У. Смит. Словарь греческих и римских древностей, 2-е изд.

LEGÁTUS (ЛЕГА́Т). Лега­тов мож­но разде­лить на три типа: 1. Лега­ты или послы, направ­лен­ные в Рим ино­зем­ны­ми наро­да­ми. 2. Лега­ты или послы, направ­лен­ные Римом к ино­зем­ным наро­дам. 3. Лега­ты, сопро­вож­дав­шие рим­ских пол­ко­вод­цев на вой­ну или про­кон­су­лов и пре­то­ров в про­вин­ции.


I. Откуда бы ни при­бы­ли в Рим ино­зем­ные послы, они долж­ны были явить­ся в храм Сатур­на и запи­сать свои име­на у кве­сто­ров, что Плу­тарх (Quaest. Rom. p. 275, b) объ­яс­ня­ет как пере­жи­ток древ­ней тра­ди­ции; ибо преж­де, гово­рит он, кве­сто­ры ода­ри­ва­ли всех послов подар­ка­ми, кото­рые назы­ва­лись lau­tia, а если какой-либо посол заболе­вал в Риме, то о нем забо­ти­лись кве­сто­ры, кото­рые в слу­чае его смер­ти долж­ны были так­же опла­тить рас­хо­ды на его похо­ро­ны из государ­ст­вен­ной каз­ны. Когда впо­след­ст­вии чис­ло ино­зем­ных послов уве­ли­чи­лось соот­вет­ст­вен­но рас­ши­ре­нию государ­ства, преж­ний госте­при­им­ный обы­чай свел­ся к про­стой фор­маль­но­сти, к реги­ст­ра­ции име­ни у государ­ст­вен­ных каз­на­че­ев. Преж­де, чем вой­ти в город, ино­зем­ные послы, види­мо, обя­за­ны были пред­у­предить о том, от како­го наро­да и с какой целью они при­бы­ли, ибо упо­мя­ну­то несколь­ко слу­ча­ев, когда послам было запре­ще­но вой­ти в город, осо­бен­но в слу­чае вой­ны меж­ду Римом и государ­ст­вом, из кото­ро­го они яви­лись. (Liv. XXX. 21, XLII. 36, XLV. 22). В таких слу­ча­ях либо послов вооб­ще не заслу­ши­ва­ли и они долж­ны были поки­нуть Ита­лию (Liv. XLII. 36), либо сенат давал им ауди­ен­цию (se­na­tus le­ga­tis da­tur) вне горо­да, в хра­ме Бел­ло­ны (Liv. l. c.; XXX. 21). Оче­вид­но, это был знак недо­ве­рия, но с посла­ми тем не менее обра­ща­лись как с государ­ст­вен­ны­ми гостя­ми, и для их при­е­ма ино­гда исполь­зо­ва­ли некую обще­ст­вен­ную вил­лу вне горо­да. Но в дру­гих слу­ча­ях, — осо­бен­но если послы были выдаю­щи­ми­ся лица­ми, как сын Маси­нис­сы (Liv. XLV. 13) или если они с.678 при­бы­ва­ли от союз­ни­ка рим­ско­го наро­да, — как толь­ко в Рим посту­па­ло сооб­ще­ние о высад­ке ино­зем­ных послов на берег Ита­лии, сенат отправ­лял одно­го из млад­ших маги­ст­ра­тов или кон­суль­ско­го лега­та, чтобы встре­тить их и про­во­дить в город за государ­ст­вен­ный счет. Когда пре­тор или кон­сул вво­дил послов в сенат, они сна­ча­ла объ­яс­ня­ли то, о чем долж­ны были ска­зать, а затем пре­тор пред­ла­гал сена­то­рам зада­вать вопро­сы послам (Liv. XXX. 22). Это часто про­ис­хо­ди­ло таким спо­со­бом (осо­бен­но если послы при­бы­ли из государ­ства, с кото­рым Рим нахо­дил­ся в состо­я­нии вой­ны), кото­рый боль­ше напо­ми­нал пере­крест­ный допрос свиде­те­ля в суде, чем рас­спро­сы ради более ясно­го пони­ма­ния вне­сен­но­го пред­ло­же­ния (Liv. l. c. с при­ме­ча­ни­ем Гро­но­ва). Все дело велось через пере­вод­чи­ков и на латин­ском язы­ке [INTERPRES]. Вале­рий Мак­сим (II. 2 § 3) утвер­жда­ет, что гре­че­ский ритор Молон, учи­тель Цице­ро­на, был пер­вым ино­зем­цем, обра­тив­шим­ся к рим­ско­му сена­ту на сво­ем род­ном язы­ке. После тако­го допро­са послам пред­ла­га­ли поки­нуть зда­ние сена­та, кото­рый теперь начи­нал обсуж­дать пред­став­лен­ное им дело. Пре­тор сооб­щал послам о резуль­та­те (Liv. VIII. 1). В неко­то­рых слу­ча­ях послы не толь­ко полу­ча­ли бога­тые подар­ки при отъ­езде, но по при­ка­за­нию сена­та и за государ­ст­вен­ный счет их сопро­вож­дал маги­ст­рат до гра­ниц Ита­лии и даже даль­ше (Liv. XLV. 14). Зако­ном Габи­ния было уста­нов­ле­но, что с пер­во­го фев­ра­ля по пер­вое мар­та сенат дол­жен каж­дый день при­ни­мать ино­зем­ных послов (Cic. ad Quint. Frat. II. 11, 12, ad Fam. I. 4). В Риме, как изо­бра­жа­ет Варрон (De Ling. Lat. V. 155, Mül­ler), суще­ст­во­ва­ло место спра­ва от зда­ния сена­та, назы­вав­ше­е­ся Гре­ко­стас (Grae­cos­ta­sis), где ино­зем­ные послы ожида­ли.

