Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. Т. II, годы 51—46.
Издательство Академии Наук СССР, Москва—Ленинград, 1950.
Перевод и комментарии В. О. Горенштейна.
1 2 3

347. Титу Пом­по­нию Атти­ку, в Рим

[Att., VIII, 15]

Фор­мий­ская усадь­ба, 3 мар­та 49 г.

1. За четы­ре дня до мар­тов­ских нон Эгип­та1 вру­чил мне твои пись­ма: одно дав­нее, кото­рое ты, по тво­им сло­вам, за три дня до календ дал Пина­рию, кото­ро­го я не видел; в нем ты ждешь, что сде­ла­ет послан­ный впе­ред Вибул­лий2, кото­ро­го Цезарь вовсе не видел (из вто­ро­го пись­ма я вижу, что ты зна­ешь, что это так), и как я при­му воз­вра­ще­ние Цеза­ря, от встре­чи с кото­рым я думаю совсем укло­нить­ся; в тот же день ты замыш­ля­ешь бег­ство и изме­не­ние сво­ей жиз­ни, что тебе, по-мое­му, и следу­ет сде­лать, и ты не зна­ешь, при связ­ках ли Доми­ций3. Когда ты будешь знать это, сде­лай так, чтобы я знал. Вот ответ на пер­вое пись­мо.

2. После­до­ва­ло еще два пись­ма, отправ­лен­ных оба в канун календ, кото­рые меня, и до того, как я тебе писал, коле­бав­ше­го­ся, сби­ли с преж­ней точ­ки зре­ния. И меня не вол­ну­ет, что ты пишешь «враж­деб­ный само­му Юпи­те­ру»4. Ведь опас­ность кро­ет­ся в гне­ве обо­их, победа же так неопре­де­лен­на, что худ­шее дело5 кажет­ся мне более под­готов­лен­ным. Не дей­ст­ву­ют на меня и кон­су­лы, кото­рые сами под­да­ют­ся воздей­ст­вию лег­че, чем пушин­ка или лист. Раз­мыш­ле­ние о дол­ге тер­за­ет меня и тер­за­ло до сего вре­ме­ни. Более осто­рож­но, конеч­но, остать­ся; более чест­ным счи­та­ет­ся пере­пра­вить­ся. Ино­гда я пред­по­чи­таю, чтобы мно­гие счи­та­ли, что я посту­пил неосто­рож­но, неже­ли чтобы немно­гие — что нечест­но. Ты спра­ши­ва­ешь о Лепиде и Тул­ле6; для них нет сомне­ний в том, чтобы явить­ся к Цеза­рю и прий­ти в сенат.

3. Твое самое послед­нее пись­мо отправ­ле­но в кален­ды; в нем ты жела­ешь встре­чи и не теря­ешь надеж­ды на мир. Но я, когда пишу это, не счи­таю, ни что они7 встре­тят­ся, ни что Пом­пей, если они встре­тят­ся, согла­сит­ся на какие-либо усло­вия. Ты, види­мо, не сомне­ва­ешь­ся в том, что мне следу­ет делать, если кон­су­лы пере­пра­вят­ся; они, конеч­но, пере­прав­ля­ют­ся или — сей­час уже — пере­пра­ви­лись. Но запом­ни — кро­ме Аппия8, нет почти нико­го, кто не имел бы на это пра­ва. Ведь это либо обла­даю­щие воен­ной вла­стью, как Пом­пей, как Сци­пи­он, Суф­е­нат, Фан­ний, Воко­ний, Сестий, сами кон­су­лы9, кото­рым, по обы­чаю пред­ков, поло­же­но посе­щать даже все про­вин­ции, либо их лега­ты. Но я не решаю ниче­го; к чему ты скло­ня­ешь­ся и что почти пра­виль­но, пони­маю. Я напи­сал бы боль­ше, если бы мог писать сам. Но я, как мне кажет­ся, смо­гу через два дня. Посы­лаю тебе копию пись­ма Баль­ба Кор­не­лия10, кото­рое я полу­чил в тот же день, когда и твое, чтобы ты испы­тал скорбь за мою участь, видя, что надо мной изде­ва­ют­ся.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1Раб Цице­ро­на.
  • 2Луций Вибул­лий Руф, началь­ник масте­ро­вых у Пом­пея, был послан к Цеза­рю для пере­го­во­ров. Ср. Цезарь, «Граж­дан­ская вой­на», I, 15 и 34.
  • 3Т. е. сохра­нил ли Луций Доми­ций Аге­но­барб, сдав­ший­ся Цеза­рю в Кор­фи­нии, сво­их лик­то­ров и тем самым воен­ную власть. Доми­ций был назна­чен намест­ни­ком Транс­аль­пий­ской Гал­лии на сме­ну Цеза­рю. Ср. пись­мо CCCXII, § 3.
  • 4Воз­мож­но, угро­за Пом­пея при остав­ле­нии Рима, что он не поща­дит нико­го из остаю­щих­ся, даже Юпи­те­ра.
  • 5Дело Цеза­ря.
  • 6Ср. пись­ма CCCXLVI, § 2; CCCLXIV, § 7.
  • 7Цезарь и Пом­пей.
  • 8Аппий Клав­дий Пульхер, как цен­зор, не обла­дал воен­ной вла­стью.
  • 9Цице­рон упус­ка­ет из виду, что при спеш­ном остав­ле­нии Рима не был издан закон о пре­до­став­ле­нии кон­су­лам воен­ной вла­сти (lex curiata de imperio) и что они тако­вой фор­маль­но не име­ли.
  • 10Пись­мо CCCXLIV.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1260010207 1260010208 1260010209 1345960348 1345960349 1345960350

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.