У. Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.

СИДЕНЬЕ (SEL­LA). Обы­чаи и пред­став­ле­ния гре­ков и рим­лян отно­си­тель­но сиде­ния так силь­но отли­ча­лись от наших, что в любом рас­ска­зе о сиде­ньях, кото­рые у них суще­ст­во­ва­ли, необ­хо­ди­мо упо­мя­нуть их цере­мо­ни­аль­ное зна­че­ние и свя­зан­ный с ними эти­кет. Наи­бо­лее стран­ным наше­му совре­мен­ни­ку пока­жет­ся рели­ги­оз­ное и цере­мо­ни­аль­ное исполь­зо­ва­ние этой позы. Сиде­ние воз­ле свя­щен­но­го места или на нем уже само по себе пред­став­ля­ло собой акт моль­бы (ср. Ae­sch. Suppl. 224, 265; Soph. O. T. 2), не толь­ко в геро­и­че­скую, но и в клас­си­че­скую эпо­ху, как вид­но из рас­ска­за о Феми­сток­ле, кото­рый сидел у домаш­не­го оча­га Адме­та (Thuc. I. 135). Это часто изо­бра­жа­ет­ся в искус­стве: напри­мер, при взя­тии трои При­ам сидит у алта­ря Зев­са, Телеф — у оча­га Ага­мем­но­на, а Орест — у омфа­ла в Дель­фах (ср. Bau­meis­ter, Denkmä­ler, ста­тьи Iliu­per­sis, Te­le­phos и Ores­teia). Точ­но так же на алта­ре, воз­мож­но, на шку­рах жерт­вен­ных живот­ных, сидел греш­ник, кото­ро­го очи­ща­ли от запят­нав­шей его кро­ви, нео­фит во вре­мя ини­ци­а­ции и кол­дун, вызы­ваю­щий души мерт­вых (ср. Va­se-pain­ting of Odys­seus and the Ghost of Tei­re­sias, Mon. d. Inst. IV. 19). И у гре­ков, и у рим­лян про­ри­ца­тель сидя наблюдал зна­ме­ния, кото­рые пода­ва­ли пти­цы (ср. Soph. An­tig. 999; Serv. ad Aen. IX. 4). Сиде­нья пред­став­ля­ли собой очень важ­ную часть свя­щен­ной утва­ри во мно­гих цере­мо­ни­аль­ных про­цес­си­ях (ср. Aris­toph. Eccl. 734; Av. 1552), при­ме­ром чему явля­ет­ся зна­ме­ни­тая цен­траль­ная груп­па на восточ­ном фри­зе Пар­фе­но­на, с.618 где сопро­вож­даю­щие жри­цу девуш­ки несут над голо­ва­ми сиде­нья.

Нет нуж­ды гово­рить о том, какое место зани­ма­ли сиде­нья в антич­ной граж­дан­ской жиз­ни, ибо обы­чаи, соглас­но кото­рым сла­ва и вели­ко­ле­пие сиде­нья оли­це­тво­ря­ли высо­кий ранг, досто­ин­ство и вли­я­ние чело­ве­ка (и наобо­рот), лег­ко понят­ны и слиш­ком мно­го­чис­лен­ны, чтобы их упо­ми­нать [ср. Thro­nus]. Доста­точ­но ука­зать на такие сло­ва, как συ­νεδ­ρία, προεδ­ρία, con­ses­sus prae­si­dium или ses­sio, чтобы про­де­мон­стри­ро­вать, как глу­бо­ко подоб­ные пред­став­ле­ния уко­ре­ни­лись в народ­ной жиз­ни и язы­ке. Не тре­бу­ет объ­яс­не­ния и пре­зре­ние, кото­рое в обще­ст­вен­ной жиз­ни празд­ные клас­сы испы­ты­ва­ли к ремес­лен­ни­кам и про­чим людям, чей род заня­тий тре­бо­вал сиде­ния (ср. Xen. Rep. Lac. I. 3, οἱ πολ­λοὶ τῶν τὰς τέχ­νας ἐχόν­των ἑδραῖοί εἰσιν1). Эти­кет, регу­ли­ро­вав­ший подоб­ные вопро­сы, тоже не слиш­ком отли­чал­ся от наше­го, ибо даже во вре­ме­на Гоме­ра, при­ни­мая гостей, им пред­ла­га­ли сесть (напр. Od. I. 130). Обя­за­тель­ная веж­ли­вость тре­бо­ва­ла так­же вста­вать в при­сут­ст­вии стар­ше­го или более почтен­но­го чело­ве­ка (ср. Cic. de Sen. 18, 63, «as­sur­gi»2; ср. Juv. XIII. 55; Mayor ad loc.); и Цеза­ря обви­ни­ли в стрем­ле­нии к цар­ской вла­сти, когда он отка­зал­ся встать в при­сут­ст­вии сена­та (Liv. Ep. CXVI; Suet. Caes. 78; Dio Cas­sius, XLIV. 8), а импе­ра­то­ры демон­стри­ро­ва­ли свою власть, сидя меж­ду кон­су­ла­ми.

На пирах муж­чи­ны воз­ле­жа­ли, но счи­та­лось, что маль­чи­кам подо­ба­ет сидеть (Xen. Symp. I. 8; Suet. Claud. 32), и жен­щи­нам сна­ча­ла пред­пи­сы­ва­лось то же самое (Val. Max. II. 1, 2), хотя позд­нее этим пра­ви­лом пре­не­бре­га­ли. В искус­стве даже богинь изо­бра­жа­ют сидя­щи­ми, тогда как боги воз­ле­жат (ср. Bau­meis­ter, Denkmä­ler, ста­тья Zwolfgöt­ter, рис. 2401); и если в честь послед­них устра­и­ва­ли лек­ти­стер­нии, то пер­вым пола­га­лись толь­ко сел­ли­стер­нии. Мно­гие над­гроб­ные релье­фы, изо­бра­жаю­щие пир обо­жест­влен­но­го покой­но­го, свиде­тель­ст­ву­ют об этом обы­чае, кото­рый вовсе не огра­ни­чи­вал­ся гре­че­ским миром, ибо его мож­но увидеть на асси­рий­ском баре­лье­фе с пиру­ю­щим Сар­да­на­па­лом, кото­рый ныне хра­нит­ся в Бри­тан­ском музее.

В мифо­ло­ги­че­ских сце­нах на памят­ни­ках искус­ства, осо­бен­но в вазо­вой живо­пи­си, пер­со­на­жи, кото­рые явля­ют­ся лишь наблюда­те­ля­ми, часто изо­бра­же­ны сидя­щи­ми, осо­бен­но если это боже­ства. Самый извест­ный при­мер — собра­ние богов, созер­цаю­щее Пана­фи­ней­скую про­цес­сию на восточ­ном фри­зе Пар­фе­но­на. В жан­ро­вых сце­нах сиде­нья часто ука­зы­ва­ют на то, что сце­на про­ис­хо­дит внут­ри поме­ще­ния, и поз­во­ля­ют отли­чить гос­по­жу от слу­жа­нок или гос­по­ди­на от его спут­ни­ков.

В антич­но­сти фор­мы сиде­ний были почти так же раз­но­об­раз­ны, как и сего­дня, но для прак­ти­че­ских целей доста­точ­но разде­лить их на три типа: (1) сиде­нья с пря­мой спин­кой и под­ло­кот­ни­ка­ми; (2) сиде­нья со спин­кой, но без под­ло­кот­ни­ков; (3) сиде­нья без спин­ки и под­ло­кот­ни­ков. Пер­вый тип опи­сан в ста­тье Thro­nus, вто­рой — в ста­тье Cathed­ra; в насто­я­щей ста­тье рас­смат­ри­ва­ют­ся сиде­нья в целом и тре­тий их тип в част­но­сти.

В дого­ме­ров­ской Гре­ции исполь­зо­ва­лись сиде­нья со спин­ка­ми и без них, что вид­но на рез­ных таб­ли­цах из сло­но­вой кости, най­ден­ных в Мике­нах (ср. Ἐφη­μερίς, 1888, Πί­ναξ B. 3, 2, и 4, 29). Конеч­но, они были не лише­ны сход­ства с асси­рий­ски­ми и еги­пет­ски­ми тро­на­ми и сту­лья­ми, оче­вид­ны­ми пред­ше­ст­вен­ни­ка­ми тех, что суще­ст­во­ва­ли в Гре­ции в исто­ри­че­скую эпо­ху. У Гоме­ра общее назва­ние любых сиде­ний — ἕδρη; но, не счи­тая тро­на (θρό­νος [Thro­nus]), кото­рый отно­сит­ся к пер­во­му типу, упо­мя­ну­то­му выше и может счи­тать­ся иден­тич­ным тро­нам, на кото­рых вос­седа­ли боги после­дую­щих вре­мен, не при­во­дит­ся ника­ких сведе­ний об отли­чи­тель­ной фор­ме раз­лич­ных видов сиде­ний.

Стул (κλισ­μός), вто­рой по почет­но­сти после тро­на, види­мо, исполь­зо­вал­ся для удоб­ства и ком­фор­та, так как Пене­ло­па прядет, сидя на нем (Od. XVII. 97), а Теле­мах отды­ха­ет на нем после бани (Od. XVII. 90). Это пред­по­ла­га­ет, что у него была спин­ка, но не было под­ло­кот­ни­ков. Он, види­мо, был доволь­но высо­ким, так как вме­сте с ним ино­гда употреб­ля­лась ска­ме­еч­ка для ног (θρῆ­νυς = позд­нее ὑπο­πόδιον, Od. IV. 136). Κλισ­μόι укра­ша­ли метал­ли­че­ски­ми пла­сти­на­ми и инкру­ста­ци­я­ми, как вид­но из эпи­те­тов χρύ­σειος3 (Il. VIII. 436) и ποικί­λος4 (Od. I. 132); на них сади­лись толь­ко лица высо­ко­го поло­же­ния.

Доволь­но труд­но опре­де­лить, все­гда ли сло­во употреб­ля­ет­ся в узком смыс­ле, и отно­си­тель­но Il. XXIV. 515 и 597 (ср. Il. XI. 623, 645), где κλισ­μὸς и θρό­νος исполь­зу­ют­ся как сино­ни­мы, Хель­биг счи­та­ет, что сло­во­употреб­ле­ние здесь непо­сле­до­ва­тель­но. Этим мож­но объ­яс­нить тот факт, что Еле­на работа­ет, сидя на κλι­σίη (Od. IV. 123). Κλι­σίη — это стул толь­ко для жен­щин; воз­мож­но, она иден­тич­на κλιν­τήρ, — удоб­но­му сту­лу, на кото­ром мож­но было вздрем­нуть, подоб­но Пене­ло­пе (Od. XVIII. 189).

Самым рас­про­стра­нен­ным сиде­ньем был δίφ­ρος: напри­мер, его пода­ли Одис­сею, когда тот появил­ся в нищен­ских лох­мо­тьях (Od. XIX. 97), он был частью обста­нов­ки внут­рен­них поко­ев дома (Il. VI. 354) и пред­на­зна­чал­ся для исполь­зо­ва­ния, а не для укра­ше­ния. Как и δίφ­ρος клас­си­че­ских вре­мен, это, несо­мнен­но, был про­сто табу­рет, без спин­ки и ручек. Ввиду неопре­де­лен­но­сти упо­ми­на­ний у Гоме­ра, невоз­мож­но соот­не­сти эти раз­лич­ные фор­мы с теми, кото­рые изо­бра­же­ны на асси­рий­ских, еги­пет­ских, фини­кий­ских или ран­не­гре­че­ских памят­ни­ках.

В клас­си­че­ский пери­од общим назва­ни­ем для сту­льев и табу­ре­тов было κα­θέδ­ρα (его сле­ду­ет отли­чать от латин­ско­го сло­ва Cathed­ra, кото­рым назы­ва­ли толь­ко один тип сиде­ний, κλισ­μός). Гоме­ров­ские назва­ния раз­лич­ных видов сиде­ний оста­ва­лись в употреб­ле­нии, и Афи­ней (V. 192 e) так отра­жа­ет раз­ни­цу зна­че­ний: ὁ γὰρ θρό­νος αὐτὸ μό­νον ἐλευ­θέριός ἐστι κα­θέδ­ρα οὺν ὑπο­ποδίῳὁ δὲ κλισ­μὸς πε­ριτ­το­τέρως κε­κόσ­μη­ται ἀνακ­λί­σει, τού­των δὲ εὐτε­λέσ­τε­ρος ἦν ὁ δίφ­ρος5. Одна­ко памят­ни­ки дают боль­ше сведе­ний по это­му вопро­су, чем лите­ра­ту­ра, и на них изо­бра­же­но мно­же­ство раз­ных форм. Самая про­стая — это δίφ­ρος, третья раз­но­вид­ность сиде­нья, без под­ло­кот­ни­ков и спин­ки. Она назы­ва­лась так­же σκίμ­πους, хотя это сло­во мог­ло обо­зна­чать и ска­мью (βάθ­ρα или χα­μαίζη­λοι, т. е. δίφ­ροι χα­μαίζη­λοι6), кото­рая ино­гда была доста­точ­но длин­ной, чтобы слу­жить кро­ва­тью (ср. Pla­to, Prot. 310 C). Эти сиде­нья встре­ча­ют­ся на древ­ней­ших памят­ни­ках, их сти­ли чрез­вы­чай­но раз­но­об­раз­ны: от про­стых табу­ре­тов на четы­рех нож­ках до сиде­ний с кра­си­во изо­гну­ты­ми нож­ка­ми, укра­шен­ных инкру­ста­ци­я­ми и гра­ви­ров­кой или тис­не­ни­ем по метал­лу. Они пред­став­ля­ли собой самую важ­ную часть домаш­ней обста­нов­ки, осо­бен­но в жен­ских ком­на­тах (ср. Pol­lux, X. 47), где на них не толь­ко сиде­ли во вре­мя работы или при совер­ше­нии туа­ле­та, но и скла­ды­ва­ли одеж­ду, сосуды или инстру­мен­ты, слов­но на сто­лы или пол­ки.

с.619 Δίφ­ροι так­же исполь­зо­ва­лись в свя­щен­ных про­цес­си­ях, где их про­но­си­ли вме­сте со свя­щен­ны­ми сосуда­ми (ср. διφ­ρο­φόροι на восточ­ной сто­роне фри­за Пар­фе­но­на и текст Ари­сто­фа­на, Aris­toph. Eccles. 734). Кро­ме того, ими широ­ко поль­зо­ва­лись в сво­их мастер­ских сапож­ни­ки, сто­ля­ры, куз­не­цы, худож­ни­ки, гон­ча­ры и дру­гие ремес­лен­ни­ки, зани­мав­ши­е­ся сидя­чей работой [см. гра­вю­ру к ста­тье Fic­ti­le т. I. с.844 a]. Δίφ­ρος слу­жил пред­ме­том обста­нов­ки в шко­ле, где учи­тель сидел на более высо­ком и почет­ном месте, а уче­ни­ки — на табу­ре­тах или ска­мьях (βάθ­ρα, ср. Pla­to, Prot. 315 C, и см. гра­вю­ру с вазо­вой рос­пи­сью Дури­са из Бер­лин­ско­го музея на с.96). Δίφ­ρος исполь­зо­вал­ся так­же вне поме­ще­ний, и когда зажи­точ­ные гос­по­да ста­рой закал­ки про­гу­ли­ва­лись, маль­чик обыч­но шел вслед за ними и нес сиде­нье (Arist. Eq. 1384—1386: ср. Ath. XII. 512 c). Обыч­но это был склад­ной табу­рет (δίφ­ρος ὀκλα­δίας). Одна­ко эта фор­ма была популяр­на, и веро­ят­но, про­из­во­ди­лось мно­го таких табу­ре­тов, кото­рые не скла­ды­ва­лись и пред­на­зна­ча­лись для повсе­днев­но­го исполь­зо­ва­ния. Нож­ки были либо пря­мы­ми, либо изо­гну­ты­ми (Inscr., Her­mes, V. 346).

Δίφ­ρος, с вазо­вой рос­пи­си (Bau­meis­ter).

Любые сиде­нья покры­ва­ли в эпо­ху Гоме­ра шку­ра­ми и ове­чьей шер­стью, и во все вре­ме­на — плат­ка­ми и покры­ва­ла­ми. На них кла­ли и подуш­ки (κνέ­φαλ­λα, τύ­λαι), но обив­ка была неиз­вест­на.

Про­из­вод­ство сиде­ний осо­бен­но про­цве­та­ло в Фес­са­лии, Миле­те и на Хио­се (ср. цита­ту из Кри­тия в Athen. I. 28 b). В основ­ном их изготав­ли­ва­ли из кле­на и бука, но сиде­нья с инкру­ста­ци­я­ми из сло­но­вой кости при­хо­ди­лось делать из более твер­дых и доро­гих сор­тов дере­ва. Упо­ми­на­ют­ся так­же пле­те­ные сиде­нья (Theophr. V. 3, 4; Plin. H. N. XVI. § 174; Ca­to, R. R. 33, 5), кото­рые так­же изо­бра­же­ны на неко­то­рых памят­ни­ках (напри­мер, на сар­ко­фа­ге из Бри­тан­ско­го музея; см. Bau­meis­ter, 1610). Закреп­лен­ные сиде­нья, кото­рые уста­нав­ли­ва­ли в теат­рах или дру­гих обще­ст­вен­ных местах, для опре­де­лен­ных долж­ност­ных лиц или в каче­стве осо­бой поче­сти, опи­са­ны в ста­тье Thro­nus.

Рим­ляне исполь­зо­ва­ли все фор­мы сиде­ний, извест­ные гре­кам, и, види­мо, не име­ли соб­ст­вен­ных раз­но­вид­но­стей. В латин­ском язы­ке общий тер­мин для всех сиде­ний — se­di­le (= κα­θέδ­ρα), а раз­ные их типы назы­ва­лись scam­num или sub­sel­lium (= βάθ­ρον), sel­la (= δίφ­ρος), cathed­ra и so­lium. [См. Thro­nus].

Sel­la была самой рас­про­стра­нен­ной фор­мой, ею поль­зо­ва­лись все клас­сы, как муж­чи­ны, так и жен­щи­ны, тогда как cathed­ra назы­вал­ся осо­бый удоб­ный стул для жен­щин, детей и боль­ных. Sel­lae сто­я­ли как в част­ных домах, так и в мастер­ских (Cic. Cat. IV. 8, 17; Verr. IV. 25, 56) и в шко­лах, хотя неяс­но, было ли поз­во­ле­но уче­ни­кам сидеть на них, или им при­хо­ди­лось доволь­ст­во­вать­ся sub­sel­liis: Гёлль, в кни­ге Бек­ке­ра «Gal­lus», II, с.347, обос­но­ван­но пола­га­ет, в про­ти­во­по­лож­ность Марк­вард­ту, что у уче­ни­ков были толь­ко sub­sel­lia [Lu­dus Lit­te­ra­rius с. 97]. Подоб­но δίφ­ρῳ, они мог­ли быть про­сты­ми или очень бога­то укра­шен­ны­ми; при исполь­зо­ва­нии на них кла­ли подуш­ку (pul­vi­nus), но нико­гда не оби­ва­ли. Их дела­ли не толь­ко с четырь­мя пря­мы­ми нож­ка­ми, но и в фор­ме склад­но­го табу­ре­та, и эта фор­ма, хотя ей посто­ян­но поль­зо­ва­лись в повсе­днев­ной жиз­ни, луч­ше все­го извест­на как sel­lae cu­ru­les7 выс­ших рим­ских маги­ст­ра­тов, а долж­но­сти послед­них назы­ва­лись поэто­му ma­gistra­tus cu­ru­lis (куруль­ная маги­ст­ра­ту­ра). Эти­мо­ло­гия сло­ва cu­ru­lis неиз­вест­на, но пред­став­ля­ет­ся, что про­ис­хож­де­ние от cur­rus8, о кото­ром гово­рят антич­ные авто­ры (ср. цита­ту из Гавия Бас­са: Gel­lius, III. 18; Fes­tus, Ep. 49) луч­ше все­го согла­су­ет­ся с обы­ча­я­ми, свя­зан­ны­ми с креслом маги­ст­ра­та, кото­рое, види­мо, обыч­но ста­ви­ли в колес­ни­цу маги­ст­ра­та. В исто­ри­че­скую эпо­ху не упо­ми­на­ет­ся о том, что куруль­ное крес­ло пере­но­си­ли, но доста­точ­но ясно, что в осно­ве лежит идея о том, что пра­во пере­но­сить куруль­ное крес­ло сим­во­ли­зи­ру­ет юрис­дик­цию, кото­рая не огра­ни­че­на каким-то одним местом, подоб­но три­бу­на­лу, но рас­про­стра­ня­ет­ся везде, куда маги­ст­рат име­ет пра­во поехать (ср. Liv. III. 11, «con­su­les in con­spec­tu eorum po­si­tis sel­lis de­lec­tum ha­be­bant»9). Даже вне Рима маги­ст­рат имел при себе sel­la castren­sis10 как сим­вол сво­ей вла­сти (Suet. Gal­ba, 18). Весь рим­ский цере­мо­ни­аль­ный эти­кет про­ни­зан иде­ей, что испол­нять офи­ци­аль­ные обя­зан­но­сти необ­хо­ди­мо сидя; и когда народ сто­ял вокруг сидя­ще­го маги­ст­ра­та, это выра­жа­ло под­чи­не­ние, а когда сенат сидел в его при­сут­ст­вии — равен­ство. Такое же пра­ви­ло дей­ст­во­ва­ло и в обще­ст­вен­ной жиз­ни: отец семей­ства при­ни­мал посе­ти­те­лей сидя, а моло­дежь и лица более низ­ко­го поло­же­ния вста­ва­ли в при­сут­ст­вии более пожи­лых или почтен­ных людей. Точ­но так же вста­ва­ла пуб­ли­ка, когда во вре­мя игр в театр вхо­дил маги­ст­рат (Suet. Claud. 12). Раз­ни­цу в поло­же­нии маги­ст­ра­тов отра­жа­ет так­же тот факт, что куруль­ное крес­ло име­лось толь­ко у кон­су­лов и пре­то­ров, у всех маги­ст­ра­тов с кон­суль­ским или пре­тор­ским импе­ри­ем (напри­мер, у децем­ви­ров или воен­ных три­бу­нов с кон­суль­ской вла­стью: ср. Liv. III. 44, 9, IV. 7), у дик­та­то­ра, началь­ни­ка кон­ни­цы, цен­зо­ра и фла­ми­на Юпи­те­ра.


Куруль­ные крес­ла из Пом­пей. (Mus. Bor­bon. VI. tav. 28).

Куруль­ное крес­ло пред­став­ля­ло собой склад­ной табу­рет; в раз­ло­жен­ном состо­я­нии у него было квад­рат­ное сиде­нье и не было ни спин­ки, ни под­ло­кот­ни­ков. Его нож­ки были изо­гну­ты­ми, поэто­му с.620 гре­че­ские авто­ры назы­ва­ют его δίφ­ρος ἀγκυ­λόπους (Plut. Mar. 5); эта фор­ма изо­бра­же­на на мно­го­чис­лен­ных памят­ни­ках, осо­бен­но на моне­тах; ср. над­гроб­ный камень в Ави­ньон­ском музее (Ca­hier, Mar­tin, Mé­lan­ges d. Arch. I. с. 166), где вид­но, что сиде­нье сде­ла­но из рем­ней, на кото­рых лежат подуш­ки. Sel­la castren­sis изо­бра­же­на на моне­тах пре­то­ров и кве­сто­ров Кире­на­и­ки (ср. Longpe­rier, Rev. Arch. 1868, с. 106), она более про­стой фор­мы с четырь­мя пря­мы­ми нож­ка­ми.

Sel­la castren­sis.

Sel­la quaes­to­ris.

Sel­la quaes­to­ris.

Sub­sel­lium.

На куруль­ном крес­ле вос­седа­ли так­же маги­ст­ра­ты в муни­ци­пи­ях (ср. Mom­msen, Staatsrecht, I. 384). Дру­гие маги­ст­ра­ты тоже име­ли долж­ност­ные сиде­нья: сиде­нье кве­сто­ра име­ло четы­ре пря­мые нож­ки, но не скла­ды­ва­лось (ср. Longpe­rier, Rev. Arch. 1868, с. 58; где оно назва­но sub­sel­lium), тогда как три­бу­ны и дру­гие кол­ле­гии име­ли ска­мью (sub­sel­lium).

Bi­sel­lium не было сиде­ньем маги­ст­ра­та и исполь­зо­ва­лось толь­ко в муни­ци­пи­ях, где его пре­до­став­ля­ли авгу­ста­лам в каче­стве поче­сти. Это было двой­ное сиде­нье, отдель­но сто­яв­шее в амфи­те­ат­ре и теат­ре (Orel­li, 4044, 4046). Деку­ри­о­ны, види­мо, име­ли на него пра­во в силу сво­ей долж­но­сти, так как их титу­лы в над­пи­сях не вклю­ча­ют почесть bi­sel­lia­tus. Неко­то­рые над­пи­си сопро­вож­да­ют­ся изо­бра­же­ни­ем сиде­нья, но неяс­но, име­ет­ся ли в виду bi­sel­lium, а в одном из слу­ча­ев более веро­ят­но, что это куруль­ное крес­ло (ср. Jor­dan, An­na­li d. Inst. 1862, с. 293; и Cas­tel­la­ni, Bul­let­ti­no del­la Com­mis­sio­ne Arch. Mu­ni­cip. 1874, с. 22). Так или ина­че, нет ни малей­ших осно­ва­ний (отры­вок Var­ro, L. L. V. 128, неясен) назы­вать име­нем bi­sel­lium опре­де­лен­ную раз­но­вид­ность sel­la­rum, кото­рые най­де­ны в Пом­пе­ях и изо­бра­же­ны на при­ла­гае­мой гра­вю­ре, где вос­про­из­веден экзем­пляр из кол­лек­ции Гамиль­то­на в Бри­тан­ском музее: сле­ду­ет заме­тить, что опо­ры, на кото­рых дер­жа­лись подуш­ки, непра­виль­но вос­ста­нов­ле­ны под рем­ня­ми сиде­нья, а не над ними. [Pul­vi­nus].

Порт­ше­зы были извест­ны как sel­lae ges­ta­to­riae, por­ta­to­riae или fer­to­riae, и их про­ти­во­по­став­ля­ли носил­кам (lec­ti­ca: ср. Mart. X. 10, 7; XI. 98, 10), хотя ино­гда это раз­ли­чие не соблюда­лось (ср. Mart. IV. 51, где in­gens he­xa­pho­ron11 может быть толь­ко lec­ti­ca, но назва­но sel­la). В Гре­ции они счи­та­лись восточ­ным нов­ше­ст­вом, а в Риме ими поль­зо­ва­лись жен­щи­ны, а жены сена­то­ров, види­мо, име­ли осо­бую раз­но­вид­ность (Dio Cass. LVII. 15), но в эпо­ху Импе­рии это неред­ко дела­ли и муж­чи­ны. Так, в порт­ше­зе носи­ли Авгу­ста (Suet. Aug. 53) и Клав­дия (Dio Cass. LX. 2, δίφ­ρῳ κα­τασ­τέ­γῳ πρῶ­τος Ῥω­μαίων ἐχρή­σατο12), а позд­нее — почти всех. Часто они мог­ли вме­стить двух чело­век (Plin. Ep. III. 5, 15), быва­ли откры­ты­ми (aper­tae) или кры­ты­ми (oper­tae) и мог­ли пол­но­стью закры­вать­ся (ср. Juv. I. 124), ино­гда с круг­лы­ми стек­лян­ны­ми окош­ка­ми (Juv. IV. 21). Еще одной раз­но­вид­но­стью порт­ше­за была cathed­ra — веро­ят­но, то же самое, что и sel­la mu­lieb­ris13 у Све­то­ния, Oth. 6; они все­гда были закры­ты­ми, так как Сене­ка счи­та­ет одним из постыд­ных явле­ний сво­его вре­ме­ни, что жен­щи­ны пере­дви­га­ют­ся в откры­тых порт­ше­зах (de Be­nef. I. 9, 3). Кры­ша над сиде­ньем назы­ва­лась ar­cus (ср. Tac. Ann. XV. 57, где жен­щи­на пове­си­лась на ar­cus). (Buch­holz, Die hom. Rea­lien, II. 138; Hel­big, Das hom. Epos, 1887, с. 118; Her­mann-Blüm­ner, Lehrbuch, с. 158; — Becker—Göll, Cha­rik­les, III. с. 82; Gal­lus, II. с. 347, III. с. 7; — Mom­msen, Staatsrecht, I. с. 370 слл., 380 слл.; Mar­quardt, Pri­vat­le­ben, 1886, с. 725; Blüm­ner, Techn. V. In­dex, s. v. Ses­sel; Kunstgewer­be, II. с. 29; Iwan Mül­ler, Handbuch, IV. с. 379, 381, 386, 509, 519; Da­rem­berg and Sag­lio, Dict. An­tiq., ста­тьи Bi­sel­lium, Cathed­ra; Bau­meis­ter, Denkmä­ler, ста­тья Ses­sel; Mayor, Juve­nal, при­ме­ча­ния в I. 124, IV. 21).


Sel­la. (Bri­tish Mu­seum).
[W. C. F. An­der­son]

ПРИМЕЧАНИЯ


  • 1Мно­гие из зани­маю­щих­ся ремеслом сидят.
  • 2Перед тобой вста­ют.
  • 3Золо­той.
  • 4Разу­кра­шен­ный.
  • 5Сам по себе трон озна­ча­ет сиде­нье для знат­ных со ска­ме­еч­кой для ног… а стул укра­ша­ла наклон­ная спин­ка, более же про­стым был табу­рет.
  • 6Низ­кие табу­ре­ты.
  • 7Куруль­ных кре­сел.
  • 8Колес­ни­ца.
  • 9На гла­зах у них кон­су­лы рас­ста­ви­ли в про­ти­во­по­лож­ной сто­роне фору­ма крес­ла и нача­ли набор (пере­вод Г. Ч. Гусей­но­ва).
  • 10Лагер­ное крес­ло.
  • 11Огром­ная ноша шести чело­век.
  • 12Он пер­вым исполь­зо­вал кры­тый порт­шез.
  • 13Жен­ское сиде­нье.

  • William Smith. A Dictionary of Greek and Roman Antiquities, ч. II, London, 1891, c. 617—620.
    © 2012 г. Пере­вод с англ. О. В. Люби­мо­вой.
    Подробности борьба с насекомыми на сайте.
    См. по теме: ЭРАНЫ, ПИР • ОБЕД • ОБРАЗЧИК, ДЕИГМА • ЭПИТАФИЯ, ЕПИТАФИЯ •
    ИЛЛЮСТРАЦИИ
    (если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
    1. КЕРАМИКА. Греция.
    Сцены из жизни греческой школы.
    Краснофигурный килик, тип B. Аттика, Афины.
    Приписывается гончару Пифону, вазописец Дурис (подпись: Δορις εγραφσεν).
    Глина.
    Поздняя архаика, переход к ранней классике, ок. 485—480 гг. до н. э.
    Берлин, Государственные музеи, Старый музей.
    2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Женская сидящая статуя с портретной головой Елены, матери Константина Великого.
    Мрамор. Статуя: II в., голова: 320—325 гг.
    Рим, Капитолийские музеи, Новый дворец, Зал императоров.
    3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Саркофаг со сценами мифа о Федре и Ипполите. Правая торцовая панель: Федра, жена Тесея и мачеха Ипполита, вручает служанке письмо к пасынку с признанием в любви.
    Мрамор. Конец II в. н. э.
    Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
    4. СКУЛЬПТУРА. Греция.
    Сидящий Дионис.
    Неоаттический рельеф.
    Мрамор. I в. н. э.
    Неаполь, Национальный археологический музей.
    5. СКУЛЬПТУРА. Греция.
    Надгробный лекиф Аристомахи.
    Мрамор.
    Греция, аттическая работа.
    Ок. 375—350 гг. до н. э.
    Нью-Йорк, Метрополитен-музей.
    6. ГЛИПТИКА. Рим.
    Ариадна.
    Камея.
    Голубое и белое стекло.
    Кон. I в. до н. э. — нач. I в. н. э.
    Помпеи, Антиквариум.
    7. ГЛИПТИКА. Египет.
    Геракл у Омфалы.
    Оникс. I в. до н. э.
    1,8 × 2,2 см.
    Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
    8. СКУЛЬПТУРА. Греция.
    Посейдон, Аполлон и Артемида на собрании богов.
    Барельеф с восточного фриза Парфенона.
    Мрамор. 440 г. до н. э.
    Афины, Новый музей Акрополя.
    9. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА. Этрурия.
    Роспись гробницы Жонглеров в Тарквинии.
    Ок. 510 г. до н. э.
    Тарквиния, Гробница Жонглеров.
    10. СКУЛЬПТУРА. Греция.
    Заупокойная трапеза.
    Надгробная стела.
    Мрамор.
    Ок. 470—460 г. до н. э.
    Стамбул, Археологический музей.
    МОНЕТЫ
    (если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
    1. Сестерций, медь
    Филипп I Араб
    Рим, 245 г.
    АВЕРС: IMP. M. IVL. PHILIPPVS AVG. — драпированный бюст Филиппа I в доспехах и в лавровом венке вправо.
    РЕВЕРС: P. M. TR. P. II COS. P. P. — Филипп I сидит на курульном кресле влево, держит шар в правой руке и короткий скипетр — в левой.
    В обрезе: S. C.
    2. Денарий, серебро
    Адриан
    Рим, 128—132 гг.
    АВЕРС: HADRIANVS AVGVSVS P. P. — бюст Адриана, в лавровом венке, слегка драпированный, вправо.
    РЕВЕРС: COS. III — Виктория, в драпировке, сидит влево на невысоком сиденье, держит венок в поднятой правой руке и пальмовую ветвь в левой.
    3. Сестерций, медь
    Тит
    Рим, 80—81 гг.
    АВЕРС: DIVVS AVGVSTVS PATER — Божественный Август, в лучистом венце, в тоге, сидит влево на кресле, подогнув правое колено, ноги стоят на подставке для ног; в правой руке держит ветвь, в левой, вертикально — длинный скипетр; перед ним — горящий алтарь.
    РЕВЕРС: IMP. T. CAES. DIVI VESP. F. AVG. P. M. TR. P. P. P. COS. VIII
    В центре, большими буквами: S. C.
    4. Сестерций, медь
    Антонин Пий
    Рим, 153—154 гг.
    АВЕРС: ANTONINVS AVG. PIVS P. P. TR. P. XVII — голова Антонина Пия в лавровом венке вправо.
    РЕВЕРС: INDVLGENTIA AVG. COS. IIII — Индульгенция, в драпировке, сидит влево на высоком сиденье, протягивает правую руку и держит скипетр.
    В обрезе: S. C.
    5. Аурей, золото
    Траян
    Рим, 112—115 гг.
    АВЕРС: PLOTINA AVG. IMP. TRAIANI — бюст Плотины, в драпировке и с ожерельем, вправо; волосы уложены куполообразно, удерживаемые двойной металлической стефаной на макушке, искусно заплетены на затылке в косу, спадающую на шею.
    РЕВЕРС: CAES. AVG. GERMA. DAC. COS. VI P. P. — Веста, в драпировке, с покрытой головой, сидит на сиденье без спинки, держа палладий в правой руке и короткий скипетр, направленный вверх, в левой.
    6. Аурей, золото
    Тит
    Рим, 80 г.
    АВЕРС: IMP. TITVS CAES. VESPASIAN. AVG. P. M. — голова Тита в лавровом венке вправо.
    РЕВЕРС: TR. P. IX IMP. XV COS. VIII P. P. — венок на курульном кресле.
    7. Аурей, золото
    Клавдий
    Рим, 41—42 гг.
    АВЕРС: TI. CLAVD. CAESAR AVG. GERM. P. M. TR. P. — голова Клавдия, в лавровом венке, вправо.
    РЕВЕРС: CONSTANTIAE AVGVSTI — Констанция (Верность), в драпировке, сидит влево на курульном кресле, ноги стоят на подставке для ног, правая рука поднесена к лицу, левая лежит на ноге.
    8. Денарий, серебро
    Клавдий
    Рим, 41—42 гг.
    АВЕРС: TI. CLAVD. CAESAR AVG. GERM. P. M. TR. P. — голова Клавдия, в лавровом венке, вправо.
    РЕВЕРС: CONSTANTIAE AVGVSTI — Констанция (Верность), в драпировке, сидит влево на курульном кресле, ноги стоят на подставке для ног, правая рука поднесена к лицу, левая лежит на ноге.
    9. Сестерций, медь
    Тиберий
    Рим, 22—23 гг.
    АВЕРС: CIVITATIBVS ASIAE RESTITVTIS — Тиберий, в лавровом венке, в тоге, сидит влево на курульном кресле, поставив ноги на подставку для ног, держит патеру в правой руке и длинный скипетр — в левой.
    РЕВЕРС: TI. CAESAR DIVI AVG. F. AVGVST. P. M. TR. POT. XXIIII
    В центре, большими буквами: S. C.
    10. Сестерций, медь
    Тит
    Рим, 80—81 гг.
    АВЕРС: DIVVS AVGVSTVS PATER — Божественный Август, в лучистом венце, в тоге, сидит влево на кресле, подогнув правое колено, ноги стоят на подставке для ног; в правой руке держит ветвь, в левой, вертикально — длинный скипетр; перед ним — горящий алтарь.
    РЕВЕРС: IMP. T. CAES. DIVI VESP. F. AVG. P. M. TR. P. P. P. COS. VIII
    В центре, большими буквами: S. C.
    В поле, вверху: REST.
    ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА