Текст приведен по изданию: Луций Анней Флор — историк древнего Рима / Немировский А. И., Дашкова М. Ф. — Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1977.
Перевод М. Ф. Дашковой (кн. I: 1—37, 39—40, 42—46) и А. И. Немировского (кн. I: введ. и гл. 38, 41 и 47; кн. II).
Комментарии А. И. Немировского.

От редакции сайта: Издания Флора делятся на 2-книжные и 4-книжные, которые в ссылках на Флора зачастую перемешиваются, из-за чего существует путаница со ссылками. В 4-книжных изданиях применяется разбивка на книги, главы и параграфы (выделены нами зеленым цветом). В 2-книжных изданиях применяется разбивка на книги и главы (вынесенные в заголовок), но без параграфов (которые, впрочем, могут приводиться дополнительно в соответствии с 4-книжными изданиями).
Нумерация глав по изданию с делением на 4 книги
I, 18 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

XIII. Тарен­тин­ская вой­на

18. Затем следу­ет тарен­тин­ская вой­на, еди­ная по назва­нию, но мно­го­крат­ная по победам, ибо она повлек­ла к общей гибе­ли кам­пан­цев, апу­лий­цев, лукан­цев и зачин­щи­ков вой­ны тарен­тин­цев, т. е. всю Ита­лию, и вме­сте с ними Пир­ра, зна­ме­ни­тей­ше­го царя Гре­ции. В резуль­та­те одновре­мен­но была объ­еди­не­на Ита­лия и пред­опре­де­ле­ны замор­ские три­ум­фы.











(2) Тарент, созда­ние лакеде­мо­нян, неко­гда сто­ли­ца Калаб­рии, Апу­лии и всей Лука­нии, сла­вил­ся вели­чи­ною, сте­на­ми и гава­нью, а так­же уди­ви­тель­ным место­по­ло­же­ни­ем. (3) Будучи рас­по­ло­жен у вхо­да в Адри­а­ти­че­ское море, он рас­сы­лал кораб­ли во все стра­ны: Ист­рию, Илли­рик, Эпир, Ахайю, Афри­ку, Сици­лию. Над гава­нью воз­вы­шал­ся види­мый со сто­ро­ны моря театр66, кото­рый ока­зал­ся при­чи­ной бед для несчаст­но­го горо­да. (4) Там про­ис­хо­ди­ло тор­же­ст­вен­ное пред­став­ле­ние, когда был заме­чен при­бли­жав­ший­ся к бере­гу рим­ский флот. Пола­гая, что это вра­ги, тарен­тин­цы выбе­жа­ли и ста­ли насме­хать­ся над ними, (5) не разо­брав­шись, что это за рим­ляне и откуда они появи­лись. Мало того, когда без про­мед­ле­ния при­бы­ли с жало­бой рим­ские послы, их непри­лич­но оскор­би­ли, допу­стив бес­че­стье, о кото­ром стыд­но ска­зать; и вот — вой­на. (6) При­готов­ле­ния к ней наво­дят ужас, ведь столь­ко наро­дов сра­зу под­ни­ма­ет­ся на защи­ту тарен­тин­цев, и ярост­нее всех — Пирр. Воз­на­ме­рив­шись ото­мстить за полу­г­ре­че­ское (его осно­ва­те­ли — спар­тан­цы) государ­ство, он при­был по морю и суше со все­ми сила­ми Эпи­ра, Фес­са­лии, Македо­нии с вои­на­ми, коня­ми, ору­жи­ем и неве­до­мы­ми в то вре­мя сло­на­ми, так что ко все­му про­че­му доба­вил­ся страх перед дики­ми живот­ны­ми. (7) Пер­вая бит­ва про­изо­шла в Кам­па­нии, у Герак­лея, близ реки Лирис67 при кон­су­ле Левине. Она была жесто­кой; Обсидий, началь­ник ферен­та­ней­ской тур­мы, напав на царя, при­вел его в заме­ша­тель­ство и вынудил отсту­пить, бро­сив зна­ки отли­чия. (8) Сра­же­ние было бы выиг­ра­но, если бы не выбе­жа­ли впе­ред сло­ны, пре­вра­тив вой­ну в жесто­кое зре­ли­ще. Кони, при­веден­ные в ужас и вели­чи­ною, и видом живот­ных, и неве­до­мым запа­хом, и зву­ка­ми, при­ня­ли сло­нов за еще боль­ших чудо­вищ, чем те были, и обра­ти­лись в гибель­ное бег­ство. (9) Затем в Апу­лии у Ауску­ла при кон­су­лах Курии и Фаб­ри­ции про­изо­шло более удач­ное сра­же­ние68. Страх перед сло­на­ми стал мень­ше; Гай Нуми­ций, гастат чет­вер­то­го леги­о­на, отру­бив у одно­го сло­на хобот, дока­зал, что эти зве­ри смерт­ны. (10) И поле­те­ли в них дро­ти­ки, а факе­лы, бро­шен­ные на баш­ни, обру­ши­ли на вра­же­ское вой­ско пылаю­щие облом­ки. Конец побо­и­щу поло­жи­ла ночь. Послед­ним бежал царь. Ранен­ный в пле­чо, он был уне­сен тело­хра­ни­те­ля­ми на соб­ст­вен­ном щите. (11) Заклю­чи­тель­ная бит­ва была в Лука­нии на так назы­ва­е­мых Ару­зин­ских полях69, при тех же коман­ду­ю­щих. На этот раз — пол­ная победа. Она ока­за­лась резуль­та­том слу­чая, а не доб­ле­сти. (12) Сло­ны сно­ва были выведе­ны в пер­вый ряд, но силь­ный удар копьем в голо­ву повер­нул назад одно­го, еще моло­до­го. Когда он, жалоб­но тру­бя, бро­сил­ся назад навстре­чу бегу­щим сло­нам, его узна­ла мать. Она вырва­лась впе­ред как бы затем, чтобы ото­мстить за него, и гро­ма­дой сво­е­го тела сме­ша­ла все вокруг, слов­но это были вра­ги. (13) Так одни и те же живот­ные первую победу при­нес­ли Пир­ру, вто­рую све­ли вни­чью, а тре­тью пода­ри­ли нам. (14) Но вой­на с царем Пирром велась не толь­ко ору­жи­ем и в откры­том бою, но и про­тив его коз­ней в тылу. Ибо сра­зу же после сво­ей пер­вой победы этот изво­рот­ли­вый чело­век, познав рим­скую доб­лесть, тот­час же разу­ве­рил­ся в ору­жии и при­нял­ся за про­ис­ки. (15) Он сжег пав­ших, снис­хо­ди­тель­но обо­шел­ся с плен­ны­ми, а затем, воз­вра­тив их без выку­па, отпра­вил в Рим послов и стал все­ми сила­ми доби­вать­ся дого­во­ра о друж­бе. (16) Тогда-то в сра­же­ни­ях и в тылу, во внеш­них делах и во внут­рен­них ярко про­яви­лась рим­ская доб­лесть. Тарен­тин­ская победа более, чем какая-либо иная, пока­за­ла стой­кость рим­ско­го наро­да, муд­рость сена­та, вели­чие духа пол­ко­вод­цев. (17) Ведь каки­ми подо­бра­ли тех вои­нов, кото­рых затоп­та­ли сло­ны в пер­вом сра­же­нии? Все ране­ны в грудь (некото­рые погиб­ли общей смер­тью с вра­га­ми), у всех в руках мечи, а на лицах и после смер­ти сохра­ни­лось выра­же­ние угро­зы и гне­ва. (18) Пирр был до такой сте­пе­ни пора­жен этим, что ска­зал: «О, как лег­ко было бы захва­тить власть над миром, если бы у меня были рим­ские вои­ны или бы я был рим­ским царем!» А како­во рве­ние в вос­пол­не­нии потерь! (19) Пирр ска­зал: «Вот когда я убедил­ся, что впрямь про­ис­хо­жу от Герак­ла: голо­вы вра­гов вырас­та­ют слов­но из их соб­ст­вен­ной кро­ви, как сре­зан­ные голо­вы Лер­ней­ской гид­ры». (20) И что это был за сенат, если послы Пир­ра, изгнан­ные по пред­ло­же­нию Аппия Цека из горо­да вме­сте со сво­и­ми дара­ми, на вопрос царя, что они выведа­ли в тылу вра­гов, при­зна­лись, что город пока­зал­ся им хра­мом, а сенат собра­ни­ем царей! (21) А каки­ми были сами пол­ко­вод­цы! Курий70 выгнал из лаге­ря лека­ря, про­сив­ше­го день­ги за цар­скую голо­ву, а Фаб­ри­ций отка­зал­ся от части государ­ства, пред­ло­жен­ной ему царем. (22) Во вре­мя мира тот же Курий пред­по­чел сам­нит­ско­му золоту свои гли­ня­ные сосуды, а Фаб­ри­ций с цен­зор­ской стро­го­стью осудил кон­су­ля­ра Руфи­на71 за обла­да­ние 10 фун­та­ми сереб­ра как за рас­то­чи­тель­ство. (23) Кого уди­вит, что при таких нра­вах и такой доб­ле­сти вои­нов рим­ский народ ока­зал­ся победи­те­лем и в одной толь­ко тарен­тин­ской войне за четы­ре года поко­рил бо́льшую часть Ита­лии, храб­рей­шие наро­ды, бога­тей­шие горо­да, пло­до­род­ней­шие обла­сти?

(24) Неве­ро­ят­ным пока­за­лось бы срав­не­ние нача­ла вой­ны с ее кон­цом. После победы в пер­вом сра­же­нии Пирр, запу­гав­ший всю Кам­па­нию и опу­сто­шив­ший берег Лири­са и Фре­гел­лы, взи­рая с высоты пре­не­стин­ской кре­по­сти на Рим почти как на добы­чу, на рас­сто­я­нии почти в 20 миль застлал гла­за тре­пе­щу­щих граж­дан дымом и пеп­лом. (25) Впо­след­ст­вии же он был два­жды выбит из лаге­ря, два­жды ранен и бежал в свою Гре­цию морем и сушей72. Наста­ли мир и покой, а тро­феи от столь­ких бога­тей­ших пле­мен ока­за­лись тако­вы, что Рим не мог вме­стить пло­дов сво­ей победы. (26) И неда­ром! Не было в Риме три­ум­фа, более пре­крас­но­го и вели­ко­леп­но­го. (27) До сего вре­ме­ни не виде­ли ниче­го, кро­ме овец воль­сков, стад саби­нян, пово­зок гал­лов, сло­ман­но­го ору­жия сам­ни­тов. А теперь, если взгля­нуть на плен­ных, — молосс и фес­са­ли­ец, македо­нец и бру­ти­ец, апул и лука­нец, а если оки­нуть взо­ром три­ум­фаль­ное шест­вие — золо­то, пур­пур, зна­ме­на, кар­ти­ны, тарен­тин­ская рос­кошь. (28) Но рим­ский народ ни на что не смот­рел с таким удо­воль­ст­ви­ем, как на тех, кого так боял­ся, — на чудо­вищ с их баш­ня­ми: чув­ст­вуя себя плен­ни­ка­ми, они, опу­стив голо­вы, сле­до­ва­ли за победи­те­ля­ми-коня­ми.

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 66В Тарен­те было два теат­ра.
  • 67Флор пере­пу­тал реки Лирис (в Кам­па­нии) и Сирис (у Тарен­та).
  • 68В 279 г. до н. э. Курий и Фаб­ри­ций в этом году, одна­ко, не были кон­су­ла­ми. Пер­вый — кон­сул 278 г., вто­рой — кон­сул 275 г. до н. э.
  • 69Бит­ва под Бене­вен­том в 275 г. до н. э.
  • 70М′. Курий Ден­тат, победи­тель Пир­ра в бит­ве у Тарен­та в 273 г. до н. э.
  • 71П. Кор­не­лий Руфин, кон­сул 290 и 277 гг. до н. э., изгнан из сена­та в 275 г. до н. э.
  • 72Осе­нью 275 г. до н. э. Флор ниче­го не сооб­ща­ет об опе­ра­ци­ях Пир­ра в Сици­лии.
  • ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
    1260010231 1260010232 1260010235 1366220114 1366220115 1366220116

    Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.