У. Смит. Словарь греческих и римских древностей, 2-е изд.

ЭДИ́ЛЫ (aedīles, ἀγο­ρανό­μοι). Сооб­ща­ет­ся, что назва­ние этих долж­ност­ных лиц воз­ник­ло бла­го­да­ря их попе­че­нию о хра­ме (aedes) Цере­ры. Пер­во­на­чаль­но эди­лов было двое, и назы­ва­лись они пле­бей­ски­ми эди­ла­ми (aedi­les ple­beii); они изби­ра­лись из плеб­са, и учреж­де­ние этой долж­но­сти отно­сит­ся к тому же вре­ме­ни, что и воз­ник­но­ве­ние народ­ных три­бу­нов — 494 г. до н. э. По-види­мо­му, сна­ча­ла их обя­зан­но­сти были лишь вспо­мо­га­тель­ны­ми; они явля­лись помощ­ни­ка­ми три­бу­нов в тех вопро­сах, кото­рые три­бу­ны им пору­ча­ли и сре­ди кото­рых пере­чис­ля­ет­ся раз­бор менее важ­ных дел. В ран­ний пери­од после учреж­де­ния долж­но­сти эди­лов (446 г. до н. э.) мы видим, что их назна­чи­ли хра­ни­те­ля­ми поста­нов­ле­ний сена­та, кото­рые до тех пор про­из­воль­но ута­и­ва­лись или иска­жа­лись кон­су­ла­ми (Liv. III. 55). Так­же они хра­ни­ли резуль­та­ты пле­бис­ци­тов. Посте­пен­но эди­лам пору­ча­лись и дру­гие функ­ции, и не все­гда лег­ко отли­чить их обя­зан­но­сти от неко­то­рых из обя­зан­но­стей, испол­няв­ших­ся цен­зо­ра­ми; так­же непро­сто раз­гра­ни­чить все обя­зан­но­сти пле­бей­ских и куруль­ных эди­лов после учреж­де­ния куруль­но­го эди­ли­те­та. Эди­лы осу­ществля­ли общий над­зор за построй­ка­ми, как свя­щен­ны­ми, так и част­ны­ми; в рам­ках этих пол­но­мо­чий они обес­пе­чи­ва­ли под­дер­жа­ние и ремонт хра­мов, курий и т. д. и следи­ли за тем, чтобы вла­дель­цы ремон­ти­ро­ва­ли либо сно­си­ли част­ные зда­ния, нахо­див­ши­е­ся в вет­хом состо­я­нии (aedes vi­tio­sae, rui­no­sae). Над­зор за водо­снаб­же­ни­ем и водо­рас­пре­де­ле­ни­ем в Риме в ран­ний пери­од являл­ся вопро­сом государ­ст­вен­но­го управ­ле­ния. Соглас­но Фрон­ти­ну, это была обя­зан­ность цен­зо­ров, но в отсут­ст­вие цен­зо­ров это вхо­ди­ло в сфе­ру веде­ния эди­лов. Попе­че­ние о каж­дом отдель­ном источ­ни­ке или акве­ду­ке сда­ва­лось на откуп пред­при­ни­ма­те­лям (re­dempto­res), любые дей­ст­вия кото­рых тре­бо­ва­ли одоб­ре­ния цен­зо­ров или эди­лов (De Aquae­duct. Rom. lib. II). Над­зор за ули­ца­ми и мосто­вы­ми, убор­кой мусо­ра и отво­дом воды в горо­де был воз­ло­жен на эди­лов, так­же как и попе­че­ние о кло­аках. Эди­лы долж­ны были рас­пре­де­лять сре­ди плеб­са зер­но, ино­гда разда­вав­ше­е­ся бес­плат­но, ино­гда про­да­вав­ше­е­ся по деше­вой цене; но это рас­пре­де­ле­ние зер­на в Риме не сле­ду­ет сме­ши­вать с обя­зан­но­стью при­об­ре­тать зер­но и обес­пе­чи­вать его достав­ку из дру­гих частей стра­ны, чем зани­ма­лись кон­су­лы, кве­сто­ры и пре­то­ры, а ино­гда экс­тра­ор­ди­нар­ный маги­ст­рат, напри­мер, пре­фект про­до­воль­ст­вия (prae­fec­tus an­no­nae). Эди­лы долж­ны были следить за тем, чтобы никто не исполь­зо­вал обще­ст­вен­ные зем­ли недоз­во­лен­ным обра­зом и не пося­гал на государ­ст­вен­ные паст­би­ща; они име­ли пра­во нала­гать штраф за любое неза­кон­ное дей­ст­вие в этой сфе­ре. Штра­фы рас­хо­до­ва­лись на моще­ние дорог и дру­гие обще­ст­вен­ные нуж­ды. Эди­лы осу­ществля­ли общий над­зор за куп­лей-про­да­жей и, сле­до­ва­тель­но, за рын­ка­ми, выстав­лен­ны­ми на про­да­жу това­ра­ми (таки­ми, как рабы), за мера­ми и веса­ми; от этой части их обя­зан­но­стей про­изо­шло то назва­ние, под кото­рым эди­лы упо­ми­на­ют­ся гре­че­ски­ми авто­ра­ми (ἀγο­ρανό­μοι). Их обя­зан­но­стью было наблюдать за тем, чтобы в город не при­вно­си­лись ника­кие новые боже­ства или рели­ги­оз­ные риту­а­лы; следить за соблюде­ни­ем рели­ги­оз­ных цере­мо­ний и про­веде­ни­ем древ­них тор­жеств и празд­ни­ков. Общий поли­цей­ский над­зор вклю­чал в себя обя­зан­но­сти по под­дер­жа­нию поряд­ка и бла­го­при­стой­но­сти, а так­же инспек­ти­ро­ва­ние бань, уве­се­ли­тель­ных заведе­ний, пуб­лич­ных домов и про­сти­ту­ток. Эди­лы име­ли раз­лич­ных под­чи­нен­ных, таких как гла­ша­таи (prae­co­nes), пис­цы (scri­bae) и посыль­ные (via­to­res).

Куруль­ных эди­лов (Aedi­les Cu­ru­les), кото­рых так­же было двое, пер­во­на­чаль­но изби­ра­ли толь­ко из пат­ри­ци­ев, затем пооче­ред­но то из пат­ри­ци­ев, то из пле­бе­ев, и, нако­нец, из тех и дру­гих без раз­ли­чия (Liv. VII. 1). Долж­ность куруль­ных эди­лов была учреж­де­на в 365 г. до н. э., соглас­но Ливию, вслед­ст­вие того, что пле­бей­ские эди­лы не согла­ша­лись празд­но­вать Вели­кие игры (lu­di ma­xi­mi) в тече­ние четы­рех дней вме­сто преж­них трех; в свя­зи с этим было при­ня­то поста­нов­ле­ние сена­та об избра­нии двух эди­лов из чис­ла пат­ри­ци­ев. С это­го вре­ме­ни еже­год­но изби­ра­лись четы­ре эди­ла: два куруль­ных и два пле­бей­ских. (Liv. VI. 42). Почет­ны­ми зна­ка­ми отли­чия куруль­ных эди­лов были: куруль­ное крес­ло (от кото­ро­го про­ис­хо­ди­ло назва­ние их долж­но­сти), тога-пре­тек­ста, при­о­ри­тет при выступ­ле­ни­ях в сена­те и пра­во выстав­лять вос­ко­вые изо­бра­же­ния пред­ков (jus ima­gi­num) (Cic. Verr. V. 14). Толь­ко куруль­ные эди­лы име­ли jus edi­cen­di, то есть пра­во изда­вать эдик­ты (Gai­us, I. 6); но пра­ви­ла, содер­жа­щи­е­ся в их эдик­тах, слу­жи­ли руко­вод­ст­вом для всех эди­лов. Эдик­ты куруль­ных эди­лов были осно­ва­ны на их пол­но­мо­чи­ях по управ­ле­нию рын­ка­ми с.19 и куп­лей-про­да­жей в целом. Соот­вет­ст­вен­но, их эдик­ты каса­лись пре­иму­ще­ст­вен­но или даже исклю­чи­тель­но пра­вил куп­ли-про­да­жи и кон­трак­тов по тор­го­вым сдел­кам. Они явля­лись осно­ва­ни­ем эдиль­ских исков (ac­tio­nes aedi­li­ciae), вклю­чав­ших иски по отмене сдел­ки куп­ли-про­да­жи (ac­tio red­hi­bi­to­ria) и по сни­же­нию покуп­ной цены (quan­ti mi­no­ris) (Dig. 21 tit. 1 De Aedi­li­cio Edic­to; Gell. IV. 2). Зна­чи­тель­ная часть поло­же­ний эдиль­ских эдик­тов отно­си­лась к куп­ле-про­да­же рабов. Лич­но­сти как пле­бей­ских, так и куруль­ных эди­лов были свя­щен­ны и непри­кос­но­вен­ны (sac­ro­sancti) (Liv. III. 55).

По-види­мо­му, после назна­че­ния куруль­ных эди­лов обя­зан­но­сти, ранее испол­няв­ши­е­ся пле­бей­ски­ми эди­ла­ми, ста­ли осу­ществлять­ся (за немно­ги­ми исклю­че­ни­я­ми) все­ми эди­ла­ми без раз­ли­чия. В тече­ние пяти дней после избра­ния или вступ­ле­ния в долж­ность они обя­за­ны были рас­пре­де­лить меж­ду собой по жре­бию или согла­ше­нию рай­о­ны горо­да, кото­рые каж­дый из них дол­жен был взять под над­зор; и каж­дый эдил в сво­ем окру­ге само­сто­я­тель­но следил за моще­ни­ем и убор­кой улиц и про­чи­ми дела­ми, как мож­но пред­по­ло­жить, столь же мест­но­го харак­те­ра (Ta­bul. He­racl. ed. Ma­zoch.).

Еще одно раз­ли­чие меж­ду дву­мя кате­го­ри­я­ми эди­лов заклю­ча­лось в руко­вод­стве государ­ст­вен­ны­ми празд­ни­ка­ми и тор­же­ства­ми. Мно­гие из них, напри­мер, празд­ник Фло­ры (Cic. Verr. V. 14; Ovid. Fast. V. 278, сл.) и Цере­ры, про­во­ди­лись любы­ми эди­ла­ми без раз­ли­чия; одна­ко Пле­бей­ские игры (ple­beii lu­di) нахо­ди­лись в веде­нии пле­бей­ских эди­лов (Liv. XXXI. 56), полу­чав­ших для этой цели опре­де­лен­ное денеж­ное содер­жа­ние; и штра­фы, взи­ма­е­мые со ското­вла­дель­цев и иных лиц, по-види­мо­му, сре­ди про­чих обще­ст­вен­ных нужд, рас­хо­до­ва­лись и на это. (Liv. X. 23; XXXVII. 6; Ovid. Fast. V. 278, сл.). Про­веде­ние Вели­ких или Рим­ских игр (Lu­di mag­ni или Ro­ma­ni), теат­раль­ных пред­став­ле­ний (Lu­di sce­ni­ci) и Мега­ле­зий­ских игр (Lu­di Me­ga­le­sii или Me­ga­len­ses) осу­ществля­лось толь­ко куруль­ны­ми эди­ла­ми (Liv. XXXI. 50; и дидас­ка­лии к пье­сам Терен­ция), и имен­но в этих слу­ча­ях они часто нес­ли огром­ные рас­хо­ды ради того, чтобы уго­дить наро­ду и при­об­ре­сти голо­са на после­дую­щих выбо­рах. Эти непо­мер­ные тра­ты эди­лов воз­ник­ли после окон­ча­ния вто­рой Пуни­че­ской вой­ны и воз­рас­та­ли по мере роста воз­мож­но­стей для лич­но­го обо­га­ще­ния после того, как рим­ское ору­жие было при­не­се­но в Гре­цию, Афри­ку и Испа­нию. Даже импе­ра­то­ры вряд ли пре­взо­шли сво­ей щед­ро­стью отдель­ных куруль­ных эди­лов вре­мен рес­пуб­ли­ки, таких как Г. Юлий Цезарь (Plut. Cae­sar, 5), впо­след­ст­вии дик­та­тор, П. Кор­не­лий Лен­тул Спин­тер и преж­де все­го М. Эми­лий Скавр, чьи рас­хо­ды не огра­ни­чи­ва­лись толь­ко зре­ли­ща­ми, но вклю­ча­ли обще­ст­вен­но полез­ные нуж­ды, напри­мер, ремонт стен, вер­фей, пор­тов и акве­ду­ков (Cic. de Off. II. 17; Plin. H. N. XXXIII. 3, XXXVI. 15). Дион Кас­сий (XLIII. 48) упо­ми­на­ет слу­чай про­веде­ния Мега­ле­зий­ских игр пле­бей­ски­ми эди­ла­ми, но это про­ис­хо­ди­ло в соот­вет­ст­вии с поста­нов­ле­ни­ем сена­та и, таким обра­зом, отдель­ное исклю­че­ние под­твер­жда­ет общее пра­ви­ло.

В 45 г. до н. э. Юлий Цезарь рас­по­рядил­ся изби­рать двух куруль­ных и четы­рех пле­бей­ских эди­лов; с это­го вре­ме­ни и, по край­ней мере, до тех пор, пока долж­ность эди­ла име­ла какое-то зна­че­ние, еже­год­но изби­ра­лось шесть эди­лов. Два новых пле­бей­ских эди­ла назы­ва­лись Ce­rea­les, их обя­зан­но­стью было следить за снаб­же­ни­ем зер­ном. Хотя после учреж­де­ния Авгу­стом долж­но­сти пре­фек­та про­до­воль­ст­вия их долж­ность вряд ли име­ла сколь­ко-нибудь важ­ное зна­че­ние, она несо­мнен­но суще­ст­во­ва­ла в тече­ние несколь­ких сто­ле­тий, по мень­шей мере до вре­мен Гор­ди­а­на.

Эди­лы при­над­ле­жа­ли к клас­су низ­ших маги­ст­ра­тов. Дио­ни­сий утвер­жда­ет, что эди­лы пер­во­на­чаль­но изби­ра­лись в кури­ат­ских коми­ци­ях (IX. 43); но это неправ­до­по­доб­но. Пле­бей­ские эди­лы изби­ра­лись сна­ча­ла в цен­ту­ри­ат­ных, затем в три­бут­ных коми­ци­ях (Dio­nys. VI. 90, IX. 43, 49; Liv. II. 56, 57); там же одно­вре­мен­но изби­ра­лись и куруль­ные эди­лы (Plut. Ma­rius, 5); но, по-види­мо­му, голо­со­ва­ние за куруль­ных и пле­бей­ских эди­лов про­ис­хо­ди­ло раздель­но и куруль­ные эди­лы выби­ра­лись пер­вы­ми. Как пред­став­ля­ет­ся, до при­ня­тия lex an­na­lis рим­ский граж­да­нин мог быть кан­дида­том на любую долж­ность по дости­же­нии 27 лет. Этот lex an­na­lis, при­ня­тый по пред­ло­же­нию три­бу­на Л. Вил­лия Тап­пу­ла в 180 г. до н. э., уста­но­вил воз­раст, поз­во­ля­ю­щий зани­мать каж­дую долж­ность (Liv. XL. 44). В тек­сте Ливия не упо­ми­на­ет­ся, какие имен­но воз­рас­та были уста­нов­ле­ны дан­ным зако­ном, но из раз­лич­ных сооб­ще­ний рим­ских авто­ров мож­но заклю­чить, что для эди­ли­те­та был опре­де­лен воз­раст в 36 лет. Во вся­ком слу­чае, в этом воз­расте чело­век мог быть кан­дида­том на долж­ность куруль­но­го эди­ла, и мало­ве­ро­ят­но, чтобы для пле­бей­ско­го эди­ли­те­та суще­ст­во­ва­ло иное пра­ви­ло. Во вре­ме­на Цице­ро­на эди­лов выби­ра­ли в июле; обыч­ным местом выбо­ров было Мар­со­во поле (Cam­pus Mar­tius), а руко­во­дил ими кон­сул.

Эди­лы суще­ст­во­ва­ли и во вре­ме­на импе­ра­то­ров, одна­ко их пол­но­мо­чия посте­пен­но сокра­ща­лись, а их обя­зан­но­сти выпол­ня­ли новые долж­ност­ные лица, учреж­ден­ные импе­ра­то­ра­ми. После бит­вы при Акции Август назна­чил пре­фек­та горо­да (prae­fec­tus ur­bi), осу­ществляв­ше­го общий поли­цей­ский над­зор, что ранее было одной из функ­ций эди­лов. Август так­же ото­брал у эди­лов, или осу­ществлял сам, обя­зан­но­сти по кон­тро­лю за рели­ги­оз­ны­ми риту­а­ла­ми и устра­не­нию из горо­да всех ино­зем­ных куль­тов; он так­же взял на себя попе­че­ние над хра­ма­ми и, мож­но ска­зать, уни­что­жил эди­ли­тет, лишив его древ­ней пер­во­на­чаль­ной функ­ции. Это может послу­жить объ­яс­не­ни­ем того фак­та, упо­мя­ну­то­го Дио­ном Кас­си­ем (LV. 24), что никто не желал зани­мать столь пре­зрен­ную долж­ность и вслед­ст­вие это­го Август вынуж­ден был застав­лять людей испол­нять ее; поэто­му эди­лы изби­ра­лись по жре­бию из тех, кто ранее слу­жил кве­сто­ром и три­бу­ном; и это про­ис­хо­ди­ло неод­но­крат­но. Послед­ний засвиде­тель­ст­во­ван­ный при­мер бле­стя­ще­го эди­ли­те­та — это дея­тель­ность Агрип­пы, кото­рый доб­ро­воль­но при­нял на себя эту долж­ность и отре­мон­ти­ро­вал все обще­ст­вен­ные зда­ния и доро­ги за свой счет, не взяв ниче­го из каз­ны (Dion Cass. XLIX. 43; Plin. H. N. XXXVI. 15). Одна­ко еще до это­го вре­ме­ни эди­ли­тет утра­тил свой истин­ный харак­тер. Агрип­па уже зани­мал долж­ность кон­су­ла до того, как при­нял долж­ность эди­ла, и его щед­рые рас­хо­ды на этой номи­наль­ной долж­но­сти ста­ли завер­ше­ни­ем вели­ко­ле­пия эди­ли­те­та. Август спе­ци­аль­но пору­чил куруль­ным эди­лам обя­зан­ность по туше­нию пожа­ров и пре­до­ста­вил в их рас­по­ря­же­ние коман­ду из 600 рабов; но впо­след­ст­вии эту зада­чу выпол­ня­ли пре­фек­ты ноч­ной стра­жи (prae­fec­ti vi­gi­lum). Точ­но так же он назна­чил попе­чи­те­лей дорог (cu­ra­to­res via­rum) для над­зо­ра за доро­га­ми вбли­зи горо­да и кват­ту­о­рви­ров — для наблюде­ния за с.20 доро­га­ми в Риме. Попе­чи­те­ли обще­ст­вен­ных постро­ек (cu­ra­to­res ope­rum pub­li­co­rum) и попе­чи­те­ли рус­ла Тиб­ра (cu­ra­to­res al­vei Ti­be­ris), так­же назна­чен­ные Авгу­стом, лиши­ли эди­лов немно­гих остав­ших­ся обя­зан­но­стей, кото­рые мож­но было бы назвать почет­ны­ми. Так­же эди­лы поте­ря­ли над­зор за коло­д­ца­ми, источ­ни­ка­ми и акве­ду­ка­ми (Fron­ti­nus II. De Aquae­duc­ti­bus). При пер­вых импе­ра­то­рах они про­дол­жа­ли осу­ществлять сво­его рода поли­цей­ский над­зор с целью подав­ле­ния откры­той без­нрав­ст­вен­но­сти и бес­по­ряд­ка; так, в их веде­нии по-преж­не­му нахо­ди­лись бани, тавер­ны и пуб­лич­ные дома, в их обя­зан­но­сти вхо­ди­ла реги­ст­ра­ция про­сти­ту­ток. (Ta­cit. Ann. II. 85). Мы видим, что при Авгу­сте эди­лы зани­ма­лись розыс­ком кле­вет­ни­че­ских сочи­не­ний с тем, чтобы сжечь их; то же самое про­ис­хо­ди­ло и при Тибе­рии (Ta­cit. Ann. IV. 35).

В коло­ни­ях и муни­ци­пи­ях более позд­не­го пери­о­да так­же име­лись свои эди­лы, коли­че­ство и функ­ции кото­рых в раз­ных местах были раз­лич­ны­ми. Одна­ко по сво­им пол­но­мо­чи­ям и обя­зан­но­стям они, по-види­мо­му, напо­ми­на­ли рим­ских эди­лов. Изби­ра­лись они еже­год­но. (De Aedil. Col., &c. Ot­to. Lips. 1732).

Исто­рия, пол­но­мо­чия и обя­зан­но­сти эди­лов весь­ма подроб­но опи­са­ны у Шубер­та: Schu­bert, De Ro­ma­no­rum Aedi­li­bus, lib. IV Re­gi­mon­tii, 1828. См. так­же Wun­der, De Ro­ma­no­rum Co­mi­tiis Aedi­lium Cu­ria­lium, в его изда­нии речи Цице­ро­на Pro. Cn. Plan­cio, Leip­zig, 1830.

Джордж Лонг

См. также:
ЭДИЛЫ (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
William Smith. A Dictionary of Greek and Roman Antiquities, 2-е изд., London, 1859, с. 18—20.
© 2006 г. Пере­вод с англ. О. В. Люби­мо­вой
См. по теме: ЭРГАСТУЛ • DELATIO NOMINIS • ЗАБОТА • ЭДИЦИЯ, ОБВИНЕНИЕ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. НАДПИСИ. Рим.
Хвалебная надпись в честь Аппия Клавдия Цека, цензора 312 г. до н. э.
Правление Августа (27 г. до н. э. — 14 г. н. э.). Копия.
CIL XI 1827 = ILS 54.
Рим, Музей Римской культуры.
2. НАДПИСИ. Сирия.
Надгробная надпись Квинта Эмилия Секунда.
Мрамор. 2-я пол. I в. н. э.
Венеция, Национальный археологический музей.
3. НАДПИСИ. Этрурия.
Надпись, восхваляющая Луция Лициния Лукулла, который победил Митридата, царя Понта, и Тиграна, царя Армении.
Эпоха Августа. 27 г. до н. э. — 14 г. н. э. Копия.
CIL XI 1832 (p. 1274) = CIL I p. 196 = ILS 60 = Inscr. It. XIII. 3. 84.
Рим, Музей Римской культуры.
4. НАДПИСИ. Сирия.
Надгробная надпись Квинта Эмилия Секунда.
CIL. III. 6687 = ILS. 2683.
14—50 гг. н. э. Копия.
Рим, Музей Римской культуры.
МОНЕТЫ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. Денарий, серебро
Авл Плавций (Плоций)
Рим, 55 г. до н.э.
АВЕРС: Голова Кибелы вправо, в стенном венке, в серьгах в форме креста; волосы собраны сзади в узел и падают на шею; впереди вниз A PLAVTIVS; позади вниз AED CVR S C (Aedilis Curulis; Senatus consulto, «Курульный эдил; по постановлению сената»). Кайма из точек.
РЕВЕРС: Бородатая фигура, Вакхий (MRR, Harlan: Аристобул), в восточной одежде — шароварах (ἀναξυρίδες) и широком плаще, — стоит на коленях, повернувшись вправо, рядом с верблюдом; в протянутой правой руке он держит ветвь оливы, а в левой — поводья верблюда; в поле BACCHIVS; справа вверх IVDAEVS.
2. Денарий, серебро
Рим, 58 г. до н.э.
АВЕРС: Верблюд с седлом, идущий вправо; перед ним коленопреклоненный царь Арета, который держит в левой руке узду, а правой протягивает ветвь оливы, перевязанную лентой; выше M SCAVR AED CVR, по бокам EX и S C, ниже REX ARETAS. Кайма из точек.
РЕВЕРС: Юпитер в квадриге галопом едет влево, держит в левой руке вожжи, правой рукой мечет молнию; под конями скорпион; выше P HVPSAE AED CVR, ниже C HVPSAE COS PREIVER — слева направо, CAPTVM — снизу вверх. Кайма из точек.
3. Денарий, серебро
Рим, 58 г. до н.э.
АВЕРС: Верблюд с седлом, идущий вправо; перед ним коленопреклоненный царь Арета, который держит в левой руке узду, а правой протягивает ветвь оливы, перевязанную лентой; выше M SCAVR, по бокам EX и S C, ниже AED CVR. Кайма из точек.
РЕВЕРС: Юпитер в квадриге галопом едет влево, держит в левой руке вожжи, правой рукой мечет молнию; выше P HVPSAEVS AID CVR, ниже C HVPSAE COS PREIVER — слева направо, CAPTVM — снизу вверх. Кайма из точек.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА