­ским укла­дом, рису­ет Пер­су жизнь, какую он дол­жен был бы вести, чтобы быть доб­рым зем­ле­дель­цем. Это дало слу­чай Геси­о­ду раз­вер­нуть свои позна­ния, кото­рые мог­ли ока­зать­ся полез­ны­ми людям, нахо­дя­щим­ся в подоб­ных же усло­ви­ях жиз­ни. Поэ­ма содер­жит сове­ты по зем­ле­де­лию, море­ход­ству, све­де­ния по есте­ствен­ной исто­рии и аст­ро­но­мии; она обна­ру­жи­ва­ет так­же близ­кое зна­ком­ство авто­ра со ста­рин­ны­ми мифа­ми и со все­ми при­е­ма­ми, кото­ры­ми при­об­ре­та­ет­ся бла­го­во­ле­ние богов.

Поэ­ма «Рабо­ты и дни» поль­зо­ва­лась в древ­но­сти исклю­чи­тель­ной сла­вою за оби­лие содер­жав­ших­ся в ней прак­ти­че­ских сове­тов, рели­ги­оз­ных све­де­ний и мораль­ных сен­тен­ций. Дети в шко­лах изу­ча­ли эту поэ­му. Харак­тер само­го Геси­о­да, как он выри­со­вы­ва­ет­ся в поэ­ме, фран­цуз­ский фило­лог Пьер Вальц рису­ет так: «Дея­тель­ный, прак­тич­ный, склон­ный к при­об­ре­та­тель­ству, но щепе­тиль­но чест­ный, без­жа­лост­ный в сво­ей суро­вой доб­ро­де­тель­но­сти, все­гда бод­рый и ред­ко удо­вле­тво­рен­ный, то холод­но рас­су­ди­тель­ный, то суе­вер­ный до пол­ней­шей бес­смыс­ли­цы, нату­ра угрю­мая и мрач­ная, у кото­рой даже улыб­ка хра­нит горь­кую склад­ку иро­нии, — Геси­од напо­ми­на­ет нам здо­ро­вое и креп­кое рас­те­ние, не имев­шее воз­мож­но­сти вполне раз­вить­ся в тяже­лом воз­ду­хе Бео­тии, на скуд­ной поч­ве горы Гели­ко­на». От себя при­ба­вим: в поэ­ме Геси­о­да с пора­зи­тель­ной ярко­стью отра­жа­ет­ся весь духов­ный уклад мел­ко­го зем­ле­дель­ца-соб­ствен­ни­ка, про­шед­ший неиз­мен­ным через десят­ки веков до насто­я­ще­го вре­ме­ни.

ТРУДЫ И ДНИ

(Эллин­ские поэты VII—III вв. до н. э. Эпос. Эле­гия. Ямбы. Мели­ка. М.: Ладо­мир, 1999)


Вто­рая поэ­ма Геси­о­да воз­ник­ла в рус­ле «поуче­ний», так­же извест­ных в ближ­не­во­сточ­ной сло­вес­но­сти 2-го — 1-го тыся­че­ле­тий. Прин­ци­пи­аль­ная ее новиз­на состо­я­ла, одна­ко, в том, что гоме­ров­ский гек­са­метр, пред­на­зна­чен­ный для вос­пе­ва­ния геро­и­че­ских подви­гов эпи­че­ских геро­ев, здесь был с соот­вет­ству­ю­щи­ми моди­фи­ка­ци­я­ми при­спо­соб­лен для совер­шен­но иной тема­ти­ки — вос­пе­ва­ния чест­но­го тру­да и настав­ле­ний по зем­ле­де­лию.

Соци­аль­ная обста­нов­ка в Бео­тии была в это вре­мя мрач­ной. «Луч­шие», «цари», то есть быв­шие пле­мен­ные вожди, кото­рые в эпо­ху меж­пле­мен­ных и вся­ких про­чих войн в самом деле долж­ны были пока­зы­вать сооте­че­ствен­ни­кам при­ме­ры доб­ле­сти в бою, соста­ви­ли теперь при­ви­ле­ги­ро­ван­ную про­слой­ку обще­ства и, не имея сил для набе­гов на чужие зем­ли, при­би­ра­ли к рукам иму­ще­ство сво­их сограж­дан — у кого за дол­ги, у кого по суду, у кого силой. Отсто­ять свою само­сто­я­тель­ность было в таких усло­ви­ях еще одной зада­чей Геси­о­да.

На про­тя­же­нии все­го про­шло­го века ком­по­зи­ци­он­ное един­ство «Тру­дов и Дней» оце­ни­ва­лось не слиш­ком высо­ко. В част­но­сти, в ст. 345—372 виде­ли набор сен­тен­ций, мало свя­зан­ных меж­ду собой и с их окру­же­ни­ем (поэто­му Вере­са­ев печа­тал их с отбив­кой). Под подо­зре­ни­ем нахо­дил­ся и раз­дел «дней» (765—828), кото­рый не все изда­те­ли при­зна­ва­ли под­лин­ным. В послед­ние деся­ти­ле­тия уси­ли­я­ми ряда иссле­до­ва­те­лей было пока­за­но, что «Тру­ды и Дни» доста­точ­но убе­ди­тель­но чле­нят­ся на части, каж­дая из кото­рых вно­сит свой вклад в целое. Опре­де­лен­ную роль игра­ет и пер­во­на­чаль­ная направ­лен­ность поэ­мы, вызы­ва­ю­щая отступ­ле­ния в виде обра­ще­ний к Пер­су (213—224, 274—286, 298—302), так­же не сво­бод­ных от нази­да­ний. Не сле­ду­ет недо­оце­ни­вать и ассо­ци­а­тив­ность мыш­ле­ния, и упо­треб­ле­ние так назы­ва­е­мых лейт­мо­ти­вов, когда автор, назвав одно поня­тие, раз­ви­ва­ет его в при­мы­ка­ю­щих сти­хах (ср. 345—349: сосед). Для удоб­ства чита­те­лей при­во­дим при­мер­ное чле­не­ние поэ­мы на раз­де­лы:


1—8. Обра­ще­ние к Музам.

9—39. При­зыв к Пер­су и выде­ле­ние двух Эрид, из кото­рых Перс выбрал худ­шую.

40—46. Пере­ход к мифу о Про­ме­тее и Пан­до­ре.

47—105. Миф о Пан­до­ре, объ­яс­ня­ю­щий труд­но­сти жиз­ни.

106—201. Миф о смене веков, объ­яс­ня­ю­щий ухуд­ше­ние чело­ве­че­ско­го рода.

202—212. Пере­ход к винов­ни­кам непра­вед­но­го суда — «царям-даро­яд­цам». Бас­ня в нази­да­ние им.

213—224. Отступ­ле­ние: обра­ще­ние к Пер­су; необ­хо­ди­мость сле­до­вать Прав­де.

225—247. Прит­ча о двух горо­дах: пра­вед­ном и непра­вед­ном, обра­щен­ная к царям.

248—273. Сле­ду­ет пом­нить, что Спра­вед­ли­вость (Дика) сле­дит за пове­де­ни­ем людей и сооб­ща­ет о нару­ше­нии ее запо­ве­дей Зев­су.

274—292. Новое обра­ще­ние к Пер­су; при­зыв избрать вер­ную доро­гу.

293—341. Важ­ность здра­во­го раз­мыш­ле­ния, чест­но­го тру­да и спра­вед­ли­во­го обо­га­ще­ния.

342—380. Настав­ле­ния для повсе­днев­ной жиз­ни.

381—382. Толь­ко здесь начи­на­ет­ся раз­дел «тру­дов», то есть свод настав­ле­ний по вре­ме­нам года, спо­соб­ству­ю­щих бла­го­со­сто­я­нию.

383—404. Прак­ти­че­ским пред­пи­са­ни­ям пред­ше­ству­ет еще одно нази­да­ние.

405—413. Необ­хо­ди­мые усло­вия для разум­но­го хозяй­ство­ва­ния.

414—457. Под­го­тов­ка к пахо­те и ози­мо­му севу.

458—492. Вспаш­ка зем­ли.

493—563. Зима. Меры предо­сто­рож­но­сти от холо­да и болез­ней.

564—570. Наступ­ле­ние вес­ны.

571—581. Жат­ва.

582—596. Лет­ний отдых.

597—608. Жат­ва.

609—616. Сбор вино­гра­да и заклю­чи­тель­ный стих.

618—694. Море­пла­ва­ние: настав­ле­ния и предо­сте­ре­же­ния.

695—705. Выбор жены.

706—764. Житей­ские сове­ты. Суе­ве­рия.

765—828. Пере­чень дней, удоб­ных и неже­ла­тель­ных для испол­не­ния раз­ных дел.

Вас, пиерий­ские Музы, даю­щие пес­ня­ми сла­ву,
Я при­зы­ваю, — вос­пой­те роди­те­ля ваше­го Зев­са!
Сла­ва ль кого посе­тит, неиз­вест­ность ли, честь иль бес­че­стье —
Все про­ис­хо­дит по воле вели­ко­го Зев­са-вла­ды­ки.
μοῦσαι Πιερίηθεν ἀοιδῇσιν κλείουσαι
δεῦτε, Δί᾽ ἐννέπετε, σφέτερον πατέρ᾽ ὑμνείουσαι·
ὅντε διὰ βροτοὶ ἄνδρες ὁμῶς ἄφατοί τε φατοί τε,
ῥητοί τ᾽ ἄρρητοί τε Διὸς μεγάλοιο ἕκητι.
5 Силу бес­силь­но­му дать и в ничто­же­ство силь­но­го вверг­нуть,
Сча­стье отнять у счаст­лив­ца, без­вест­но­го вдруг воз­ве­ли­чить,
Выпря­мить сгорб­лен­ный стан или спи­ну над­мен­но­му сгор­бить —
Очень лег­ко гро­мо­верж­цу Кро­ни­ду, живу­ще­му в выш­них.
Гла­зом и ухом вни­май мне, во всем соблю­дай спра­вед­ли­вость,
ῥέα μὲν γὰρ βριάει, ῥέα δὲ βριάοντα χαλέπτει,
ῥεῖα δ᾽ ἀρίζηλον μινύθει καὶ ἄδηλον ἀέξει,
ῥεῖα δέ τ᾽ ἰθύνει σκολιὸν καὶ ἀγήνορα κάρφει
Ζεὺς ὑψιβρεμέτης, ὃς ὑπέρτατα δώματα ναίει.
κλῦθι ἰδὼν ἀίων τε, δίκῃ δ᾽ ἴθυνε θέμιστας
10 Я же, о Перс, гово­рить тебе чистую прав­ду желаю.

Знай же, что две суще­ству­ют раз­лич­ных Эри­ды на све­те,
А не одна лишь все­го. С одоб­ре­ньем отнес­ся б разум­ный
К пер­вой. Дру­гая достой­на упре­ков. И духом раз­лич­ны:
Эта — сви­ре­пые вой­ны и злую враж­ду вызы­ва­ет,
τύνη· ἐγὼ δέ κε, Πέρση, ἐτήτυμα μυθησαίμην.

οὐκ ἄρα μοῦνον ἔην Ἐρίδων γένος, ἀλλ᾽ ἐπὶ γαῖαν
εἰσὶ δύω· τὴν μέν κεν ἐπαινέσσειε νοήσας,
ἣ δ᾽ ἐπιμωμητή· διὰ δ᾽ ἄνδιχα θυμὸν ἔχουσιν.
ἣ μὲν γὰρ πόλεμόν τε κακὸν καὶ δῆριν ὀφέλλει,
15 Гроз­ная. Люди не любят ее. Лишь по воле бес­смерт­ных
Чтут они про­тив жела­нья тяже­лую эту Эри­ду.
Пер­вая рань­ше вто­рой рож­де­на мно­го­су­мрач­ной Ночью;
Меж­ду кор­ня­ми зем­ли поме­стил ее корм­чий все­выш­ний,
Зевс, в эфи­ре живу­щий, и более сде­лал полез­ной:
σχετλίη· οὔτις τήν γε φιλεῖ βροτός, ἀλλ᾽ ὑπ᾽ ἀνάγκης
ἀθανάτων βουλῇσιν Ἔριν τιμῶσι βαρεῖαν.
τὴν δ᾽ ἑτέρην προτέρην μὲν ἐγείνατο Νὺξ ἐρεβεννή,
θῆκε δέ μιν Κρονίδης ὑψίζυγος, αἰθέρι ναίων,
γαίης ἐν ῥίζῃσι, καὶ ἀνδράσι πολλὸν ἀμείνω·
20 Эта спо­соб­на пону­дить к тру­ду и лени­во­го даже;
Видит лени­вец, что рядом дру­гой близ него бога­те­ет,
Станет и сам торо­пить­ся с посад­ка­ми, с севом, с устрой­ством
Дома. Сосед сорев­ну­ет сосе­ду, кото­рый к богат­ству
Серд­цем стре­мит­ся. Вот эта Эри­да для смерт­ных полез­на.
ἥτε καὶ ἀπάλαμόν περ ὁμῶς ἐπὶ ἔργον ἔγειρεν.
εἰς ἕτερον γάρ τίς τε ἰδὼν ἔργοιο χατίζει
πλούσιον, ὃς σπεύδει μὲν ἀρώμεναι ἠδὲ φυτεύειν
οἶκόν τ᾽ εὖ θέσθαι· ζηλοῖ δέ τε γείτονα γείτων
εἰς ἄφενος σπεύδοντ᾽· ἀγαθὴ δ᾽ Ἔρις ἥδε βροτοῖσιν.
25 Зависть пита­ет гон­чар к гон­ча­ру и к плот­ни­ку плот­ник;
Нище­му нищий, пев­цу же певец сорев­ну­ют усерд­но.

Перс! Глу­бо­ко себе в душу вло­жи, что тебе гово­рю я:
Не под­да­вай­ся Эри­де зло­рад­ной, душою от дела
Не отвра­щай­ся, беги сло­во­пре­ний судеб­ных и тяжеб.
καὶ κεραμεὺς κεραμεῖ κοτέει καὶ τέκτονι τέκτων,
καὶ πτωχὸς πτωχῷ φθονέει καὶ ἀοιδὸς ἀοιδῷ.
ὦ Πέρση, σὺ δὲ ταῦτα τεῷ ἐνικάτθεο θυμῷ,
μηδέ σ᾽ Ἔρις κακόχαρτος ἀπ᾽ ἔργου θυμὸν ἐρύκοι
νείκε᾽ ὀπιπεύοντ᾽ ἀγορῆς ἐπακουὸν ἐόντα.
30 Неко­гда вре­ме­ни тра­тить на вся­кие тяж­бы и речи
Тем, у кого неве­ли­ки в дому годо­вые запа­сы
Вызрев­ших зерен Демет­ры, зем­лей посы­ла­е­мых людям.
Пусть, кто этим богат, зате­ва­ет раз­до­ры и тяж­бы
Из-за чужо­го достат­ка. Тебе же совсем не при­ста­ло б
ὤρη γάρ τ᾽ ὀλίγη πέλεται νεικέων τ᾽ ἀγορέων τε,
ᾧτινι μὴ βίος ἔνδον ἐπηετανὸς κατάκειται
ὡραῖος, τὸν γαῖα φέρει, Δημήτερος ἀκτήν.
τοῦ κε κορεσσάμενος νείκεα καὶ δῆριν ὀφέλλοις
κτήμασ᾽ ἐπ᾽ ἀλλοτρίοις· σοὶ δ᾽ οὐκέτι δεύτερον ἔσται
35 Сыз­но­ва так посту­пать; но давай-ка рас­су­дим сей­час же
Спор наш с тобою по прав­де, чтоб было при­ят­но Кро­ни­ду.
Мы уж уча­сток с тобой поде­ли­ли, но мно­го дру­го­го,
Силой забрав­ши, унес ты и сла­вишь царей-даро­яд­цев,
Спор наш с тобою вполне, как жела­лось тебе, рас­су­див­ших.
ὧδ᾽ ἔρδειν· ἀλλ᾽ αὖθι διακρινώμεθα νεῖκος
ἰθείῃσι δίκῃς, αἵ τ᾽ ἐκ Διός εἰσιν ἄρισται.
ἤδη μὲν γὰρ κλῆρον ἐδασσάμεθ᾽, ἀλλὰ τὰ πολλὰ
ἁρπάζων ἐφόρεις μέγα κυδαίνων βασιλῆας
δωροφάγους, οἳ τήνδε δίκην ἐθέλουσι δίκασσαι.
40 Дур­ни не зна­ют, что боль­ше быва­ет, чем все, поло­ви­на,
Что на вели­кую поль­зу идут асфо­де­ли и маль­ва.

Скры­ли вели­кие боги от смерт­ных источ­ни­ки пищи:
Ина­че каж­дый лег­ко бы в тече­ние дня нара­бо­тал
Столь­ко, что целый бы год, не тру­дя­ся, имел про­пи­та­нье.
νήπιοι, οὐδὲ ἴσασιν ὅσῳ πλέον ἥμισυ παντὸς
οὐδ᾽ ὅσον ἐν μαλάχῃ τε καὶ ἀσφοδέλῳ μέγ᾽ ὄνειαρ.
κρύψαντες γὰρ ἔχουσι θεοὶ βίον ἀνθρώποισιν·
ῥηιδίως γάρ κεν καὶ ἐπ᾽ ἤματι ἐργάσσαιο,
ὥστε σε κεἰς ἐνιαυτὸν ἔχειν καὶ ἀεργὸν ἐόντα·
45 Тот­час в дыму оча­га он пове­сил бы руль кора­бель­ный,
Ста­ла б ненуж­ной рабо­та волов и вынос­ли­вых мулов.
Но дале­ко Гро­мо­вер­жец источ­ни­ки пищи запря­тал,
В гне­ве на то, что его обма­нул Про­ме­тей хит­ро­ум­ный.
Это­го ради жесто­кой забо­той людей пора­зил он:
αἶψά κε πηδάλιον μὲν ὑπὲρ καπνοῦ καταθεῖο,
ἔργα βοῶν δ᾽ ἀπόλοιτο καὶ ἡμιόνων ταλαεργῶν.
ἀλλὰ Ζεὺς ἔκρυψε χολωσάμενος φρεσὶν ᾗσιν,
ὅττι μιν ἐξαπάτησε Προμηθεὺς ἀγκυλομήτης·
τοὔνεκ᾽ ἄρ᾽ ἀνθρώποισιν ἐμήσατο κήδεα λυγρά.
50 Спря­тал огонь. Но опять бла­го­род­ней­ший сын Иапе­та
Выкрал его для людей у все­муд­ро­го Зев­са-Кро­ни­да,
В нар­фекс порож­ний запря­тав от Зев­са, мета­те­ля мол­ний.
В гне­ве к нему обра­тил­ся Кро­нид, обла­ков соби­ра­тель:
«Сын Иапе­та, меж все­ми искус­ней­ший в замыс­лах хит­рых!
κρύψε δὲ πῦρ· τὸ μὲν αὖτις ἐὺς πάις Ἰαπετοῖο
ἔκλεψ᾽ ἀνθρώποισι Διὸς πάρα μητιόεντος
ἐν κοΐλῳ νάρθηκι λαθὼν Δία τερπικέραυνον.
τὸν δὲ χολωσάμενος προσέφη νεφεληγερέτα Ζεύς·
Ἰαπετιονίδη, πάντων πέρι μήδεα εἰδώς,
55 Рад ты, что выкрал огонь и мой разум обма­ном опу­тал
На вели­чай­шее горе себе и люд­ским поко­ле­ньям!
Им за огонь нис­по­шлю я беду. И душой весе­лить­ся
Ста­нут они на нее и воз­лю­бят, что гибель несет им».
Так гово­ря, засме­ял­ся роди­тель бес­смерт­ных и смерт­ных.
χαίρεις πῦρ κλέψας καὶ ἐμὰς φρένας ἠπεροπεύσας,
σοί τ᾽ αὐτῷ μέγα πῆμα καὶ ἀνδράσιν ἐσσομένοισιν.
τοῖς δ᾽ ἐγὼ ἀντὶ πυρὸς δώσω κακόν, ᾧ κεν ἅπαντες
τέρπωνται κατὰ θυμὸν ἑὸν κακὸν ἀμφαγαπῶντες.
ὣς ἔφατ᾽· ἐκ δ᾽ ἐγέλασσε πατὴρ ἀνδρῶν τε θεῶν τε.
60 Слав­но­му отдал при­каз он Гефе­сту как мож­но ско­рее
Зем­лю с водою сме­шать, чело­ве­че­ский голос и силу
Внутрь зало­жить и обли­чье пре­лест­ное девы пре­крас­ной,
Схо­жее с веч­ной боги­ней, при­дать изва­я­нью. Афине
Он при­ка­зал обу­чить ее ткать пре­вос­ход­ные тка­ни,
Ἥφαιστον δ᾽ ἐκέλευσε περικλυτὸν ὅττι τάχιστα
γαῖαν ὕδει φύρειν, ἐν δ᾽ ἀνθρώπου θέμεν αὐδὴν
καὶ σθένος, ἀθανάτῃς δὲ θεῇς εἰς ὦπα ἐίσκειν
παρθενικῆς καλὸν εἶδος ἐπήρατον· αὐτὰρ Ἀθήνην
ἔργα διδασκῆσαι, πολυδαίδαλον ἱστὸν ὑφαίνειν·
65 А золо­той Афро­ди­те — обве­ять ей голо­ву див­ной
Пре­ле­стью, муча­щей стра­стью, гры­зу­щею чле­ны забо­той.
Арго­убий­це ж Гер­ме­су, вожа­таю, разум соба­чий
Внутрь ей вло­жить при­ка­зал и дву­лич­ную, лжи­вую душу.
Так он ска­зал. И Кро­ни­да-вла­ды­ки послу­ша­лись боги.
καὶ χάριν ἀμφιχέαι κεφαλῇ χρυσέην Ἀφροδίτην
καὶ πόθον ἀργαλέον καὶ γυιοβόρους μελεδώνας·
ἐν δὲ θέμεν κύνεόν τε νόον καὶ ἐπίκλοπον ἦθος
Ἑρμείην ἤνωγε, διάκτορον Ἀργεϊφόντην.
ὣς ἔφαθ᾽· οἳ δ᾽ ἐπίθοντο Διὶ Κρονίωνι ἄνακτι.
70 Зев­сов при­каз испол­няя, подо­бие девы стыд­ли­вой
Тот­час сле­пил из зем­ли зна­ме­ни­тый Хро­мец обе­но­гий.
Пояс наде­ла, опра­вив одеж­ды, боги­ня Афи­на.
Девы-Хари­ты с цари­цей Пей­фо золо­тым оже­ре­льем
Неж­ную шею обви­ли. Пре­крас­но­во­ло­сые Оры
αὐτίκα δ᾽ ἐκ γαίης πλάσσεν κλυτὸς Ἀμφιγυήεις
παρθένῳ αἰδοίῃ ἴκελον Κρονίδεω διὰ βουλάς·
ζῶσε δὲ καὶ κόσμησε θεὰ γλαυκῶπις Ἀθήνη·
ἀμφὶ δέ οἱ Χάριτές τε θεαὶ καὶ πότνια Πειθὼ
ὅρμους χρυσείους ἔθεσαν χροΐ· ἀμφὶ δὲ τήν γε
75 Пыш­ные куд­ри цве­та­ми весен­ни­ми ей увен­ча­ли.
Все укра­ше­нья на теле опра­ви­ла дева Афи­на.
Арго­убий­ца ж, вожа­тай, вло­жил после это­го в грудь ей
Льсти­вые речи, обма­ны и лжи­вую, хит­рую душу.
Ὧραι καλλίκομοι στέφον ἄνθεσιν εἰαρινοῖσιν·
[πάντα δέ οἱ χροῒ κόσμον ἐφήρμοσε Παλλὰς Ἀθήνη.]
ἐν δ᾽ ἄρα οἱ στήθεσσι διάκτορος Ἀργεϊφόντης
ψεύδεά θ᾽ αἱμυλίους τε λόγους καὶ ἐπίκλοπον ἦθος
[τεῦξε Διὸς βουλῇσι βαρυκτύπου· ἐν δ᾽ ἄρα φωνὴν]
80 Жен­щи­ну эту гла­ша­тай бес­смерт­ных Пан­до­рою назвал,
Ибо из веч­ных богов, насе­ля­ю­щих домы Олим­па,
Каж­дый свой дар при­ло­жил, хле­бо­яд­ным мужам на поги­бель.
Хит­рый, губи­тель­ный замы­сел тот при­во­дя в испол­не­нье,
Слав­но­му Арго­убий­це, бес­смерт­ных гон­цу, свой пода­рок
θῆκε θεῶν κῆρυξ, ὀνόμηνε δὲ τήνδε γυναῖκα
Πανδώρην, ὅτι πάντες Ὀλύμπια δώματ᾽ ἔχοντες
δῶρον ἐδώρησαν, πῆμ᾽ ἀνδράσιν ἀλφηστῇσιν.
αὐτὰρ ἐπεὶ δόλον αἰπὺν ἀμήχανον ἐξετέλεσσεν,
εἰς Ἐπιμηθέα πέμπε πατὴρ κλυτὸν Ἀργεϊφόντην
85 К Эпи­ме­тею роди­тель велел отве­сти. И не вспом­нил
Эпи­ме­тей, как ему Про­ме­тей гово­рил, чтобы дара
От олим­пий­ско­го Зев­са не брать нико­гда, но обрат­но
Тот­час его отправ­лять, чтобы людям беды не слу­чи­лось.
При­нял он дар и тогда лишь, как зло полу­чил, дога­дал­ся.
δῶρον ἄγοντα, θεῶν ταχὺν ἄγγελον· οὐδ᾽ Ἐπιμηθεὺς
ἐφράσαθ᾽, ὥς οἱ ἔειπε Προμηθεὺς μή ποτε δῶρον
δέξασθαι πὰρ Ζηνὸς Ὀλυμπίου, ἀλλ᾽ ἀποπέμπειν
ἐξοπίσω, μή πού τι κακὸν θνητοῖσι γένηται.
αὐτὰρ ὃ δεξάμενος, ὅτε δὴ κακὸν εἶχ᾽, ἐνόησεν.
90


93
В преж­нее вре­мя людей пле­ме­на на зем­ле оби­та­ли,
Горе­стей тяж­ких не зная, не зная ни труд­ной рабо­ты,
Ни вре­до­нос­ных болез­ней, поги­бель несу­щих для смерт­ных.
[Быст­ро ста­ре­ют в стра­да­ньях для смер­ти рож­ден­ные люди.]
Сняв­ши вели­кую крыш­ку с сосу­да, их все рас­пу­сти­ла
Πρὶν μὲν γὰρ ζώεσκον ἐπὶ χθονὶ φῦλ᾽ ἀνθρώπων
νόσφιν ἄτερ τε κακῶν καὶ ἄτερ χαλεποῖο πόνοιο
νούσων τ᾽ ἀργαλέων, αἵ τ᾽ ἀνδράσι Κῆρας ἔδωκαν.
[αἶψα γὰρ ἐν κακότητι βροτοὶ καταγηράσκουσιν.]
ἀλλὰ γυνὴ χείρεσσι πίθου μέγα πῶμ᾽ ἀφελοῦσα
95 Жен­щи­на эта и беды лихие насла­ла на смерт­ных.
Толь­ко Надеж­да одна в сере­дине за кра­ем сосу­да
В креп­ком оста­лась сво­ем оби­та­ли­ще — вме­сте с дру­ги­ми
Не уле­те­ла нару­жу: успе­ла захлоп­нуть Пан­до­ра
Крыш­ку сосу­да по воле эги­до­дер­жав­но­го Зев­са.
ἐσκέδασ᾽· ἀνθρώποισι δ᾽ ἐμήσατο κήδεα λυγρά.
μούνη δ᾽ αὐτόθι Ἐλπὶς ἐν ἀρρήκτοισι δόμοισιν
ἔνδον ἔμιμνε πίθου ὑπὸ χείλεσιν, οὐδὲ θύραζε
ἐξέπτη· πρόσθεν γὰρ ἐπέλλαβε πῶμα πίθοιο
[αἰγιόχου βουλῇσι Διὸς νεφεληγερέταο.]
100 Тыся­чи ж бед уле­тев­ших меж нами блуж­да­ют повсю­ду,
Ибо испол­не­на ими зем­ля, испол­не­но море.
К людям болез­ни, кото­рые днем, а кото­рые ночью,
Горе неся и стра­да­нья, по соб­ствен­ной воле при­хо­дят
В пол­ном мол­ча­нии: не дал им голо­са Зевс-про­мыс­ли­тель.
ἄλλα δὲ μυρία λυγρὰ κατ᾽ ἀνθρώπους ἀλάληται·
πλείη μὲν γὰρ γαῖα κακῶν, πλείη δὲ θάλασσα·
νοῦσοι δ᾽ ἀνθρώποισιν ἐφ᾽ ἡμέρῃ, αἳ δ᾽ ἐπὶ νυκτὶ
αὐτόματοι φοιτῶσι κακὰ θνητοῖσι φέρουσαι
σιγῇ, ἐπεὶ φωνὴν ἐξείλετο μητίετα Ζεύς.
105



108
Замыс­лов Зев­са, как видишь, избег­нуть никак невоз­мож­но.

Если жела­ешь, тебе рас­ска­жу хоро­шо и разум­но
Повесть дру­гую теперь. И запом­ни ее хоро­шень­ко.
[Как появи­лись на свет и боги, и смерт­ные люди.]
Созда­ли преж­де все­го поко­ле­нье людей золо­тое
οὕτως οὔτι πη ἔστι Διὸς νόον ἐξαλέασθαι.
εἰ δ᾽ ἐθέλεις, ἕτερόν τοι ἐγὼ λόγον ἐκκορυφώσω
εὖ καὶ ἐπισταμένως· σὺ δ᾽ ἐνὶ φρεσὶ βάλλεο σῇσιν.
ὡς ὁμόθεν γεγάασι θεοὶ θνητοί τ᾽ ἄνθρωποι.
χρύσεον μὲν πρώτιστα γένος μερόπων ἀνθρώπων
110 Веч­но­жи­ву­щие боги, вла­дель­цы жилищ олим­пий­ских,
Был еще Крон-пове­ли­тель в то вре­мя вла­ды­кою неба.
Жили те люди, как боги, с спо­кой­ной и ясной душою,
Горя не зная, не зная тру­дов. И печаль­ная ста­рость
К ним при­бли­жать­ся не сме­ла. Все­гда оди­на­ко­во силь­ны
ἀθάνατοι ποίησαν Ὀλύμπια δώματ᾽ ἔχοντες.
οἳ μὲν ἐπὶ Κρόνου ἦσαν, ὅτ᾽ οὐρανῷ ἐμβασίλευεν·
ὥστε θεοὶ δ᾽ ἔζωον ἀκηδέα θυμὸν ἔχοντες
νόσφιν ἄτερ τε πόνων καὶ ὀιζύος· οὐδέ τι δειλὸν
γῆρας ἐπῆν, αἰεὶ δὲ πόδας καὶ χεῖρας ὁμοῖοι
115 Были их руки и ноги. В пирах они жизнь про­во­ди­ли.
А уми­ра­ли, как буд­то объ­ятые сном. Недо­ста­ток
Был им ни в чем не изве­стен. Боль­шой уро­жай и обиль­ный
Сами дава­ли собой хле­бо­дар­ные зем­ли. Они же,
Сколь­ко хоте­лось, тру­ди­лись, спо­кой­но сби­рая богат­ства.
τέρποντ᾽ ἐν θαλίῃσι κακῶν ἔκτοσθεν ἁπάντων·
θνῇσκον δ᾽ ὥσθ᾽ ὕπνῳ δεδμημένοι· ἐσθλὰ δὲ πάντα
τοῖσιν ἔην· καρπὸν δ᾽ ἔφερε ζείδωρος ἄρουρα
αὐτομάτη πολλόν τε καὶ ἄφθονον· οἳ δ᾽ ἐθελημοὶ
ἥσυχοι ἔργ᾽ ἐνέμοντο σὺν ἐσθλοῖσιν πολέεσσιν.
120 [Стад обла­да­те­ли мно­гих, любез­ные серд­цу бла­жен­ных.]
После того как зем­ля поко­ле­ние это покры­ла,
В бла­гост­ных демо­нов все пре­вра­ти­лись они назе­мель­ных
Волей вели­ко­го Зев­са: людей на зем­ле охра­ня­ют,
[Зор­ко на пра­вые наши дела и непра­вые смот­рят.
ἀφνειοὶ μήλοισι, φίλοι μακάρεσσι θεοῖσιν.
αὐτὰρ ἐπεὶ δὴ τοῦτο γένος κατὰ γαῖ᾽ ἐκάλυψε, —
τοὶ μὲν δαίμονες ἁγνοὶ ἐπιχθόνιοι καλέονται
ἐσθλοί, ἀλεξίκακοι, φύλακες θνητῶν ἀνθρώπων,
οἵ ῥα φυλάσσουσίν τε δίκας καὶ σχέτλια ἔργα
125 Тьмою туман­ной одев­шись, обхо­дят всю зем­лю, давая]
Людям богат­ство. Такая им цар­ская почесть доста­лась.
После того поко­ле­нье дру­гое, уж мно­го поху­же,
Из сереб­ра сотво­ри­ли вели­кие боги Олим­па.
Было не схо­же оно с золо­тым ни обли­чьем, ни мыс­лью.
ἠέρα ἑσσάμενοι πάντη φοιτῶντες ἐπ᾽ αἶαν,
πλουτοδόται· καὶ τοῦτο γέρας βασιλήιον ἔσχον—,
δεύτερον αὖτε γένος πολὺ χειρότερον μετόπισθεν
ἀργύρεον ποίησαν Ὀλύμπια δώματ᾽ ἔχοντες,
χρυσέῳ οὔτε φυὴν ἐναλίγκιον οὔτε νόημα.
130 Сот­ню годов воз­рас­тал чело­век нера­зум­ным ребен­ком,
Дома близ мате­ри доб­рой заба­ва­ми дет­ски­ми тешась.
А нако­нец, воз­му­жав­ши и зре­ло­сти пол­ной достиг­нув,
Жили лишь малое вре­мя, на беды себя обре­кая
Соб­ствен­ной глу­по­стью: ибо от гор­до­сти дикой не в силах
ἀλλ᾽ ἑκατὸν μὲν παῖς ἔτεα παρὰ μητέρι κεδνῇ
ἐτρέφετ᾽ ἀτάλλων, μέγα νήπιος, ᾧ ἐνὶ οἴκῳ.
ἀλλ᾽ ὅτ᾽ ἄρ᾽ ἡβήσαι τε καὶ ἥβης μέτρον ἵκοιτο,
παυρίδιον ζώεσκον ἐπὶ χρόνον, ἄλγε᾽ ἔχοντες
ἀφραδίῃς· ὕβριν γὰρ ἀτάσθαλον οὐκ ἐδύναντο
135 Были они воз­дер­жать­ся, бес­смерт­ным слу­жить не жела­ли,
Не при­но­си­ли и жертв на свя­тых алта­рях олим­пий­цам,
Как по обы­чаю людям поло­же­но. Их под зем­лею
Зевс-гро­мо­вер­жец сокрыл, него­дуя, что поче­стей люди
Не воз­да­ва­ли бла­жен­ным богам, на Олим­пе живу­щим.
ἀλλήλων ἀπέχειν, οὐδ᾽ ἀθανάτους θεραπεύειν
ἤθελον οὐδ᾽ ἔρδειν μακάρων ἱεροῖς ἐπὶ βωμοῖς,
ἣ θέμις ἀνθρώποις κατὰ ἤθεα. τοὺς μὲν ἔπειτα
Ζεὺς Κρονίδης ἔκρυψε χολούμενος, οὕνεκα τιμὰς
οὐκ ἔδιδον μακάρεσσι θεοῖς, οἳ Ὄλυμπον ἔχουσιν.
140 После того как зем­ля поко­ле­нье и это покры­ла,
Дали им люди назва­нье под­зем­ных смерт­ных бла­жен­ных,
Хоть и на месте вто­ром, но в поче­те у смерт­ных и эти.
Тре­тье роди­тель Кро­нид поко­ле­нье людей гово­ря­щих
Мед­ное создал, ни в чем с поко­ле­ньем не схо­жее с преж­ним.
αὐτὰρ ἐπεὶ καὶ τοῦτο γένος κατὰ γαῖ᾽ ἐκάλυψε, —
τοὶ μὲν ὑποχθόνιοι μάκαρες θνητοῖς καλέονται,
δεύτεροι, ἀλλ᾽ ἔμπης τιμὴ καὶ τοῖσιν ὀπηδεῖ—,
Ζεὺς δὲ πατὴρ τρίτον ἄλλο γένος μερόπων ἀνθρώπων
χάλκειον ποίησ᾽, οὐκ ἀργυρέῳ οὐδὲν ὁμοῖον,
145 С копья­ми. Были те люди могу­чи и страш­ны. Люби­ли
Гроз­ное дело Арея, насиль­щи­ну. Хле­ба не ели.
Креп­че желе­за был дух их могу­чий. Никто при­бли­жать­ся
К ним не решал­ся: вели­кою силой они обла­да­ли,
И необор­ные руки рос­ли на пле­чах мно­го­мощ­ных.
ἐκ μελιᾶν, δεινόν τε καὶ ὄβριμον· οἷσιν Ἄρηος
ἔργ᾽ ἔμελεν στονόεντα καὶ ὕβριες· οὐδέ τι σῖτον
ἤσθιον, ἀλλ᾽ ἀδάμαντος ἔχον κρατερόφρονα θυμόν,
ἄπλαστοι· μεγάλη δὲ βίη καὶ χεῖρες ἄαπτοι
ἐξ ὤμων ἐπέφυκον ἐπὶ στιβαροῖσι μέλεσσιν.
150 Были из меди доспе­хи у них и из меди жили­ща,
Медью рабо­ты свер­ша­ли: никто о желе­зе не ведал.
Сила ужас­ная соб­ствен­ных рук при­нес­ла им поги­бель.
Все низо­шли безы­мен­но; и, как ни страш­ны они были,
ὧν δ᾽ ἦν χάλκεα μὲν τεύχεα, χάλκεοι δέ τε οἶκοι
χαλκῷ δ᾽ εἰργάζοντο· μέλας δ᾽ οὐκ ἔσκε σίδηρος.
καὶ τοὶ μὲν χείρεσσιν ὕπο σφετέρῃσι δαμέντες
βῆσαν ἐς εὐρώεντα δόμον κρυεροῦ Ἀίδαο
νώνυμνοι· θάνατος δὲ καὶ ἐκπάγλους περ ἐόντας
155 Чер­ная смерть их взя­ла и лиши­ла сия­ния солн­ца.
После того как зем­ля поко­ле­нье и это покры­ла,
Сно­ва еще поко­ле­нье, чет­вер­тое, создал Кро­ни­он
На мно­го­дар­ной зем­ле, спра­вед­ли­вее преж­них и луч­ше —
Слав­ных геро­ев боже­ствен­ный род. Назы­ва­ют их люди
εἷλε μέλας, λαμπρὸν δ᾽ ἔλιπον φάος ἠελίοιο.
αὐτὰρ ἐπεὶ καὶ τοῦτο γένος κατὰ γαῖ᾽ ἐκάλυψεν,
αὖτις ἔτ᾽ ἄλλο τέταρτον ἐπὶ χθονὶ πουλυβοτείρῃ
Ζεὺς Κρονίδης ποίησε, δικαιότερον καὶ ἄρειον,
ἀνδρῶν ἡρώων θεῖον γένος, οἳ καλέονται
160 Полу­бо­га­ми: они на зем­ле оби­та­ли пред нами.
Гроз­ная их погу­би­ла вой­на и ужас­ная бит­ва.
В Кад­мо­вой обла­сти слав­ной одни свою жизнь поло­жи­ли,
Из-за Эди­по­вых стад под­ви­за­ясь у Фив семи­врат­ных;
В Трое дру­гие погиб­ли, на чер­ных судах пере­плыв­ши
ἡμίθεοι, προτέρη γενεὴ κατ᾽ ἀπείρονα γαῖαν.
καὶ τοὺς μὲν πόλεμός τε κακὸς καὶ φύλοπις αἰνή,
τοὺς μὲν ὑφ᾽ ἑπταπύλῳ Θήβῃ, Καδμηίδι γαίῃ,
ὤλεσε μαρναμένους μήλων ἕνεκ᾽ Οἰδιπόδαο,
τοὺς δὲ καὶ ἐν νήεσσιν ὑπὲρ μέγα λαῖτμα θαλάσσης
165



169
Ради пре­крас­но­во­ло­сой Еле­ны чрез без­дны мор­ские.
Мно­гих в кро­ва­вых боях испол­не­ние смер­ти покры­ло;
Про­чих к гра­ни­цам зем­ли пере­нес гро­мо­вер­жец Кро­ни­он,
Дав про­пи­та­ние им и жили­ща отдель­но от смерт­ных.
[Там, вда­ле­ке от бес­смерт­ных, под вла­стью живут они Кро­на.]
ἐς Τροίην ἀγαγὼν Ἑλένης ἕνεκ᾽ ἠυκόμοιο.
ἔνθ᾽ ἤτοι τοὺς μὲν θανάτου τέλος ἀμφεκάλυψε,
τοῖς δὲ δίχ᾽ ἀνθρώπων βίοτον καὶ ἤθε᾽ ὀπάσσας
Ζεὺς Κρονίδης κατένασσε πατὴρ ἐς πείρατα γαίης.
170 Серд­цем ни дум, ни забо­ты не зная, они без­мя­теж­но
Близ оке­ан­ских пучин ост­ро­ва насе­ля­ют бла­жен­ных.
Три­жды в году хле­бо­дар­ная поч­ва геро­ям счаст­ли­вым
Сла­до­стью рав­ные меду пло­ды в изоби­лье при­но­сит.
Если бы мог я не жить с поко­ле­ни­ем пято­го века!



173
169
169a
169b
169c
169d
174
καὶ τοὶ μὲν ναίουσιν ἀκηδέα θυμὸν ἔχοντες
ἐν μακάρων νήσοισι παρ᾽ Ὠκεανὸν βαθυδίνην,
ὄλβιοι ἥρωες, τοῖσιν μελιηδέα καρπὸν
τρὶς ἔτεος θάλλοντα φέρει ζείδωρος ἄρουρα.
τηλοῦ ἀπ᾽ ἀθανάτων· τοῖσιν Κρόνος ἐμβασιλεύει.
τοῦ γὰρ δεσμὸ]ν ἔλυσε πα[τὴρ ἀνδρῶν τε θεῶν τε.
τοῖσι δ᾽ ὁμῶς ν]εάτοις τιμὴ [καὶ κῦδος ὀπηδεῖ.
Πέμπτον δ᾽ αὖτις ἔτ᾽ ἄ]λλο γένος θῆκ᾽ [εὐρύοπα Ζεὺς
ἀνδρῶν, οἳ] γεγάασιν ἐπὶ [χθονὶ πουλυβοτείρῃ.]

μηκέτ᾽ ἔπειτ᾽ ὤφελλον ἐγὼ πέμπτοισι μετεῖναι
175 Рань­ше его уме­реть я хотел бы иль поз­же родить­ся.
Зем­лю теперь насе­ля­ют желез­ные люди. Не будет
Им пере­дыш­ки ни ночью, ни днем от тру­да и от горя,
И от несча­стий. Забо­ты тяже­лые боги дадут им.
[Все же ко всем этим бедам при­ме­ша­ны будут и бла­га.
ἀνδράσιν, ἀλλ᾽ ἢ πρόσθε θανεῖν ἢ ἔπειτα γενέσθαι.
νῦν γὰρ δὴ γένος ἐστὶ σιδήρεον· οὐδέ ποτ᾽ ἦμαρ
παύονται καμάτου καὶ ὀιζύος, οὐδέ τι νύκτωρ
φθειρόμενοι. χαλεπὰς δὲ θεοὶ δώσουσι μερίμνας·
ἀλλ᾽ ἔμπης καὶ τοῖσι μεμείξεται ἐσθλὰ κακοῖσιν.
180 Зевс поко­ле­нье людей гово­ря­щих погу­бит и это
После того, как на свет они ста­нут рож­дать­ся седы­ми.]
Дети — с отца­ми, с детьми — их отцы сго­во­рить­ся не смо­гут.
Чуж­ды­ми ста­нут това­рищ това­ри­щу, гостю — хозя­ин.
Боль­ше не будет меж бра­тьев люб­ви, как быва­ло когда-то.
Ζεὺς δ᾽ ὀλέσει καὶ τοῦτο γένος μερόπων ἀνθρώπων,
εὖτ᾽ ἂν γεινόμενοι πολιοκρόταφοι τελέθωσιν.
οὐδὲ πατὴρ παίδεσσιν ὁμοίιος οὐδέ τι παῖδες,
οὐδὲ ξεῖνος ξεινοδόκῳ καὶ ἑταῖρος ἑταίρῳ,
οὐδὲ κασίγνητος φίλος ἔσσεται, ὡς τὸ πάρος περ.
185 Ста­рых роди­те­лей ско­ро совсем почи­тать пере­ста­нут;
Будут их яро и зло поно­сить нече­сти­вые дети
Тяж­кою бра­нью, не зная воз­мез­дья богов; не захо­чет
Боль­ше никто достав­лять про­пи­та­нья роди­те­лям ста­рым.
Прав­ду заме­нит кулак. Горо­да под­па­дут раз­граб­ле­нию.
αἶψα δὲ γηράσκοντας ἀτιμήσουσι τοκῆας·
μέμψονται δ᾽ ἄρα τοὺς χαλεποῖς βάζοντες ἔπεσσι
σχέτλιοι οὐδὲ θεῶν ὄπιν εἰδότες· οὐδέ κεν οἵ γε
γηράντεσσι τοκεῦσιν ἀπὸ θρεπτήρια δοῖεν
χειροδίκαι· ἕτερος δ᾽ ἑτέρου πόλιν ἐξαλαπάξει.
190 И не воз­бу­дит ни в ком ува­же­нья ни клят­во­хра­ни­тель,
Ни спра­вед­ли­вый, ни доб­рый. Ско­рей наг­ле­цу и зло­дею
Станет почет воз­да­вать­ся. Где сила, там будет и пра­во.
Стыд про­па­дет. Чело­ве­ку хоро­ше­му люди худые
Лжи­вы­ми ста­нут вре­дить пока­за­нья­ми, лож­но кля­ня­ся.
οὐδέ τις εὐόρκου χάρις ἔσσεται οὔτε δικαίου
οὔτ᾽ ἀγαθοῦ, μᾶλλον δὲ κακῶν ῥεκτῆρα καὶ ὕβριν
ἀνέρες αἰνήσουσι· δίκη δ᾽ ἐν χερσί, καὶ αἰδὼς
οὐκ ἔσται· βλάψει δ᾽ ὁ κακὸς τὸν ἀρείονα φῶτα
μύθοισιν σκολιοῖς ἐνέπων, ἐπὶ δ᾽ ὅρκον ὀμεῖται.
195 Сле­дом за каж­дым из смерт­ных бес­счаст­ных пой­дет неот­вяз­но
Зависть зло­рад­ная и зло­языч­ная, с ликом ужас­ным.
Скорб­но с широ­ко­до­рож­ной зем­ли на Олимп мно­го­гла­вый,
Креп­ко пла­щом бело­снеж­ным заку­тав пре­крас­ное тело,
К веч­ным богам воз­не­сут­ся тогда, отле­тев­ши от смерт­ных,
ζῆλος δ᾽ ἀνθρώποισιν ὀιζυροῖσιν ἅπασι
δυσκέλαδος κακόχαρτος ὁμαρτήσει, στυγερώπης.
καὶ τότε δὴ πρὸς Ὄλυμπον ἀπὸ χθονὸς εὐρυοδείης
λευκοῖσιν φάρεσσι καλυψαμένα χρόα καλὸν
ἀθανάτων μετὰ φῦλον ἴτον προλιπόντ᾽ ἀνθρώπους
200 Совесть и Стыд. Лишь одни жесто­чай­шие, тяж­кие беды
Людям оста­нут­ся в жиз­ни. От зла избав­ле­нья не будет.

Бас­ню теперь рас­ска­жу я царям, как они ни разум­ны.
Вот что одна­жды ска­зал соло­вью пест­ро­глас­но­му яст­реб,
Ког­ти вон­зив­ши в него и неся его в тучах высо­ких.
Αἰδὼς καὶ Νέμεσις· τὰ δὲ λείψεται ἄλγεα λυγρὰ
θνητοῖς ἀνθρώποισι· κακοῦ δ᾽ οὐκ ἔσσεται ἀλκή.
νῦν δ᾽ αἶνον βασιλεῦσιν ἐρέω φρονέουσι καὶ αὐτοῖς·
ὧδ᾽ ἴρηξ προσέειπεν ἀηδόνα ποικιλόδειρον
ὕψι μάλ᾽ ἐν νεφέεσσι φέρων ὀνύχεσσι μεμαρπώς·
205 Жал­ко пищал соло­вей, прон­зен­ный кри­вы­ми ког­тя­ми,
Тот же вла­сти­тель­но с речью такою к нему обра­тил­ся:
«Что ты, несчаст­ный, пищишь? Ведь намно­го тебя я силь­нее!
Как ты ни пой, а тебя уне­су я куда мне угод­но,
И пообе­дать могу я тобой, и пустить на сво­бо­ду.
ἣ δ᾽ ἐλεόν, γναμπτοῖσι πεπαρμένη ἀμφ᾽ ὀνύχεσσι,
μύρετο· τὴν ὅγ᾽ ἐπικρατέως πρὸς μῦθον ἔειπεν·
δαιμονίη, τί λέληκας; ἔχει νύ σε πολλὸν ἀρείων·
τῇ δ᾽ εἶς, ᾗ σ᾽ ἂν ἐγώ περ ἄγω καὶ ἀοιδὸν ἐοῦσαν·
δεῖπνον δ᾽, αἴ κ᾽ ἐθέλω, ποιήσομαι ἠὲ μεθήσω.
210 Разу­ма тот не име­ет, кто мерить­ся хочет с силь­ней­шим:
Не побе­дит он его — к уни­же­нью лишь горе при­ба­вит!»
Вот что стре­ми­тель­ный яст­реб ска­зал, длин­но­кры­лая пти­ца.

Слу­шай­ся голо­са прав­ды, о Перс, и гор­до­сти бой­ся!
Гибель­на гор­дость для малых людей. Да и тем, кто повы­ше,
ἄφρων δ᾽, ὅς κ᾽ ἐθέλῃ πρὸς κρείσσονας ἀντιφερίζειν·
νίκης τε στέρεται πρός τ᾽ αἴσχεσιν ἄλγεα πάσχει.
ὣς ἔφατ᾽ ὠκυπέτης ἴρηξ, τανυσίπτερος ὄρνις.

ὦ Πέρση, σὺ δ᾽ ἄκουε δίκης, μηδ᾽ ὕβριν ὄφελλε·
ὕβρις γάρ τε κακὴ δειλῷ βροτῷ· οὐδὲ μὲν ἐσθλὸς
215 С нею про­жить нелег­ко; тяже­ло она ляжет на пле­чи,
Толь­ко лишь горе слу­чит­ся. Дру­гая доро­га надеж­ней:
Пра­ве­ден будь! Под конец посра­мит гор­де­ца непре­мен­но
Пра­вед­ный. Позд­но, уже постра­дав, узна­ёт это глу­пый.
Ибо тот­час за непра­вым реше­ни­ем Орк поспе­ша­ет.
ῥηιδίως φερέμεν δύναται, βαρύθει δέ θ᾽ ὑπ᾽ αὐτῆς
ἐγκύρσας ἄτῃσιν· ὁδὸς δ᾽ ἑτέρηφι παρελθεῖν
κρείσσων ἐς τὰ δίκαια· Δίκη δ᾽ ὑπὲρ Ὕβριος ἴσχει
ἐς τέλος ἐξελθοῦσα· παθὼν δέ τε νήπιος ἔγνω.
αὐτίκα γὰρ τρέχει Ὅρκος ἅμα σκολιῇσι δίκῃσιν.
220 Прав­ды же путь неиз­ме­нен, куда бы ее ни ста­ра­лись
Непра­во­су­дьем сво­им сво­ро­тить даро­яд­ные люди.
С пла­чем вослед им обхо­дит она горо­да и жили­ща,
Мра­ком туман­ным одев­шись, и беды на тех посы­ла­ет,
Кто ее гонит и суд над людь­ми сотво­ря­ет непра­вый.
τῆς δὲ Δίκης ῥόθος ἑλκομένης, ᾗ κ᾽ ἄνδρες ἄγωσι
δωροφάγοι, σκολιῇς δὲ δίκῃς κρίνωσι θέμιστας.
ἣ δ᾽ ἕπεται κλαίουσα πόλιν καὶ ἤθεα λαῶν,
ἠέρα ἑσσαμένη, κακὸν ἀνθρώποισι φέρουσα,
οἵ τε μιν ἐξελάσωσι καὶ οὐκ ἰθεῖαν ἔνειμαν.

225

Там же, где суд спра­вед­ли­вый нахо­дят и житель тузем­ный,
И чуже­стра­нец, где прав­ды никто нико­гда не пре­сту­пит,
Там госу­дар­ство цве­тет, и в нем про­цве­та­ют наро­ды;
Мир, вос­пи­та­нью спо­соб­ствуя юно­шей, цар­ству­ет в крае;
Войн им сви­ре­пых не шлет нико­гда Гро­мо­вер­жец-вла­ды­ка,
Οἳ δὲ δίκας ξείνοισι καὶ ἐνδήμοισι διδοῦσιν
ἰθείας καὶ μή τι παρεκβαίνουσι δικαίου,
τοῖσι τέθηλε πόλις, λαοὶ δ᾽ ἀνθεῦσιν ἐν αὐτῇ·
εἰρήνη δ᾽ ἀνὰ γῆν κουροτρόφος, οὐδέ ποτ᾽ αὐτοῖς
ἀργαλέον πόλεμον τεκμαίρεται εὐρύοπα Ζεύς·
230 И нико­гда пра­во­суд­ных людей ни несча­стье, ни голод
Не посе­ща­ют. В пирах потреб­ля­ют они, что добу­дут:
Пищу обиль­ную поч­ва при­но­сит им; гор­ные дубы
Желу­ди с веток дают
и пче­ли­ные соты из дупел.
Еле их овцы бре­дут, отяг­чен­ные шер­стью густою,
οὐδέ ποτ᾽ ἰθυδίκῃσι μετ᾽ ἀνδράσι λιμὸς ὀπηδεῖ
οὐδ᾽ ἄτη, θαλίῃς δὲ μεμηλότα ἔργα νέμονται.
τοῖσι φέρει μὲν γαῖα πολὺν βίον, οὔρεσι δὲ δρῦς
ἄκρη μέν τε φέρει βαλάνους, μέσση δὲ μελίσσας·
εἰροπόκοι δ᾽ ὄιες μαλλοῖς καταβεβρίθασιν·
235 Жены детей им рожа­ют, наруж­но­стью схо­жих с отца­ми.
Вся­кие бла­га у них в изоби­лье. И в море пус­кать­ся
Нуж­ды им нет: полу­ча­ют пло­ды они с нив хле­бо­дар­ных.

Кто же в над­мен­но­сти злой и в делах нече­сти­вых кос­не­ет,
Тем воз­да­ет по заслу­гам вла­ды­ка Кро­нид даль­но­зор­кий.
τίκτουσιν δὲ γυναῖκες ἐοικότα τέκνα γονεῦσιν·
θάλλουσιν δ᾽ ἀγαθοῖσι διαμπερές· οὐδ᾽ ἐπὶ νηῶν
νίσσονται, καρπὸν δὲ φέρει ζείδωρος ἄρουρα.
οἷς δ᾽ ὕβρις τε μέμηλε κακὴ καὶ σχέτλια ἔργα,
τοῖς δὲ δίκην Κρονίδης τεκμαίρεται εὐρύοπα Ζεύς.
240 Цело­му горо­ду часто в отве­те бывать при­хо­ди­лось
За чело­ве­ка, кото­рый гре­шит и тво­рит без­за­ко­нье.
Беды вели­кие сво­дит им с неба вла­ды­ка Кро­ни­он:
Голод сов­мест­но с чумой. Исче­за­ют со све­та наро­ды.
Жен­щи­ны боль­ше детей не рожа­ют, и гиб­нут дома их
πολλάκι καὶ ξύμπασα πόλις κακοῦ ἀνδρὸς ἀπηύρα,
ὅς κεν ἀλιτραίνῃ καὶ ἀτάσθαλα μηχανάαται.
τοῖσιν δ᾽ οὐρανόθεν μέγ᾽ ἐπήγαγε πῆμα Κρονίων
λιμὸν ὁμοῦ καὶ λοιμόν· ἀποφθινύθουσι δὲ λαοί.
οὐδὲ γυναῖκες τίκτουσιν, μινύθουσι δὲ οἶκοι
245 Пред­на­чер­та­ньем вла­ды­ки богов, олим­пий­ско­го Зев­са.
Или же губит у них он обиль­ное вой­ско, иль рушит
Сте­ны у горо­да, либо им в море суда потоп­ля­ет.

Сами, цари, пораз­мыс­ли­те вы о воз­мез­дии этом.
Близ­ко, повсю­ду меж нас, пре­бы­ва­ют бес­смерт­ные боги
Ζηνὸς φραδμοσύνῃσιν Ὀλυμπίου· ἄλλοτε δ᾽ αὖτε
ἢ τῶν γε στρατὸν εὐρὺν ἀπώλεσεν ἢ ὅ γε τεῖχος
ἢ νέας ἐν πόντῳ Κρονίδης ἀποαίνυται αὐτῶν.

ὦ βασιλῆς, ὑμεῖς δὲ καταφράζεσθε καὶ αὐτοὶ
τήνδε δίκην· ἐγγὺς γὰρ ἐν ἀνθρώποισιν ἐόντες
250 И наблю­да­ют за теми людь­ми, кто сво­им кри­во­су­дьем,
Кару пре­зрев­ши богов, разо­ре­нье друг дру­гу при­но­сит.
Посла­ны Зев­сом на зем­лю-кор­ми­ли­цу три мири­а­ды
Стра­жей бес­смерт­ных. Людей земно­род­ных они охра­ня­ют,
Пра­вых и злых чело­ве­че­ских дел согля­да­таи, бро­дят
ἀθάνατοι φράζονται, ὅσοι σκολιῇσι δίκῃσιν
ἀλλήλους τρίβουσι θεῶν ὄπιν οὐκ ἀλέγοντες.
τρὶς γὰρ μύριοί εἰσιν ἐπὶ χθονὶ πουλυβοτείρῃ
ἀθάνατοι Ζηνὸς φύλακες θνητῶν ἀνθρώπων·
οἵ ῥα φυλάσσουσίν τε δίκας καὶ σχέτλια ἔργα
255 По миру всю­ду они, обле­чен­ные мглою туман­ной.
Есть еще дева вели­кая Дике, рож­ден­ная Зев­сом,
Слав­ная, чти­мая все­ми бога­ми, жиль­ца­ми Олим­па.
Если непра­вым дея­ньем ее оскор­бят и оби­дят,
Под­ле роди­те­ля-Зев­са немед­ля садит­ся боги­ня
ἠέρα ἑσσάμενοι, πάντη φοιτῶντες ἐπ᾽ αἶαν.
ἡ δέ τε παρθένος ἐστὶ Δίκη, Διὸς ἐκγεγαυῖα,
κυδρή τ᾽ αἰδοίη τε θεῶν, οἳ Ὄλυμπον ἔχουσιν.
καί ῥ᾽ ὁπότ᾽ ἄν τίς μιν βλάπτῃ σκολιῶς ὀνοτάζων,
αὐτίκα πὰρ Διὶ πατρὶ καθεζομένη Κρονίωνι
260 И о неправ­де люд­ской сооб­ща­ет ему. И стра­да­ет
Целый народ за нече­стье царей, зло­умыш­лен­но прав­ду
Непра­во­су­дьем сво­им от пря­мо­го пути откло­нив­ших.
И бере­ги­тесь, цари-даро­яд­цы, чтоб так не слу­чи­лось!
Прав­ду блю­ди­те в реше­ньях и думать забудь­те о крив­де.
γηρύετ᾽ ἀνθρώπων ἄδικον νόον, ὄφρ᾽ ἀποτίσῃ
δῆμος ἀτασθαλίας βασιλέων, οἳ λυγρὰ νοεῦντες
ἄλλῃ παρκλίνωσι δίκας σκολιῶς ἐνέποντες.
ταῦτα φυλασσόμενοι, βασιλῆς, ἰθύνετε †δίκας
δωροφάγοι, σκολιέων δὲ δικέων ἐπὶ πάγχυ λάθεσθε.
265 Зло на себя замыш­ля­ет, кто зло на дру­го­го замыс­лил.
Злее все­го от дур­но­го сове­та совет­чик стра­да­ет.
Зев­со­во око все видит и вся­кую вещь при­ме­ча­ет;
Хочет вла­ды­ка, гля­дит, — и от взо­ров не скро­ет­ся зор­ких,
Как пра­во­су­дье блю­дет­ся внут­ри госу­дар­ства любо­го.
οἷ γ᾽ αὐτῷ κακὰ τεύχει ἀνὴρ ἄλλῳ κακὰ τεύχων,
ἡ δὲ κακὴ βουλὴ τῷ βουλεύσαντι κακίστη.
πάντα ἰδὼν Διὸς ὀφθαλμὸς καὶ πάντα νοήσας
καί νυ τάδ᾽, αἴ κ᾽ ἐθέλῃσ᾽, ἐπιδέρκεται, οὐδέ ἑ λήθει,
οἵην δὴ καὶ τήνδε δίκην πόλις ἐντὸς ἐέργει.
270 Нын­че ж и сам спра­вед­ли­вым я быть меж людей не желал бы,
Да зака­зал бы и сыну; ну, как же тут быть спра­вед­ли­вым,
Если чем кто непра­вее, тем лег­че упра­ву нахо­дит?
Верю, одна­ко, что Зевс не все­гда же тер­петь это будет.

Перс! Хоро­шень­ко запом­ни душою вни­ма­тель­ной вот что:
νῦν δὴ ἐγὼ μήτ᾽ αὐτὸς ἐν ἀνθρώποισι δίκαιος
εἴην μήτ᾽ ἐμὸς υἱός· ἐπεὶ κακὸν ἄνδρα δίκαιον
ἔμμεναι, εἰ μείζω γε δίκην ἀδικώτερος ἕξει·
ἀλλὰ τά γ᾽ οὔ πω ἔολπα τελεῖν Δία μητιόεντα.
ὦ Πέρση, σὺ δὲ ταῦτα μετὰ φρεσὶ βάλλεο σῇσι,
275 Слу­шай­ся голо­са прав­ды и думать забудь о наси­лье.
Ибо такой для людей уста­нов­лен закон Гро­мо­верж­цем:
Зве­ри, кры­ла­тые пти­цы и рыбы, поща­ды не зная,
Пусть поеда­ют друг дру­га: серд­ца их не веда­ют прав­ды.
Людям же прав­ду Кро­нид даро­вал — высо­чай­шее бла­го.
καὶ νυ δίκης ἐπάκουε, βίης δ᾽ ἐπιλήθεο πάμπαν.
τόνδε γὰρ ἀνθρώποισι νόμον διέταξε Κρονίων
ἰχθύσι μὲν καὶ θηρσὶ καὶ οἰωνοῖς πετεηνοῖς
ἐσθέμεν ἀλλήλους, ἐπεὶ οὐ δίκη ἐστὶ μετ᾽ αὐτοῖς·
ἀνθρώποισι δ᾽ ἔδωκε δίκην, ἣ πολλὸν ἀρίστη
280 Если кто, исти­ну зная, прав­ди­во дает пока­за­нья,
Сча­стье тому посы­ла­ет Кро­ни­он широ­ко­гля­дя­щий.
Кто ж в пока­за­ньях с наме­ре­ньем лжет и непра­во кля­нет­ся,
Тот, спра­вед­ли­вость разя, само­го себя ранит жесто­ко.
Жал­ким, ничтож­ным у мужа тако­го быва­ет потом­ство;
γίγνεται· εἰ γάρ τίς κ᾽ ἐθέλῃ τὰ δίκαι᾽ ἀγορεῦσαι
γιγνώσκων, τῷ μέν τ᾽ ὄλβον διδοῖ εὐρύοπα Ζεύς·
ὃς δέ κε μαρτυρίῃσι ἑκὼν ἐπίορκον ὀμόσσας
ψεύσεται, ἐν δὲ δίκην βλάψας νήκεστον ἀασθῇ,
τοῦ δέ τ᾽ ἀμαυροτέρη γενεὴ μετόπισθε λέλειπται·
285 А доб­ро­клят­вен­ный муж и потом­ков оста­вит хоро­ших.
С доб­рою целью тебе гово­рю я, о Перс без­рас­суд­ный!
Зла натво­рить сколь­ко хочешь — весь­ма немуд­ре­ное дело.
Путь не тяже­лый ко злу, оби­та­ет оно неда­ле­ко.
Но доб­ро­де­тель от нас отде­ли­ли бес­смерт­ные боги
ἀνδρὸς δ᾽ εὐόρκου γενεὴ μετόπισθεν ἀμείνων.
σοὶ δ᾽ ἐγὼ ἐσθλὰ νοέων ἐρέω, μέγα νήπιε Πέρση.
τὴν μέν τοι κακότητα καὶ ἰλαδὸν ἔστιν ἑλέσθαι
ῥηιδίως· λείη μὲν ὁδός, μάλα δ᾽ ἐγγύθι ναίει·
τῆς δ᾽ ἀρετῆς ἱδρῶτα θεοὶ προπάροιθεν ἔθηκαν
290 Тягост­ным потом: кру­та, высо­ка и длин­на к ней доро­га,
И труд­но­ва­та вна­ча­ле. Но если достиг­нешь вер­ши­ны,
Лег­кой и ров­ною станет доро­га, тяже­лая преж­де.

Тот — наи­луч­ший меж все­ми, кто вся­кое дело спо­со­бен
Сам обсу­дить и заране пред­ви­дит, что вый­дет из дела.
ἀθάνατοι· μακρὸς δὲ καὶ ὄρθιος οἶμος ἐς αὐτὴν
καὶ τρηχὺς τὸ πρῶτον· ἐπὴν δ᾽ εἰς ἄκρον ἵκηται,
ῥηιδίη δὴ ἔπειτα πέλει, χαλεπή περ ἐοῦσα.
οὗτος μὲν πανάριστος, ὃς αὐτὸς πάντα νοήσῃ
φρασσάμενος, τά κ᾽ ἔπειτα καὶ ἐς τέλος ᾖσιν ἀμείνω·
295 Чести досто­ин и тот, кто хоро­шим сове­там вни­ма­ет.
Кто же не смыс­лит и сам ниче­го и чужо­го сове­та
К серд­цу не хочет при­нять, — совсем чело­век бес­по­лез­ный.
Помни все­гда о заве­те моем и усерд­но рабо­тай,
Перс, о пото­мок богов, чтобы голод тебя нена­ви­дел,
ἐσθλὸς δ᾽ αὖ κἀκεῖνος, ὃς εὖ εἰπόντι πίθηται·
ὃς δέ κε μήτ᾽ αὐτὸς νοέῃ μήτ᾽ ἄλλου ἀκούων
ἐν θυμῷ βάλληται, ὃ δ᾽ αὖτ᾽ ἀχρήιος ἀνήρ.
ἀλλὰ σύ γ᾽ ἡμετέρης μεμνημένος αἰὲν ἐφετμῆς
ἐργάζευ, Πέρση, δῖον γένος, ὄφρα σε λιμὸς
300 Чтобы Демет­ра в пре­крас­ном вен­ке неиз­мен­но люби­ла
И напол­ня­ла амба­ры тебе все­воз­мож­ным при­па­сом.
Голод, тебе гово­рю я, все­гдаш­ний това­рищ ленив­ца.
Боги и люди по пра­ву на тех него­ду­ют, кто празд­но
Жизнь про­жи­ва­ет, подоб­но без­жаль­но­му трут­ню, кото­рый,
ἐχθαίρῃ, φιλέῃ δέ σ᾽ ἐυστέφανος Δημήτηρ
αἰδοίη, βιότου δὲ τεὴν πιμπλῇσι καλιήν·
λιμὸς γάρ τοι πάμπαν ἀεργῷ σύμφορος ἀνδρί.
τῷ δὲ θεοὶ νεμεσῶσι καὶ ἀνέρες, ὅς κεν ἀεργὸς
ζώῃ, κηφήνεσσι κοθούροις εἴκελος ὀργήν,
305 Сам не тру­дя­ся, рабо­той пита­ет­ся пчел хло­пот­ли­вых.
Так полю­би же дела свои вовре­мя делать и с рве­ньем —
Будут ломить­ся тогда у тебя от запа­сов амба­ры.
Труд чело­ве­ку ста­да добы­ва­ет и вся­кий доста­ток,
Если тру­дить­ся ты любишь, то будешь гораз­до милее
οἵ τε μελισσάων κάματον τρύχουσιν ἀεργοὶ
ἔσθοντες· σοὶ δ᾽ ἔργα φίλ᾽ ἔστω μέτρια κοσμεῖν,
ὥς κέ τοι ὡραίου βιότου πλήθωσι καλιαί.
ἐξ ἔργων δ᾽ ἄνδρες πολύμηλοί τ᾽ ἀφνειοί τε·
καὶ ἐργαζόμενοι πολὺ φίλτεροι ἀθανάτοισιν.
310 Веч­ным богам, как и людям: без­дель­ни­ки вся­ко­му мерз­ки.
Нет ника­ко­го позо­ра в рабо­те: позор­но без­де­лье,
Если ты тру­дишь­ся, ско­ро бога­тым, на зависть ленив­цам,
Ста­нешь. А вслед за богат­ством идут доб­ро­де­тель с поче­том.
Хочешь быва­лое сча­стье вер­нуть, так уж луч­ше рабо­тай,
[ἔσσεαι ἠδὲ βροτοῖς· μάλα γὰρ στυγέουσιν ἀεργούς]
ἔργον δ᾽ οὐδὲν ὄνειδος, ἀεργίη δέ τ᾽ ὄνειδος.
εἰ δέ κε ἐργάζῃ, τάχα σε ζηλώσει ἀεργὸς
πλουτεῦντα· πλούτῳ δ᾽ ἀρετὴ καὶ κῦδος ὀπηδεῖ.
δαίμονι δ᾽ οἷος ἔησθα, τὸ ἐργάζεσθαι ἄμεινον,
315 Серд­цем к чужо­му доб­ру пере­стань без­рас­суд­но тянуть­ся
И, как сове­тую я, о сво­ем про­пи­та­нье поду­май.
Стыд нехо­ро­ший повсю­ду сопут­ству­ет бед­но­му мужу,
Стыд, от кото­ро­го людям так мно­го вре­да, но и поль­зы.
Стыд — удел бед­ня­ка, а взо­ры бога­то­го сме­лы.
εἴ κεν ἀπ᾽ ἀλλοτρίων κτεάνων ἀεσίφρονα θυμὸν
εἰς ἔργον τρέψας μελετᾷς βίου, ὥς σε κελεύω.
αἰδὼς δ᾽ οὐκ ἀγαθὴ κεχρημένον ἄνδρα κομίζει,
αἰδώς, ἥ τ᾽ ἄνδρας μέγα σίνεται ἠδ᾽ ὀνίνησιν.
αἰδώς τοι πρὸς ἀνολβίῃ, θάρσος δὲ πρὸς ὄλβῳ.
320 Луч­ше доб­ром бого­дан­ным вла­деть, чем захва­чен­ным силой.
Если богат­ство вели­кое кто иль наси­льем добу­дет,
Или раз­бой­ным сво­им язы­ком — как быва­ет неред­ко
С теми людь­ми, у кото­рых стрем­ле­ни­ем жад­ным к коры­сти
Ум оту­ма­нен и вытес­нен стыд из серд­ца бес­стыд­ством, —
χρήματα δ᾽ οὐχ ἁρπακτά, θεόσδοτα πολλὸν ἀμείνω.
εἰ γάρ τις καὶ χερσὶ βίῃ μέγαν ὄλβον ἕληται,
ἢ ὅ γ᾽ ἀπὸ γλώσσης ληίσσεται, οἷά τε πολλὰ
γίγνεται, εὖτ᾽ ἂν δὴ κέρδος νόον ἐξαπατήσῃ
ἀνθρώπων, αἰδῶ δέ τ᾽ ἀναιδείη κατοπάζῃ·
325 Боги лег­ко чело­ве­ка тако­го уни­зят, раз­ру­шат
Дом, — и лишь крат­кое вре­мя он тешить­ся будет богат­ством.
То же слу­чит­ся и с тем, кто оби­дит про­ся­щих защи­ты
Иль чуже­стран­цев
, кто к бра­ту на ложе взой­дет, чтобы тай­но
Сово­ку­пить­ся с женою его, — что весь­ма непри­стой­но!
ῥεῖα δέ μιν μαυροῦσι θεοί, μινύθουσι δὲ οἶκον
ἀνέρι τῷ, παῦρον δέ τ᾽ ἐπὶ χρόνον ὄλβος ὀπηδεῖ.
ἶσον δ᾽ ὅς θ᾽ ἱκέτην ὅς τε ξεῖνον κακὸν ἔρξῃ,
ὅς τε κασιγνήτοιο ἑοῦ ἀνὰ δέμνια βαίνῃ
κρυπταδίης εὐνῆς ἀλόχου, παρακαίρια ῥέζων,
330 Кто лег­ко­мыс­лен­но про­тив сирот погре­шит мало­лет­них,
Кто нехо­ро­шею бра­нью отца сво­е­го обру­га­ет,
Стар­ца, на груст­ном поро­ге сто­я­ще­го ста­ро­сти тяж­кой.
Истин­но, вызо­вет гнев само­го он Кро­ни­да, и кара
Тяж­кая рано иль позд­но постигнет его за нече­стье!
ὅς τέ τευ ἀφραδίῃς ἀλιταίνεται ὀρφανὰ τέκνα,
ὅς τε γονῆα γέροντα κακῷ ἐπὶ γήραος οὐδῷ
νεικείῃ χαλεποῖσι καθαπτόμενος ἐπέεσσιν·
τῷ δ᾽ ἦ τοι Ζεὺς αὐτὸς ἀγαίεται, ἐς δὲ τελευτὴν
ἔργων ἀντ᾽ ἀδίκων χαλεπὴν ἐπέθηκεν ἀμοιβήν.
335 Это­го ты избе­гай без­рас­суд­ной сво­ею душою.
Жерт­вы бес­смерт­ным богам при­но­си сооб­раз­но достат­ку,
Свя­то и чисто, сжи­гай перед ними бле­стя­щие бед­ра.
Кро­ме того, воз­ли­я­нья богам совер­шай и куре­нья,
Спать ли идешь, появ­ле­нье ль свя­щен­но­го све­та встре­ча­ешь,
ἀλλὰ σὺ τῶν μὲν πάμπαν ἔεργ᾽ ἀεσίφρονα θυμόν.
κὰδ δύναμιν δ᾽ ἔρδειν ἱέρ᾽ ἀθανάτοισι θεοῖσιν
ἁγνῶς καὶ καθαρῶς, ἐπὶ δ᾽ ἀγλαὰ μηρία καίειν·
ἄλλοτε δὲ σπονδῇσι θύεσσί τε ἱλάσκεσθαι,
ἠμὲν ὅτ᾽ εὐνάζῃ καὶ ὅτ᾽ ἂν φάος ἱερὸν ἔλθῃ,
340 Чтобы к тебе отно­си­лись они с бла­го­склон­ной душою,
Чтоб поку­пал ты участ­ки дру­гих, а не твой бы — дру­гие.

Дру­га зови на пируш­ку, вра­га обхо­ди при­гла­ше­ньем.
Тех, кто с тобою живет по сосед­ству, зови непре­мен­но:
Если несча­стье слу­чит­ся, — когда еще пояс под­вя­жет
ὥς κέ τοι ἵλαον κραδίην καὶ θυμὸν ἔχωσιν,
ὄφρ᾽ ἄλλων ὠνῇ κλῆρον, μὴ τὸν τεὸν ἄλλος.
τὸν φιλέοντ᾽ ἐπὶ δαῖτα καλεῖν, τὸν δ᾽ ἐχθρὸν ἐᾶσαι·
τὸν δὲ μάλιστα καλεῖν, ὅς τις σέθεν ἐγγύθι ναίει·
εἰ γάρ τοι καὶ χρῆμ᾽ ἐγχώριον ἄλλο γένηται,
345 Свой­ствен­ник твой! А сосед и без поя­са явит­ся тот­час.
Истая язва — сосед нехо­ро­ший; хоро­ший — наход­ка.
В жиз­ни хоро­ший сосед при­ят­нее поче­стей вся­ких.
Если бы не был сосед твой дурен, то и бык не погиб бы.
Точ­но отме­рив, бери у сосе­да взай­мы: отда­вая,
γείτονες ἄζωστοι ἔκιον, ζώσαντο δὲ πηοί.
πῆμα κακὸς γείτων, ὅσσον τ᾽ ἀγαθὸς μέγ᾽ ὄνειαρ.
ἔμμορέ τοι τιμῆς, ὅς τ᾽ ἔμμορε γείτονος ἐσθλοῦ.
οὐδ᾽ ἂν βοῦς ἀπόλοιτ᾽, εἰ μὴ γείτων κακὸς εἴη.
εὖ μὲν μετρεῖσθαι παρὰ γείτονος, εὖ δ᾽ ἀποδοῦναι,
350 Меряй такою же мерой, а можешь, — так даже и боль­ше,
Чтобы навер­но и впредь полу­чить, коль нуж­да при­клю­чит­ся.
Выгод нечи­стых беги: нечи­стая выго­да — гибель.
Тех, кто любит, — люби; если кто напа­дет, — защи­щай­ся.
Толь­ко даю­щим давай; ниче­го не давай неда­ю­щим.
αὐτῷ τῷ μέτρῳ, καὶ λώιον, αἴ κε δύνηαι,
ὡς ἂν χρηίζων καὶ ἐς ὕστερον ἄρκιον εὕρῃς.
μὴ κακὰ κερδαίνειν· κακὰ κέρδεα ἶσ᾽ ἀάτῃσιν.
τὸν φιλέοντα φιλεῖν, καὶ τῷ προσιόντι προσεῖναι.
καὶ δόμεν, ὅς κεν δῷ, καὶ μὴ δόμεν, ὅς κεν μὴ δῷ.
355 Вся­кий даю­ще­му даст, неда­ю­ще­му вся­кий отка­жет.
Дать — хоро­шо; но насиль­но беру­ще­го смерть ожи­да­ет.
Тот, кто охот­но дает, если даже дает он и мно­го,
Чув­ству­ет радость, давая, и серд­цем сво­им весе­лит­ся.
Если же кто свое­воль­но берет, пови­ну­ясь бес­стыд­ству, —
δώτῃ μέν τις ἔδωκεν, ἀδώτῃ δ᾽ οὔτις ἔδωκεν.
δὼς ἀγαθή, ἅρπαξ δὲ κακή, θανάτοιο δότειρα.
ὃς μὲν γάρ κεν ἀνὴρ ἐθέλων, ὅ γε, κεἰ μέγα δοίη,
χαίρει τῷ δώρῳ καὶ τέρπεται ὃν κατὰ θυμόν·
ὃς δέ κεν αὐτὸς ἕληται ἀναιδείηφι πιθήσας,
360 Пусть и немно­го он взял, — но печа­лит нам милое серд­це.
Если и малое даже при­кла­ды­вать к мало­му будешь,
Ско­ро боль­шим оно станет; при­кла­ды­вай толь­ко поча­ще.
Жгу­че­го голо­да тот избе­жит, кто копить при­учил­ся.
Если что запер­то дома, об этом забо­ты немно­го.

363
361
362
καί τε σμικρὸν ἐόν, τό γ᾽ ἐπάχνωσεν φίλον ἦτορ.
ὃς δ᾽ ἐπ᾽ ἐόντι φέρει, ὃ δ᾽ ἀλέξεται αἴθοπα λιμόν·
εἰ γάρ κεν καὶ σμικρὸν ἐπὶ σμικρῷ καταθεῖο
καὶ θαμὰ τοῦτ᾽ ἔρδοις, τάχα κεν μέγα καὶ τὸ γένοιτο.
οὐδὲ τό γ᾽ ἐν οἴκῳ κατακείμενον ἀνέρα κήδει.
365 Дома полез­нее быть, оста­вать­ся сна­ру­жи опас­но.
Брать — хоро­шо из того, что име­ешь. Но гибель для духа
Рвать­ся к тому, чего нет. Хоро­шень­ко поду­май об этом.
Пей себе вво­лю, когда нача­та иль кон­ча­ет­ся боч­ка,
Будь на серед­ке уме­рен; у дна же смеш­на береж­ли­вость.
οἴκοι βέλτερον εἶναι, ἐπεὶ βλαβερὸν τὸ θύρηφιν.
ἐσθλὸν μὲν παρεόντος ἑλέσθαι, πῆμα δὲ θυμῷ
χρηίζειν ἀπεόντος, ἅ σε φράζεσθαι ἄνωγα.
ἀρχομένου δὲ πίθου καὶ λήγοντος κορέσασθαι,
μεσσόθι φείδεσθαι· δειλὴ δ᾽ ἐνὶ πυθμένι φειδώ.
370 Дру­гу все­гда обес­пе­че­на будь дого­вор­ная пла­та.
С бра­том и с тем, как бы в шут­ку, дела при сви­де­те­лях делай.
Как подо­зри­тель­ность, так и довер­чи­вость гибель при­но­сит.
Жен­щин беги вер­ти­хво­сток, маня­щих речей их не слу­шай.
Ум тебе жен­щи­на вскру­жит и живо амба­ры очи­стит.
μισθὸς δ᾽ ἀνδρὶ φίλῳ εἰρημένος ἄρκιος ἔστω.
καί τε κασιγνήτῳ γελάσας ἐπὶ μάρτυρα θέσθαι.
πίστεις γάρ τοι ὁμῶς καὶ ἀπιστίαι ὤλεσαν ἄνδρας.
μὴ δὲ γυνή σε νόον πυγοστόλος ἐξαπατάτω
αἱμύλα κωτίλλουσα, τεὴν διφῶσα καλιήν.
375 Верит поис­ти­не вору ноч­но­му, кто жен­щине верит!
Еди­но­род­ным да будет твой сын. Тогда сохра­нит­ся
В цело­сти отче­ский дом и умно­жит­ся вся­ким богат­ством.
Пусть он умрет ста­ри­ком — и опять одно­го лишь оста­вит.
Впро­чем, Кро­ни­ду лег­ко осчаст­ли­вить богат­ством и мно­гих:
ὃς δὲ γυναικὶ πέποιθε, πέποιθ᾽ ὅ γε φηλήτῃσιν.
μουνογενὴς δὲ πάις εἴη πατρώιον οἶκον
φερβέμεν ὣς γὰρ πλοῦτος ἀέξεται ἐν μεγάροισιν.
γηραιὸς δὲ θάνοις ἕτερον παῖδ᾽ ἐγκαταλείπων.
ῥεῖα δέ κεν πλεόνεσσι πόροι Ζεὺς ἄσπετον ὄλβον.
380 Боль­ше о мно­гих забо­ты, одна­ко и выго­ды боль­ше.

Если к богат­ству в гру­ди тво­ей серд­це стре­мит­ся, то делай,
Как гово­рю я, свер­шая рабо­ту одну за дру­гою.
Лишь на восто­ке нач­нут всхо­дить Атлан­ти­ды-Пле­я­ды,
Жать поспе­шай; а нач­нут захо­дить — за посев при­ни­май­ся.
πλείων μὲν πλεόνων μελέτη, μείζων δ᾽ ἐπιθήκη.
σοὶ δ᾽ εἰ πλούτου θυμὸς ἐέλδεται ἐν φρεσὶν ᾗσιν,
ὧδ᾽ ἔρδειν, καὶ ἔργον ἐπ᾽ ἔργῳ ἐργάζεσθαι.

πληιάδων Ἀτλαγενέων ἐπιτελλομενάων
ἄρχεσθ᾽ ἀμήτου, ἀρότοιο δὲ δυσομενάων.
385 На сорок дней и ночей совер­шен­но скры­ва­ют­ся с неба
Звез­ды-Пле­я­ды, потом же ста­но­вят­ся вид­ны­ми гла­зу
Сно­ва в то вре­мя, как люди желе­зо точить начи­на­ют,
Всю­ду таков на рав­ни­нах закон: и для тех, кто у моря
Близ­ко живет, и для тех, кто в уще­ли­стых гор­ных доли­нах,
αἳ δή τοι νύκτας τε καὶ ἤματα τεσσαράκοντα
κεκρύφαται, αὖτις δὲ περιπλομένου ἐνιαυτοῦ
φαίνονται τὰ πρῶτα χαρασσομένοιο σιδήρου.
οὗτός τοι πεδίων πέλεται νόμος, οἵ τε θαλάσσης
ἐγγύθι ναιετάουσ᾽, οἵ τ᾽ ἄγκεα βησσήεντα,
390 От мно­го­шум­но­го моря седо­го вда­ли, насе­ля­ет
Туч­ные зем­ли. Но сеешь ли ты, или жнешь, или пашешь —
Голым рабо­тай все­гда! Толь­ко так при­ве­дешь к окон­ча­нью
Вовре­мя вся­кое дело Демет­ры. И вовре­мя будет
Все у тебя воз­рас­тать. Недо­стат­ка ни в чем не узна­ешь
πόντου κυμαίνοντος ἀπόπροθι, πίονα χῶρον
ναίουσιν· γυμνὸν σπείρειν, γυμνὸν δὲ βοωτεῖν,
γυμνὸν δ᾽ ἀμάειν, εἴ χ᾽ ὥρια πάντ᾽ ἐθέλῃσθα
ἔργα κομίζεσθαι Δημήτερος· ὥς τοι ἕκαστα
ὥρι᾽ ἀέξηται, μή πως τὰ μέταζε χατίζων
395 И по чужим без­успеш­но домам поби­рать­ся не будешь.
Так ведь ко мне ты теперь и при­шел. Но тебе ниче­го я
Боль­ше не дам, не отме­рю: рабо­тай, о Перс без­рас­суд­ный!
Веч­ным зако­ном бес­смерт­ных поло­же­но людям рабо­тать.
Ина­че вме­сте с детьми и женою, в сты­де и печа­ли,
πτώσσῃς ἀλλοτρίους οἴκους καὶ μηδὲν ἀνύσσῃς.
ὡς καὶ νῦν ἐπ᾽ ἔμ᾽ ἦλθες· ἐγὼ δέ τοι οὐκ ἐπιδώσω
οὐδ᾽ ἐπιμετρήσω· ἐργάζευ, νήπιε Πέρση,
ἔργα, τά τ᾽ ἀνθρώποισι θεοὶ διετεκμήραντο,
μή ποτε σὺν παίδεσσι γυναικί τε θυμὸν ἀχεύων
400 По рав­но­душ­ным сосе­дям при­дет­ся тебе поби­рать­ся.
Рази­ка два или три пода­дут вам, но если наску­чишь,
То ниче­го не добьешь­ся, напрас­но лишь речи потра­тишь.
Паст­би­ще слов тво­их будет без поль­зы. Поду­май-ка луч­ше,
Как рас­пла­тить­ся с дол­га­ми и с голо­дом боль­ше не знать­ся.
ζητεύῃς βίοτον κατὰ γείτονας, οἳ δ᾽ ἀμελῶσιν.
δὶς μὲν γὰρ καὶ τρὶς τάχα τεύξεαι· ἢν δ᾽ ἔτι λυπῇς,
χρῆμα μὲν οὐ πρήξεις, σὺ δ᾽ ἐτώσια πόλλ᾽ ἀγορεύσεις·
ἀχρεῖος δ᾽ ἔσται ἐπέων νομός. ἀλλά σ᾽ ἄνωγα
φράζεσθαι χρειῶν τε λύσιν λιμοῦ τ᾽ ἀλεωρήν.

405

В первую оче­редь — дом и вол рабо­тя­щий для паш­ни,
Жен­щи­на, чтобы волов под­го­нять: не жена — покуп­ная!
Все же ору­дия в доме да будут в исправ­но­сти пол­ной,
Чтоб не про­сить у дру­го­го; отка­жет он, — как обер­нешь­ся?
Нуж­ное вре­мя уйдет, и полу­чит­ся в деле замин­ка.
οἶκον μὲν πρώτιστα γυναῖκά τε βοῦν τ᾽ ἀροτῆρα,
κτητήν, οὐ γαμετήν, ἥτις καὶ βουσὶν ἕποιτο,
χρήματα δ᾽ ἐν οἴκῳ πάντ᾽ ἄρμενα ποιήσασθαι,
μὴ σὺ μὲν αἰτῇς ἄλλον, ὃ δ᾽ ἀρνῆται, σὺ δὲ τητᾷ,
ἡ δ᾽ ὥρη παραμείβηται, μινύθῃ δὲ τὸ ἔργον.
410 И не откла­ды­вай дела до зав­тра­ва, до после­зав­тра:
Пусты амба­ры у тех, кто рабо­тать ленит­ся и веч­но
Дело откла­ды­вать любит: богат­ство дает­ся ста­ра­ньем.
Меш­кот­ный борет­ся с беда­ми всю свою жизнь непре­рыв­но.

В позд­нюю осень, когда ослаб­ля­ет паля­щее солн­це
μηδ᾽ ἀναβάλλεσθαι ἔς τ᾽ αὔριον ἔς τε ἔνηφιν·
οὐ γὰρ ἐτωσιοεργὸς ἀνὴρ πίμπλησι καλιὴν
οὐδ᾽ ἀναβαλλόμενος· μελέτη δὲ τὸ ἔργον ὀφέλλει·
αἰεὶ δ᾽ ἀμβολιεργὸς ἀνὴρ ἄτῃσι παλαίει.
ἦμος δὴ λήγει μένος ὀξέος ἠελίοιο
415 Жгу­чий свой зной пото­гон­ный, и льет­ся на зем­лю дождя­ми
Зевс мно­го­мощ­ный, и сно­ва ста­но­вит­ся тело люд­ское
Быст­рым и лег­ким, — недол­го тогда при сия­нии солн­ца
Над голо­ва­ми рож­ден­ных для смер­ти людей совер­ша­ет
Сири­ус путь свой, но боль­ше явля­ет­ся на небе ночью.
καύματος ἰδαλίμου, μετοπωρινὸν ὀμβρήσαντος
Ζηνὸς ἐρισθενέος, μετὰ δὲ τρέπεται βρότεος χρὼς
πολλὸν ἐλαφρότερος· δὴ γὰρ τότε Σείριος ἀστὴρ
βαιὸν ὑπὲρ κεφαλῆς κηριτρεφέων ἀνθρώπων
ἔρχεται ἠμάτιος, πλεῖον δέ τε νυκτὸς ἐπαυρεῖ·
420 Леса, кото­рый теперь ты под­ру­бишь, чер­вяк не исто­чит.
Сып­лют­ся листья с дере­вьев, побе­ги свой рост пре­кра­ща­ют.
Самое вре­мя гото­вить из дере­ва нуж­ные вещи.
Сре­зы­вай ступ­ку дли­ной в три сто­пы, а пестик — в три лок­тя;
Ось — дли­ною в семь стоп, все­го это будет удоб­ней;
τῆμος ἀδηκτοτάτη πέλεται τμηθεῖσα σιδήρῳ
ὕλη, φύλλα δ᾽ ἔραζε χέει, πτόρθοιό τε λήγει·
τῆμος ἄρ᾽ ὑλοτομεῖν μεμνημένος ὥρια ἔργα.
ὄλμον μὲν τριπόδην τάμνειν, ὕπερον δὲ τρίπηχυν,
ἄξονα δ᾽ ἑπταπόδην· μάλα γάρ νύ τοι ἄρμενον οὕτω·
425 Если ж и в восемь, то вый­дет еще из кус­ка коло­туш­ка.
Режь кося­ки по три пяди к коле­сам в десять ладо­ней.
Режь и поболь­ше суков искрив­лен­ных из паду­ба; всю­ду
В поле ищи и в горах и, нашед­ши, домой отно­си их:
Нет пре­вос­ход­нее скре­пы для плу­га, чем скре­па такая,
εἰ δέ κεν ὀκταπόδην, ἀπὸ καὶ σφῦράν κε τάμοιο.
τρισπίθαμον δ᾽ ἄψιν τάμνειν δεκαδώρῳ ἀμάξῃ.
πόλλ᾽ ἐπικαμπύλα κᾶλα· φέρειν δὲ γύην, ὅτ᾽ ἂν εὕρῃς,
ἐς οἶκον, κατ᾽ ὄρος διζήμενος ἢ κατ᾽ ἄρουραν,
πρίνινον· ὃς γὰρ βουσὶν ἀροῦν ὀχυρώτατός ἐστιν,
430 Если рабо­чий Афи­ны, к рас­со­хе кри­вую ту скре­пу
Проч­но при­ла­див, гвоз­дя­ми при­бьет ее к плуж­но­му дыш­лу.
Два сна­ря­ди себе плу­га, чтоб были все­гда под рукою, —
Цель­ный один, а дру­гой состав­ной; так удоб­нее будет:
Если сло­ма­ешь один, оста­ет­ся дру­гой наго­то­ве.
εὖτ᾽ ἂν Ἀθηναίης δμῷος ἐν ἐλύματι πήξας
γόμφοισιν πελάσας προσαρήρεται ἱστοβοῆι.
δοιὰ δὲ θέσθαι ἄροτρα, πονησάμενος κατὰ οἶκον,
αὐτόγυον καὶ πηκτόν, ἐπεὶ πολὺ λώιον οὕτω·
εἴ χ᾽ ἕτερον ἄξαις, ἕτερόν κ᾽ ἐπὶ βουσὶ βάλοιο.
435 Дышло из вяза иль лав­ра готовь, — не точат их чер­ви;
Скре­пу из паду­ба делай, рас­со­ху — из дуба. Быков же
Девя­ти­лет­них себе поку­пай ты, вполне воз­му­жа­лых:
Сила таких нема­ла, и все­го они луч­ше в рабо­те.
Драть­ся друг с дру­гом не ста­нут они в бороз­де, не сло­ма­ют
δάφνης δ᾽ ἢ πτελέης ἀκιώτατοι ἱστοβοῆες,
δρυὸς ἔλυμα, γύης πρίνου· βόε δ᾽ ἐνναετήρω
ἄρσενε κεκτῆσθαι, τῶν γὰρ σθένος οὐκ ἀλαπαδνόν,
ἥβης μέτρον ἔχοντε· τὼ ἐργάζεσθαι ἀρίστω.
οὐκ ἂν τώ γ᾽ ἐρίσαντε ἐν αὔλακι κὰμ μὲν ἄροτρον
440 Плу­га тебе, и в рабо­те тво­ей пере­ры­ва не будет.
Соро­ка­лет­ний за ними да сле­ду­ет креп­кий работ­ник,
Съев­ший к обе­ду четы­ре кус­ка вось­ми­доль­но­го хле­ба,
Чтобы рабо­тал усерд­но и бороз­ду гнал бы пря­мую,
Вбок на при­я­те­лей глаз не косил бы, но душу в рабо­ту
ἄξειαν, τὸ δὲ ἔργον ἐτώσιον αὖθι λίποιεν.
τοῖς δ᾽ ἅμα τεσσαρακονταετὴς αἰζηὸς ἕποιτο
ἄρτον δειπνήσας τετράτρυφον, ὀκτάβλωμον,
ὃς ἔργου μελετῶν ἰθεῖάν κ᾽ αὔλακ᾽ ἐλαύνοι,
μηκέτι παπταίνων μεθ᾽ ὁμήλικας, ἀλλ᾽ ἐπὶ ἔργῳ
445 Вкла­ды­вал. Луч­ше его нико­гда моло­дой не суме­ет
Поля засе­ять, чтоб не было нуж­ды в посе­ве вто­рич­ном.
Кто помо­ло­же, тот боль­ше на сверст­ни­ков в сто­ро­ну смот­рит.
Стро­го сле­ди, чтобы вовре­мя крик журав­ли­ный услы­шать,
Из обла­ков с под­не­бес­ных высот еже­год­но зву­ча­щий;
θυμὸν ἔχων· τοῦ δ᾽ οὔτι νεώτερος ἄλλος ἀμείνων
σπέρματα δάσσασθαι καὶ ἐπισπορίην ἀλέασθαι.
κουρότερος γὰρ ἀνὴρ μεθ᾽ ὁμήλικας ἐπτοίηται.
φράζεσθαι δ᾽, εὖτ᾽ ἂν γεράνου φωνὴν ἐπακούσῃς
ὑψόθεν ἐκ νεφέων ἐνιαύσια κεκληγυίης·
450 Знак он для сева дает, про­воз­вест­ни­ком слу­жит дожд­ли­вой
Зим­ней пого­ды и серд­це куса­ет мужам без­во­лов­ным.
Дома кор­ми у себя в это вре­мя волов кри­во­ро­гих.
Сло­во нетруд­но ска­зать: «Одол­жи мне волов и теле­гу!»
Но и нетруд­но отка­зом отве­тить: «Волы, брат, в рабо­те!»
ἥτ᾽ ἀρότοιό τε σῆμα φέρει καὶ χείματος ὥρην
δεικνύει ὀμβρηροῦ· κραδίην δ᾽ ἔδακ᾽ ἀνδρὸς ἀβούτεω·
δὴ τότε χορτάζειν ἕλικας βόας ἔνδον ἐόντας·
ῥηίδιον γὰρ ἔπος εἰπεῖν· βόε δὸς καὶ ἄμαξαν·
ῥηίδιον δ᾽ ἀπανήνασθαι· πάρα ἔργα βόεσσιν.
455 Само­на­де­ян­но ска­жет иной: «Ско­ло­чу-ка теле­гу!»
Но ведь в теле­ге-то сот­ня частей! Иль не зна­ет он, дурень?
Их бы вот заго­дя он на дому у себя заго­то­вил!

Толь­ко что вре­мя для смерт­ных при­дет при­ни­мать­ся за вспаш­ку,
Рев­ност­но все за рабо­ту берись — батра­ки и хозя­ин.
φησὶ δ᾽ ἀνὴρ φρένας ἀφνειὸς πήξασθαι ἄμαξαν,
νήπιος, οὐδὲ τὸ οἶδ᾽· ἑκατὸν δέ τε δούρατ᾽ ἀμάξης,
τῶν πρόσθεν μελέτην ἐχέμεν οἰκήια θέσθαι.
εὖτ᾽ ἂν δὲ πρώτιστ᾽ ἄροτος θνητοῖσι φανείῃ,
δὴ τότ᾽ ἐφορμηθῆναι ὁμῶς δμῶές τε καὶ αὐτὸς
460 Влаж­ная ль поч­ва, сухая ль — паши, пере­дыш­ки не зная,
С ран­ней вста­вая зарею, чтоб пыш­ная вырос­ла нива.
Вспа­шешь вес­ною, а летом вздво­ишь — и обма­нут не будешь.
Перед­во­ив, засе­вай, пока еще бороз­ды рых­лы.
Пар вздво­ен­ный детей от беды защи­тит и уте­шит.
αὔην καὶ διερὴν ἀρόων ἀρότοιο καθ᾽ ὥρην,
πρωὶ μάλα σπεύδων, ἵνα τοι πλήθωσιν ἄρουραι.
ἦρι πολεῖν· θέρεος δὲ νεωμένη οὔ σ᾽ ἀπατήσει.
νειὸν δὲ σπείρειν ἔτι κουφίζουσαν ἄρουραν·
νειὸς ἀλεξιάρη παίδων εὐκηλήτειρα.
465 Жар­ко под­зем­но­му Зев­су молись и Демет­ре пре­чи­стой,
Чтоб пол­но­вес­ны­ми вышли свя­щен­ные зер­на Демет­ры.
В самом нача­ле посе­ва молись им, как толь­ко, за руч­ку
Плуж­ную взяв­шись рукой, остри­ем бато­га при­кос­нешь­ся
К спи­нам волов, на ярмо нале­га­ю­щих. Сза­ди с моты­гой
εὔχεσθαι δὲ Διὶ χθονίῳ Δημήτερί θ᾽ ἁγνῇ,
ἐκτελέα βρίθειν Δημήτερος ἱερὸν ἀκτήν,
ἀρχόμενος τὰ πρῶτ᾽ ἀρότου, ὅτ᾽ ἂν ἄκρον ἐχέτλης
χειρὶ λαβὼν ὅρπηκα βοῶν ἐπὶ νῶτον ἵκηαι
ἔνδρυον ἑλκόντων μεσάβων. ὁ δὲ τυτθὸς ὄπισθε
470 Маль­чик-неволь­ник пус­кай затруд­не­ние пти­цам гото­вит,
Семя зем­лей засы­пая. Для смерт­ных поря­док и точ­ность
В жиз­ни полез­ней все­го, а вред­нее все­го бес­по­ря­док.
Скло­нят­ся так до зем­ли налив­ные коло­сья на ниве, —
Толь­ко бы доб­рый конец поже­лал даро­вать Олим­пи­ец!
δμῷος ἔχων μακέλην πόνον ὀρνίθεσσι τιθείη
σπέρμα κατακρύπτων· ἐυθημοσύνη γὰρ ἀρίστη
θνητοῖς ἀνθρώποις, κακοθημοσύνη δὲ κακίστη.
ὧδέ κεν ἀδροσύνῃ στάχυες νεύοιεν ἔραζε,
εἰ τέλος αὐτὸς ὄπισθεν Ὀλύμπιος ἐσθλὸν ὀπάζοι,
475 От пау­ти­ны очи­сти сосу­ды. И будешь, наде­юсь,
Всею душой весе­лить­ся, при­па­сы из них доста­вая.
В пол­ном достат­ке до свет­лой вес­ны дожи­вешь, и не будет
Дела тебе до сосе­дей, — в тебе они будут нуж­дать­ся.
Если свя­щен­ную поч­ву засе­ешь при сол­но­во­ро­те,
ἐκ δ᾽ ἀγγέων ἐλάσειας ἀράχνια· καί σε ἔολπα
γηθήσειν βιότου αἰρεύμενον ἔνδον ἐόντος.
εὐοχθέων δ᾽ ἵξεαι πολιὸν ἔαρ, οὐδὲ πρὸς ἄλλους
αὐγάσεαι· σέο δ᾽ ἄλλος ἀνὴρ κεχρημένος ἔσται.
εἰ δέ κεν ἠελίοιο τροπῇς ἀρόῳς χθόνα δῖαν,
480 Жать тебе сидя при­дет­ся, пома­лу гор­стя­ми хва­тая;
Пылью покры­тый, не очень-то раду­ясь, свя­жешь коло­сья
И поне­сешь их в кор­зине; никто на тебя и не взглянет.
Впро­чем, измен­чи­вы мыс­ли у Зев­са-эги­до­дер­жав­ца,
Людям, для смер­ти рож­ден­ным, в реше­нья его не про­ник­нуть.
ἥμενος ἀμήσεις ὀλίγον περὶ χειρὸς ἐέργων,
ἀντία δεσμεύων κεκονιμένος, οὐ μάλα χαίρων,
οἴσεις δ᾽ ἐν φορμῷ· παῦροι δέ σε θηήσονται.
ἄλλοτε δ᾽ ἀλλοῖος Ζηνὸς νόος αἰγιόχοιο,
ἀργαλέος δ᾽ ἄνδρεσσι καταθνητοῖσι νοῆσαι.
485 Если посе­ешь­ся позд­но, то вот что помочь тебе может:
В пору, когда куко­вать начи­на­ет кукуш­ка в дубо­вой
Тем­ной лист­ве, услаж­дая людей на зем­ле бес­пре­дель­ной,
К тре­тье­му дню пусть Кро­нид задо­ждит и стру­ит­ся, доко­ле
В уро­вень станет с воло­вьим копы­том, — не выше, не ниже.
εἰ δέ κεν ὄψ᾽ ἀρόσῃς, τόδε κέν τοι φάρμακον εἴη·
ἦμος κόκκυξ κοκκύζει δρυὸς ἐν πετάλοισι
τὸ πρῶτον, τέρπει δὲ βροτοὺς ἐπ᾽ ἀπείρονα γαῖαν,
τῆμος Ζεὺς ὕοι τρίτῳ ἤματι μηδ᾽ ἀπολήγοι,
μήτ᾽ ἄρ᾽ ὑπερβάλλων βοὸς ὁπλὴν μήτ᾽ ἀπολείπων·
490 Так и посе­яв­ший позд­но срав­ня­ет­ся с сеяв­шим рано.
Все это в серд­це сво­ем сбе­ре­ги и сле­ди хоро­шень­ко
За насту­па­ю­щей свет­лой вес­ной, за дожд­ли­вы­ми дня­ми.

Не захо­ди ни в корч­му, разо­гре­тую жар­ко, ни в куз­ню
Зим­ней порою, когда чело­ве­ку рабо­тать меша­ет
οὕτω κ᾽ ὀψαρότης πρῳηρότῃ ἰσοφαρίζοι.
ἐν θυμῷ δ᾽ εὖ πάντα φυλάσσεο· μηδέ σε λήθοι
μήτ᾽ ἔαρ γιγνόμενον πολιὸν μήθ᾽ ὥριος ὄμβρος.
πὰρ δ᾽ ἴθι χάλκειον θῶκον καὶ ἐπαλέα λέσχην
ὥρῃ χειμερίῃ, ὁπότε κρύος ἀνέρα ἔργων
495 Холод: при­леж­ный рабо­ту най­дет и теперь себе дома.
Бой­ся, чтоб бед­ность жесто­кой зимою тебя не настиг­ла:
Будешь ты тис­кать рукой исху­да­лой опух­шие ноги.
Часто лен­тяй, испол­не­нья надеж­ды пустой ожи­дая,
Впав­ши в нуж­ду, на дела нехо­ро­шие серд­цем скло­нял­ся.
ἰσχάνει, ἔνθα κ᾽ ἄοκνος ἀνὴρ μέγα οἶκον ὀφέλλοι,
μή σε κακοῦ χειμῶνος ἀμηχανίη καταμάρψῃ
σὺν πενίῃ, λεπτῇ δὲ παχὺν πόδα χειρὶ πιέζῃς.
πολλὰ δ᾽ ἀεργὸς ἀνήρ, κενεὴν ἐπὶ ἐλπίδα μίμνων,
χρηίζων βιότοιο, κακὰ προσελέξατο θυμῷ.
500 Труд­но тому бед­ня­ку, кто в корч­мах засе­да­ет, надеж­дой
Тешит­ся доб­рой, когда он и хле­ба кус­ка не име­ет.
Пре­ду­пре­ждай домо­чад­цев, когда еще лето в раз­га­ре:
«Помни­те, лето не веч­но про­длит­ся, — готовь­те запа­сы!»
Месяц очень пло­хой — лене­он, для ско­ти­ны тяже­лый.
ἐλπὶς δ᾽ οὐκ ἀγαθὴ κεχρημένον ἄνδρα κομίζει,
ἥμενον ἐν λέσχῃ, τῷ μὴ βίος ἄρκιος εἴη.
δείκνυε δὲ δμώεσσι θέρευς ἔτι μέσσου ἐόντος·
οὐκ αἰεὶ θέρος ἐσσεῖται, ποιεῖσθε καλιάς.

μῆνα δὲ Ληναιῶνα, κάκ᾽ ἤματα, βουδόρα πάντα,
505 Бой­ся его и жесто­ких моро­зов, кото­рые поч­ву
Твер­дою кро­ют корой под дыха­ни­ем вет­ра Борея:
К нам он из Фра­кии даль­ней при­хо­дит, кор­ми­ли­цы коней,
Море глу­бо­ко взры­ва­ет, шумит по лесам и рав­ни­нам.
Мно­го высо­ко­вет­ви­стых дубов и рас­ки­ди­стых сосен
τοῦτον ἀλεύασθαι, καὶ πηγάδας, αἵτ᾽ ἐπὶ γαῖαν
πνεύσαντος Βορέαο δυσηλεγέες τελέθουσιν,
ὅστε διὰ Θρῄκης ἱπποτρόφου εὐρέι πόντῳ
ἐμπνεύσας ὤρινε· μέμυκε δὲ γαῖα καὶ ὕλη·
πολλὰς δὲ δρῦς ὑψικόμους ἐλάτας τε παχείας
510 Он, нале­тев без­удерж­но, бро­са­ет на туч­ную зем­лю
В гор­ных доли­нах. И стонет под вет­ром весь лес неис­счет­ный.
Дикие зве­ри, хво­сты меж­ду ног под­жи­мая, тря­сут­ся —
Даже такие, что мехом оде­ты. Прон­зи­тель­ный ветер
Их про­ду­ва­ет теперь, хоть и густо­кос­ма­ты их гру­ди.
οὔρεος ἐν βήσσῃς πιλνᾷ χθονὶ πουλυβοτείρῃ
ἐμπίπτων, καὶ πᾶσα βοᾷ τότε νήριτος ὕλη.
θῆρες δὲ φρίσσουσ᾽, οὐρὰς δ᾽ ὑπὸ μέζε᾽ ἔθεντο,
τῶν καὶ λάχνῃ δέρμα κατάσκιον· ἀλλά νυ καὶ τῶν
ψυχρὸς ἐὼν διάησι δασυστέρνων περ ἐόντων.
515 Даже сквозь шку­ру быка про­би­ра­ет­ся он без задерж­ки,
Коз длин­но­шерст­ных насквозь про­ду­ва­ет. И толь­ко не может
Стад он ове­чьих про­дуть, пото­му что пуши­сты их руна, —
Он, даже стар­цев бежать застав­ля­ю­щий силой сво­ею.
Не про­ду­ва­ет он так­же и девуш­ки с кожею неж­ной;
καί τε διὰ ῥινοῦ βοὸς ἔρχεται, οὐδέ μιν ἴσχει·
καί τε δι᾽ αἶγα ἄησι τανύτριχα· πώεα δ᾽ οὔ τι,
οὕνεκ᾽ ἐπηεταναὶ τρίχες αὐτῶν, οὐ διάησιν
ἲς ἀνέμου Βορέου· τροχαλὸν δὲ γέροντα τίθησιν.
καὶ διὰ παρθενικῆς ἁπαλόχροος οὐ διάησιν,
520 Дома сидеть оста­ет­ся она под­ле мате­ри милой,
Чуж­дая мыс­лей пока о делах мно­гоз­лат­ной Кипри­ды;
Тща­тель­но неж­ное тело омыв­ши и сма­зав­ши жир­но
Мас­лом, во внут­рен­ней ком­на­те спать она мир­но ложит­ся
В зим­нюю пору, когда в сво­ем доме холод­ном и тем­ном
ἥτε δόμων ἔντοσθε φίλῃ παρὰ μητέρι μίμνει
οὔ πω ἔργα ἰδυῖα πολυχρύσου Ἀφροδίτης·
εὖ τε λοεσσαμένη τέρενα χρόα καὶ λίπ᾽ ἐλαίῳ
χρισαμένη μυχίη καταλέξεται ἔνδοθι οἴκου
ἤματι χειμερίῳ, ὅτ᾽ ἀνόστεος ὃν πόδα τένδει
525 Груст­но без­ко­стый ютит­ся и сам себе ногу куса­ет;
Солн­це не све­тит ему и не кажет желан­ной добы­чи:
Ходит оно дале­ко-дале­ко, над стра­ной и наро­дом
Чер­ных людей, и при­хо­дит к все­эл­ли­нам мно­го позд­нее.
Все оби­та­те­ли леса, без рог ли они иль с рога­ми,
ἔν τ᾽ ἀπύρῳ οἴκῳ καὶ ἤθεσι λευγαλέοισιν.
οὐδέ οἱ ἠέλιος δείκνυ νομὸν ὁρμηθῆναι·
ἀλλ᾽ ἐπὶ κυανέων ἀνδρῶν δῆμόν τε πόλιν τε
στρωφᾶται, βράδιον δὲ Πανελλήνεσσι φαείνει.
καὶ τότε δὴ κεραοὶ καὶ νήκεροι ὑληκοῖται
530 Щел­кая жал­ко зуба­ми, скры­ва­ют­ся в чащи лес­ные.
Всем оди­на­ко­во душу тре­во­жит им та же забо­та:
Как бы в леси­стом уще­лье каком иль ска­ли­стой пеще­ре
Скрыть­ся от холо­да. Выгля­дят люди тогда, как три­но­гий
С сгорб­лен­ной кру­то спи­ной, с голо­вою, к зем­ле обра­щен­ной:
λυγρὸν μυλιόωντες ἀνὰ δρία βησσήεντα
φεύγουσιν· καὶ πᾶσιν ἐνὶ φρεσὶ τοῦτο μέμηλεν,
ὡς σκέπα μαιόμενοι πυκινοὺς κευθμῶνας ἔχωσι
καὶ γλάφυ πετρῆεν· τότε δὴ τρίποδι βροτῷ ἶσοι,
οὗ τ᾽ ἐπὶ νῶτα ἔαγε, κάρη δ᾽ εἰς οὖδας ὁρᾶται,
535 Бро­дят, подоб­но ему, избе­гая бле­стя­ще­го сне­га.
В эту бы пору сове­то­вал я, для укры­тия тела,
Мяг­кий плащ наде­вать и хитон, до зем­ли дохо­дя­щий,
Выткан­ный густо уточ­ною нитью по ред­кой осно­ве,
В них оде­вай­ся, чтоб воло­сы кожи тво­ей не дро­жа­ли
τῷ ἴκελοι φοιτῶσιν, ἀλευόμενοι νίφα λευκήν.
καὶ τότε ἕσσασθαι ἔρυμα χροός, ὥς σε κελεύω,
χλαῖνάν τε μαλακὴν καὶ τερμιόεντα χιτῶνα·
στήμονι δ᾽ ἐν παύρῳ πολλὴν κρόκα μηρύσασθαι·
τὴν περιέσσασθαι, ἵνα τοι τρίχες ἀτρεμέωσι,
540 И не сто­я­ли по телу торч­мя, не еро­ши­лись зяб­ко.
На ноги — обувь из кожи быка, что не сдох, а заре­зан;
Впо­ру тебе чтоб была и выстла­на вой­ло­ком мяг­ким.
Шку­ры коз­лят пер­во­род­ных, лишь холод осен­ний насту­пит,
Сшей сухо­жи­льем быча­чьим и на спи­ну их и на пле­чи,
μηδ᾽ ὀρθαὶ φρίσσωσιν ἀειρόμεναι κατὰ σῶμα.
ἀμφὶ δὲ ποσσὶ πέδιλα βοὸς ἶφι κταμένοιο
ἄρμενα δήσασθαι, πίλοις ἔντοσθε πυκάσσας.
πρωτογόνων δ᾽ ἐρίφων, ὁπότ᾽ ἂν κρύος ὥριον ἔλθῃ,
δέρματα συρράπτειν νεύρῳ βοός, ὄφρ᾽ ἐπὶ νώτῳ
545 Если под дождь попа­да­ешь, наки­ды­вай. Голо­ву свер­ху
Вой­лоч­ной шля­пой искус­ной покрой, чтобы уши не мок­ли.
Холод­ны зори в то вре­мя, как наземь Борей упа­да­ет.
Зоря­ми с звезд­но­го неба на зем­лю туман бла­го­дат­ный
Схо­дит и нивам вла­дель­цев бла­жен­ных несет пло­до­ро­дье.
ὑετοῦ ἀμφιβάλῃ ἀλέην· κεφαλῆφι δ᾽ ὕπερθεν
πῖλον ἔχειν ἀσκητόν, ἵν᾽ οὔατα μὴ καταδεύῃ·
ψυχρὴ γάρ τ᾽ ἠὼς πέλεται Βορέαο πεσόντος
ἠώιος δ᾽ ἐπὶ γαῖαν ἀπ᾽ οὐρανοῦ ἀστερόεντος
ἀὴρ πυροφόρος τέταται μακάρων ἐπὶ ἔργοις·
550 С рек, непре­рыв­но теку­щих, набрав­ши воды изобиль­но
И высо­ко от зем­ли уне­сен­ный дыха­ни­ем вет­ра,
То он вечер­ним дождем про­ли­ва­ет­ся, то уле­та­ет,
Если поду­ет фра­кий­ский Борей, раз­го­ня­ю­щий тучи.
Рань­ше тума­на рабо­ту кон­чай и домой отправ­ляй­ся,
ὅστε ἀρυσάμενος ποταμῶν ἄπο αἰεναόντων,
ὑψοῦ ὑπὲρ γαίης ἀρθεὶς ἀνέμοιο θυέλλῃ
ἄλλοτε μέν θ᾽ ὕει ποτὶ ἕσπερον, ἄλλοτ᾽ ἄησι
πυκνὰ Θρηικίου Βορέου νέφεα κλονέοντος.
τὸν φθάμενος ἔργον τελέσας οἶκόνδε νέεσθαι,
555 Чтоб непро­гляд­ный туман тот, спу­стив­шись, тебя не оку­тал,
Не про­мо­чил бы одеж­ды и влаж­ным не сде­лал бы тела.
Это­го ты избе­гай. Тяже­лей­ший за целую зиму
Назван­ный месяц; тяжел для людей он, тяжел для ско­ти­ны.
Ко́рму доволь­но волам поло­ви­ны теперь, чело­ве­ку ж
μή ποτέ σ᾽ οὐρανόθεν σκοτόεν νέφος ἀμφικαλύψῃ,
χρῶτα δὲ μυδαλέον θήῃ κατά θ᾽ εἵματα δεύσῃ.
ἀλλ᾽ ὑπαλεύασθαι· μεὶς γὰρ χαλεπώτατος οὗτος,
χειμέριος, χαλεπὸς προβάτοις, χαλεπὸς δ᾽ ἀνθρώποις.
τῆμος τὤμισυ βουσίν, ἐπ᾽ ἀνέρι δὲ πλέον εἴη
560 Боль­ше давай: тут помо­жет сама дол­го­та бла­го­склон­ной.
Стро­го за этим сле­ди и до само­го ново­го года
Ночи вырав­ни­вай с дня­ми, пока не родит тебе сно­ва
Общая матерь-зем­ля пище­вых все­воз­мож­ных при­па­сов.
Толь­ко лишь цар­ствен­ный Зевс шесть­де­сят после сол­но­во­ро­та
ἁρμαλιῆς· μακραὶ γὰρ ἐπίρροθοι εὐφρόναι εἰσίν.
ταῦτα φυλασσόμενος τετελεσμένον εἰς ἐνιαυτὸν
ἰσοῦσθαι νύκτας τε καὶ ἤματα, εἰσόκεν αὖτις
γῆ πάντων μήτηρ καρπὸν σύμμικτον ἐνείκῃ.

εὖτ᾽ ἂν δ᾽ ἑξήκοντα μετὰ τροπὰς ἠελίοιο
565 Зим­них отме­ря­ет дней, как выхо­дит с вечер­ней зарею
Из оке­ан­ских свя­щен­ных тече­ний Арк­тур све­то­нос­ный
И в про­дол­же­ние ночи все вре­мя свер­ка­ет на небе.
Сле­дом за ним, с насту­пив­шей вес­ною, явля­ет­ся к людям
Ласточ­ка-Пан­ди­о­ни­да с зве­ня­щею, гром­кою пес­нью;
χειμέρι᾽ ἐκτελέσῃ Ζεὺς ἤματα, δή ῥα τότ᾽ ἀστὴρ
Ἀρκτοῦρος προλιπὼν ἱερὸν ῥόον Ὠκεανοῖο
πρῶτον παμφαίνων ἐπιτέλλεται ἀκροκνέφαιος.
τὸν δὲ μέτ᾽ ὀρθογόη Πανδιονὶς ὦρτο χελιδὼν
ἐς φάος ἀνθρώποις, ἔαρος νέον ἱσταμένοιο.
570 Лозы под­ре­зы­вать луч­ше все­го до ее появ­ле­нья.

В пору, когда, от Пле­яд убе­гая, с зем­ли на рас­те­нья
Станет вспол­зать домо­но­сец, не вре­мя ока­пы­вать лозы.
Нуж­но сер­пы навост­рять и рабо­чих будить спо­за­ран­ку;
Дол­го­го сна по утрам избе­гай и тени­стых месте­чек
τὴν φθάμενος οἴνας περιταμνέμεν· ὣς γὰρ ἄμεινον.
ἀλλ᾽ ὁπότ᾽ ἂν φερέοικος ἀπὸ χθονὸς ἂμ φυτὰ βαίνῃ
Πληιάδας φεύγων, τότε δὴ σκάφος οὐκέτι οἰνέων·
ἀλλ᾽ ἅρπας τε χαρασσέμεναι καὶ δμῶας ἐγείρειν·
φεύγειν δὲ σκιεροὺς θώκους καὶ ἐπ᾽ ἠόα κοῖτον
575 В жат­ву, когда иссы­ха­ет от солн­ца и мор­щит­ся кожа.
Утром порань­ше вста­вай и ста­рай­ся домой поско­рее
Весь уро­жай увез­ти, чтобы пищей себя обес­пе­чить.
Доб­рую треть цело­днев­ной рабо­ты заря совер­ша­ет.
Путь уско­ря­ет заря, уско­ря­ет и вся­кое дело.
ὥρῃ ἐν ἀμήτου, ὅτε τ᾽ ἠέλιος χρόα κάρφει.
τημοῦτος σπεύδειν καὶ οἴκαδε καρπὸν ἀγινεῖν
ὄρθρου ἀνιστάμενος, ἵνα τοι βίος ἄρκιος εἴη.
ἠὼς γὰρ ἔργοιο τρίτην ἀπομείρεται αἶσαν,
ἠώς τοι προφέρει μὲν ὁδοῦ, προφέρει δὲ καὶ ἔργου,
580 Толь­ко забрез­жит заря, — и выво­дит она на доро­гу
Мно­го людей и на мно­гих волов ярмо нала­га­ет.

В пору, когда арти­шо­ки цве­тут и, на дере­ве сидя,
Быст­ро, раз­ме­рен­но льет из-под кры­льев трес­ку­чих цика­да
Звон­кую пес­ню свою средь томя­ще­го лет­не­го зноя, —
ἠώς, ἥτε φανεῖσα πολέας ἐπέβησε κελεύθου
ἀνθρώπους πολλοῖσί τ᾽ ἐπὶ ζυγὰ βουσὶ τίθησιν.
ἦμος δὲ σκόλυμός τ᾽ ἀνθεῖ καὶ ἠχέτα τέττιξ
δενδρέῳ ἐφεζόμενος λιγυρὴν καταχεύετ᾽ ἀοιδὴν
πυκνὸν ὑπὸ πτερύγων, θέρεος καματώδεος ὥρῃ,
585 Козы быва­ют жир­нее все­го, а вино все­го луч­ше,
Жены все­го похот­ли­вей, все­го сла­бо­силь­ней муж­чи­ны:
Сири­ус сушит коле­ни и голо­вы им бес­по­щад­но,
Зно­ем тела опа­ляя. Теперь для себя оты­щи ты
Место в тени под ска­лой и вином запа­си­ся биб­лин­ским.
τῆμος πιόταταί τ᾽ αἶγες καὶ οἶνος ἄριστος,
μαχλόταται δὲ γυναῖκες, ἀφαυρότατοι δέ τοι ἄνδρες
εἰσίν, ἐπεὶ κεφαλὴν καὶ γούνατα Σείριος ἄζει,
αὐαλέος δέ τε χρὼς ὑπὸ καύματος· ἀλλὰ τότ᾽ ἤδη
εἴη πετραίη τε σκιὴ καὶ βίβλινος οἶνος,
590 Сдоб­но­го хле­ба к нему, моло­ка от козы некор­мя­щей,
Мяса кусок от телуш­ки, вскорм­лен­ной лес­ною тра­вою,
Иль пер­во­род­ных коз­лят. И вин­цо попи­вай без­за­бот­но,
Сидя в про­хлад­ной тени и насы­тив­ши серд­це едою,
Све­же­му вет­ру Зефи­ру навстре­чу лицо повер­нув­ши,
μάζα τ᾽ ἀμολγαίη γάλα τ᾽ αἰγῶν σβεννυμενάων,
καὶ βοὸς ὑλοφάγοιο κρέας μή πω τετοκυίης
πρωτογόνων τ᾽ ἐρίφων· ἐπὶ δ᾽ αἴθοπα πινέμεν οἶνον,
ἐν σκιῇ ἑζόμενον, κεκορημένον ἦτορ ἐδωδῆς,
ἀντίον ἀκραέος Ζεφύρου τρέψαντα πρόσωπα,
595 Гля­дя в про­зрач­ный источ­ник с бегу­щею веч­но водою.
Часть лишь одну ты вина нали­вай, воды же три части.

Толь­ко начнет вос­хо­дить Ори­о­но­ва сила, рабо­чим
Тот­час вели моло­тить свя­щен­ные зер­на Демет­ры
На округ­лен­ном и ров­ном току, не закры­том от вет­ра.
κρήνης τ᾽ αἰενάου καὶ ἀπορρύτου, ἥτ᾽ ἀθόλωτος,
τρὶς ὕδατος προχέειν, τὸ δὲ τέτρατον ἱέμεν οἴνου.

δμωσὶ δ᾽ ἐποτρύνειν Δημήτερος ἱερὸν ἀκτὴν
δινέμεν, εὖτ᾽ ἂν πρῶτα φανῇ σθένος Ὠαρίωνος,
χώρῳ ἐν εὐαέι καὶ ἐυτροχάλῳ ἐν ἀλωῇ.
600 Тща­тель­но выме­рив, ссыпь их в сосу­ды. А после того как
Кон­чишь рабо­ту и дома при­па­сы гото­вые сло­жишь,
Мой бы совет — батра­ком раз­до­будь­ся без­дом­ным да бабой,
Но чтоб была без ребят! С сосун­ком неудоб­на при­слу­га.
Псом заве­дись остро­зу­бым, да с кор­мом ему не ску­пи­ся, —
μέτρῳ δ᾽ εὖ κομίσασθαι ἐν ἄγγεσιν· αὐτὰρ ἐπὴν δὴ
πάντα βίον κατάθηαι ἐπάρμενον ἔνδοθι οἴκου,
θῆτά τ᾽ ἄοικον ποιεῖσθαι καὶ ἄτεκνον ἔριθον
δίζησθαι κέλομαι· χαλεπὴ δ᾽ ὑπόπορτις ἔριθος·
καὶ κύνα καρχαρόδοντα κομεῖν, μὴ φείδεο σίτου,
605 Спя­ще­го днем чело­ве­ка ты можешь тогда не боять­ся.
Сена к себе нано­си и мяки­ны, чтоб на год хва­ти­ло
Мулам тво­им и волам. И тогда пусть рабо­чие отдых
Милым коле­ням дадут и волов отпря­гут подъ­ярем­ных.

Вот высо­ко середь неба уж Сири­ус стал с Ори­о­ном,
μή ποτέ σ᾽ ἡμερόκοιτος ἀνὴρ ἀπὸ χρήμαθ᾽ ἕληται.
χόρτον δ᾽ ἐσκομίσαι καὶ συρφετόν, ὄφρα τοι εἴη
βουσὶ καὶ ἡμιόνοισιν ἐπηετανόν. αὐτὰρ ἔπειτα
δμῶας ἀναψῦξαι φίλα γούνατα καὶ βόε λῦσαι.
εὖτ᾽ ἂν δ᾽ Ὠαρίων καὶ Σείριος ἐς μέσον ἔλθῃ
610 Уж начи­на­ет Заря розо­пер­стая видеть Арк­ту­ра:
Режь, о Перс, и домой уно­си вино­град­ные гроз­дья.
Десять дней и ночей непре­рыв­но дер­жи их на солн­це,
Дней на пяток после это­го в тень поло­жи, на шестой же
Лей уже в боч­ки дары Дио­ни­са, несу­ще­го радость.
οὐρανόν, Ἀρκτοῦρον δ᾽ ἐσίδῃ ῥοδοδάκτυλος Ἠώς,
ὦ Πέρση, τότε πάντας ἀποδρέπεν οἴκαδε βότρυς·
δεῖξαι δ᾽ ἠελίῳ δέκα τ᾽ ἤματα καὶ δέκα νύκτας,
πέντε δὲ συσκιάσαι, ἕκτῳ δ᾽ εἰς ἄγγε᾽ ἀφύσσαι
δῶρα Διωνύσου πολυγηθέος. αὐτὰρ ἐπὴν δὴ
615 После ж того как Пле­я­ды, Гиа­ды и мощь Ори­о­на
Ста­нут на запа­де, — помни, что вре­мя посе­ва наста­ло.
Вот как дели поле­вые рабо­ты в тече­ние года.

Если же по морю хочешь опас­но­му пла­вать, то помни:
После того как ужас­ная мощь Ори­о­на пого­нит
Πληιάδες θ᾽ Ὑάδες τε τό τε σθένος Ὠαρίωνος
δύνωσιν, τότ᾽ ἔπειτ᾽ ἀρότου μεμνημένος εἶναι
ὡραίου· πλειὼν δὲ κατὰ χθονὸς ἄρμενος εἶσιν.

εἰ δέ σε ναυτιλίης δυσπεμφέλου ἵμερος αἱρεῖ,
εὖτ᾽ ἂν Πληιάδες σθένος ὄβριμον Ὠαρίωνος
620 С неба Пле­яд и падут они в мгли­сто-туман­ное море,
С ярост­ной силою дуть начи­на­ют раз­лич­ные вет­ры.
На море тем­ном не взду­май дер­жать кораб­ля в это вре­мя —
Не забы­вай о сове­те моем и рабо­тай на суше.
Чер­ный корабль из воды извле­ки, обло­жи ото­всю­ду
φεύγουσαι πίπτωσιν ἐς ἠεροειδέα πόντον,
δὴ τότε παντοίων ἀνέμων θυίουσιν ἀῆται·
καὶ τότε μηκέτι νῆας ἔχειν ἐνὶ οἴνοπι πόντῳ,
γῆν ἐργάζεσθαι μεμνημένος, ὥς σε κελεύω.
νῆα δ᾽ ἐπ᾽ ἠπείρου ἐρύσαι πυκάσαι τε λίθοισι
625 Кам­нем его, чтобы вет­ра выдер­жи­вал влаж­ную силу;
Выта­щи втул­ку, ина­че сгни­ет он от Зев­со­вых лив­ней;
После того отне­сешь к себе в дом кора­бель­ные сна­сти,
Да полад­нее свер­нешь кораб­ля море­ход­но­го кры­лья;
Проч­но сра­бо­тан­ный руль кора­бель­ный пове­сишь над дымом
πάντοθεν, ὄφρ᾽ ἴσχωσ᾽ ἀνέμων μένος ὑγρὸν ἀέντων,
χείμαρον ἐξερύσας, ἵνα μὴ πύθῃ Διὸς ὄμβρος.
ὅπλα δ᾽ ἐπάρμενα πάντα τεῷ ἐγκάτθεο οἴκῳ
εὐκόσμως στολίσας νηὸς πτερὰ ποντοπόροιο·
πηδάλιον δ᾽ ἐυεργὲς ὑπὲρ καπνοῦ κρεμάσασθαι.
630 И дожи­дай­ся, пока не настанет для пла­ва­нья вре­мя.
В море тогда свой корабль быст­ро­ход­ный спус­кай и такою
Кла­дью его нагру­жай, чтоб домой с бары­шом воро­тить­ся,
Как это делал отец наш с тобою, о Перс без­рас­суд­ный,
В поис­ках доб­рых дохо­дов на лег­ких судах разъ­ез­жая.
αὐτὸς δ᾽ ὡραῖον μίμνειν πλόον, εἰσόκεν ἔλθῃ·
καὶ τότε νῆα θοὴν ἅλαδ᾽ ἑλκέμεν, ἐν δέ τε φόρτον
ἄρμενον ἐντύνασθαι, ἵν᾽ οἴκαδε κέρδος ἄρηαι,
ὥς περ ἐμός τε πατὴρ καὶ σός, μέγα νήπιε Πέρσῃ,
πλωίζεσκ᾽ ἐν νηυσί, βίου κεχρημένος ἐσθλοῦ·
635 Неко­гда так и сюда вот на судне заехал он чер­ном
Длин­ной доро­гой мор­ской, эолий­скую Киму поки­нув.
Не от избыт­ка, богат­ства иль сча­стья отту­да бежал он,
Но от жесто­кой нуж­ды, посы­ла­е­мой людям Кро­ни­дом.
Близ Гели­ко­на осел он в деревне нера­дост­ной Аскре,
ὅς ποτε καὶ τῇδ᾽ ἦλθε, πολὺν διὰ πόντον ἀνύσσας,
Κύμην Αἰολίδα προλιπών, ἐν νηὶ μελαίνῃ·
οὐκ ἄφενος φεύγων οὐδὲ πλοῦτόν τε καὶ ὄλβον,
ἀλλὰ κακὴν πενίην, τὴν Ζεὺς ἄνδρεσσι δίδωσιν·
νάσσατο δ᾽ ἄγχ᾽ Ἑλικῶνος ὀιζυρῇ ἐνὶ κώμῃ,
640 Тягост­ной летом, зимою пло­хой, нико­гда не при­ят­ной.
В памя­ти сро­ки дер­жи и ко вре­ме­ни вся­кое дело
Делай, о Перс. В море­ход­стве осо­бен­но все это важ­но.
Малое суд­но хва­ли, но това­ры гру­зи на боль­шое:
Боль­ше поло­жишь това­ру — и выго­ды боль­ше полу­чишь;
Ἄσκρῃ, χεῖμα κακῇ, θέρει ἀργαλέῃ, οὐδέ ποτ᾽ ἐσθλῇ.
τύνη δ᾽, ὦ Πέρση, ἔργων μεμνημένος εἶναι
ὡραίων πάντων, περὶ ναυτιλίης δὲ μάλιστα.
νῆ᾽ ὀλίγην αἰνεῖν, μεγάλῃ δ᾽ ἐνὶ φορτία θέσθαι.
μείζων μὲν φόρτος, μεῖζον δ᾽ ἐπὶ κέρδεϊ κέρδος
645 Толь­ко бы вет­ры сдер­жа­ли дур­ные свои дуно­ве­нья!
Если же в пла­ва­нье взду­ма­ешь ты без­рас­суд­но пустить­ся,
Чтоб от дол­гов отвер­теть­ся и голо­да зло­го избег­нуть,
То пока­жу я тебе мно­го­шум­но­го моря зако­ны,
Хоть ни в делах кора­бель­ных, ни в пла­ва­нье я неис­ку­сен.
ἔσσεται, εἴ κ᾽ ἄνεμοί γε κακὰς ἀπέχωσιν ἀήτας.
εὖτ᾽ ἂν ἐπ᾽ ἐμπορίην τρέψας ἀεσίφρονα θυμὸν
βούληαι χρέα τε προφυγεῖν καὶ λιμὸν ἀτερπέα,
δείξω δή τοι μέτρα πολυφλοίσβοιο θαλάσσης,
οὔτε τι ναυτιλίης σεσοφισμένος οὔτε τι νηῶν.
650 В жизнь я свою нико­гда по широ­ко­му морю не пла­вал,
Раз лишь в Евбею один из Авли­ды, где неко­гда зиму
Пере­жи­да­ли ахей­цы, сби­рая в Элла­де свя­щен­ной
Мно­же­ство войск про­тив слав­ной пре­крас­ны­ми жена­ми Трои.
На состя­за­ние в память разум­но­го Амфи­да­ман­та
οὐ γάρ πώ ποτε νηί γ᾽ ἐπέπλων εὐρέα πόντον,
εἰ μὴ ἐς Εὔβοιαν ἐξ Αὐλίδος, ᾗ ποτ᾽ Ἀχαιοὶ
μείναντες χειμῶνα πολὺν σὺν λαὸν ἄγειραν
Ἑλλάδος ἐξ ἱερῆς Τροίην ἐς καλλιγύναικα.
ἔνθα δ᾽ ἐγὼν ἐπ᾽ ἄεθλα δαΐφρονος Ἀμφιδάμαντος
655 Ездил туда я в Хал­ки­ду; заране объ­яв­ле­но было
При­зов нема­ло сына­ми его боль­ше­душ­ны­ми. Там-то,
Гим­ном побе­ду стя­жав, полу­чил я уша­тый тре­нож­ник.
Этот тре­нож­ник в пода­рок я Музам при­нес Гели­кон­ским,
Где они звон­ко­му пенью впер­вые меня обу­чи­ли.
Χαλκίδα τ᾽ εἲς ἐπέρησα· τὰ δὲ προπεφραδμένα πολλὰ
ἄεθλ᾽ ἔθεσαν παῖδες μεγαλήτορος· ἔνθα μέ φημι
ὕμνῳ νικήσαντα φέρειν τρίποδ᾽ ὠτώεντα.
τὸν μὲν ἐγὼ Μούσῃς Ἑλικωνιάδεσσ᾽ ἀνέθηκα,
ἔνθα με τὸ πρῶτον λιγυρῆς ἐπέβησαν ἀοιδῆς.
660 Вот лишь насколь­ко я ведаю толк в кораб­лях мно­го­гвозд­ных,
Все ж и при этом тебе сооб­щу я, что в мыс­лях у Зев­са,
Ибо обу­чен я Муза­ми петь несрав­нен­ные гим­ны.
Вот пять­де­сят уже мину­ло дней после сол­но­во­ро­та,
И насту­па­ет конец мно­го­труд­но­му зной­но­му лету.
τόσσον τοι νηῶν γε πεπείρημαι πολυγόμφων·
ἀλλὰ καὶ ὣς ἐρέω Ζηνὸς νόον αἰγιόχοιο·
Μοῦσαι γάρ μ᾽ ἐδίδαξαν ἀθέσφατον ὕμνον ἀείδειν.
ἤματα πεντήκοντα μετὰ τροπὰς ἠελίοιο,
ἐς τέλος ἐλθόντος θέρεος καματώδεος ὥρης,
665 Самое здесь-то и вре­мя для пла­ва­нья: ни кораб­ля ты
Не разо­бьешь, ни людей не погло­тит пучи­на мор­ская,
Раз­ве нароч­но кого Посей­дон, сотря­са­ю­щий зем­лю,
Или же царь небо­жи­те­лей Зевс погу­бить поже­ла­ют.
Ибо в руке их кон­чи­на людей — и дур­ных и хоро­ших.
ὡραῖος πέλεται θνητοῖς πλόος· οὔτε κε νῆα
καυάξαις οὔτ᾽ ἄνδρας ἀποφθείσειε θάλασσα,
εἰ δὴ μὴ πρόφρων γε Ποσειδάων ἐνοσίχθων
ἢ Ζεὺς ἀθανάτων βασιλεὺς ἐθέλῃσιν ὀλέσσαι·
ἐν τοῖς γὰρ τέλος ἐστὶν ὁμῶς ἀγαθῶν τε κακῶν τε.
670 Море тогда без­опас­но, а воз­дух про­зра­чен и ясен.
Вет­ру дове­рив без стра­ха теперь свой корабль быст­ро­ход­ный,
В море спус­кай и това­ром его нагру­жай все­воз­мож­ным.
Но воро­тить­ся обрат­но ста­рай­ся как мож­но ско­рее:
Не дожи­дай­ся вина моло­до­го и лив­ней осен­них,
τῆμος δ᾽ εὐκρινέες τ᾽ αὖραι καὶ πόντος ἀπήμων·
εὔκηλος τότε νῆα θοὴν ἀνέμοισι πιθήσας
ἑλκέμεν ἐς πόντον φόρτον τ᾽ ἐς πάντα τίθεσθαι,
σπεύδειν δ᾽ ὅττι τάχιστα πάλιν οἶκόνδε νέεσθαι·
μηδὲ μένειν οἶνόν τε νέον καὶ ὀπωρινὸν ὄμβρον
675 И наступ­ле­нья зимы, и дыха­нья ужас­но­го Нота;
Яро взды­ма­ет он вол­ны и Зев­со­вым их поли­ва­ет
Частым осен­ним дождем и тягост­ным дела­ет море.
Пла­ва­ют по морю люди неред­ко еще и вес­ною.
Толь­ко что пер­вые листья на кон­чи­ках веток смо­ков­ниц
καὶ χειμῶν᾽ ἐπιόντα Νότοιό τε δεινὰς ἀήτας,
ὅστ᾽ ὤρινε θάλασσαν ὁμαρτήσας Διὸς ὄμβρῳ
πολλῷ ὀπωρινῷ, χαλεπὸν δέ τε πόντον ἔθηκεν.
ἄλλος δ᾽ εἰαρινὸς πέλεται πλόος ἀνθρώποισιν·
ἦμος δὴ τὸ πρῶτον, ὅσον τ᾽ ἐπιβᾶσα κορώνη
680 Ста­нут рав­ны по длине отпе­чат­ку воро­нье­го сле­да,
Станет тогда же и море для пла­ва­нья сно­ва доступ­ным.
В это-то вре­мя вес­ною и пла­ва­ют. Но не хва­лю я
Пла­ва­нья это­го; очень не по серд­цу как-то оно мне:
Кра­де­ным кажет­ся. Труд­но при нем от беды убе­речь­ся,
ἴχνος ἐποίησεν, τόσσον πέταλ᾽ ἀνδρὶ φανείῃ
ἐν κράδῃ ἀκροτάτῃ, τότε δ᾽ ἄμβατός ἐστι θάλασσα·
εἰαρινὸς δ᾽ οὗτος πέλεται πλόος. οὔ μιν ἔγωγε
αἴνημ᾽· οὐ γὰρ ἐμῷ θυμῷ κεχαρισμένος ἐστίν·
ἁρπακτός· χαλεπῶς κε φύγοις κακόν· ἀλλά νυ καὶ τὰ
685 Но в без­рас­суд­стве сво­ем и на это пус­ка­ют­ся люди:
Ныне богат­ство для смерт­ных самою душою их ста­ло.
Страш­но в вол­нах уме­реть. Не забудь же моих уве­ща­ний,
Все хоро­шень­ко обду­май в уме, что тебе гово­рю я.
И на чре­ва­тое суд­но все­го не гру­зи, что име­ешь;
ἄνθρωποι ῥέζουσιν ἀιδρείῃσι νόοιο·
χρήματα γὰρ ψυχὴ πέλεται δειλοῖσι βροτοῖσιν.
δεινὸν δ᾽ ἐστὶ θανεῖν μετὰ κύμασιν. ἀλλά σ᾽ ἄνωγα
φράζεσθαι τάδε πάντα μετὰ φρεσίν, ὡς ἀγορεύω.
μηδ᾽ ἐν νηυσὶν ἅπαντα βίον κοΐλῃσι τίθεσθαι·
690 Боль­шую часть при­дер­жи, нагру­зи же лишь мень­шую долю:
Страш­но несча­стью под­пасть на вол­нах мно­го­бур­но­го моря.
Страш­но, когда на теле­гу чрез­мер­ную тяжесть нало­жишь,
И пере­ло­мит­ся ось под теле­гой, и груз твой погибнет.
Меру во всем соблю­дай и дела свои вовре­мя делай.
ἀλλὰ πλέω λείπειν, τὰ δὲ μείονα φορτίζεσθαι.
δεινὸν γὰρ πόντου μετὰ κύμασι πήματι κύρσαι.
δεινὸν δ᾽, εἴ κ᾽ ἐπ᾽ ἄμαξαν ὑπέρβιον ἄχθος ἀείρας
ἄξονα. καυάξαις καὶ φορτία μαυρωθείη.
μέτρα φυλάσσεσθαι· καιρὸς δ᾽ ἐπὶ πᾶσιν ἄριστος.
* * *
695 В дом свой супру­гу вво­ди, как в воз­раст при­дешь под­хо­дя­щий.
До трид­ца­ти не спе­ши, но и за трид­цать дол­го не мед­ли:
Лет трид­ца­ти оже­нить­ся — вот самое луч­шее вре­мя.
Года четы­ре пусть зре­ет неве­ста, жени­тесь на пятом.
Девуш­ку в жены бери — ей лег­че вну­шить бла­го­нра­вье.

ὡραῖος δὲ γυναῖκα τεὸν ποτὶ οἶκον ἄγεσθαι,
μήτε τριηκόντων ἐτέων μάλα πόλλ᾽ ἀπολείπων
μήτ᾽ ἐπιθεὶς μάλα πολλά· γάμος δέ τοι ὥριος οὗτος·
ἡ δὲ γυνὴ τέτορ᾽ ἡβώοι, πέμπτῳ δὲ γαμοῖτο.
παρθενικὴν δὲ γαμεῖν, ὥς κ᾽ ἤθεα κεδνὰ διδάξῃς.
700 Взять поста­рай­ся из тех, кто с тобою живет по сосед­ству.
Все обгля­ди хоро­шо, чтоб не на смех сосе­дям женить­ся.
Луч­ше хоро­шей жены ниче­го не быва­ет на све­те,
Но ниче­го не быва­ет ужас­ней жены нехо­ро­шей,
Жад­ной сла­сте­ны. Такая и само­го силь­но­го мужа
τὴν δὲ μάλιστα γαμεῖν, ἥ τις σέθεν ἐγγύθι ναίει,
πάντα μάλ᾽ ἀμφιιδών, μὴ γείτοσι χάρματα γήμῃς.
οὐ μὲν γάρ τι γυναικὸς ἀνὴρ ληίζετ᾽ ἄμεινον
τῆς ἀγαθῆς, τῆς δ᾽ αὖτε κακῆς οὐ ῥίγιον ἄλλο,
δειπνολόχης· ἥτ᾽ ἄνδρα καὶ ἴφθιμόν περ ἐόντα
705 Высу­шит пуще огня и до вре­ме­ни в ста­рость заго­нит.
[Кару бла­жен­ных бес­смерт­ных навлечь на себя опа­сай­ся.]

Так­же не ставь нико­гда наравне това­ри­ща с бра­том.
Раз же, одна­ко, поста­вил, то зла ему пер­вым не делай
И не обма­ны­вай, чтобы язык потре­пать. Если ж сам он
εὕει ἄτερ δαλοῖο καὶ ὠμῷ γήραϊ δῶκεν.

εὖ δ᾽ ὄπιν ἀθανάτων μακάρων πεφυλαγμένος εἶναι.
μηδὲ κασιγνήτῳ ἶσον ποιεῖσθαι ἑταῖρον·
εἰ δέ κε ποιήσῃς, μή μιν πρότερος κακὸν ἔρξῃς.
μηδὲ ψεύδεσθαι γλώσσης χάριν· εἰ δὲ σέ γ᾽ ἄρχῃ
710 Пер­вый тебя оби­жать или сло­вом начнет, или делом,
Это попом­нив, вдвойне отпла­ти ему. Если же сно­ва
В друж­бу с тобой он захо­чет всту­пить и оби­ду загла­дить,
Не укло­няй­ся: дру­зей то и дело менять не годит­ся.
Толь­ко чтоб видом наруж­ным не ввел он тебя в заблуж­де­нье!
ἤ τι ἔπος εἰπὼν ἀποθύμιον ἠὲ καὶ ἔρξας,
δὶς τόσα τίνυσθαι μεμνημένος· εἰ δὲ σέ γ᾽ αὖτις
ἡγῆτ᾽ ἐς φιλότητα, δίκην δ᾽ ἐθέλῃσι παρασχεῖν,
δέξασθαι· δειλός τοι ἀνὴρ φίλον ἄλλοτε ἄλλον
ποιεῖται, σὲ δὲ μή τι νόον κατελεγχέτω εἶδος.
715 Слыть нелю­ди­мым не надо, не надо и слыть хле­бо­со­лом;
Бой­ся счи­тать­ся това­ри­щем злых, нена­вист­ни­ком доб­рых.
Так­же людей не дер­зай попре­кать раз­ру­ша­ю­щей душу,
Гибель­ной бед­но­стью: шлют ее людям бла­жен­ные боги.
Луч­шим сокро­ви­щем люди счи­та­ют язык неболт­ли­вый.
μηδὲ πολύξεινον μηδ᾽ ἄξεινον καλέεσθαι,
μηδὲ κακῶν ἕταρον μηδ᾽ ἐσθλῶν νεικεστῆρα.
μηδέ ποτ᾽ οὐλομένην πενίην θυμοφθόρον ἀνδρὶ
τέτλαθ᾽ ὀνειδίζειν, μακάρων δόσιν αἰὲν ἐόντων.
γλώσσης τοι θησαυρὸς ἐν ἀνθρώποισιν ἄριστος
720 Меру в сло­вах соблю­дешь — и вся­ко­му будешь при­я­тен;
Ста­нешь зло­сло­вить дру­гих — о себе еще хуже услы­шишь.
На мно­го­люд­ном, в складчи́ну устро­ен­ном пире не хмурь­ся;
Радо­стей очень он мно­го дает, а рас­ход пустя­ко­вый.
Так­же, не вымыв­ши рук, не тво­ри на заре воз­ли­я­ний
φειδωλῆς, πλείστη δὲ χάρις κατὰ μέτρον ἰούσης.
εἰ δὲ κακὸν εἴποις, τάχα κ᾽ αὐτὸς μεῖζον ἀκούσαις.
μηδὲ πολυξείνου δαιτὸς δυσπέμφελος εἶναι
ἐκ κοινοῦ· πλείστη δὲ χάρις, δαπάνη τ᾽ ὀλιγίστη.
μηδέ ποτ᾽ ἐξ ἠοῦς Διὶ λειβέμεν αἴθοπα οἶνον
725 Чер­ным вином ни Кро­ни­ду, ни про­чим бла­жен­ным бес­смерт­ным;
Так они слу­шать не ста­нут тебя и молит­вы отверг­нут.
Стоя и к солн­цу лицом обра­тив­шись, мочить­ся не гоже.
Даже тогда на ходу не мочись, как зай­дет уже солн­це,
Вплоть до утра — все рав­но по доро­ге ль идешь, без доро­ги ль;
χερσὶν ἀνίπτοισιν μηδ᾽ ἄλλοις ἀθανάτοισιν·
οὐ γὰρ τοί γε κλύουσιν, ἀποπτύουσι δέ τ᾽ ἀράς.
μηδ᾽ ἄντ᾽ ἠελίου τετραμμένος ὀρθὸς ὀμιχεῖν·
αὐτὰρ ἐπεί κε δύῃ, μεμνημένος, ἔς τ᾽ ἀνιόντα·
μήτ᾽ ἐν ὁδῷ μήτ᾽ ἐκτὸς ὁδοῦ προβάδην οὐρήσῃς
730 Не обна­жай­ся при этом: над ночью ведь власт­ву­ют боги.
Мочит­ся чту­щий богов, рас­су­ди­тель­ный муж либо сидя,
Либо — к стене подой­дя на дво­ре, ого­ро­жен­ном проч­но.
Сово­ку­пив­шись, не стой неоде­тый, с.........
Перед огнем оча­га, но дер­жись в это вре­мя подаль­ше.
μηδ᾽ ἀπογυμνωθείς· μακάρων τοι νύκτες ἔασιν·
ἑζόμενος δ᾽ ὅ γε θεῖος ἀνήρ, πεπνυμένα εἰδώς,
ἢ ὅ γε πρὸς τοῖχον πελάσας ἐυερκέος αὐλῆς.
μηδ᾽ αἰδοῖα γονῇ πεπαλαγμένος ἔνδοθι οἴκου
ἱστίῃ ἐμπελαδὸν παραφαινέμεν, ἀλλ᾽ ἀλέασθαι.
735 Так­же, не с похо­рон груст­но-зло­ве­щих домой воро­тив­шись,
Сей потом­ство свое, а с пира при­шед­ши бес­смерт­ных.
Преж­де чем в воду стру­и­стую рек, непре­рыв­но теку­щих,
Сту­пишь ногой, помо­лись, погля­дев на пре­крас­ные струи,
И мно­го­милою, свет­лой водою умой себе руки.
μηδ᾽ ἀπὸ δυσφήμοιο τάφου ἀπονοστήσαντα
σπερμαίνειν γενεήν, ἀλλ᾽ ἀθανάτων ἀπὸ δαιτός.
μηδέ ποτ᾽ αἰενάων ποταμῶν καλλίρροον ὕδωρ
ποσσὶ περᾶν, πρίν γ᾽ εὔξῃ ἰδὼν ἐς καλὰ ῥέεθρα,
χεῖρας νιψάμενος πολυηράτῳ ὕδατι λευκῷ.
740 Рук не умыв­ши, души не очи­стив, пой­дешь через реку, —
Боги тебя пока­ра­ют, несча­стье послав­ши вдо­гон­ку.
На пяти­па­лом суку средь цве­ту­ще­го пира бес­смерт­ных
Свет­лым желе­зом не надо с зеле­но­го сре­зы­вать суши.
Так­же, в то вре­мя как пьют, чер­па­ка на кра­тер­ную крыш­ку
ὃς ποταμὸν διαβῇ κακότητ᾽ ἰδὲ χεῖρας ἄνιπτος,
τῷ δὲ θεοὶ νεμεσῶσι καὶ ἄλγεα δῶκαν ὀπίσσω.
μηδ᾽ ἀπὸ πεντόζοιο θεῶν ἐν δαιτὶ θαλείῃ
αὖον ἀπὸ χλωροῦ τάμνειν αἴθωνι σιδήρῳ.
μηδέ ποτ᾽ οἰνοχόην τιθέμεν κρητῆρος ὕπερθε
745 Не поме­щай нико­гда: не весе­льем окон­чит­ся это.
Дом себе стро­ить начав, при­во­ди к окон­ча­нью построй­ку,
Чтобы не кар­ка­ла, сидя на доме, бол­туш­ка-воро­на.
Так­же не ешь и не мой­ся из тех горш­ко­но­гов, в кото­рых
Не при­но­си­ло­ся жертв: и за это после­ду­ет кара.
πινόντων· ὀλοὴ γὰρ ἐπ᾽ αὐτῷ μοῖρα τέτυκται.
μηδὲ δόμον ποιῶν ἀνεπίξεστον καταλείπειν,
μή τοι ἐφεζομένη κρώξῃ λακέρυζα κορώνη.
μηδ᾽ ἀπὸ χυτροπόδων ἀνεπιρρέκτων ἀνελόντα
ἔσθειν μηδὲ λόεσθαι· ἐπεὶ καὶ τοῖς ἔνι ποινή.
750 Мало хоро­ше­го, если две­на­дца­ти­днев­ный ребе­нок
Будет лежать на моги­ле, — лишит­ся он муже­ской силы;
Или две­на­дца­ти­ме­сяч­ный: это нисколь­ко не луч­ше.
Так­же не мой себе тело водою, кото­рою мылась
Жен­щи­на: ибо при­дет и за это со вре­ме­нем кара
μηδ᾽ ἐπ᾽ ἀκινήτοισι καθιζέμεν, οὐ γὰρ ἄμεινον,
παῖδα δυωδεκαταῖον, ὅτ᾽ ἀνέρ᾽ ἀνήνορα ποιεῖ,
μηδὲ δυωδεκάμηνον· ἴσον καὶ τοῦτο τέτυκται.
μηδὲ γυναικείῳ λουτρῷ χρόα φαιδρύνεσθαι
ἀνέρα· λευγαλέη γὰρ ἐπὶ χρόνον ἔστ᾽ ἐπὶ καὶ τῷ
755 Тяж­кая. Если уви­дишь горя­щую жерт­ву, не смей­ся
Над непо­нят­ною тай­ной: воз­даст тебе бог и за это.
Так­же, смот­ри, не мочись нико­гда ни в исто­ки, ни в устье
В море впа­да­ю­щих рек, — бере­гись и поду­мать об этом!
Не опо­раж­ни­вай в них и желуд­ка, — то будет не луч­ше.
ποινή. μηδ᾽ ἱεροῖσιν ἐπ᾽ αἰθομένοισι κυρήσας
μωμεύειν ἀίδηλα· θεός νύ τι καὶ τὰ νεμεσσᾷ.
μηδέ ποτ᾽ ἐν προχοῇς ποταμῶν ἅλαδε προρεόντων
μηδ᾽ ἐπὶ κρηνάων οὐρεῖν, μάλα δ᾽ ἐξαλέασθαι·
μηδ᾽ ἐναποψύχειν· τὸ γὰρ οὔ τοι λώιόν ἐστιν.
760 Так посту­пай: от ужас­ной мол­вы чело­ве­че­ской бегай.
Сла­ва худая мгно­вен­но при­хо­дит, под­нять ее людям
Очень лег­ко, но нести тяже­лень­ко и сбро­сить непро­сто.
И нико­гда не исчезнет бес­след­но мол­ва, что в наро­де
Ходит о ком-нибудь: как там никак, и Мол­ва ведь боги­ня.
ὧδ᾽ ἔρδειν· δεινὴν δὲ βροτῶν ὑπαλεύεο φήμην.
φήμη γάρ τε κακὴ πέλεται, κούφη μὲν ἀεῖραι
ῥεῖα μάλ᾽, ἀργαλέη δὲ φέρειν, χαλεπὴ δ᾽ ἀποθέσθαι.
φήμη δ᾽ οὔτις πάμπαν ἀπόλλυται, ἥν τινα πολλοὶ
λαοὶ φημίξωσι· θεός νύ τίς ἐστι καὶ αὐτή.

765

767
769
768

Тща­тель­но Зев­со­вы дни по зна­че­нью и сам раз­ли­чай ты,
И обу­чай домо­чад­цев. Трид­ца­тое — день наи­луч­ший
Для обо­зре­нья свер­шен­ных работ, для дележ­ки при­па­сов.

Вот что раз­лич­ные дни у Кро­ни­да все­муд­ро­го зна­чат,
Если в суж­де­ньях наро­дов об этом содер­жит­ся прав­да.




769
768

Ἤματα δ᾽ ἐκ Διόθεν πεφυλαγμένος εὖ κατὰ μοῖραν
πεφραδέμεν δμώεσσι· τριηκάδα μηνὸς ἀρίστην
ἔργα τ᾽ ἐποπτεύειν ἠδ᾽ ἁρμαλιὴν δατέασθαι.
αἵδε γὰρ ἡμέραι εἰσὶ Διὸς πάρα μητιόεντος,
εὖτ᾽ ἂν ἀληθείην λαοὶ κρίνοντες ἄγωσιν.
770 Дни свя­щен­ные: день перед пер­вым чис­лом и чет­вер­тый.
День седь­мой — в этот день родил­ся Апол­лон зла­то­лир­ный, —
Так­же вось­мой и девя­тый. Осо­бен­но ж в меся­це два есть
Дня при рас­ту­щей луне, пре­вос­ход­ных для смерт­ных свер­ше­ний,
День один­на­дца­тый и две­на­дца­тый — оба счаст­ли­вы
Πρῶτον ἔνη τετράς τε καὶ ἑβδόμη ἱερὸν ἦμαρ·
τῇ γὰρ Ἀπόλλωνα χρυσάορα γείνατο Λητώ·
ὀγδοάτη δ᾽ ἐνάτη τε, δύω γε μὲν ἤματα μηνὸς
ἔξοχ᾽ ἀεξομένοιο βροτήσια ἔργα πένεσθαι·
ἑνδεκάτη δὲ δυωδεκάτη τ᾽, ἄμφω γε μὲν ἐσθλαί,
775 Для соби­ра­нья пло­дов и для стриж­ки овец густо­рун­ных.
Но меж­ду ними дво­и­ми — две­на­дца­тый мно­го счаст­ли­вей.
Ткет пау­ти­ну высо­ко паря­щий паук в это вре­мя,
Летом — в ту пору, когда запас­ли­вый кучу гото­вит,
Жен­щи­на пусть в этот день к тка­нью на стан­ке при­сту­па­ет.
ἠμὲν ὄις πείκειν ἠδ᾽ εὔφρονα καρπὸν ἀμᾶσθαι·
ἡ δὲ δυωδεκάτη τῆς ἑνδεκάτης μέγ᾽ ἀμείνων·
τῇ γάρ τοι νῇ νήματ᾽ ἀερσιπότητος ἀράχνης
ἤματος ἐκ πλείου, ὅτε ἴδρις σωρὸν ἀμᾶται·
τῇ δ᾽ ἱστὸν στήσαιτο γυνὴ προβάλοιτό τε ἔργον.
780 Сев начи­нать на три­на­дца­тый день опа­сай­ся все­мер­но,
Но для посад­ки рас­те­ний три­на­дца­тый день пре­вос­хо­ден.
В сред­нем десят­ке шестое чис­ло для рас­те­ний опас­но,
Но хоро­шо для зача­тия маль­чи­ка. Девоч­ке вред­но
Замуж идти в этот день, рав­но как и на свет рож­дать­ся.
Μηνὸς δ᾽ ἱσταμένου τρισκαιδεκάτην ἀλέασθαι
σπέρματος ἄρξασθαι· φυτὰ δ᾽ ἐνθρέψασθαι ἀρίστη.
ἕκτη δ᾽ ἡ μέσση μάλ᾽ ἀσύμφορός ἐστι φυτοῖσιν,
ἀνδρογόνος δ᾽ ἀγαθή· κούρῃ δ᾽ οὐ σύμφορός ἐστιν,
οὔτε γενέσθαι πρῶτ᾽ οὔτ᾽ ἂρ γάμου ἀντιβολῆσαι.
785 Так­же и в пер­вом десят­ке шестое чис­ло для рож­де­нья
Дево­чек мало полез­но; коз­лят вылег­чать и бара­нов
В это чис­ло хоро­шо и поско­ти­ну стро­ить для ста­да.
День неду­рен для зача­тия маль­чи­ка: будет любить он
Шут­ки, лука­вые речи, обма­ны и шепот любов­ный.
οὐδὲ μὲν ἡ πρώτη ἕκτη κούρῃ γε γενέσθαι
ἄρμενος, ἀλλ᾽ ἐρίφους τάμνειν καὶ πώεα μήλων
σηκόν τ᾽ ἀμφιβαλεῖν ποιμνήιον ἤπιον ἦμαρ·
ἐσθλὴ δ᾽ ἀνδρογόνος· φιλέοι δ᾽ ὅ γε κέρτομα βάζειν
ψεύδεά θ᾽ αἱμυλίους τε λόγους κρυφίους τ᾽ ὀαρισμούς.
790 В день вось­мой каба­нов под­ре­зай и про­тяж­но мыча­щих,
Креп­ких быков, а в две­на­дца­тый день — вынос­ли­вых мулов.
День наи­бо­лее длин­ный меж чисел два­дца­тых рож­да­ет
Мужа искус­но­го — будет весь­ма он умом выда­вать­ся.
День недур­ной муже­род­ный — деся­тый; а день жено­род­ный —
μηνὸς δ᾽ ὀγδοάτῃ κάπρον καὶ βοῦν ἐρίμυκον
ταμνέμεν, οὐρῆας δὲ δυωδεκάτῃ ταλαεργούς.
εἰκάδι δ᾽ ἐν μεγάλῃ, πλέῳ ἤματι, ἵστορα φῶτα
γείνασθαι· μάλα γάρ τε νόον πεπυκασμένος ἐστίν.
ἐσθλὴ δ᾽ ἀνδρογόνος δεκάτη, κούρῃ δέ τε τετρὰς
795 В сред­нем десят­ке чет­вер­тый; овец и собак остро­зу­бых,
Тяже­ло­но­гих, рога­тых быков и вынос­ли­вых мулов
В этот же день хоро­шо при­ру­чать. Бере­ги­ся в чет­вер­тый
День после новой иль пол­ной луны допус­кать себе в серд­це
Скор­би, гры­зу­щие дух: ибо день этот очень свя­щен­ный.
μέσση· τῇ δέ τε μῆλα καὶ εἰλίποδας ἕλικας βοῦς
καὶ κύνα καρχαρόδοντα καὶ οὐρῆας ταλαεργοὺς
πρηΰνειν ἐπὶ χεῖρα τιθείς. πεφύλαξο δὲ θυμῷ
τετράδ᾽ ἀλεύασθαι φθίνοντός θ᾽ ἱσταμένου τε
ἄλγεα θυμοβορῆ· μάλα γὰρ τετελεσμένον ἦμαρ.
800 Так­же в чет­вер­тый вво­ди к себе в дом моло­дую супру­гу,
Птиц перед тем вопро­сив, наи­луч­ших для это­го дела.
Пятых же дней избе­гай: тяже­лы эти дни и ужас­ны;
В пятый день, гово­рят, Эри­нии песту­ют Орка,
Клят­во­пре­ступ­ным на гибель рож­ден­но­го на свет Эри­дой.
Ἐν δὲ τετάρτῃ μηνὸς ἄγεσθαι οἶκον ἄκοιτιν
οἰωνοὺς κρίνας, οἳ ἐπ᾽ ἔργματι τούτῳ ἄριστοι.
πέμπτας δ᾽ ἐξαλέασθαι, ἐπεὶ χαλεπαί τε καὶ αἰναί·
ἐν πέμπτῃ γάρ φασιν Ἐρινύας ἀμφιπολεύειν
Ὅρκον γεινόμενον, τὸν Ἔρις τέκε πῆμ᾽ ἐπιόρκοις.
805 В сред­нем десят­ке седь­мо­го свя­щен­ные зер­на Демет­ры
Вей на току округ­лен­ном, душою отдав­шись рабо­те.
В этот же день лесо­ру­бы пусть рубят домо­вые брев­на
И дере­вян­ные части для строй­ки судов быст­ро­ход­ных.
А за построй­ку саму при­ни­мать­ся чет­вер­то­го надо.
Μέσσῃ δ᾽ ἑβδομάτῃ Δημήτερος ἱερὸν ἀκτὴν
εὖ μάλ᾽ ὀπιπεύοντα ἐυτροχάλῳ ἐν ἀλωῇ
βαλλέμεν, ὑλοτόμον τε ταμεῖν θαλαμήια δοῦρα
νήιά τε ξύλα πολλά, τά τ᾽ ἄρμενα νηυσὶ πέλονται.
τετράδι δ᾽ ἄρχεσθαι νῆας πήγνυσθαι ἀραιάς.
810 В сред­нем десят­ке девят­ка лишь к вече­ру луч­ше быва­ет.
Что же до пер­вой девят­ки — вре­да не несет она людям:
День для посад­ки рас­те­ний хорош, для рож­де­нья ребен­ка —
Маль­чи­ка ль, девоч­ки ль. Очень он плох нико­гда не быва­ет.
Мало кто зна­ет, как в меся­це тре­тья девят­ка полез­на:
εἰνὰς δ᾽ ἡ μέσση ἐπὶ δείελα λώιον ἦμαρ,
πρωτίστη δ᾽ εἰνὰς παναπήμων ἀνθρώποισιν·
ἐσθλὴ μὲν γάρ θ᾽ ἥ γε φυτευέμεν ἠδὲ γενέσθαι
ἀνέρι τ᾽ ἠδὲ γυναικί· καὶ οὔποτε πάγκακον ἦμαρ.
παῦροι δ᾽ αὖτε ἴσασι τρισεινάδα μηνὸς ἀρίστην
815 Боч­ку ль с вином начи­нать, нала­гать ли ярмо на затыл­ки
Мулам, быкам и коням быст­ро­но­гим, спус­кать ли на воду
Мно­гос­ка­мей­ча­тый быст­рый корабль — в этот день пре­вос­ход­но.
Мало, одна­ко, таких, кто про день этот пра­виль­но ска­жет.
Вин­ную боч­ку вскры­вай чет­вер­то­го; самый свя­щен­ный
ἄρξασθαί τε πίθου καὶ ἐπὶ ζυγὸν αὐχένι θεῖναι
βουσὶ καὶ ἡμιόνοισι καὶ ἵπποις ὠκυπόδεσσι,
νῆα πολυκλήιδα θοὴν εἰς οἴνοπα πόντον
εἰρύμεναι· παῦροι δέ τ᾽ ἀληθέα κικλῄσκουσιν.
τετράδι δ᾽ οἶγε πίθον· περὶ πάντων ἱερὸν ἦμαρ
820 День меж чет­вер­ты­ми — сред­ний; про тот, что идет за два­дца­тым,
Мало кто зна­ет, что утром хорош он, но к вече­ру хуже.
Эти вот дни для людей земно­род­ных — вели­кая поль­за.
Про­чие все — ниче­го не несу­щие дни, без зна­че­нья.
Каж­дый раз­лич­ное хва­лит. Но тол­ком лишь мало кто зна­ет.
μέσση· παῦροι δ᾽ αὖτε μετ᾽ εἰκάδα μηνὸς ἀρίστην
ἠοῦς γιγνομένης· ἐπὶ δείελα δ᾽ ἐστὶ χερείων.
αἵδε μὲν ἡμέραι εἰσιν ἐπιχθονίοις μέγ᾽ ὄνειαρ,
αἱ δ᾽ ἄλλαι μετάδουποι, ἀκήριοι, οὔ τι φέρουσαι.
ἄλλος δ᾽ ἀλλοίην αἰνεῖ, παῦροι δὲ ἴσασιν.
825 То, слов­но маче­ха, день, а дру­гой раз — как мать, чело­ве­ку,
Тот меж людь­ми и бла­жен и богат, кто, все это усво­ив,
Дела­ет дело, вины за собой пред бога­ми не зная,
Птиц вопро­ша­ет и вся­ких дея­ний бежит нече­сти­вых.
ἄλλοτε μητρυιὴ πέλει ἡμέρη, ἄλλοτε μήτηρ.
τάων εὐδαίμων τε καὶ ὄλβιος, ὃς τάδε πάντα
εἰδὼς ἐργάζηται ἀναίτιος ἀθανάτοισιν,
ὄρνιθας κρίνων καὶ ὑπερβασίας ἀλεείνων.

ПРИМЕЧАНИЯ


Ст. 1. Вас, пиерий­ские Музы… — Ср.: «Тео­го­ния», 1—74. [Корич­не­вым шриф­том обо­зна­че­ны при­ме­ча­ния из изда­ния 1963 г., где ини­ци­а­ла­ми В. В. обо­зна­че­ны ком­мен­та­рии В. В. Вере­са­е­ва; осталь­ные при­ме­ча­ния это­го изда­ния при­над­ле­жат М. Н. Бот­вин­ни­ку и А. И. Зай­це­ву. Чер­ным цве­том обо­зна­че­ны при­ме­ча­ния О. П. Цыбен­ко, В. Н. Ярхо из изда­ния 2001 г. (Прим. ред. сай­та)].

Ст. 11.двераз­лич­ных Эри­ды… — По-види­мо­му, изоб­ре­те­ние Геси­о­да. Ср.: «Тео­го­ния», 225.

Ст. 11. Эри­да — боги­ня враж­ды и сорев­но­ва­ния.

Ст. 32. зерен Демет­ры… — то есть хле­ба.

Ст. 38. сла­вишь царей-даро­яд­цев — то есть тре­бу­ю­щих даров от людей, обра­ща­ю­щих­ся к ним в поис­ках спра­вед­ли­во­сти. «Во вре­ме­на Геси­о­да в Бео­тии цар­ской вла­сти уже не суще­ство­ва­ло. Под “царя­ми” разу­ме­ют­ся пред­ста­ви­те­ли семи ари­сто­кра­ти­че­ских родов, пра­вив­шие горо­дом Фес­пи­я­ми, к обла­сти кото­ро­го при­над­ле­жа­ла и древ­няя Аскра, где жил Геси­од» (В. В.).

Ст. 40. боль­ше быва­ет, чем все, поло­ви­на. — «Поло­ви­на боль­ше цело­го» — по-види­мо­му, посло­ви­ца, при­зы­вав­шая к уме­рен­но­сти и осуж­дав­шая жад­ность. Встре­ча­ет­ся и у дру­гих авто­ров.

Ст. 41. Асфо­де­ли и маль­ва упо­треб­ля­лись в пищу бед­ня­ка­ми. Асфо­де­ли — из семей­ства лилей­ных, рас­те­ние, очень рас­про­стра­нен­ное в Гре­ции, осо­бен­но в сырых местах. По Фео­фра­с­ту, в пищу упо­треб­ля­лись под­жа­рен­ные стеб­ли асфо­де­лей, семе­на и осо­бен­но корень, тол­чен­ный вме­сте с фига­ми. — В. В.

Ст. 45. пове­сил бы руль кора­бель­ный — то есть отка­зал­ся бы от труд­ных и опас­ных мор­ских путе­ше­ствий.

Ст. 47—50. Место испор­че­но. Рас­сказ о хит­ро­сти Про­ме­тея см. ниже, «Тео­го­ния», ст. 561—569.

Ст. 48.обма­нул Про­ме­тей хит­ро­ум­ный. — Ср.: «Тео­го­ния», 535—569.

Ст. 50. Сын Иапе­та — Про­ме­тей.

Ст. 52. Нар­фекс — полый трост­ник.

Нар­фекс — рас­те­ние из семей­ства зон­тич­ных: сте­бель его полый, похо­жий на бам­бу­ко­вый, упо­треб­лял­ся в каче­стве шка­тул­ки.

Ст. 60—89. Миф о Пан­до­ре. Ср.: «Тео­го­ния», 570—590.

Ст. 67. Арго­убий­це Гер­ме­су… — убив­ше­му сто­гла­зо­го Аргу­са, кото­ро­го Гера при­ста­ви­ла сто­ро­жить Ио, воз­люб­лен­ную Зев­са.

Ст. 71. Хро­мец обе­но­гий — Гефест, хро­мав­ший на обе ноги. См. ниже, «Тео­го­ния», ст. 945.

Ст. 73. Пей­фо — оли­це­тво­рен­ное Убеж­де­ние.

Ст. 80. Пан­до­ра — «все­ми (или всем) ода­рен­ная».

Ст. 82. хле­бо­яд­ным мужам… — то есть вооб­ще людям.

Ст. 85. К Эпи­ме­тею. — См.: «Тео­го­ния», 511—514.

Эпи­ме­тей — брат Про­ме­тея. См. «Тео­го­ния», ст. 510—511.

Ст. 93 выпу­щен:


Быст­ро ста­ре­ют в стра­да­ньях для смер­ти рож­ден­ные люди,

заим­ство­ван­ный из «Одис­сеи» (XIX, 360) и здесь неумест­ный.

Стих, заим­ство­ван­ный из «Одис­сеи» (XIX, 360) и здесь совер­шен­но неуме­стен; был, оче­вид­но, вве­ден в текст для того, чтобы объ­яс­нить преды­ду­щий стих, в неко­то­рых спис­ках читав­ший­ся: «…болез­ней, несу­щих людям ста­рость» (В. В.).

Ст. 108 про­пу­щен, так как счи­та­ет­ся позд­ней встав­кой:


Как появи­лись на свет и боги, и смерт­ные люди.

И в самом деле, речь пой­дет даль­ше не о появ­ле­нии богов и людей, а о смене веков.

Ст. 109—201. Нель­зя не при­знать, что рас­сказ о пяти чело­ве­че­ских поко­ле­ни­ях стра­да­ет внут­рен­ни­ми про­ти­во­ре­чи­я­ми. Повест­во­ва­ние о чет­вер­том геро­и­че­ском поко­ле­нии оста­ет­ся искус­ствен­ным и немо­ти­ви­ро­ван­ным. О людях сереб­ря­но­го поко­ле­ния гово­рит­ся, что сто лет они жили глу­пы­ми ребя­та­ми, а в даль­ней­шей крат­ковре­мен­ной жиз­ни отли­ча­лись толь­ко непо­чте­ни­ем к богам. Совер­шен­но непо­нят­но, поче­му люди это­го ничтож­но­го поко­ле­ния удо­сто­и­лись посмерт­ных поче­стей (В. В.).

Ст. 120, веро­ят­но, заим­ство­ван из какой-нибудь дру­гой поэ­мы Геси­о­да.

Ст. 122. Демон — в язы­ке эпо­са про­сто не назы­ва­е­мое точ­нее боже­ство.

В те вре­ме­на сло­во демон еще не име­ло зна­че­ния зло­го духа, а озна­ча­ло про­сто низ­шее боже­ство.

Ст. 124—125. Зор­космот­рят. — В ори­ги­на­ле эти сти­хи повто­ря­ют 254—255, где они боль­ше на месте.

Ст. 157.поко­ле­нье чет­вер­тое создал Кро­ни­он… — Пред­став­ле­ние о четы­рех сме­ня­ю­щих друг дру­га поко­ле­ни­ях людей (золо­тое, сереб­ря­ное, мед­ное, желез­ное) вос­хо­дит к индо­ев­ро­пей­ско­му фольк­ло­ру, при­чем в смене двух послед­них поко­ле­ний отра­жа­ет­ся исто­ри­че­ски вер­ное вос­по­ми­на­ние о пере­хо­де от меди (брон­зы) к желе­зу. Одна­ко в эту схе­му Геси­о­ду надо было как-то вклю­чить весь ком­плекс гре­че­ской геро­и­че­ской мифо­ло­гии — так появил­ся чет­вер­тый, «геро­и­че­ский» век и уже вслед за ним — совре­мен­ный Геси­о­ду пятый, «желез­ный».

Ст. 162 сл. В Кад­мо­вой обла­сти — то есть в похо­де семе­рых про­тив Фив (см. в разд. III, Сте­си­хор «Фива­и­да»).

Ст. 164. В Трое дру­гие погиб­ли… — Ср. разд. III, Алкей, фр. 15, 16.

Ст. 167.к гра­ни­цам зем­ли пере­нес… — Намек на ост­ро­ва Бла­жен­ных, где про­во­дят свою вто­рую жизнь герои: Ахилл, Кадм и дру­гие.

Ст. 169 про­пу­щен:


Там, вда­ле­ке от бес­смерт­ных, под вла­стью живут они Кро­на.

Посколь­ку, по Геси­о­ду, Зевс отпра­вил Кро­на в Тар­тар, стих этот счи­та­ет­ся позд­ней­шей встав­кой, когда воз­ник­ла вер­сия о про­ще­нии Кро­на и отправ­ле­нии его на ост­ро­ва Бла­жен­ных.

Ст. 200. Совесть и Стыд. — В ори­ги­на­ле αἰδώς и νέμεσις — «стыд» и «боязнь воз­да­я­нья».

Ст. 202. Бас­ню теперь рас­ска­жу… — Пер­вый обра­зец лите­ра­тур­но зафик­си­ро­ван­ной бас­ни в гре­че­ской поэ­зии. Ср. в разд. II, Архи­лох, фр. 81—88; Кал­ли­мах «Спор оли­вы с лав­ром».

Ст. 219. Орк. — См.: «Тео­го­ния», 231 сл.

Орк (клят­ва) — сын боги­ни Эри­ды. См. «Тео­го­ния», ст. 230—231 (В. В.).

Ст. 232—233. гор­ные дубы желу­ди с веток дают… — веро­ят­но, для кор­ма сви­ньям. Одна­ко в Гре­ции желу­ди ино­гда упо­треб­ля­лись в пищу и людь­ми (В. В.).

Ст. 252. Три мири­а­ды — трид­цать тысяч.

Ст. 299. Перс, о пото­мок богов. — В ори­ги­на­ле: «боже­ствен­ный род». Едва ли Геси­од помыш­ля­ет о сво­ем про­ис­хож­де­нии от богов. Это ско­рее иро­ни­че­ское обра­ще­ние к обед­нев­ше­му бра­ту.

Геси­од, назы­вая сво­е­го бра­та Пер­са «потом­ком богов», под­чер­ки­ва­ет свое бла­го­род­ное про­ис­хож­де­ние.

Ст. 318. Стих сов­па­да­ет со сти­хом из «Или­а­ды» (XXIV, 45).

Ст. 327 сл.Кто оби­дит про­ся­щих защи­ты иль чуже­стран­цев… — И те и дру­гие нахо­ди­лись под осо­бым покро­ви­тель­ством Зев­са, на чем осно­ван, в част­но­сти, кон­фликт в «Моля­щих» Эсхи­ла и Еври­пи­да.

Ст. 337. Бле­стя­щие бед­ра — то есть уви­тые салом. Ср.: «Тео­го­ния», 540 сл., 553—555.

Ст. 365. По-види­мо­му, посло­ви­ца. Этот же стих нахо­дим в Гоме­ро­вом гимне к Гер­ме­су (В. В.).

Ст. 370. Дру­гу все­гда обес­пе­че­на… — Ст. 370—372 совре­мен­ные изда­те­ли счи­та­ют позд­ней встав­кой, кото­рую более есте­ствен­но было бы поме­стить после ст. 352.

Ст. 370—372. Часть руко­пи­сей, и в том чис­ле древ­ний папи­рус, опус­ка­ют эти стро­ки. Веро­ят­но, это позд­ней­шая встав­ка.

Ст. 373. Жен­щин беги… — Ср.: «Тео­го­ния», 591—612.

Ст. 383. Атлан­ти­ды-Пле­я­ды — доче­ри Атлан­та, пре­вра­щен­ные бога­ми в созвез­дие, когда за ними гнал­ся вели­кан Ори­он. Ср. 619 сл. Вос­ход Пле­яд по утрам наблю­да­ет­ся в Гре­ции в сере­дине мая, заход — в сере­дине нояб­ря.

Ст. 385. На сорок дней и ночей… — точ­нее на сорок четы­ре дня (В. В.).

Ст. 387. точить желе­зо… — то есть сер­пы для жат­вы. Жат­ва про­ис­хо­дит в Атти­ке от поло­ви­ны мая до поло­ви­ны июня.

Ст. 392. Голым рабо­тай все­гда! — Стих истол­ко­вы­ва­ют по-раз­но­му; может быть, в его осно­ве лежит какой-нибудь рели­ги­оз­ный обы­чай.

Голым рабо­тай все­гда! — Обы­чай рабо­тать обна­жен­ным засви­де­тель­ство­ван так­же рисун­ка­ми на вазах. Ср. так­же Вер­ги­лий, «Геор­ги­ки», I, 299: «Голым сей и паши»; ср. Еван­ге­лие от Мат­фея, XXIV, 18: «И кто на поле, тот да не обра­ща­ет­ся назад взять одеж­ды свои».

Ст. 421. Сып­лют­ся листья с дере­вьев… — Листо­пад в Гре­ции начи­на­ет­ся в кон­це октяб­ря (В. В.).

Ст. 425. Коло­туш­ка упо­треб­ля­лась для раз­би­ва­ния на пашне зем­ля­ных комьев и глыб. Боро­ны Геси­од не зна­ет. — В. В.

Ст. 426. Кося­ки — состав­ная часть колес­но­го обо­да. — В. В.

Ст. 427. Падуб — веч­но­зе­ле­ный дуб. По Плу­тар­ху, дере­во это ред­ко встре­ча­ет­ся в Бео­тии, поэто­му Геси­од сове­ту­ет соби­рать его всю­ду, где толь­ко мож­но. — В. В.

Ст. 430. Рабо­чий Афи­ны. — Одной из функ­ций боги­ни было так­же покро­ви­тель­ство ремес­лен­ни­кам (Афи­на-Эрга­на). Здесь ско­рее все­го име­ет­ся в виду плот­ник или куз­нец.

Рас­со­ха — раз­вил­ка.

Ст. 432—433. Два сна­ря­ди себе плу­га… — Цель­ным плу­гом назы­вал­ся такой, у кото­ро­го скре­па и дышло сде­ла­ны из цель­но­го кус­ка, а не сби­ты гвоз­дя­ми, как в состав­ном плу­ге. Воз­мож­но, одна­ко, что Геси­од реко­мен­ду­ет дер­жать два плу­га: один — в собран­ном виде, цель­ный, дру­гой — в разо­бран­ном.

Ст. 442. четы­ре кус­ка вось­ми­доль­но­го хле­ба — то есть поло­ви­ну боль­шо­го кара­вая, кото­рый было при­ня­то делить на восемь частей.

Ст. 448. Крик журав­ли­ный — при их пере­ле­те на юг, сов­па­да­ю­щем с нача­лом ози­мо­го сева. Ср. разд. II, Фео­гнид, 1197—1200.

Ст. 462. Вспа­шешь вес­ною, а летом вздво­ишь… — В Бео­тии во вре­ме­на Геси­о­да паха­ли два­жды: вес­ною и в кон­це лета. Сев про­из­во­ди­ли осе­нью, ибо моло­дым посе­вам была необ­хо­ди­ма вла­га.

Ст. 465. под­зем­но­му Зев­су молись… — В кре­стьян­ской рели­гии даже вер­хов­ный бог — Зевс — рас­смат­ри­вал­ся ино­гда как бог зем­но­го пло­до­ро­дия (Зевс-Хто­ний).

Ст. 475. От пау­ти­ны очи­сти сосу­ды… — Геси­од име­ет в виду пифо­сы, огром­ные гли­ня­ные горш­ки, вко­пан­ные в зем­лю и слу­жив­шие для хра­не­ния зер­на.

Ст. 479. Сол­но­во­рот — конец декаб­ря, вре­мя, когда начи­на­ет при­бы­вать день.

Ст. 479—492. Как вид­но, Геси­од счи­та­ет пред­по­чти­тель­ным сев до осен­не­го рав­но­ден­ствия; в про­тив­ном слу­чае зем­ле­паш­ца может выру­чить толь­ко пого­да.

Геси­од счи­та­ет, что посев надо про­из­во­дить до солн­це­во­ро­та. Одна­ко и позд­ний сев может быть успеш­ным, если в это вре­мя пой­дут дожди такие, чтобы запол­ни­лись водой сле­ды от воло­вьих копыт. Тогда и позд­но засе­ян­ные поля при­не­сут хоро­ший уро­жай.

Ст. 493. Куз­ни­цы у гре­ков дела­лись без две­рей, и вся­кий жела­ю­щий захо­дил в них погреть­ся. Таким обра­зом, они ста­ли местом сбо­ра для всех любив­ших посу­да­чить и побез­дель­ни­чать (В. В.).

Ст. 504. Лене­он — по наше­му кален­да­рю — декабрь-январь.

Лене­он — декабрь — январь. Назва­ние меся­ца иони­че­ское (В. В.).

Ст. 507. Из Фра­киикор­ми­ли­цы коней. — Во Фра­кии, обла­сти, рас­по­ло­жен­ной к севе­ру от Эгей­ско­го моря, бога­той рав­ни­на­ми, усло­вия для коне­вод­ства были более бла­го­при­ят­ны, чем в гори­стой Гре­ции.

Ст. 525. Без­ко­стый — полип. Мне­ние, буд­то голод­ный полип гло­жет соб­ствен­ную ногу, при­зна­вал невер­ным уже Пли­ний (рим­ский нату­ра­лист I в. н. э.) (В. В.).

Ст. 528. Все­эл­ли­ны — древ­нее обо­зна­че­ние для всей сово­куп­но­сти гре­че­ских пле­мен.

Ст. 533. Три­но­гий — то есть ста­рик, опи­ра­ю­щий­ся на пал­ку.

Три­но­гий — обо­зна­че­ние ста­ри­ка в извест­ной загад­ке Сфинк­са, раз­га­дан­ной Эди­пом: утром на четы­рех ногах, в пол­день на двух, вече­ром на трех. Воз­мож­но, что текст испор­чен и име­ет­ся в виду какой-то зверь.

Ст. 559. Ко́рму доволь­но волам поло­ви­ны теперь — пото­му что они не рабо­та­ют (В. В.).

Ст. 560. Бла­го­склон­ная — ночь (букв. перев. гре­че­ско­го сло­ва εὐφρόνη).

Бла­го­склон­ная — обо­зна­че­ние ночи. Дол­го­та ночи помо­га­ет в том отно­ше­нии, что люди боль­ше спят, а сле­до­ва­тель­но мень­ше едят (В. В.).

Ст. 561. Нача­ло ново­го года отно­сит­ся здесь к весне.

Ст. 562. Ночи вырав­ни­вай с дня­ми… — Геси­од сове­ту­ет спать зимой в тече­ние поло­ви­ны суток. Воз­мож­но, сти­хи 561—563 — позд­ней­шая встав­ка.

Ст. 566. Арк­тур — звез­да в созвез­дии Воло­па­са.

Ст. 569. Ласточ­ка-Пан­ди­о­ни­да. — Соглас­но мифу, у афин­ско­го царя Пан­ди­о­на были две доче­ри — Прок­на и Фило­ме­ла. Пер­вая вышла замуж за фра­кий­ско­го царя Терея. Когда она попро­си­ла при­вез­ти к ней для сви­да­ния Фило­ме­лу, Терей изна­си­ло­вал девуш­ку в пути и выре­зал ей язык, чтобы скрыть сле­ды пре­ступ­ле­ния. Одна­ко Фило­ме­ла суме­ла открыть тай­ну сест­ре, они уби­ли сына Терея и пода­ли ему его в виде еды. Когда Терей, узнав прав­ду, погнал­ся за сест­ра­ми, боги пре­вра­ти­ли их в птиц: Прок­ну — в соло­вья, Фило­ме­лу — в ласточ­ку. При­лет ласто­чек в Гре­цию — в кон­це фев­ра­ля — нача­ле мар­та.

Ст. 571. от Пле­яд убе­гая… — то есть от жары. Разу­ме­ет­ся вре­мя, когда солн­це нахо­дит­ся в созвез­дии Пле­яд (май) (В. В.).

Ст. 572. Домо­но­сец — улит­ка (букв. перев. греч. φερέοικος).

Ст. 578. Доб­рую треть цело­днев­ной рабо­ты заря совер­ша­ет — то есть на утро при­хо­дит­ся треть всех работ.

Ст. 582—588. — Ср. разд. III, Алкей, фр. 50. Арти­шо­ки цве­тут в июне. Сири­ус нахо­дит­ся в зени­те над Бео­ти­ей 19 июля.

Ст. 585. Козы быва­ют жир­нее все­го… — пото­му что пере­ста­ют кор­мить коз­лят.

Ст. 589.вином запа­си­ся биб­лин­ским. — Неиз­вест­но, отче­го оно полу­чи­ло свое имя, — от биб­лин­ских ли гор во Фра­кии, от реки ли Биб­ло­са на ост­ро­ве Нак­со­се или от фини­кий­ско­го горо­да Биб­ло­са. Во вся­ком слу­чае, труд­но пред­по­ло­жить, чтобы при том укла­де жиз­ни, кото­рый опи­сы­ва­ет­ся в поэ­ме, мужи­ки бед­ной дере­вуш­ки упо­треб­ля­ли при­воз­ное вино, осо­бен­но раз они сами раз­во­ди­ли вино­град. Биб­лин­ским назы­вал­ся сорт вино­гра­да, раз­во­див­ший­ся, меж­ду про­чим, и в Аскре (В. В.).

Ст. 596. Часть лишь одну… — Гре­ки упо­треб­ля­ли вино, сме­ши­вая его с водой в про­пор­ции 1:3 или 1:2.

Ст. 597. Толь­ко начнет вос­хо­дить… — Созвез­дие Ори­о­на появ­ля­ет­ся по утрам в кон­це июня — нача­ле июля.

Ст. 605. Спя­щий днем чело­век — вор (букв. перев. с греч.).

Ст. 609. Вот высо­ко середь неба уж Сири­ус стал с Ори­о­ном — опять-таки во вре­мя утрен­ней зари (В. В.).

Ст. 610. Уж начи­на­ет Заря розо­пер­стая… — Арк­тур вос­хо­дит вме­сте с зарей 6 сен­тяб­ря.

Ст. 612. Незре­лый вино­град сре­за­ет­ся и выстав­ля­ет­ся на солн­це, чтобы вла­га испа­ри­лась и нача­лось бро­же­ние.

Ст. 614. Дары Дио­ни­са — вино.

Ст. 615. Гиа­ды — семь звезд в созвез­дии Тель­ца. Они захо­дят вско­ре после Ори­о­на в сере­дине нояб­ря. Ст. 615 = Ил., XVIII, 486.

Ст. 651. Авли­да — гавань на побе­ре­жье Бео­тии. Евбея — ост­ров, тяну­щий­ся вдоль побе­ре­жья Атти­ки, Бео­тии и далее на севе­ро-запад до Малий­ско­го зали­ва.

Ст. 654. Амфи­да­мант — царь Евбей­ско­го госу­дар­ства Хал­ки­ды, пал в мор­ском бою с эре­трий­ца­ми (В. В.).

Ст. 655. Хал­ки­да — город на о-ве Евбея.

Ст. 657. уша­тый тре­нож­ник — брон­зо­вый сосуд с под­став­кой (тре­нож­ни­ком) — обыч­ная награ­да на поэ­ти­че­ских состя­за­ни­ях. Для под­ве­ши­ва­ния над огнем в сосу­де дела­лись отвер­стия (уши).

Ст. 675. Нот (см. «Тео­го­ния», 380) дует у бере­гов Гре­ции пре­иму­ще­ствен­но с нояб­ря по март. — В. В.

Ст. 689. чре­ва­тое суд­но… — Чре­ва­тое — посто­ян­ный эпи­тет кораб­ля в эпо­се. Пер­во­на­чаль­но озна­чал полый, вме­сти­тель­ный.

Ст. 697. Лет трид­ца­ти оже­нить­ся. — Ср.: разд. II, Солон, фр. 3, 9—10.

Ст. 701. Чтоб не на смех сосе­дям… — Ср.: разд. II, Архи­лох, фр. 60, 22.

Ст. 702. Луч­ше хоро­шей жены… — Ср.: «Тео­го­ния», 607—612; разд. II, Семо­нид, фр. 6, 83—93.

Ст. 706. Стих явно не отно­сит­ся к преды­ду­щей мыс­ли и попал сюда слу­чай­но из дру­го­го места, может быть, из разд. 724—759 (после 726? 741?).

Ст. 717 сл. Так­же людей не дер­зай попре­кать… — Ср. разд. II, Фео­гнид, 155—158.

Ст. 719.язык неболт­ли­вый. — Ср. разд. II, Фео­гнид, 295, 613 сл.

Ст. 721. Ста­нешь зло­сло­вить дру­гих… — Ср. разд. III, Алкей, фр. 70.

Ст. 736.с пира при­шед­ши бес­смерт­ных — посколь­ку боги мыс­лят­ся при­сут­ству­ю­щи­ми на каж­дом пиру, кото­рый начи­на­ет­ся с воз­ли­я­ний бес­смерт­ным.

Ст. 742—743. Пяти­па­лый сук — рука. Смысл, по-види­мо­му, тот, что во вре­мя жерт­во­при­но­ше­ния не сле­ду­ет стричь себе ног­тей. — В. В.

Ст. 744.на кра­тер­ную крыш­ку… — Кра­тер — сосуд, в кото­ром вино сме­ши­ва­ли с водою. — В. В.

Ст. 748. Горш­ко­ног — гор­шок на одной ноге, кото­рый ста­вил­ся в огонь.

Ст. 766—767. В трид­ца­тое чис­ло меся­ца ника­ких сель­ских работ не про­из­во­ди­лось, толь­ко осмат­ри­ва­лись поля и рас­пре­де­лял­ся меж­ду рабо­чи­ми про­ви­ант на сле­ду­ю­щий месяц. В этот день, по гре­че­ско­му пове­рью, даже мура­вей не рабо­та­ет (В. В.).

Ст. 770 сл. Счет дней меся­ца у Геси­о­да доволь­но запу­тан­ный. Во-пер­вых, счет ведет­ся от пер­во­го чис­ла до трид­ца­то­го, как у нас (напр., ст. 766, 792); во-вто­рых, по полу­ме­ся­цам, по рас­ту­щей или убы­ва­ю­щей луне (ст. 773—798); нако­нец — самое частое — по десят­кам: «пер­вая десят­ка» (785), «шестое чис­ло в сред­нем десят­ке» (782), «чет­вер­тый день, иду­щий за два­дца­тым» (820). — В. В.

Ст. 778. Запас­ли­вый — мура­вей. — В. В.

Ст. 801. Птиц перед тем вопро­сив — то есть совер­шив гада­ние по поле­ту птиц. Ср. 828. Если вер­но антич­ное сооб­ще­ние, что у Геси­о­да была так­же поэ­ма «О пти­це­га­да­нии», то ст. 828 мог слу­жить к ней пере­хо­дом. Ср. так­же: гоме­ров­ский гимн к Гер­ме­су, 543—549.

Ст. 817. Мно­гос­ка­мей­ча­тый быст­рый корабль… — Име­ют­ся в виду ска­мьи для греб­цов.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
1364000301 1364000302 1364000305 1425557649 1433423967 1435230001

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.