На всем про­тя­же­нии сво­его суще­ст­во­ва­ния рим­ляне счи­та­ли любых послов, откуда бы они ни при­бы­ли, свя­щен­ны­ми и непри­кос­но­вен­ны­ми (Cic. c. Verr. I. 33; Dio­nys. Hal. Ant. Rom. XI. 25; Tac. Ann. I. 42; Liv. XXI. 10; Dig. 50. tit. 7. s. 17).


II. Послов (le­ga­ti) к ино­зем­ным наро­дам от име­ни рим­ско­го государ­ства все­гда отправ­лял сенат (Cic. c. Va­tin. 15); и назна­че­ние на эту долж­ность счи­та­лось вели­кой честью, кото­рая пре­до­став­ля­лась толь­ко лицам высо­ко­го зва­ния или поло­же­ния; ибо рим­ский посол, соглас­но Дио­ну Кас­сию, имел пол­но­мо­чия (ἐξου­σία καὶ δύ­ναμις) маги­ст­ра­та и свя­щен­ные свой­ства жре­ца. Если рим­ля­нин, выпол­ня­ю­щий посоль­скую мис­сию, уми­рал или был убит, в память о нем рес­пуб­ли­ка воз­дви­га­ла государ­ст­вен­ную гроб­ни­цу и ста­тую на Рострах (Liv. IV. 17; Cic. Phi­lip. IX. 2). Дорож­ные рас­хо­ды посла, конеч­но, опла­чи­ва­лись государ­ст­вом; а когда он путе­ше­ст­во­вал через про­вин­цию, ее жите­ли долж­ны были обес­пе­чи­вать его всем, что он поже­ла­ет.


III. К третье­му клас­су лега­тов, кото­рых нель­зя назвать посла­ми, отно­си­лись лица, сопро­вож­дав­шие рим­ских вое­на­чаль­ни­ков в похо­дах, а позд­нее — так­же намест­ни­ков про­вин­ций. Лега­ты, слу­жа­щие в рим­ских арми­ях под коман­до­ва­ни­ем кон­су­лов, упо­ми­на­ют­ся наряду с три­бу­на­ми в очень ран­ний пери­од (Liv. II. 59, IV. 17). Эти лега­ты назна­ча­лись (le­ga­ban­tur) кон­су­лом или дик­та­то­ром, под нача­лом кото­рых они слу­жи­ли (Sal­lust. Jug. 28; Cic. ad Att. XV. 11, ad Fam. VI. 6, pro Leg. Ma­nil. 19), но одоб­ре­ние сена­та (se­na­tus­con­sul­tum) было необ­хо­ди­мым усло­ви­ем, без кото­ро­го никто не мог закон­но счи­тать­ся лега­том (Cic. c. Va­tin. l. c., pro Sext. 14); а судя по сло­вам Ливия (XLIII. 1; ср. XLIV. 18), пред­став­ля­ет­ся, что маги­ст­ра­ты (кон­сул, пре­тор, дик­та­тор) не назна­ча­ли лега­тов, пока поста­нов­ле­ние сена­та не дава­ло им пра­во на это. Лица, назна­ча­е­мые на эту долж­ность, обыч­но обла­да­ли боль­ши­ми воен­ны­ми талан­та­ми и обя­за­ны были пода­вать совет и помощь сво­им коман­ди­рам во всех их начи­на­ни­ях и дей­ст­во­вать от их лица как в граж­дан­ских, так и в воен­ных делах (Var­ro, de Ling. Lat. V. 87, Mül­ler). Таким обра­зом, лега­та­ми все­гда были люди, кото­рым кон­сул ока­зы­вал боль­шое дове­рие, часто — его дру­зья или род­ст­вен­ни­ки; но они не обла­да­ли вла­стью, неза­ви­си­мой от коман­до­ва­ния сво­его пол­ко­во­д­ца (Caes. de Bell. Civ. II. 17, III. 51; Ap­pian, de Bell. Civ. I. 38). Их чис­ло зави­се­ло от мас­шта­бов или важ­но­сти вой­ны или от раз­ме­ра про­вин­ции; три — это самое малое извест­ное нам чис­ло, но Пом­пей, нахо­дясь в Азии, имел пят­на­дцать лега­тов. Когда кон­су­лы отсут­ст­во­ва­ли в армии или когда про­кон­сул покидал про­вин­цию, лега­ты или один из них зани­мал его место и тогда полу­чал инсиг­нии и пол­но­мо­чия сво­его коман­ди­ра. В этом слу­чае он назы­вал­ся легат про­пре­тор (Liv. XXIX. 9; Ly­dus, de Ma­gistr. III. 3; Caes. de Bell. Gall. I. 21), поэто­му ино­гда мы видим, что чело­век управ­лял про­вин­ци­ей как легат, без упо­ми­на­ния про­кон­су­ла, чьим намест­ни­ком он был (Sal­lust. Cat. 42). В позд­ней рес­пуб­ли­ке кон­сул ино­гда вел вой­ну или про­кон­сул управ­лял про­вин­ци­ей через лега­тов, а сам оста­вал­ся в Риме или зани­мал­ся каки­ми-либо более неот­лож­ны­ми дела­ми.

Когда в пери­од импе­рии про­вин­ции были разде­ле­ны [PRO­VIN­CIA], то про­вин­ци­я­ми рим­ско­го наро­да управ­ля­ли лица, ранее зани­мав­шие долж­но­сти кон­су­ла или пре­то­ра, и пер­вых все­гда сопро­вож­да­ли три лега­та, а вто­рых — один (Dion Cass. LIII. 13; Dig. 1. tit. 16). Про­вин­ци­я­ми импе­ра­то­ра, кото­рый сам был про­кон­су­лом, управ­ля­ли лица, назна­чен­ные самим импе­ра­то­ром, ранее зани­мав­шие долж­но­сти кон­су­ла или пре­то­ра или как мини­мум являв­ши­е­ся сена­то­ра­ми. Эти намест­ни­ки импе­ра­то­ра назы­ва­лись лега­ты про­пре­то­ры Авгу­ста (le­ga­ti Augus­ti pro prae­to­re), пре­тор­ские лега­ты (le­ga­ti prae­to­rii), кон­су­ляр­ные лега­ты (le­ga­ti con­su­la­res) или про­сто лега­ты, и они, подоб­но намест­ни­кам про­вин­ций рим­ско­го наро­да, име­ли одно­го или трех лега­тов в каче­стве помощ­ни­ков (Stra­bo, III p. 352; ср. Dig. 1. tit. 18. s. 7; Tac. Ann. XII. 59, Ag­ri­col. c. 7; Span­heim, de Usu et praest. Nu­mism. II p. 595).

В позд­ней рес­пуб­ли­ке сена­то­ры име­ли обык­но­ве­ние полу­чать от сена­та раз­ре­ше­ние путе­ше­ст­во­вать по какой-либо про­вин­ции или нахо­дить­ся в ней за счет про­вин­ци­а­лов про­сто с целью веде­ния сво­их лич­ных дел. Не суще­ст­во­ва­ло огра­ни­че­ния сро­ка, в тече­ние кото­ро­го сена­то­рам доз­во­ля­лась эта при­ви­ле­гия, ложив­ша­я­ся тяже­лым бре­ме­нем на про­вин­ци­а­лов. Такое пре­бы­ва­ние в про­вин­ции назы­ва­лось «сво­бод­ное легат­ство (le­ga­tio li­be­ra), ибо лица, поз­во­ляв­шие его себе, име­ли все при­ви­ле­гии государ­ст­вен­ных лега­тов, но не испол­ня­ли ника­ких обя­зан­но­стей. Во вре­ме­на Цице­ро­на при­ви­ле­ги­ей с.679 сво­бод­но­го легат­ства зло­употреб­ля­ли в огром­ных мас­шта­бах. Поэто­му в свое кон­суль­ство Цице­рон попы­тал­ся поло­жить ему конец, но из-за про­ти­во­дей­ст­вия три­бу­на сумел толь­ко огра­ни­чить его про­дол­жи­тель­ность одним годом (Cic. de Leg. III. 8, de Leg. Agr. I. 3, pro Flacc. 34, Phi­lip. I. 2). Впо­след­ст­вии Юлий Цезарь про­длил срок, в тече­ние кото­ро­го сена­тор имел пра­во на сво­бод­ное легат­ство, до пяти лет (Cic. ad Att. XV. 11), и этот закон Цеза­ря (Lex Julia), види­мо, оста­вал­ся в силе очень дол­гое вре­мя (Suet. Ti­ber. 31; Dig. 50. tit. 7. s. 14).

См. также:
ЛЕГАТ (Словарь античности)
См. по теме: ЭРГАСТУЛ • DELATIO NOMINIS • БАНКРОТ, ДЕКОКТОР • ДЕЙЕКТ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. НАДПИСИ. Азия.
Надпись в честь произведённой Августом реставрации храмов Артемиды и Августа в Эфесе.
5 г. до н. э. Копия.
CIL III 6070 = CIL III 7118 = IEphes. 1522 = McCabe. Ephesos. 374 = ILS 97.
Рим, Музей Римской культуры.
2. НАДПИСИ. Рим.
Надпись Луция Плиния Руфа, легата Секста Помпея.
ILS. 8891 = ILLRP. 426
39—36 гг. н. э. Копия.
Рим, Музей Римской культуры.
3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Статуя Августа из Примы Порты. Деталь.
Мрамор.
Ок. 20—17 гг. до н. э.
Рим, Ватиканские музеи, Музей Кьярамонти, Новое крыло, 14.
4. НАДПИСИ. Рим.
Надпись в честь Плиния Младшего.
Мрамор. 111—114 гг. н. э.
CIL V. 5262 = ILS 2927.
Милан, Базилика Святого Амвросия.
5. НАДПИСИ. Сирия.
Надгробная надпись Квинта Эмилия Секунда.
Мрамор. 2-я пол. I в. н. э.
Венеция, Национальный археологический музей.
6. НАДПИСИ. Рим.
Надпись с базы статуи Авла Теренция Варрона, посвящённой италийскими и греческими торговцами с Делоса.
82 г. до н. э. Копия.
CIL I2 738 = CIL III 7240 = CIL III 14203. 1 = InsDelos 1698 = ILLRP 369 = ILS 866.
Рим, Музей Римской культуры.
7. НАДПИСИ. Рим.
Надпись с посвящением народа Кирены своему патрону Корнелию Лентулу Марцеллину.
67 г. до н. э. Копия.
SEG. IX. 56 = SEG. XX. 730.
Рим, Музей Римской культуры.
8. НАДПИСИ. Сирия.
Надгробная надпись Квинта Эмилия Секунда.
CIL. III. 6687 = ILS. 2683.
14—50 гг. н. э. Копия.
Рим, Музей Римской культуры.
9. НАДПИСИ. Рим.
Надпись Луция Волузия Сатурнина о даре императора Тиберия.
CIL III 14322.
Гипсовый слепок.
Размеры 66 х 84 х 10 см.
34—35 гг. н. э.
Рим, Музей Римской культуры.
10. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Статуя Августа из Примы Порты. Деталь.
Мрамор.
Ок. 20—17 гг. до н. э.
Рим, Ватиканские музеи, Музей Кьярамонти, Новое крыло, 14.
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА