Афинская полития

Текст приводится по изданию: Аристотель. Афинская полития. 2-е изд.
Государственное социально-экономическое издательство. М., 1937. С. 5—131.
Перевод и примечания С. И. Радцига.
В основу перевода положен текст издания трактата Aristoteles Ἀθηναίων Πολιτεία post Blass et. Thalheim ed. Oppermann, Lipsiae 1928, а также издание Кениона Aristotelis respublica Atheniensium consilio et auctoritate Academiae Borussicae ed. Kenyon, Berolini 1903 (Supplementum Aristotelicum).
Книжная нумерация примечаний по разделам в электронной публикации заменена на сквозную, с сохранением книжного номера в квадратных скобках.
Используется греческий шрифт.

Часть I. Исто­рия государ­ствен­но­го устрой­ства афи­нян
I. Кило­но­ва сму­та (гл. 1).
II. Древ­ней­ший государ­ствен­ный строй (гл. 2—3).
III. Зако­но­да­тель­ство Дра­кон­та (гл. 4).
IV. Зако­но­да­тель­ство Соло­на (гл. 5—12).
V. Сму­та после Соло­на (гл. 13).
VI. Прав­ле­ние Писи­стра­та (гл. 14—16).
VII. Прав­ле­ние Писи­стра­ти­дов (гл. 17—19).
VIII. Рефор­мы Кли­сфе­на и меро­при­я­тия бли­жай­ших лет (гл. 20—22).
IX. Эпо­ха гре­ко-пер­сид­ских войн (гл. 23—25).
X. Раз­ви­тие демо­кра­тии (гл. 26—28).
XI. Оли­гар­хия Четы­рех­сот (гл. 29—33).
XII. Конец вой­ны (гл. 34).
XIII. Прав­ле­ние Трид­ца­ти (гл. 35—37).
XIV. Вос­ста­нов­ле­ние демо­кра­тии (гл. 38—40).
XV. Обзор поли­ти­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний (гл. 41).
Часть II. Совре­мен­ный государ­ствен­ный строй афи­нян
I. Граж­дан­ские спис­ки и вос­пи­та­ние эфе­бов (гл. 42).
II. Поря­док избра­ния долж­ност­ных лиц. Совет Пяти­сот и Народ­ное Собра­ние (гл. 43—46).
III. Совет и адми­ни­стра­ция (гл. 47—54).
IV. Архон­ты (гл. 55—59).
V. Афло­фе­ты (гл. 60).
VI. Долж­но­сти, изби­ра­е­мые под­ня­ти­ем рук (гл. 61).
VII. Выбо­ры по жре­бию. Жало­ва­нье. Повтор­ность заня­тия долж­но­стей (гл. 62).
VIII. Орга­ни­за­ция судов (гл. 63—69).
Отрыв­ки из не дошед­шей до нас началь­ной части «Афин­ской поли­тии»
Эпи­то­ма Герак­ли­да
ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

с. 5 Изда­ва­е­мый трак­тат Ари­сто­те­ля «Афин­ская поли­тия» пред­став­ля­ет собой один из важ­ней­ших доку­мен­тов из исто­рии антич­но­го рабо­вла­дель­че­ско­го обще­ства.

«Афин­ская поли­тия» — важ­ней­шая сохра­нив­ша­я­ся «поли­тия» (из чис­ла 158), ори­ги­нал кото­рой, запи­сан­ный на папи­ру­се, был най­ден в 1890 г.

«Афин­ская поли­тия» содер­жит в себе бога­тый фак­ти­че­ский мате­ри­ал, харак­те­ри­зу­ю­щий обще­ствен­ное устрой­ство афин­ско­го госу­дар­ства до пери­о­да его раз­ло­же­ния.

Идео­лог рабо­вла­дель­че­ско­го клас­са, — «самая все­объ­ем­лю­щая голо­ва» сре­ди древ­не­гре­че­ских фило­со­фов, — Ари­сто­тель не толь­ко дает опи­са­ние исто­рии афин­ской демо­кра­тии, но одновре­мен­но раз­ви­ва­ет свои взгля­ды по вопро­сам тео­рии госу­дар­ства.

Пер­вое изда­ние «Афин­ской поли­тии» разо­шлось бук­валь­но в несколь­ко дней, что нагляд­но пока­зы­ва­ет глу­бо­кий инте­рес совет­ско­го чита­те­ля, овла­де­ва­ю­ще­го нау­кой, к клас­си­че­ско­му насле­дию исто­рии чело­ве­че­ской мыс­ли.

с. 6 Вто­рое изда­ние «Афин­ской поли­тии» зано­во про­смот­ре­но и допол­не­но новы­ми мате­ри­а­ла­ми.

В при­ло­же­нии к «Афин­ской поли­тии» дан ряд отрыв­ков из сочи­не­ний древ­них авто­ров, содер­жа­щих допол­ни­тель­ный мате­ри­ал по вопро­сам государ­ствен­но­го устрой­ства клас­си­че­ской Гре­ции.

с. 7

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА АФИНЯН


(Гла­вы 1—41)

с. 9

I. Кило­но­ва сму­та1
(Гл. 1)

1.<Суди­ли их три­ста судей> из бла­го­род­ных родов, при­не­ся при­ся­гу над жерт­вен­ны­ми живот­ны­ми, <при­чем обви­нял> Мирон. Когда осуж­де­но было кощун­ство, пре­ступ­ни­ки были выбро­ше­ны из могил, а род их изгнан в веч­ное изгна­ние. Кри­тя­нин Эпи­ме­нид2 по это­му пово­ду совер­шил очи­ще­ние госу­дар­ства.

II. Древ­ней­ший государ­ствен­ный строй
(Гл. 2—3)

2. После это­го в тече­ние дол­го­го вре­ме­ни про­ис­хо­ди­ли раз­до­ры меж­ду зна­тью и наро­дом. (2) Надо иметь в виду, что вооб­ще государ­ствен­ный строй был оли­гар­хи­че­ский, но глав­ное было то, что бед­ные нахо­ди­лись в пора­бо­ще­нии не толь­ко сами, но так­же и дети и жены. Назы­ва­лись они пела­та­ми3 и шести­доль­ни­ка­ми4, пото­му что на таких аренд­ных усло­ви­ях обра­ба­ты­ва­ли поля бога­чей. Вся же вооб­ще зем­ля была в руках немно­гих. При этом, если эти бед­ня­ки не отда­ва­ли аренд­ной пла­ты, мож­но было уве­сти в каба­лу и их самих и детей. с. 10 Да и ссу­ды у всех обес­пе­чи­ва­лись лич­ной каба­лой вплоть до вре­ме­ни Соло­на. Он пер­вый сде­лал­ся про­ста­том5 наро­да. (3) Конеч­но, из тогдаш­них усло­вий государ­ствен­ной жиз­ни самым тяже­лым и горь­ким для наро­да было раб­ское поло­же­ние. Впро­чем и всем осталь­ным он был тоже недо­во­лен, пото­му что ни в чем, мож­но ска­зать, не имел сво­ей доли.

3. Поря­док древ­не­го государ­ствен­но­го устрой­ства, суще­ство­вав­ше­го до Дра­кон­та, был сле­ду­ю­щий. На выс­шие долж­но­сти выби­ра­ли по бла­го­род­ству про­ис­хож­де­ния и по богат­ству; пра­ви­ли долж­ност­ные лица сна­ча­ла пожиз­нен­но, а впо­след­ствии в тече­ние деся­ти лет. (2) Важ­ней­ши­ми и пер­вы­ми по вре­ме­ни из долж­но­стей были басилевс, поле­марх и архонт. Из них пер­вою была долж­ность басилев­са, она была уна­сле­до­ван­ной от отцов. Вто­рой при­со­еди­ни­лась к ней долж­ность поле­мар­ха, вви­ду того что неко­то­рые из царей ока­за­лись в воен­ных делах сла­бы­ми. По этой при­чине и при­гла­си­ли Иона6, когда насту­пи­ли затруд­ни­тель­ные обсто­я­тель­ства. (3) Послед­ней явля­ет­ся долж­ность архон­та. Боль­шин­ство гово­рит, что она воз­ник­ла при Медон­те, а неко­то­рые, что при Ака­сте7. В дока­за­тель­ство послед­ние ссы­ла­ют­ся на то, что девять архон­тов кля­нут­ся давать при­ся­гу таким же поряд­ком, как во вре­ме­на Ака­ста, так как при нем, по их мне­нию, Код­ри­ды отка­за­лись от цар­ско­го досто­ин­ства ради при­ви­ле­гий, дан­ных архон­ту8. Как бы ни было дело в дей­стви­тель­но­сти, раз­ни­ца во вре­ме­ни в том и дру­гом слу­чае неболь­шая. А что эта долж­ность уста­нов­ле­на послед­ней из выс­ших долж­но­стей, дока­за­тель­ством слу­жит и то, что архонт не рас­по­ря­жа­ет­ся ника­ки­ми из дел, уна­сле­до­ван­ных от отцов, как басилевс и поле­марх, а все толь­ко вновь заве­ден­ны­ми9. Поэто­му лишь недав­но эта долж­ность при­об­ре­ла важ­ное зна­че­ние, будучи с. 11 рас­ши­ре­на допол­ни­тель­ны­ми обя­зан­но­стя­ми. (4) Что же каса­ет­ся фесмо­фе­тов, то они ста­ли изби­рать­ся мно­го лет спу­стя, когда уже выби­ра­ли долж­ност­ных лиц на год. Они долж­ны были запи­сы­вать пра­во­вые поло­же­ния и хра­нить их для суда над спо­ря­щи­ми сто­ро­на­ми. Вот поче­му из выс­ших долж­но­стей эта одна не была более как годич­ной. (5) Итак, по вре­ме­ни вот в какой после­до­ва­тель­но­сти эти долж­но­сти идут одна за дру­гой.

Что же каса­ет­ся место­пре­бы­ва­ния, то девять архон­тов нахо­ди­лись не все в одном месте, но басилевс засе­дал в так назы­ва­е­мом Буко­лии близ При­та­нея10 (дока­за­тель­ство: еще и теперь там про­ис­хо­дит соеди­не­ние и брак жены басилев­са с Дио­ни­сом)11, архонт — в При­та­нее, поле­марх — в Эпи­ли­кии. Это место преж­де назы­ва­лось Поле­мар­хи­ем, а когда Эпи­лик12 после отправ­ле­ния обя­зан­но­стей поле­мар­ха пере­стро­ил его и отде­лал, оно ста­ло назы­вать­ся Эпи­ли­ки­ем. Фесмо­фе­ты засе­да­ли в фесмо­фе­тии, но при Солоне все архон­ты собра­лись в фесмо­фе­тий.

Архон­ты име­ли пра­во решать дела окон­ча­тель­но, а не так, как теперь, про­из­во­дить толь­ко пред­ва­ри­тель­ное рас­сле­до­ва­ние. Вот как обсто­я­ло дело с долж­но­стя­ми архон­тов.

(6) Нако­нец, совет аре­о­па­ги­тов, хотя имел обя­зан­ность быть толь­ко блю­сти­те­лем зако­нов, рас­по­ря­жал­ся боль­шин­ством важ­ней­ших дел в госу­дар­стве, нала­гая кары и взыс­ка­ния без­апел­ля­ци­он­но на всех нару­ши­те­лей поряд­ка. Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что выбор архон­тов про­из­во­дил­ся по бла­го­род­ству про­ис­хож­де­ния и по богат­ству, а из них-то и изби­ра­лись аре­о­па­ги­ты. Вот поче­му это — един­ствен­ная из долж­но­стей, кото­рая оста­ет­ся пожиз­нен­ной и теперь.

с. 12

III. Зако­но­да­тель­ство Дра­кон­та
(Гл. 4)

4. Тако­во было в основ­ных чер­тах пер­во­на­чаль­ное государ­ствен­ное устрой­ство.

После это­го13, немно­го вре­ме­ни спу­стя, при архон­те Ари­сте­х­ме14, Дра­конт издал свои зако­ны. Что каса­ет­ся государ­ствен­но­го строя, то он имел сле­ду­ю­щий харак­тер. (2) Граж­дан­ские пра­ва были предо­став­ле­ны тем, кто мог при­об­ре­сти себе тяже­лое воору­же­ние15. Девя­те­рых архон­тов, а так­же и каз­на­че­ев выби­ра­ли из людей, имев­ших сво­бод­но­го от дол­гов состо­я­ния не мень­ше как на десять мин16, а на осталь­ные, менее важ­ные, долж­но­сти — из людей, могу­щих при­об­ре­сти себе тяже­лое воору­же­ние; на долж­но­сти же стра­те­гов и гип­пар­хов изби­ра­ли из людей, кото­рые пока­зы­ва­ли сво­бод­но­го от дол­гов иму­ще­ства не мень­ше как на сто мин17 и закон­ных детей от закон­ной жены в воз­расте свы­ше деся­ти лет. За них до сда­чи ими отче­та долж­ны были пред­став­лять пору­чи­тель­ство ста­рые при­та­ны, стра­те­ги и гип­пар­хи, при­чем сами долж­ны были брать чет­ве­рых пору­чи­те­лей из того же клас­са, к како­му при­над­ле­жат эти стра­те­ги и гип­пар­хи.

(3) Совет дол­жен был состо­ять из 401 чле­на, выбран­ных из чис­ла граж­дан. Изби­рать­ся же и на эту и на осталь­ные долж­но­сти пола­га­лось по жре­бию людям свы­ше 30 лет от роду, и два раза одно­му и тому же нель­зя было зани­мать ее, пока не отбу­дут ее все, а тогда пола­га­лось бро­сать жре­бий опять сна­ча­ла. Если же кто-нибудь из чле­нов Сове­та про­пус­кал засе­да­ние Сове­та или Народ­но­го Собра­ния, когда оно быва­ло, тот пла­тил штраф: пен­та­ко­сио­ме­димн — три драх­мы, всад­ник — две, зев­гит — одну.

(4) Совет Аре­о­па­га сто­ял на стра­же зако­нов и с. 13 наблю­дал за долж­ност­ны­ми лица­ми, чтобы они пра­ви­ли по зако­нам. Вся­кий чело­век в слу­чае нане­се­ния ему оби­ды мог подать о том заяв­ле­ние в совет Аре­о­па­га, ука­зы­вая при этом, какой закон нару­ша­ет­ся чини­мой ему оби­дой. (5) Но ссу­ды, как ска­за­но, обес­пе­чи­ва­лись лич­ной каба­лой, и зем­ля была в руках немно­гих18.

IV. Зако­но­да­тель­ство Соло­на
(Гл. 5—12)

5. Вви­ду того что суще­ство­вал такой государ­ствен­ный поря­док и боль­шин­ство наро­да было в пора­бо­ще­нии у немно­гих, народ вос­стал про­тив знат­ных. (2) Сму­та была силь­ная, и дол­гое вре­мя одни боро­лись про­тив дру­гих; нако­нец они избра­ли сооб­ща посред­ни­ком и архон­том Соло­на и пору­чи­ли ему устрой­ство госу­дар­ства, после того как он сочи­нил эле­гию19, начи­нав­шу­ю­ся сло­ва­ми:


Да, пони­маю, и в серд­це глу­бо­ко кру­чи­на запа­ла:
Вижу, как кло­нит­ся ниц пер­вая преж­де стра­на
Меж Ионий­ских земель.

В ней он напа­да­ет на обе пар­тии, защи­щая в то же вре­мя одну от дру­гой, раз­би­ра­ет весь спор, а после это­го убеж­да­ет оди­на­ко­во тех и дру­гих пре­кра­тить воз­ник­ший раз­дор.

(3) По про­ис­хож­де­нию и по извест­но­сти Солон при­над­ле­жал к пер­вым людям в госу­дар­стве, по состо­я­нию же и по скла­ду сво­ей жиз­ни — к сред­ним. Все вооб­ще дан­ные гово­рят за это, да кро­ме того и сам он сви­де­тель­ству­ет об этом в сле­ду­ю­щем сти­хо­тво­ре­нии, пре­ду­пре­ждая бога­тых от чрез­мер­ных при­тя­за­ний:


Вы же в гру­ди у себя успо­кой­те могу­чее серд­це:
Мно­го доста­лось вам благ, ими пре­сы­ти­лись вы.
с. 14 Знай­те же меру над­мен­но­му духу: не то пере­ста­нем
Мы поко­рять­ся, и вам будет не по серд­цу то.

И вооб­ще винов­ни­ка­ми этой сму­ты он все­гда выстав­ля­ет бога­тых. Пото­му и в нача­ле сво­ей эле­гии он гово­рит, что боит­ся «как среб­ро­лю­бья людей, так и над­мен­но­сти их» — зна­чит пред­по­ла­га­ет, что из-за это­го и воз­ник­ла враж­да.

6. Взяв дела в свои руки, Солон осво­бо­дил народ и в теку­щий момент и на буду­щее вре­мя, вос­пре­тив обес­пе­чи­вать ссу­ды лич­ной каба­лой. Затем он издал зако­ны20 и про­из­вел отме­ну дол­гов как част­ных, так и государ­ствен­ных, что назы­ва­ют сиса­хфи­ей21, пото­му что люди как бы стрях­ну­ли с себя бре­мя. (2) Насчет это­го неко­то­рые пыта­ют­ся кле­ве­тать на него22. Имен­но, слу­чи­лось так, что, когда Солон соби­рал­ся про­из­ве­сти сиса­хфию, он рас­ска­зал об этом неко­то­рым из сво­их зна­ко­мых, и после, как гово­рят демо­кра­ты, был обма­нут дру­зья­ми; по сло­вам же тех, кото­рые хотят очер­нить Соло­на, он и сам при­ни­мал в этом уча­стие. Они буд­то бы, заняв денег, ску­пи­ли на них мно­го зем­ли, а когда вско­ре после это­го состо­я­лась отме­на дол­гов, ока­за­лись бога­ча­ми. Вот из их-то сре­ды и вышли, гово­рят, те люди, кото­рые впо­след­ствии слы­ли за «искон­ных бога­чей». (3) Одна­ко более прав­до­по­до­бен рас­сказ демо­кра­тов. В самом деле, раз во всех отно­ше­ни­ях чело­век ока­зал­ся настоль­ко уме­рен­ным и бес­при­страст­ным, что, имея воз­мож­ность при­влечь к себе одну сто­ро­ну и таким путем сде­лать­ся тира­ном в госу­дар­стве, вме­сто это­го вызвал нена­висть к себе обе­их сто­рон и бла­го и спа­се­ние госу­дар­ства пред­по­чел лич­ным выго­дам, то неправ­до­по­доб­но, чтобы этот чело­век стал марать себя в таких мел­ких и ничтож­ных23 делах. (4) А что ему дей­стви­тель­но пред­став­ля­лась такая воз­мож­ность, об этом сви­де­тель­ству­ют и рас­стро­ен­ные дела госу­дар­ства, и сам он с. 15 в сво­их сти­хо­тво­ре­ни­ях упо­ми­на­ет во мно­гих местах; да и все осталь­ные при­зна­ют это соглас­но; сле­до­ва­тель­но, это обви­не­ние надо счи­тать лож­ным.

7. Государ­ствен­ный строй, кото­рый уста­но­вил Солон, и зако­ны, кото­рые он издал, были новые; зако­ны же Дра­кон­та пере­ста­ли при­ме­нять, за исклю­че­ни­ем зако­нов об убий­ствах. Напи­сав эти зако­ны на кир­бах24, афи­няне поста­ви­ли их в «цар­ском пор­ти­ке»25, и все покля­лись их соблю­дать. Девять же архон­тов, при­но­ся при­ся­гу у кам­ня26, дава­ли обет посвя­тить золо­тую ста­тую, если пре­сту­пят какой-нибудь из зако­нов. Вот поче­му они и теперь еще дают такую клят­ву.

(2) Солон уста­но­вил эти зако­ны на сто лет и дал госу­дар­ству сле­ду­ю­щее устрой­ство. (3) На осно­ва­нии оцен­ки иму­ще­ства он ввел раз­де­ле­ние на четы­ре клас­са, како­вое раз­де­ле­ние было уже и рань­ше27, — на пен­та­ко­сио­ме­дим­нов, всад­ни­ков, зев­ги­тов и фетов28. При­том все вооб­ще долж­но­сти он предо­ста­вил исправ­лять граж­да­нам из пен­та­ко­сио­ме­дим­нов, всад­ни­ков и зев­ги­тов — долж­но­сти девя­ти архон­тов, каз­на­че­ев29, поле­тов30, один­на­дца­ти31 и кола­кре­тов32. Каж­до­му клас­су он предо­ста­вил долж­ность сооб­раз­но с вели­чи­ной иму­ще­ствен­ной оцен­ки33, а тем, кото­рые при­над­ле­жат к клас­су фетов, дал уча­стие толь­ко в Народ­ном Собра­нии и судах.

(4) К пен­та­ко­сио­ме­дим­нам дол­жен был при­над­ле­жать вся­кий, кто со сво­ей зем­ли полу­ча­ет 500 мер в сово­куп­но­сти сухих и жид­ких про­дук­тов34; к всад­ни­кам — полу­ча­ю­щие 300 или, по утвер­жде­нию неко­то­рых, такие люди, кото­рые мог­ли содер­жать коня. В дока­за­тель­ство они при­во­дят, во-пер­вых, назва­ние это­го клас­са, уста­но­вив­ше­е­ся буд­то бы от это­го фак­та, а во-вто­рых, древ­ние посвя­ще­ния. На Акро­по­ле, напри­мер, сто­ит изоб­ра­же­ние, на кото­ром напи­са­но сле­ду­ю­щее:


с. 16 Дифи­лов35 Анфе­ми­он дар сей богам посвя­тил,
Как из про­стых батра­ков всад­ни­ком сде­лал­ся он.

И воз­ле сто­ит конь, явно сви­де­тель­ствуя о том, что всад­ни­че­ский ценз име­ет в виду этот при­знак. Впро­чем вер­нее, что этот класс харак­те­ри­зо­вал­ся по коли­че­ству мер дохо­да, так же как класс пен­та­ко­сио­ме­дим­нов. К клас­су зев­ги­тов долж­ны были при­над­ле­жать те, кото­рые полу­ча­ли 200 мер того и дру­го­го вме­сте, а осталь­ные — к клас­су фетов, и эти послед­ние не име­ли досту­па ни к какой государ­ствен­ной долж­но­сти. Поэто­му и теперь, когда пред­се­да­тель­ству­ю­щий36 спро­сит у чело­ве­ка, кото­рый хочет изби­рать­ся по жре­бию на какую-нибудь долж­ность, к како­му клас­су он при­над­ле­жит, никто не ска­жет, что к фетам.

8. Выс­шие долж­но­сти Солон сде­лал изби­ра­тель­ны­ми по жре­бию из чис­ла пред­ва­ри­тель­но выбран­ных, кото­рых наме­ча­ла каж­дая из фил. Наме­ча­ла же в кол­ле­гию девя­ти архон­тов каж­дая деся­те­рых, и меж­ду ними бро­са­ли жре­бий. Вслед­ствие это­го еще и теперь оста­ет­ся за фила­ми такой поря­док, что каж­дая изби­ра­ет по жре­бию деся­те­рых, а затем из это­го чис­ла бал­ло­ти­ру­ют боба­ми37. Дока­за­тель­ством же, что выс­шие долж­но­сти Солон сде­лал выбор­ны­ми по жре­бию из людей, обла­да­ю­щих цен­зом, может слу­жить закон о каз­на­че­ях, кото­рый про­дол­жа­ет оста­вать­ся в силе еще и теперь: он повеле­ва­ет изби­рать каз­на­че­ев по жре­бию из пен­та­ко­сио­ме­дим­нов. (2) Вот какие зако­ны издал Солон отно­си­тель­но выс­ших долж­но­стей. (В ста­ри­ну совет Аре­о­па­га при­гла­шал к себе кан­ди­да­та и, обсу­див в сво­ей сре­де его кан­ди­да­ту­ру, назна­чал на каж­дую из долж­но­стей под­хо­дя­ще­го чело­ве­ка на год, после чего отпус­кал его).

(3) Что каса­ет­ся фил, то их было четы­ре, как и рань­ше38, и четы­ре фило­ба­силев­са39. Каж­дая фила раз­де­ля­лась на три трит­тии40 и каж­дая еще на 12 нав­кра­рий. с. 17 Во гла­ве нав­кра­рии сто­я­ла долж­ность «нав­кра­ра», уста­нов­лен­ная для при­е­ма посту­па­ю­щих взно­сов и для веде­ния теку­щих рас­хо­дов. Поэто­му и в зако­нах Соло­на, кото­рые теперь уже вышли из упо­треб­ле­ния, во мно­гих местах зна­чит­ся: «взыс­ки­вать предо­став­ля­ет­ся нав­кра­рам» и «рас­ход про­из­во­дить из нав­крар­ских сумм».

(4) Далее он учре­дил Совет четы­рех­сот, по сто из каж­дой филы, а сове­ту аре­о­па­ги­тов назна­чил охра­нять зако­ны; как и преж­де, он имел над­зор за государ­ствен­ным поряд­ком, при­чем он обя­зан был не толь­ко сле­дить вооб­ще за боль­шин­ством самых важ­ных государ­ствен­ных дел, но меж­ду про­чим и при­вле­кать к ответ­ствен­но­сти винов­ных, имея власть нала­гать взыс­ка­ния и кары, при­чем штра­фы вно­сил в «город»41, не ука­зы­вая, по како­му пово­ду пла­тит­ся штраф. Нако­нец, он судил тех, кто состав­лял заго­вор для низ­вер­же­ния демо­кра­тии, в силу того, что Солон издал закон о вне­се­нии отно­си­тель­но их чрез­вы­чай­но­го заяв­ле­ния42.

(5) Видя, что в госу­дар­стве часто про­ис­хо­дят сму­ты, а из граж­дан неко­то­рые по бес­печ­но­сти мирят­ся со всем, что бы ни про­ис­хо­ди­ло, Солон издал отно­си­тель­но их осо­бый закон: «Кто во вре­мя сму­ты в госу­дар­стве не станет с ору­жи­ем в руках ни за тех, ни за дру­гих, тот пре­да­ет­ся бес­че­стию и лиша­ет­ся граж­дан­ских прав».

9. Итак, что каса­ет­ся выс­ших долж­но­стей, то дело обсто­я­ло таким обра­зом. По-види­мо­му, вот какие три пунк­та в Соло­но­вом государ­ствен­ном устрой­стве явля­ют­ся наи­бо­лее демо­кра­тич­ны­ми: пер­вое и самое важ­ное — отме­на лич­ной каба­лы в обес­пе­че­ние ссуд; далее — предо­став­ле­ние вся­ко­му жела­ю­ще­му воз­мож­но­сти высту­пать ист­цом за потер­пев­ших оби­ду; тре­тье, отче­го, как утвер­жда­ют, при­об­ре­ла осо­бен­ную силу народ­ная мас­са, — апел­ля­ция к народ­но­му суду. И дей­стви­тель­но, с. 18 раз народ вла­ды­че­ству­ет в голо­со­ва­нии, он ста­но­вит­ся вла­сте­ли­ном госу­дар­ства.

(2) Вме­сте с тем, так как зако­ны не были напи­са­ны про­сто и ясно, но так же как закон о наслед­ствах и наслед­ни­цах43, то неиз­беж­но воз­ни­ка­ло мно­го спо­ров, и решать все дела — и обще­ствен­ные и част­ные — при­хо­ди­лось суду. Неко­то­рые44 дума­ют, что Солон нароч­но сде­лал зако­ны неяс­ны­ми, чтобы реше­ние дел зави­се­ло от наро­да. Одна­ко это пред­по­ло­же­ние неправ­до­по­доб­но, а ско­рее этот факт объ­яс­ня­ет­ся тем, что он не умел в общей фор­ме выра­зить наи­луч­шее. Неспра­вед­ли­во, в самом деле, судить о его наме­ре­нии с точ­ки зре­ния тепе­реш­них усло­вий, но надо рас­смат­ри­вать его на осно­ва­нии все­го вооб­ще вве­ден­но­го им государ­ствен­но­го поряд­ка.

10. Итак, вот те пунк­ты в зако­нах Соло­на, кото­рым он, по-види­мо­му, при­дал демо­кра­ти­че­ский харак­тер. Но рань­ше зако­но­да­тель­ства он про­из­вел отме­ну дол­гов, а после все­го это­го уве­ли­че­ние мер, весов и моне­ты. (2) Имен­но, при нем и меры были уве­ли­че­ны в срав­не­нии с фидо­нов­ски­ми45, и мина, имев­шая преж­де вес в 70 драхм, дове­де­на была до 10046. Ста­рин­ный тип чекан­ки пред­став­лял собой моне­ту двух­драх­мо­во­го досто­ин­ства. Он сде­лал и вес сооб­раз­но с моне­той, так что 63 мины рав­ня­лись талан­ту47, и эти три мины, про­пор­цио­наль­но рас­пре­де­лен­ные, при­ба­ви­лись на каж­дый ста­тер48 и на дру­гие меры веса.

11. Когда Солон устро­ил госу­дар­ство таким, как ска­за­но, обра­зом, к нему ста­ли то и дело обра­щать­ся с докуч­ли­вы­ми раз­го­во­ра­ми о зако­нах, одни пунк­ты пори­цая, о дру­гих рас­спра­ши­вая. Вви­ду это­го он, не желая ни изме­нять их, ни навле­кать на себя враж­ды, оста­ва­ясь в сво­ем оте­че­стве, пред­при­нял путе­ше­ствие в Еги­пет отча­сти по тор­го­вым делам, отча­сти из любо­зна­тель­но­сти, с. 19 ска­зав, что не вер­нет­ся в тече­ние 10 лет. Он не счи­тал себя впра­ве, если бы лич­но при­сут­ство­вал, истол­ко­вы­вать зако­ны, но думал, что каж­дый обя­зан испол­нять напи­сан­ное. (2) А вме­сте с тем мно­гие из зна­ти сде­ла­лись его про­тив­ни­ка­ми вслед­ствие отме­ны дол­гов. И обе пар­тии пере­ме­ни­ли свое отно­ше­ние к нему отто­го, что уста­нов­лен­ный им поря­док не оправ­дал их ожи­да­ний. Имен­но, народ рас­счи­ты­вал, что он про­из­ве­дет пере­дел все­го49, а знат­ные — что он вернет опять преж­ний поря­док или толь­ко немно­го его изме­нит. Но Солон вос­про­ти­вил­ся тем и дру­гим и, хотя имел воз­мож­ность, всту­пив в согла­ше­ние с любой пар­ти­ей, достичь тира­нии, пред­по­чел навлечь на себя нена­висть тех и дру­гих, но зато спа­сти оте­че­ство и дать наи­луч­шие зако­ны.

12. Что это было имен­но таким обра­зом, об этом все гово­рят в один голос, да и сам Солон в сво­их про­из­ве­де­ни­ях упо­ми­на­ет в сле­ду­ю­щих выра­же­ни­ях:


Да, я наро­ду почет предо­ста­вил, какой ему нужен —
Не сокра­тил его прав, не дал и лиш­них зато.
Так­же поду­мал о тех я, кто силу имел и богат­ством
Сла­вил­ся, — чтоб ника­ких им не чини­лось обид.
Встал я, могу­чим щитом сво­им тех и дру­гих при­кры­вая,
И нико­му побеж­дать не дал непра­во дру­гих.

(2) В дру­гом месте, выска­зы­ва­ясь отно­си­тель­но народ­ной мас­сы, как надо с ней обхо­дить­ся, он гово­рит:


Будет тогда лишь народ все­го луч­ше идти за вождя­ми,
Коль не живет без узды, не угне­тен выше сил.
От пре­сы­ще­нья родит­ся над­мен­ность, коль сред­ства боль­шие
Людям при­хо­дят таким, меры не зна­ет чей нрав.

(3) И еще где-то в дру­гом месте он гово­рит отно­си­тель­но тех, кото­рые хоте­ли поде­лить меж­ду собой зем­лю:


Кто при­шел затем, чтобы гра­бить, полон был надежд боль­ших
И рас­счи­ты­вал богат­ство тут вели­кое най­ти,
с. 20 Ждал, что я, лас­кая мяг­ко, нрав суро­вый про­яв­лю.
Но тогда они ошиб­лись, а теперь, сер­дясь за то,
На меня косые взгля­ды мечут все, как на вра­га.
Нуж­ды нет: что обе­щал я, сде­лал с помо­щью богов
И тру­дил­ся я не даром. Мне рав­но не по душе —
Силой пра­вить тира­нии, как и в пажи­тях род­ных
Дать худым и бла­го­род­ным долю рав­ную иметь.

(4) Так­же и об отмене дол­гов и о людях, пора­бо­щен­ных сна­ча­ла, а после осво­бож­ден­ных бла­го­да­ря сиса­хфии:


Какой же я из тех задач не выпол­нил,
Во имя коих я тогда спло­тил народ?
О том всех луч­ше перед Вре­ме­ни судом
Ска­зать мог­ла б из олим­пий­цев выс­шая —
Мать чер­ная Зем­ля, с кото­рой снял тогда
Стол­бов постав­лен­ных я мно­го дол­го­вых50,
Рабы­ня преж­де, ныне же сво­бод­ная.
На роди­ну, в Афи­ны, в бого­з­дан­ный град,
Вер­нул я мно­гих, в раб­ство про­дан­ных,
Кто крив­дой, кто по пра­ву, от нуж­ды иных
Без­вы­ход­ной бежав­ших, уж забыв­ших речь
Атти­че­скую — стран­ни­ков таков удел, —
Иных еще, в позор­ном раб­стве быв­ших здесь
И тре­пе­тав­ших перед при­хо­тью гос­под,
Всех я осво­бо­дил. А это­го достиг
Зако­на вла­стью, силу с пра­вом соче­тав,
И так испол­нил все я, как и обе­щал.
Зако­ны я про­сто­му с знат­ным наравне,
Для каж­до­го пря­мую прав­ду ука­зав,
Так напи­сал. А если б кто дру­гой, как я,
Стре­ка­ло взял — недоб­рый, алч­ный чело­век, —
Наро­да б не сдер­жал он. Если б я хотел
Того, что нра­ви­лось тогда про­тив­ни­кам,
Потом того, что ука­за­ли б их вра­ги,
Тогда мужей бы мно­гих наш лишил­ся град.
Затем-то, на борь­бу все муже­ство собрав,
Я, точ­но волк, вер­тел­ся сре­ди стаи псов.

(5) И в дру­гом месте, пори­цая обе сто­ро­ны за обра­щен­ные к нему впо­след­ствии жало­бы их на судь­бу, он гово­рит:


с. 21 Народ коль нуж­но пря­мо пори­цать, ска­жу:
Чем ныне обла­да­ют, нико­гда того
Не виде­ли б гла­за­ми и во сне…
А кто знат­ней и с боль­шей силой, дол­жен бы
Меня хва­лить и дру­гом сде­лать бы сво­им,

пото­му что, если бы кто-нибудь дру­гой, гово­рит он, достиг этой поче­сти,


Наро­да б не сдер­жал и не отстал бы сам,
Пока не сбил бы мас­ла, сняв­ши моло­ко51.
А я меж ними, как на спор­ном поле столб,
Стал на меже.

V. Сму­та после Соло­на
(Гл. 13)

13. Вот по каким при­чи­нам Солон пред­при­нял это путе­ше­ствие. Он уехал, когда в госу­дар­стве еще шли неуря­ди­цы; тем не менее после его отъ­ез­да в тече­ние четы­рех лет жили спо­кой­но. На пятый же год после прав­ле­ния Соло­на не мог­ли выбрать архон­та52 вслед­ствие сму­ты, и даль­ше на пятый год по той же при­чине было без­вла­стие. (2) А после это­го, спу­стя такой же про­ме­жу­ток вре­ме­ни, Дама­сий53, избран­ный архон­том, управ­лял два года и два меся­ца, пока не был силой устра­нен с долж­но­сти. Потом афи­няне реши­ли вви­ду про­ис­хо­див­ших смут выбрать в архон­ты деся­те­рых лиц: пяте­рых — из эвпат­ри­дов, тро­их — из зем­ле­дель­цев, дво­их — из ремес­лен­ни­ков, и эти архон­ты пра­ви­ли в тече­ние года после Дама­сия. Это и пока­зы­ва­ет, что архонт имел весь­ма боль­шую силу, так как, по-види­мо­му, все вре­мя шла борь­ба из-за этой долж­но­сти. (3) Вооб­ще же были посто­ян­но нела­ды во вза­им­ных отно­ше­ни­ях, при­чем одни за нача­ло и повод выстав­ля­ли отме­ну дол­гов (это были как раз люди, разо­рив­ши­е­ся от нее), дру­гие были с. 22 недо­воль­ны государ­ствен­ным поряд­ком, так как про­из­ве­ден­ная в нем пере­ме­на ока­за­лась серьез­ной, а неко­то­рые — из-за вза­им­но­го сопер­ни­че­ства.

(4) Этих пар­тий было три: одна — пара­лий­цев54 с Мега­к­лом, сыном Алк­мео­на, во гла­ве, кото­рые, по-види­мо­му, пре­иму­ще­ствен­но доби­ва­лись сред­не­го обра­за прав­ле­ния; дру­гая — педи­а­ков55, кото­рые стре­ми­лись к оли­гар­хии, — ими пред­во­ди­тель­ство­вал Ликург; тре­тья — диа­крий­цев56, во гла­ве кото­рой сто­ял Писи­страт, казав­ший­ся вели­чай­шим при­вер­жен­цем демо­кра­тии. (5) К этим послед­ним при­мкну­ли, с одной сто­ро­ны, те, кото­рые лиши­лись денег, отдан­ных взай­мы, — вви­ду стес­нен­но­го поло­же­ния; с дру­гой — люди нечи­сто­го про­ис­хож­де­ния — вслед­ствие стра­ха. Это вид­но из того, что после низ­вер­же­ния тира­нов афи­няне про­из­ве­ли пере­смотр граж­дан­ских спис­ков, так как мно­гие поль­зо­ва­лись граж­дан­ски­ми пра­ва­ми про­ти­во­за­кон­но. Все эти пар­тии име­ли про­зва­ния по тем местам, где они обра­ба­ты­ва­ли зем­лю.

VI. Прав­ле­ние Писи­стра­та
(Гл. 14—16)

14. Наи­бо­лее рья­ным при­вер­жен­цем демо­кра­тии казал­ся Писи­страт, стя­жав­ший боль­шую сла­ву во вре­мя вой­ны с мегар­ца­ми57. Он сам нанес себе раны и под пред­ло­гом, буд­то это было делом его поли­ти­че­ских про­тив­ни­ков, убе­дил народ дать ему тело­хра­ни­те­лей. Пись­мен­ное пред­ло­же­ние об этом внес Ари­сти­он58. Полу­чив в свое рас­по­ря­же­ние отряд так назы­ва­е­мых «дубин­щи­ков», он с помо­щью их вос­стал про­тив наро­да и занял Акро­поль на трид­цать вто­ром59 году после зако­но­да­тель­ства, при архон­те Комее. (2) Гово­рят, когда Писи­страт про­сил об охране, Солон воз­ра­жал про­тив это­го с. 23 и ска­зал, что одних он пре­вос­хо­дит умом, а дру­гих муже­ством; умом пре­вос­хо­дит тех, кто не зна­ет, что Писи­страт стре­мит­ся к тира­нии; муже­ством тех, кото­рые зна­ют это, да мол­чат. Но так как сло­ва­ми ему не уда­ва­лось убе­дить, то он выста­вил ору­жие перед две­ря­ми и гово­рил, что помог оте­че­ству по мере сво­их сил (он был уже весь­ма пре­ста­ре­лым) и что ждет того же само­го и от осталь­ных60.

(3) Итак, Солон ниче­го не достиг тогда61 сво­им при­зы­вом. Писи­страт же, взяв в свои руки власть, управ­лял обще­ствен­ны­ми дела­ми ско­рее в духе граж­дан­ско­го рав­но­пра­вия, чем тира­нии. Но так как власть его еще не укре­пи­лась, то при­вер­жен­цы Мегак­ла и Ликур­га, при­дя меж­ду собой к согла­ше­нию, изгна­ли его на шестом году после его пер­во­го при­хо­да к вла­сти62, при архон­те Геге­сии. (4) На две­на­дца­тый же год после это­го, наобо­рот, сам Мега­кл, постав­лен­ный в без­вы­ход­ное поло­же­ние сво­и­ми про­тив­ни­ка­ми, завел пере­го­во­ры с Писи­стра­том и, усло­вив­шись, что тот возь­мет замуж его дочь, устро­ил его воз­вра­ще­ние на ста­рин­ный лад и слиш­ком про­стым спо­со­бом. Рас­про­стра­нив пред­ва­ри­тель­но слух, буд­то Афи­на соби­ра­ет­ся воз­вра­тить Писи­стра­та, он разыс­кал жен­щи­ну высо­ко­го роста и кра­си­вую — как утвер­жда­ет Герод­от63, из дема Пеа­ний­цев или, как неко­то­рые гово­рят, из Кол­ли­та, — про­дав­щи­цу вен­ков, фра­ки­ян­ку по име­ни Фию, наря­дил ее напо­до­бие этой боги­ни и ввел в город вме­сте с ним. И Писи­страт въез­жал на колес­ни­це, на кото­рой рядом с ним сто­я­ла эта жен­щи­на, а жите­ли горо­да встре­ча­ли их, пре­кло­ня­ясь ниц в вос­тор­ге.

15. Вот при каких усло­ви­ях про­изо­шло пер­вое воз­вра­ще­ние Писи­стра­та. А после это­го он был изгнан вто­рич­но, на седь­мом при­бли­зи­тель­но году после воз­вра­ще­ния64. Недол­го удер­жи­вал он власть в сво­их руках, с. 24 но вслед­ствие того что не хотел жить с доче­рью Мегак­ла, бежал, побо­яв­шись обе­их пар­тий. (2) Сна­ча­ла Писи­страт осно­вал посе­ле­ние око­ло Фер­мей­ско­го зали­ва65, в местеч­ке, кото­рое назы­ва­ет­ся Рекел, а отту­да пере­ехал в окрест­но­сти Пан­гея66. Запас­шись там день­га­ми и навер­бо­вав наем­ных сол­дат, он на один­на­дца­том году при­е­хал опять67 в Эре­трию и пытал­ся тогда впер­вые вер­нуть себе власть силой, при­чем мно­гие ока­зы­ва­ли ему под­держ­ку, в том чис­ле осо­бен­но фиван­цы и нак­со­сец Лигда­мид, а так­же всад­ни­ки, в руках кото­рых была тогда государ­ствен­ная власть в Эре­трии. (3) Побе­див в сра­же­нии при Пал­ле­ни­де68, Писи­страт занял город и, ото­брав у наро­да ору­жие, уже проч­но утвер­дил свою тира­нию. Затем он взял Нак­сос69 и поста­вил пра­ви­те­лем Лигда­ми­да.

(4) Ото­брал Писи­страт ору­жие у наро­да сле­ду­ю­щим обра­зом. Устро­ив смотр вой­ска у Фесей­о­на70, он про­бо­вал обра­тить­ся к наро­ду с речью и гово­рил недол­го71. Когда же при­сут­ству­ю­щие ста­ли гово­рить, что не слы­шат, он попро­сил их подой­ти к пред­две­рью72 Акро­по­ля, чтобы мог­ли луч­ше слы­шать его. А в то вре­мя как он про­из­но­сил свою речь, люди, спе­ци­аль­но полу­чив­шие такое рас­по­ря­же­ние, подо­брав ору­жие73, запер­ли его в близ­ле­жа­щем зда­нии — Фесей­оне — и, подой­дя, зна­ком сооб­щи­ли об этом Писи­стра­ту. Окон­чив гово­рить о дру­гих делах, он ска­зал и об ору­жии — что по пово­ду слу­чив­ше­го­ся не надо ни удив­лять­ся, ни бес­по­ко­ить­ся, но сле­ду­ет воз­вра­тить­ся по домам и зани­мать­ся сво­и­ми дела­ми, а о всех обще­ствен­ных делах поза­бо­тит­ся он сам.

16. Так вот тира­ния Писи­стра­та с само­го нача­ла уста­но­ви­лась таким обра­зом и столь­ко име­ла пере­мен. (2) А руко­во­дил государ­ствен­ны­ми дела­ми Писи­страт, как ска­за­но74, с уме­рен­но­стью и ско­рее в духе граж­дан­ско­го рав­но­пра­вия, чем тира­ни­че­ски. Он был вооб­ще с. 25 гуман­ным и крот­ким чело­ве­ком, снис­хо­ди­тель­ным к про­ви­нив­шим­ся; бед­ных он даже снаб­жал впе­ред день­га­ми на сель­ские рабо­ты, чтобы они мог­ли кор­мить­ся, зани­ма­ясь зем­ле­де­ли­ем. (3) Это он делал по двум сооб­ра­же­ни­ям: с одной сто­ро­ны, для того, чтобы они не нахо­ди­лись в горо­де, но были рас­се­я­ны по всей стране, с дру­гой — для того, чтобы, поль­зу­ясь сред­ним достат­ком и заня­тые сво­и­ми лич­ны­ми дела­ми, они не име­ли ни жела­ния, ни досу­га зани­мать­ся обще­ствен­ны­ми75. (4) А вме­сте с тем и дохо­дов посту­па­ло к нему боль­ше при усло­вии, если обра­ба­ты­ва­лась зем­ля, так как Писи­страт взи­мал деся­ти­ну с полу­чав­ших­ся дохо­дов76.

(5) По этим же сооб­ра­же­ни­ям он учре­дил и «судей по демам»77, да и сам часто ездил по стране, наблю­дая за ходом дел и при­ми­ряя тяжу­щих­ся, чтобы они не запус­ка­ли сво­их работ, отправ­ля­ясь в город. (6) Во вре­мя одно­го тако­го путе­ше­ствия Писи­стра­та слу­чи­лось, как рас­ска­зы­ва­ют, при­клю­че­ние с зем­ле­дель­цем, обра­ба­ты­вав­шим на Гимет­те78 местеч­ко, полу­чив­шее впо­след­ствии про­зва­ние «без­об­роч­но­го». Уви­дав, что какой-то чело­век копа­ет­ся и тру­дит­ся над одни­ми кам­ня­ми, Писи­страт поди­вил­ся это­му и велел рабу спро­сить у него, сколь­ко дохо­да полу­ча­ет­ся с это­го участ­ка. Тот отве­тил: «Какие толь­ко есть муки и горе; да и от этих мук и горя деся­ти­ну дол­жен полу­чить Писи­страт». Чело­век этот отве­тил так, не зная его. Писи­страт же в вос­хи­ще­нии от его пря­мо­ты и тру­до­лю­бия сде­лал его сво­бод­ным от всех повин­но­стей.

(7) Вооб­ще про­стой народ он ста­рал­ся ничем не раз­дра­жать во вре­мя сво­е­го прав­ле­ния, но все­гда обес­пе­чи­вал мир и под­дер­жи­вал спо­кой­ствие. Вот поче­му и гова­ри­ва­ли часто, что «тира­ния Писи­стра­та — это жизнь при Кроне»79. Впо­след­ствии же, когда пре­ем­ни­ка­ми Писи­стра­та сде­ла­лись его сыно­вья, прав­ле­ние ста­ло с. 26 гораз­до более суро­вым. (8) Но самым важ­ным из все­го ска­зан­но­го было то, что он по сво­е­му харак­те­ру был демо­кра­тич­ным и обхо­ди­тель­ным чело­ве­ком. Во всех вооб­ще слу­ча­ях он хотел руко­во­дить все­ми дела­ми по зако­нам, не допус­кая для себя ника­ко­го пре­иму­ще­ства. Так, напри­мер, одна­жды, вызван­ный на суд в Аре­о­паг по обви­не­нию в убий­стве, он сам вышел на суд, чтобы оправ­дать­ся, но вызвав­ший его к отве­ту обви­ни­тель побо­ял­ся и оста­вил дело80. (9) Поэто­му-то и про­был он дол­гое вре­мя у вла­сти и, если бывал изгнан, лег­ко воз­вра­щал себе эту власть сно­ва. За него сто­я­ло боль­шин­ство как знат­ных, так и демо­кра­тов. Одних он при­вле­кал к себе, под­дер­жи­вая с ними зна­ком­ство, дру­гих тем, что ока­зы­вал им помощь в их лич­ных делах; он отли­чал­ся таким харак­те­ром, что умел ладить с теми и с дру­ги­ми. (10) А в ту пору и у афи­нян зако­ны о тира­нах были вооб­ще мяг­кие, сре­ди них так­же и тот, кото­рый отно­сит­ся как раз к уста­нов­ле­нию тира­нии. Имен­но, закон у них был сле­ду­ю­щий: «Тако­вы у афи­нян уста­нов­ле­ния и обы­чаи отцов: если кто вос­станет, чтобы быть тира­ном, или будет содей­ство­вать уста­нов­ле­нию тира­нии, тот да будет лишен граж­дан­ской чести81 и сам и его род».

VII. Прав­ле­ние Писи­стра­ти­дов
(Гл. 17—19)

17. Писи­страт соста­рил­ся, оста­ва­ясь у вла­сти, и умер от болез­ни при архон­те Фило­нее82. Он про­жил 33 года с тех пор, как впер­вые сде­лал­ся тира­ном, и при этом про­был у вла­сти 19 лет83, осталь­ное же вре­мя он про­вел в изгна­нии. (2) Поэто­му оче­вид­но вздо­ром явля­ют­ся рас­ска­зы тех, кото­рые утвер­жда­ют, буд­то Писи­страт был любим­цем Соло­на и пред­во­ди­тель­ство­вал с. 27 в войне с мегар­ца­ми из-за Сала­ми­на84. Это несов­ме­сти­мо с воз­рас­том их обо­их, если при­нять во вни­ма­ние жизнь того и дру­го­го, а так­же, при каком архон­те каж­дый из них умер85.

(3) После смер­ти Писи­стра­та власть удер­жи­ва­ли в сво­их руках его сыно­вья и руко­во­ди­ли дела­ми в том же духе86. Было их двое от его закон­ной жены87 — Гип­пий и Гип­парх — и двое от арги­вян­ки — Иофонт88 и Геге­си­страт, по про­зви­щу Фес­сал89. (4) Имен­но, Писи­страт был женат еще вто­рич­но и на доче­ри одно­го арги­вя­ни­на из Аргоса90, по име­ни Гор­ги­ла — Тимо­нассе, на кото­рой преж­де был женат Арх­ин, один ампра­ки­ец из рода Кип­се­ли­дов91. Отсю­да и воз­ник­ла у него друж­ба с арги­вя­на­ми; отто­го и сра­жа­лись на его сто­роне в бит­ве при Пал­ле­ни­де тыся­ча вои­нов, при­ве­ден­ных Геге­си­стра­том. Женил­ся же он на арги­вян­ке, по сло­вам одних, во вре­мя пер­во­го изгна­ния, по сло­вам дру­гих — когда сто­ял у вла­сти.

18. Дела­ми управ­ля­ли в силу сво­е­го досто­ин­ства и стар­шин­ства Гип­парх и Гип­пий; при этом Гип­пий как стар­ший и как чело­век от при­ро­ды ода­рен­ный спо­соб­но­стя­ми государ­ствен­но­го дея­те­ля и серьез­ный, сто­ял во гла­ве прав­ле­ния. Меж­ду тем Гип­парх был чело­век лег­ко­мыс­лен­ный, влюб­чи­вый и поклон­ник муз: он-то и при­гла­шал к себе раз­ных поэтов вро­де Ана­кре­он­та, Симо­ни­да и дру­гих. (2) Фес­сал же был зна­чи­тель­но моло­же и в обра­ще­нии дерз­кий и над­мен­ный, из-за него-то92 и нача­лись у них все беды.

Он был влюб­лен в Гар­мо­дия и, не добив­шись его друж­бы, не мог сдер­жи­вать сво­е­го гне­ва, но во всем выра­жал свое раз­дра­же­ние; нако­нец, когда сест­ра Гар­мо­дия долж­на была испол­нять обя­зан­но­сти кане­фо­ры93 на Пана­фи­не­ях94, он не поз­во­лил ей, ска­зав какую-то брань про Гар­мо­дия, буд­то он трус. Это и с. 28 послу­жи­ло при­чи­ной того, что воз­му­щен­ные Гар­мо­дий и Ари­сто­ги­тон испол­ня­ют свое дея­ние при соуча­стии мно­гих95. (3) Во вре­мя Пана­фи­ней они уже под­сте­ре­га­ли на Акро­по­ле Гип­пия — он как раз дол­жен был встре­чать, а Гип­парх отправ­лять про­цес­сию96. Тут они уви­да­ли, что один из участ­ни­ков дела любез­но бесе­ду­ет с Гип­пи­ем, и поду­ма­ли, что он выда­ет их; тогда, желая сде­лать что-нибудь, пока еще не аре­сто­ва­ны, они сошли вниз97 и нача­ли свое дело, не дожи­да­ясь осталь­ных. Таким обра­зом, хотя им и уда­лось убить Гип­пар­ха, когда он уста­нав­ли­вал поря­док про­цес­сии око­ло Лео­ко­рия98, одна­ко они испор­ти­ли все дело. (4) Из них Гар­мо­дий был убит копье­нос­ца­ми99 тут же, а Ари­сто­ги­тон погиб позд­нее: он был схва­чен и под­вер­гал­ся дол­гое вре­мя пыт­кам. Он ого­во­рил под пыт­кой мно­гих людей, кото­рые при­над­ле­жа­ли к зна­ти и были дру­зья­ми тира­нов. Дело в том, что в этот момент тира­ны нигде не мог­ли напасть на насто­я­щие сле­ды по это­му делу; но рас­сказ, обык­но­вен­но повто­ря­е­мый100, буд­то Гип­пий велел участ­ни­кам про­цес­сии сло­жить ору­жие и таким обра­зом ули­чил тех, у кого были кин­жа­лы, неве­рен, так как тогда не было при­ня­то ходить в этой про­цес­сии с ору­жи­ем, но это уста­но­вил позд­нее народ. (5) Ого­ва­ри­вал же Ари­сто­ги­тон дру­зей тира­на, как утвер­жда­ют демо­кра­ты, нароч­но, доби­ва­ясь, чтобы они совер­ши­ли нече­стие и вме­сте с тем осла­би­ли свои силы, погу­бив непо­вин­ных и при­том сво­их же дру­зей; но неко­то­рые гово­рят, что он ниче­го не выду­мы­вал, а пока­зы­вал на сво­их дей­стви­тель­ных сообщ­ни­ков. (6) И под конец, когда, несмот­ря на все свои уси­лия, Ари­сто­ги­тон не мог добить­ся себе смер­ти, он обе­щал выдать еще мно­гих дру­гих и убе­дил Гип­пия дать ему пра­вую руку в знак под­твер­жде­ния это­го; а потом, взяв за руку его, осы­пал его бра­нью за то, что он дал руку убий­це сво­е­го с. 29 бра­та, и этим так раз­дра­жил Гип­пия, что тот не мог сдер­жать себя от гне­ва и, выхва­тив­ши меч, убил его.

19. После это­го тира­ния ста­ла гораз­до более суро­вой, так как Гип­пий, мстя за бра­та, мно­гих пере­бил и изгнал и вслед­ствие это­го стал всем вну­шать недо­ве­рие и озлоб­ле­ние. (2) А на чет­вер­тый при­бли­зи­тель­но год после смер­ти Гип­пар­ха поло­же­ние его в горо­де ста­ло настоль­ко нена­деж­ным, что он начал укреп­лять Муни­хию101, наме­ре­ва­ясь туда пере­се­лить­ся. Но, в то вре­мя как он был занят этим делом, его изгнал лаке­де­мон­ский царь Клео­мен, так как лакон­цам все вре­мя дава­лись пове­ле­ния ора­ку­ла о низ­вер­же­нии тира­нии. А это про­ис­хо­ди­ло по сле­ду­ю­щей при­чине. (3) Как ни пыта­лись изгнан­ни­ки, сре­ди кото­рых пер­вое место зани­ма­ли Алк­мео­ни­ды102, сво­и­ми соб­ствен­ны­ми сила­ми добить­ся воз­вра­ще­ния, они не мог­ли это­го сде­лать, и вся­кий раз тер­пе­ли неуда­чу. Все их попыт­ки оста­ва­лись тщет­ны­ми. Так, меж­ду про­чим, они укре­пи­ли в самой стране местеч­ко Лип­сидрий на Пар­не­фе103, и туда собра­лись неко­то­рые из жите­лей горо­да; одна­ко они были выби­ты отту­да тира­на­ми. Отто­го-то впо­след­ствии, уже после это­го несча­стия, пели в ско­ли­ях104:


Ах, Лип­сидрий, ах, дру­зей пре­да­тель!
Ты каких вои­те­лей отваж­ных
Погу­бил там — знать-то все какую.
Впрямь они там род свой оправ­да­ли!

(4) Итак, тер­пя во всем неуда­чу, они взя­ли на откуп построй­ку хра­ма в Дель­фах105; отсю­да-то и яви­лось у них доста­точ­но денег, для того чтобы при­звать на помощь лакон­цев106. А пифия посто­ян­но объ­яв­ля­ла лаке­де­мо­ня­нам, когда они вопро­ша­ли ора­ку­ла, что надо осво­бо­дить Афи­ны. Кон­чи­лось дело тем, что она скло­ни­ла к это­му спар­тан­цев, хотя Писи­стра­ти­ды были с ними в отно­ше­ни­ях госте­при­им­ства107. Но не в мень­шей с. 30 сте­пе­ни на рве­ние лакон­цев ока­за­ла свое вли­я­ние друж­ба, суще­ство­вав­шая у Писи­стра­ти­дов с арги­вя­на­ми108. (5) И вот сна­ча­ла они посла­ли морем Анхи­мо­ла109 с вой­ском. Одна­ко он был побеж­ден и убит, вслед­ствие того что на помощь Писи­стра­ти­дам при­шел фес­са­ли­ец Киней во гла­ве тыся­чи всад­ни­ков. Тогда лакон­цы, раз­дра­жен­ные про­ис­шед­шим, посла­ли царя Клео­ме­на110 с более силь­ным вой­ском уже сухим путем; тот сна­ча­ла побе­дил фес­са­лий­скую кон­ни­цу, пре­граж­дав­шую ему дви­же­ние в Атти­ку, потом запер Гип­пия в так назы­ва­е­мых пеласги­че­ских111 сте­нах и стал оса­ждать его сов­мест­но с афи­ня­на­ми. (6) Когда он дер­жал Гип­пия в оса­де, слу­чи­лось так, что сыно­вья Писи­стра­ти­дов при попыт­ке неза­мет­но выбрать­ся отту­да попа­ли в плен. После захва­та их Писи­стра­ти­ды заклю­чи­ли согла­ше­ние, выго­во­рив поща­ду для сво­их сыно­вей, и в пяти­днев­ный срок, отпра­вив свое иму­ще­ство из Афин, сда­ли Акро­поль афи­ня­нам при архон­те Гар­пак­ти­де. Таким обра­зом они удер­жи­ва­ли в сво­их руках тира­нию после смер­ти отца при­бли­зи­тель­но сем­на­дцать лет, а все­го, если счи­тать и то вре­мя, когда пра­вил отец, это состав­ля­ет сорок девять лет112.

VIII. Рефор­мы Кли­сфе­на и меро­при­я­тия бли­жай­ших лет
(Гл. 20—22)

20. После низ­вер­же­ния тира­нии нача­лась рас­пря меж­ду Иса­го­ром, сыном Тисанд­ра, дру­гом тира­нов, и Кли­сфе­ном, про­ис­хо­див­шим из рода Алк­мео­ни­дов. Побеж­да­е­мый гете­ри­я­ми113, Кли­сфен при­влек на свою сто­ро­ну народ, обе­щая предо­ста­вить народ­ной мас­се поли­ти­че­ские пра­ва. (2) Тогда Иса­гор, видя ослаб­ле­ние сво­их сил, сно­ва при­гла­сил Клео­ме­на, кото­рый был с. 31 с ним в отно­ше­ни­ях госте­при­им­ства, и убе­дил его при­нять уча­стие в «изгна­нии сквер­ны» под тем пред­ло­гом, что Алк­мео­ни­ды счи­та­лись при­над­ле­жа­щи­ми к чис­лу осквер­нен­ных114.

(3) Кли­сфен вви­ду это­го тай­но уда­лил­ся, а Клео­мен, при­дя с неболь­шим отря­дом, начал изго­нять из горо­да под видом очи­ще­ния от сквер­ны семь­сот афин­ских семейств. При­ве­дя это в испол­не­ние, он пытал­ся низ­ло­жить Совет и отдать город под власть Иса­го­ра и трех­сот его при­вер­жен­цев. Одна­ко Совет ока­зал сопро­тив­ле­ние, и собрал­ся народ. Тогда сто­рон­ни­ки Клео­ме­на и Иса­го­ра убе­жа­ли на Акро­поль, а народ, обло­жив их там, оса­ждал в тече­ние двух дней; на тре­тий день отпу­сти­ли Клео­ме­на и всех быв­ших с ним115, обес­пе­чив им сво­бод­ный выход, а Кли­сфе­на и осталь­ных изгнан­ни­ков при­зва­ли обрат­но.

(4) Когда народ взял в свои руки управ­ле­ние, Кли­сфен стал вождем и про­ста­том наро­да. Это про­изо­шло пото­му, что чуть ли не глав­ны­ми винов­ни­ка­ми изгна­ния тира­нов были Алк­мео­ни­ды и они же боль­шею частью вели непре­стан­ную поли­ти­че­скую борь­бу. (5) Но еще рань­ше Алк­мео­ни­дов пытал­ся вести борь­бу с тира­на­ми Кедон116. Поэто­му-то в честь его и пели в ско­ли­ях117:


И за Кедо­на налей, вино­чер­пий: все­гда его помни,
Если за доб­рых мужей оче­редь кубок налить.

21. Так вот по этим-то при­чи­нам народ и верил Кли­сфе­ну.

А тут, нахо­дясь во гла­ве народ­ной пар­тии, на чет­вер­том году после низ­вер­же­ния тира­нов, при архон­те Иса­го­ре118 (2) он начал с того, что рас­пре­де­лил всех граж­дан меж­ду деся­тью фила­ми вме­сто четы­рех. Он хотел сме­шать их, чтобы боль­шее чис­ло людей полу­чи­ло с. 32 воз­мож­ность уча­стия в делах госу­дар­ства119. Отсю­да и пошло выра­же­ние: «не счи­тать­ся фила­ми» — в ответ тем, кто хочет иссле­до­вать про­ис­хож­де­ние. (3) Затем он уста­но­вил Совет пяти­сот вме­сто четы­рех­сот, по пяти­де­ся­ти из каж­дой филы, а до тех пор было по сто. Раз­де­лил же он не на две­на­дцать фил из того сооб­ра­же­ния, чтобы это деле­ние не сов­па­да­ло с суще­ство­вав­шим ранее деле­ни­ем на трит­тии: имен­но, в четы­рех филах было две­на­дцать трит­тий, так что в этом слу­чае не уда­лось бы сме­шать народ.

(4) Кро­ме того Кли­сфен раз­де­лил и стра­ну по демам на трид­цать частей: десять взял из демов при­го­род­ных, десять — из демов при­бреж­ной поло­сы, десять — из демов внут­рен­ней поло­сы. Назвав эти части трит­ти­я­ми, в каж­дую филу он назна­чил по жре­бию три трит­тии, так чтобы в состав каж­дой филы вхо­ди­ли части из всех этих обла­стей120. Далее, он заста­вил счи­тать­ся демо­та­ми жите­лей каж­до­го из демов, чтобы люди не выде­ля­ли новых граж­дан, назы­вая их по отче­ству, но чтобы пуб­лич­но назы­ва­ли по име­ни демов. Вот отче­го афи­няне и назы­ва­ют себя по име­нам демов121. (5) Учре­дил он и долж­ность демар­хов122, кото­рые име­ют те же обя­зан­но­сти, что преж­ние нав­кра­ры, так как демы он обра­зо­вал вме­сто нав­кра­рий. Что каса­ет­ся назва­ний, то неко­то­рым из демов он дал их по местеч­кам, неко­то­рым — по осно­ва­те­лям, так как уже не все демы свя­за­ны были с места­ми123.

(6) Роды же, фра­трии и жре­че­ства он предо­ста­вил всем иметь по оте­че­ским заве­там124. Филам он дал в каче­стве эпо­ни­мов125 из ста пред­ва­ри­тель­но наме­чен­ных архе­ге­тов126 деся­те­рых, кото­рых изрек­ла пифия.

22. В резуль­та­те этих изме­не­ний государ­ствен­ный строй стал гораз­до более демо­кра­тич­ным, чем соло­нов­ский. Это и понят­но: зако­ны Соло­на упразд­ни­ла тира­ния, остав­ляя их без при­ме­не­ния; меж­ду тем, изда­вая с. 33 дру­гие, новые зако­ны, Кли­сфен имел в виду инте­ре­сы наро­да. В их чис­ле издан был и закон об остра­кис­ме127.

(2) Впер­вые на вось­мом году128 после уста­нов­ле­ния это­го поряд­ка, при архон­те Гер­мо­кре­он­те, уста­но­ви­ли для Сове­та пяти­сот при­ся­гу, кото­рую при­но­сят еще и теперь129. Затем ста­ли изби­рать по филам стра­те­гов130, по одно­му из каж­дой, пред­во­ди­те­лем же всей вооб­ще армии был поле­марх. (3) Далее, на две­на­дца­том году после это­го, при архон­те Фенип­пе131, афи­няне одер­жа­ли побе­ду в бит­ве при Мара­фоне, а спу­стя два года после побе­ды, когда народ стал уже чув­ство­вать уве­рен­ность в себе, тогда впер­вые при­ме­ни­ли закон об остра­кис­ме, кото­рый был уста­нов­лен вви­ду подо­зре­ния к людям, поль­зу­ю­щим­ся вли­я­ни­ем, так как Писи­страт из дема­го­га и пол­ко­вод­ца сде­лал­ся тира­ном. (4) И пер­вым под­верг­ся остра­кис­му один из его род­ствен­ни­ков Гип­парх, сын Хар­ма132, из Кол­ли­та, кото­ро­го глав­ным обра­зом и имел в виду Кли­сфен, изда­вая этот закон, так как хотел его изгнать. Надо ска­зать, что афи­няне со свой­ствен­ной наро­ду снис­хо­ди­тель­но­стью поз­во­ля­ли тем из сто­рон­ни­ков тира­нов, кото­рые не при­ни­ма­ли уча­стия в их пре­ступ­ле­ни­ях во вре­мя смут, про­жи­вать в горо­де. Вот их-то вождем и про­ста­том был Гип­парх.

(5) Но тот­час же на сле­ду­ю­щий год, при архон­те Теле­сине133, избра­ли по жре­бию девя­те­рых архон­тов по филам из пред­ва­ри­тель­но наме­чен­ных дема­ми пяти­сот кан­ди­да­тов — тогда впер­вые после тира­нии, преж­ние же все были выбор­ные134. Тут под­верг­ся остра­кис­му Мега­кл, сын Гип­по­кра­та, из Ало­пе­ки135. (6) Таким обра­зом в тече­ние трех лет136 изго­ня­ли остра­кисмом сто­рон­ни­ков тира­нов, про­тив кото­рых был направ­лен этот закон; после же это­го на чет­вер­тый год ста­ли под­вер­гать изгна­нию и из осталь­ных граж­дан вся­ко­го, кто толь­ко казал­ся слиш­ком вли­я­тель­ным. И пер­вым под­верг­ся с. 34 остра­кис­му из людей, посто­рон­них тира­нии, Ксан­фипп, сын Ари­фро­на.

(7) А на тре­тий год после это­го, при архон­те Нико­де­ме137, были откры­ты руд­ни­ки в Маро­нии138, и у горо­да оста­лись сбе­ре­же­ния в сто талан­тов139 от их раз­ра­бот­ки. Тогда неко­то­рые сове­то­ва­ли поде­лить эти день­ги наро­ду, но Феми­сто­кл не допу­стил это­го. Он не гово­рил, на что дума­ет упо­тре­бить эти день­ги, но пред­ла­гал дать заи­мо­об­раз­но ста бога­тей­шим из афи­нян, каж­до­му по одно­му талан­ту, а затем, если их рас­хо­до­ва­ние будет одоб­ре­но, тра­ту при­нять в счет госу­дар­ства, в про­тив­ном же слу­чае взыс­кать эти день­ги с полу­чив­ших их в заем. Полу­чив день­ги на таких усло­ви­ях, он рас­по­ря­дил­ся постро­ить сто три­эр, при­чем каж­дый из этих ста чело­век стро­ил одну. Это и были те три­э­ры, на кото­рых афи­няне сра­жа­лись при Сала­мине140 про­тив вар­ва­ров141. В это вре­мя под­верг­ся остра­кис­му Ари­стид, сын Лиси­ма­ха142.

(8) На чет­вер­тый год, при архон­те Гип­се­хи­де, всех под­верг­ших­ся остра­кис­му вер­ну­ли вви­ду похо­да Ксерк­са143. При этом на буду­щее вре­мя опре­де­ли­ли, чтобы люди, под­вер­га­ю­щи­е­ся остра­кис­му, про­жи­ва­ли вне Гере­ста и Скил­лея144 под стра­хом в про­тив­ном слу­чае лишить­ся раз навсе­гда граж­дан­ских прав.

IX. Эпо­ха гре­ко-пер­сид­ских войн
(Гл. 23—25)

23. Вот како­го поло­же­ния достиг­ло тогда госу­дар­ство, раз­ви­ва­ясь посте­пен­но вме­сте с ростом демо­кра­тии.

После же мидий­ских145 войн сно­ва уси­лил­ся совет Аре­о­па­га и стал управ­лять госу­дар­ством, взяв на себя руко­вод­ство дела­ми не в силу како­го-нибудь поста­нов­ле­ния, но вслед­ствие того, что ему были обя­за­ны успе­хом мор­ской бит­вы при Сала­мине. Стра­те­ги с. 35 совер­шен­но рас­те­ря­лись, не зная, что делать, и объ­яви­ли через гла­ша­та­ев, чтобы каж­дый спа­сал­ся как может; меж­ду тем Аре­о­паг, достав денег146, роз­дал по вось­ми драхм на чело­ве­ка и поса­дил всех на кораб­ли. (2) По этой-то при­чине и ста­ли тогда под­чи­нять­ся его авто­ри­те­ту, и дей­стви­тель­но, управ­ле­ние у афи­нян было пре­крас­ное в эту пору. Им уда­лось в это вре­мя достиг­нуть успе­хов в воен­ном деле, при­об­ре­сти сла­ву у гре­ков и добить­ся геге­мо­нии на море вопре­ки жела­нию лаке­де­мо­нян147.

(3) Про­ста­та­ми наро­да в эту пору были Ари­стид, сын Лиси­ма­ха, и Феми­сто­кл, сын Нео­к­ла. Послед­ний счи­тал­ся искус­ным в воен­ных делах, пер­вый — в граж­дан­ских; при­том Ари­стид, по обще­му мне­нию, отли­чал­ся еще меж­ду сво­и­ми совре­мен­ни­ка­ми спра­вед­ли­во­стью. Поэто­му и обра­ща­лись к одно­му как к пол­ко­вод­цу, к дру­го­му — как к совет­ни­ку. (4) Воз­ве­де­ни­ем стен148 они рас­по­ря­жа­лись сов­мест­но, хотя и не лади­ли меж­ду собой; что же каса­ет­ся отпа­де­ния ионян от сою­за с лаке­де­мо­ня­на­ми, то их побу­дил к это­му Ари­стид, улу­чив момент, когда лакон­цы навлек­ли на себя нена­висть из-за Пав­са­ния149. (5) Поэто­му имен­но он уста­но­вил для госу­дарств раз­мер пер­во­на­чаль­ных взно­сов на тре­тий год после мор­ско­го сра­же­ния при Сала­мине, при архон­те Тимо­сфене150, и при­нес при­ся­гу ионя­нам в том, что у них долж­ны быть общи­ми вра­ги и дру­зья, и в знак это­го бро­си­ли в море кус­ки метал­ла151.

24. Так как после это­го госу­дар­ство ста­ло уже чув­ство­вать свою силу и были накоп­ле­ны боль­шие сред­ства, Ари­стид сове­то­вал доби­вать­ся геге­мо­нии, а граж­да­нам пере­се­лить­ся из дере­вень и жить в горо­де. Про­пи­та­ние, гово­рил он, будет у всех — у одних, если будут участ­во­вать в похо­дах, у дру­гих, если будут нести гар­ни­зон­ную служ­бу, у тре­тьих, если будут испол­нять обще­ствен­ные с. 36 обя­зан­но­сти: тогда-то они и возь­мут в свои руки геге­мо­нию. (2) Афи­няне послу­ша­лись это­го сове­та и, взяв в свои руки власть, ста­ли слиш­ком дес­по­тич­но отно­сить­ся к союз­ни­кам — ко всем, кро­ме хиос­цев, лес­бос­цев и самос­цев152; а поиме­но­ван­ные были у них в каче­стве стра­жей их дер­жа­вы, и им предо­став­ля­ли поли­ти­че­скую само­сто­я­тель­ность и власть над теми, кем они тогда управ­ля­ли.

(3) Кро­ме того, и боль­шин­ству наро­да афи­няне обес­пе­чи­ли воз­мож­ность лег­ко зара­ба­ты­вать про­пи­та­ние тем спо­со­бом, как пред­ло­жил Ари­стид. Дело про­ис­хо­ди­ло так, что на день­ги от взно­сов и пошлин153 содер­жа­лось более два­дца­ти тысяч чело­век. Было шесть тысяч судей154, тыся­ча шесть­сот стрел­ков, кро­ме того, тыся­ча две­сти всад­ни­ков, чле­нов Сове­та пять­сот, пять­сот страж­ни­ков на вер­фях, да кро­ме них на Акро­по­ле пять­де­сят, мест­ных вла­стей до семи­сот чело­век, зару­беж­ных до семи­сот155. Когда же впо­след­ствии нача­ли вой­ну156, поми­мо этих было еще две тыся­чи пять­сот гопли­тов157, два­дцать сто­ро­же­вых кораб­лей, еще кораб­ли для пере­воз­ки гар­ни­зон­ных сол­дат158 в чис­ле двух тысяч, избран­ных по жре­бию боба­ми, затем при­та­ней159, сиро­ты160 и сто­ро­жа при заклю­чен­ных в тюрь­ме161. Всем этим лицам содер­жа­ние дава­лось из каз­ны.

25. Таким вот обра­зом обес­пе­чи­ва­лось содер­жа­ние наро­ду.

В тече­ние по край­ней мере сем­на­дца­ти лет после мидий­ских войн162 госу­дар­ство оста­ва­лось под гла­вен­ством сове­та Аре­о­па­га, хотя и кло­ни­лось поне­мно­гу к упад­ку. Когда же сила наро­да ста­ла воз­рас­тать, про­ста­том его сде­лал­ся Эфи­альт, сын Софо­ни­да, поль­зо­вав­ший­ся репу­та­ци­ей чело­ве­ка непод­куп­но­го и спра­вед­ли­во­го в государ­ствен­ных делах; он-то и стал напа­дать на этот совет. (2) Преж­де все­го он добил­ся с. 37 устра­не­ния мно­гих из аре­о­па­ги­тов, при­вле­кая их к ответ­ствен­но­сти за дей­ствия, совер­шен­ные при отправ­ле­нии обя­зан­но­стей. Затем, при архон­те Кононе163, он отнял у это­го сове­та все допол­ни­тель­но при­об­ре­тен­ные им пра­ва, в силу кото­рых в его руках сосре­до­то­чи­ва­лась охра­на государ­ствен­но­го поряд­ка, и пере­дал их частью Сове­ту пяти­сот, частью наро­ду164 и судам.

(3) Он про­из­вел это при содей­ствии Феми­сток­ла165, кото­рый, хотя и при­над­ле­жал к чис­лу аре­о­па­ги­тов, дол­жен был судить­ся за сно­ше­ния с мидя­на­ми166. Феми­сто­кл, желая добить­ся упразд­не­ния это­го сове­та, стал гово­рить Эфи­аль­ту, буд­то совет соби­ра­ет­ся его аре­сто­вать, аре­о­па­ги­там же, что ука­жет неко­то­рых лиц, состав­ля­ю­щих заго­вор для нис­про­вер­же­ния государ­ствен­но­го строя. Он при­вел осо­бо избран­ных для это­го чле­нов сове­та к месту, где жил Эфи­альт, чтобы пока­зать соби­ра­ю­щих­ся заго­вор­щи­ков, и стал ожив­лен­но раз­го­ва­ри­вать с при­шед­ши­ми. (4) Как толь­ко Эфи­альт уви­дал это, он испу­гал­ся и в одном хитоне сел к алта­рю167. Все были в недо­уме­нии от слу­чив­ше­го­ся, и, когда после это­го собрал­ся Совет пяти­сот, Эфи­альт и Феми­сто­кл высту­пи­ли там с обви­не­ни­ем про­тив аре­о­па­ги­тов, а потом таким же обра­зом в Народ­ном Собра­нии, пока у аре­о­па­ги­тов не была отня­та сила168. Тогда…169 но и Эфи­альт спу­стя немно­го вре­ме­ни был ковар­но убит рукой Ари­сто­ди­ка из Тана­г­ры.

X. Раз­ви­тие демо­кра­тии
(Гл. 26—28)

26. Вот каким обра­зом у сове­та аре­о­па­ги­тов было отня­то пра­во над­зо­ра. А после это­го государ­ствен­ный строй стал все более терять свой стро­гий поря­док по вине людей, зада­вав­ших­ся дема­го­ги­че­ски­ми целя­ми. с. 38 В эту пору как раз про­изо­шло такое сов­па­де­ние, что пар­тия бла­го­род­ных не име­ла даже вождя (пер­вое место у них зани­мал Кимон, сын Миль­ти­а­да, чело­век слиш­ком моло­дой170 и позд­но обра­тив­ший­ся к заня­тию государ­ствен­ны­ми дела­ми), да кро­ме того, боль­шин­ство их погиб­ло на войне. Надо иметь в виду, что в те вре­ме­на поход­ные армии состав­ля­лись по спис­ку171 и в пол­ко­вод­цы назна­ча­ли людей хотя и неопыт­ных в воен­ном деле, но поль­зо­вав­ших­ся поче­том толь­ко из-за сла­вы их отцов; поэто­му посто­ян­но быва­ло, что из участ­ни­ков похо­да до двух или трех тысяч ока­зы­ва­лось уби­то172. Таким обра­зом выбы­ва­ли луч­шие люди и из про­сто­го наро­да и из чис­ла состо­я­тель­ных.

(2) Хотя во всем вооб­ще управ­ле­нии афи­няне не так стро­го, как преж­де, при­дер­жи­ва­лись зако­нов, тем не менее поряд­ка избра­ния девя­ти архон­тов не меня­ли; толь­ко на шестой год после смер­ти Эфи­аль­та173 реши­ли пред­ва­ри­тель­ные выбо­ры кан­ди­да­тов для даль­ней­шей жере­бьев­ки в комис­сию девя­ти архон­тов про­из­во­дить так­же и из зев­ги­тов174, и впер­вые из их чис­ла архон­том был Мне­си­фид. А до это­го вре­ме­ни все были из всад­ни­ков и пен­та­ко­сио­ме­дим­нов, зев­ги­ты же обыч­но испол­ня­ли рядо­вые175 долж­но­сти, если толь­ко не допус­ка­лось како­го-нибудь отступ­ле­ния от пред­пи­са­ний зако­нов. (3) На пятый год после это­го, при архон­те Лиси­кра­те176, были сно­ва учре­жде­ны трид­цать судей, так назы­ва­е­мых «по демам»177, а на тре­тий год после него, при Анти­до­те178, вслед­ствие чрез­мер­но боль­шо­го коли­че­ства граж­дан, по пред­ло­же­нию Перик­ла, поста­но­ви­ли, что не может иметь граж­дан­ских прав тот, кто про­ис­хо­дит не от обо­их граж­дан.

27. После это­го в каче­стве дема­го­га высту­пил Пери­кл. Он впер­вые полу­чил извест­ность, будучи моло­дым, когда обви­нял Кимо­на при сда­че им отче­та по долж­но­сти с. 39 стра­те­га179. Тогда государ­ствен­ный строй стал еще более демо­кра­тич­ным. Пери­кл отнял неко­то­рые пра­ва у аре­о­па­ги­тов180 и осо­бен­но реши­тель­но наста­и­вал на раз­ви­тии у госу­дар­ства мор­ской силы. Бла­го­да­ря ей про­стой народ почув­ство­вал свою мощь и ста­рал­ся уже все поли­ти­че­ские пра­ва сосре­до­то­чить в сво­их руках.

(2) Затем на 49-й год после бит­вы при Сала­мине, при архон­те Пифо­до­ре181, нача­лась вой­на с пело­пон­нес­ца­ми, во вре­мя кото­рой народ, запер­тый в горо­де и при­вык­ший на воен­ной служ­бе полу­чать жало­ва­нье, отча­сти созна­тель­но, отча­сти по необ­хо­ди­мо­сти стал про­яв­лять более реши­тель­но­сти, чтобы управ­лять госу­дар­ством само­му.

(3) Так­же и жало­ва­нье в судах ввел впер­вые Пери­кл, упо­треб­ляя дема­го­ги­че­ский при­ем в про­ти­во­вес богат­ству Кимо­на182. Дело в том, что Кимон, имея чисто цар­ское состо­я­ние, пер­вое вре­мя испол­нял бле­стя­щим обра­зом толь­ко обще­ствен­ные литур­гии183, затем стал давать содер­жа­ние мно­гим из сво­их демо­тов. Так, вся­ко­му жела­ю­ще­му из лаки­а­дов184 мож­но было каж­дый день при­хо­дить к нему и полу­чать скром­ное доволь­ствие. Кро­ме того, его поме­стья были все неого­ро­жен­ные, чтобы мож­но было вся­ко­му жела­ю­ще­му поль­зо­вать­ся пло­да­ми. (4) Пери­кл, не имея тако­го состо­я­ния, чтобы сопер­ни­чать с ним в щед­ро­сти, вос­поль­зо­вал­ся сове­том Дамо­ни­да185 из Эи (это­го Дамо­ни­да счи­та­ли во мно­гих делах совет­ни­ком Перик­ла, пото­му и под­верг­ли его впо­след­ствии остра­кис­му). Совет этот состо­ял в том, что раз Пери­кл не обла­да­ет таки­ми же лич­ны­ми сред­ства­ми, как Кимон, то надо давать наро­ду его же соб­ствен­ные сред­ства. Из этих сооб­ра­же­ний Пери­кл и ввел жало­ва­нье для судей186. На этом осно­ва­нии неко­то­рые187 счи­та­ют его винов­ни­ком нрав­ствен­но­го раз­ло­же­ния, так как об избра­нии все­гда хло­по­чут не столь­ко поря­доч­ные люди, сколь­ко с. 40 слу­чай­ные. (5) Начал­ся после это­го и под­куп, при­чем пер­вым подал при­мер это­го Анит, после того как был стра­те­гом в похо­де под Пилос188. Будучи при­вле­чен неко­то­ры­ми к суду за поте­рю Пило­са, он под­ку­пил суд и добил­ся оправ­да­ния.

28. Пока Пери­кл сто­ял во гла­ве наро­да189, государ­ствен­ные дела шли срав­ни­тель­но хоро­шо; когда же он умер, они пошли зна­чи­тель­но хуже. Тогда впер­вые народ взял себе в каче­стве про­ста­та чело­ве­ка, не поль­зо­вав­ше­го­ся ува­же­ни­ем сре­ди поря­доч­ных людей, меж­ду тем как в преж­нее вре­мя дема­го­га­ми все­гда быва­ли люди достой­ные.

(2) В самом нача­ле, и при­том пер­вым, про­ста­том наро­да сде­лал­ся Солон, вто­рым — Писи­страт, оба из кру­га бла­го­род­ных и знат­ных; когда же была низ­верг­ну­та тира­ния, высту­пил Кли­сфен, про­ис­хо­див­ший из рода Алк­мео­ни­дов. У него не было сопер­ни­ков из про­тив­ной пар­тии, после того как был изгнан Иса­гор со сво­и­ми сто­рон­ни­ка­ми. Потом во гла­ве наро­да сто­ял Ксан­фипп190, а во гла­ве знат­ных — Миль­ти­ад, затем высту­па­ли Феми­сто­кл и Ари­стид191. После них во гла­ве наро­да сто­ял Эфи­альт, а во гла­ве состо­я­тель­ных — Кимон, сын Миль­ти­а­да; далее, Пери­кл — во гла­ве наро­да, Фуки­дид192 — во гла­ве про­тив­ной пар­тии (он был зятем Кимо­на). (3) После смер­ти Перик­ла во гла­ве знат­ных сто­ял Никий — тот самый, кото­рый погиб в Сици­лии; во гла­ве наро­да — Кле­он, сын Кле­е­не­та, кото­рый, как кажет­ся, более всех раз­вра­тил народ сво­ей горяч­но­стью193. Он пер­вый стал кри­чать на три­буне и ругать­ся и гово­рить перед наро­дом, под­вя­зав гима­тий194, тогда как осталь­ные гово­ри­ли бла­го­при­стой­но. После них во гла­ве одной пар­тии сто­ял Фера­мен, сын Гаг­но­на, во гла­ве же наро­да — Клео­фонт, фаб­ри­кант лир, кото­рый пер­вый ввел и раз­да­чу двух обо­лов195. И в тече­ние неко­то­ро­го вре­ме­ни с. 41 он про­из­во­дил такие раз­да­чи, но затем его само­го отстра­нил196 Кал­ли­крат из Пеа­нии; он пер­вый обе­щал при­ба­вить к этим двум обо­лам еще один обол. Их обо­их при­су­ди­ли впо­след­ствии к смерт­ной каз­ни197. Так и быва­ет обык­но­вен­но, что если народ даже сна­ча­ла и под­да­ет­ся на обман, впо­след­ствии он нена­ви­дит тех, кто побу­дил его делать что-нибудь нехо­ро­шее. (4) После Клео­фон­та уже непре­рыв­но сме­ня­ли один дру­го­го в каче­стве дема­го­гов люди, кото­рые более все­го хоте­ли пока­зы­вать свою кич­ли­вость и уго­ждать вку­сам тол­пы, имея в виду толь­ко выго­ды дан­но­го момен­та.

(5) Самы­ми луч­ши­ми из поли­ти­че­ских дея­те­лей в Афи­нах после дея­те­лей ста­ро­го вре­ме­ни, по-види­мо­му, явля­ют­ся Никий, Фуки­дид и Фера­мен. При этом отно­си­тель­но Никия и Фуки­ди­да почти все соглас­но при­зна­ют, что это были не толь­ко «пре­крас­ные и доб­рые»198, но и опыт­ные в государ­ствен­ных делах, оте­че­ски отно­сив­ши­е­ся ко все­му госу­дар­ству; что же каса­ет­ся Фера­ме­на, то вслед­ствие смут, насту­пив­ших в его вре­мя в государ­ствен­ной жиз­ни, в оцен­ке его суще­ству­ет раз­но­гла­сие. Но все-таки люди, серьез­но судя­щие о деле, нахо­дят, что он не толь­ко не нис­про­вер­гал, как его обви­ня­ют199, все виды государ­ствен­но­го строя, а, наобо­рот, направ­лял вся­кий строй, пока в нем соблю­да­лась закон­ность. Этим он пока­зы­вал, что может тру­дить­ся на поль­зу госу­дар­ства при вся­ком устрой­стве, как и подо­ба­ет доб­ро­му граж­да­ни­ну, но, если этот строй допус­ка­ет про­ти­во­за­ко­ние, он не потвор­ству­ет ему, а готов навлечь на себя нена­висть.

XI. Оли­гар­хия Четы­рех­сот
(Гл. 29—33)

29. Пока в воен­ных дей­стви­ях не было пере­ве­са ни на той, ни на дру­гой сто­роне, афи­няне сохра­ня­ли свой с. 42 демо­кра­ти­че­ский строй. Но когда после несча­стия, слу­чив­ше­го­ся в Сици­лии200, на сто­роне лаке­де­мо­нян полу­чи­лось пре­иму­ще­ство бла­го­да­ря сою­зу с царем201, афи­няне вынуж­де­ны были отме­нить демо­кра­тию и уста­но­вить государ­ствен­ный строй под гла­вен­ством Четы­рех­сот202. Сло­во перед голо­со­ва­ни­ем про­из­нес при этом Мело­бий203, а пись­мен­ное пред­ло­же­ние внес Пифо­дор из Анафли­ста204. Народ согла­сил­ся глав­ным обра­зом в том рас­че­те, что царь ско­рее станет в этой войне на сто­ро­ну афи­нян, если они отда­дут государ­ствен­ное управ­ле­ние в руки немно­гих205. (2) Зако­но­про­ект Пифо­до­ра был при­бли­зи­тель­но сле­ду­ю­щий: «Наро­ду пред­ла­га­ет­ся в допол­не­ние к име­ю­щим­ся уже нали­цо деся­ти про­бу­лам206 выбрать еще новых два­дцать из людей в воз­расте свы­ше соро­ка лет от роду, всех этих лиц при­ве­сти к при­ся­ге в том, что они дей­стви­тель­но будут пред­ла­гать меры, какие почтут наи­луч­ши­ми для госу­дар­ства, и вме­нить им в обя­зан­ность соста­вить зако­но­про­ект о мерах спа­се­ния. (3) При этом и из осталь­ных граж­дан вся­ко­му жела­ю­ще­му предо­став­ля­ет­ся пра­во вно­сить пись­мен­ные пред­ло­же­ния, для того чтобы эти лица из все­го это­го име­ли воз­мож­ность выби­рать наи­луч­шее».

Кли­то­фонт207 со сво­ей сто­ро­ны заявил, что вполне согла­ша­ет­ся с пред­ло­же­ни­ем Пифо­до­ра, но внес еще допол­ни­тель­но пись­мен­ное пред­ло­же­ние о том, чтобы избран­ные лица сверх того рас­смот­ре­ли оте­че­ские зако­ны, кото­рые издал Кли­сфен, когда уста­нав­ли­вал демо­кра­тию, и чтобы, заслу­шав так­же и их, при­ня­ли наи­луч­шее реше­ние — пото­му, гово­рил он, что государ­ствен­ный строй Кли­сфе­на был не демо­кра­ти­че­ский, а близ­кий к Соло­но­ву208.

(4) Избран­ные преж­де все­го внес­ли пред­ло­же­ние, чтобы при­та­нам209 вме­не­но было в обя­зан­ность ста­вить на голо­со­ва­ние все заяв­ле­ния, име­ю­щие в виду бла­го с. 43 госу­дар­ства; затем они при­оста­но­ви­ли дей­ствие жалоб на про­ти­во­за­ко­ния210, заяв­ле­ний чрез­вы­чай­но­го харак­те­ра211, тре­бо­ва­ний явить­ся к отве­ту212, чтобы все жела­ю­щие из афи­нян име­ли воз­мож­ность пода­вать сове­ты о постав­лен­ных вопро­сах. К это­му при­со­во­ку­пи­ли, что если кто-нибудь за такое пред­ло­же­ние станет нала­гать взыс­ка­ние, тре­бо­вать к отве­ту или при­вле­кать к суду, то его дей­ствия под­ле­жат экс­трен­но­му обжа­ло­ва­нию213, и сам он под­вер­га­ет­ся аре­сту и при­во­ду к стра­те­гам, а стра­те­ги в свою оче­редь обя­за­ны пре­про­во­дить его к один­на­дца­ти214 для пре­да­ния его смерт­ной каз­ни.

(5) После это­го комис­сия наме­ти­ла сле­ду­ю­щий план государ­ствен­но­го устрой­ства: день­ги, посту­па­ю­щие в каз­ну, вос­пре­ща­ет­ся рас­хо­до­вать на что бы то ни было кро­ме вой­ны215, все долж­ност­ные лица исправ­ля­ют свои обя­зан­но­сти без­воз­мезд­но, пока будет длить­ся вой­на, за исклю­че­ни­ем девя­ти архон­тов и при­та­нов, какие толь­ко будут на этом посту216; они будут полу­чать каж­дый по три обо­ла в день. Все вооб­ще поли­ти­че­ское управ­ле­ние пору­ча­ет­ся тем из афи­нян, кто ока­зы­ва­ет­ся наи­бо­лее спо­соб­ным слу­жить госу­дар­ству как лич­но, так и мате­ри­аль­но, в коли­че­стве не менее пяти тысяч217 на все вре­мя, пока будет длить­ся вой­на. Им предо­став­ля­ет­ся пол­но­мо­чие заклю­чать так­же и дого­во­ры с кем най­дут нуж­ным. А в дан­ный момент из каж­дой филы над­ле­жит выбрать десять лиц, име­ю­щих свы­ше 40 лет от роду, с тем чтобы они, при­не­ся при­ся­гу над взрос­лы­ми218 жерт­вен­ны­ми живот­ны­ми, соста­ви­ли спи­сок пяти тысяч граж­дан.

30. Вот какой зако­но­про­ект соста­ви­ла эта избран­ная комис­сия.

Когда он был утвер­жден, пять тысяч избра­ли из сво­ей сре­ды сто чело­век для состав­ле­ния про­ек­та государ­ствен­но­го устрой­ства.

с. 44 Выбор­ные соста­ви­ли и внес­ли на рас­смот­ре­ние сле­ду­ю­щий про­ект. (2) Чле­на­ми Сове­та состо­ят в тече­ние года лица в воз­расте свы­ше трид­ца­ти лет от роду совер­шен­но без­воз­мезд­но. В состав их вхо­дят стра­те­ги, девять архон­тов, гиеро­мне­мон219, так­си­ар­хи, гип­пар­хи, филар­хи, комен­дан­ты кре­по­стей220, десять каз­на­че­ев свя­щен­ной каз­ны боги­ни221 и про­чих богов, каз­на­чеи эллин­ской222 каз­ны и каз­ны свет­ско­го назна­че­ния в чис­ле два­дца­ти, кото­рые долж­ны рас­по­ря­жать­ся денеж­ны­ми сум­ма­ми, гиеро­пеи223 и попе­чи­те­ли224 по деся­ти тех и дру­гих. Выбо­ры всех их про­из­во­дят­ся из пред­ва­ри­тель­но наме­чен­ных кан­ди­да­тов, при­чем кан­ди­да­ты наме­ча­ют­ся из дей­ству­ю­ще­го в дан­ное вре­мя соста­ва Сове­та в боль­шем чем тре­бу­ет­ся чис­ле. А на все осталь­ные долж­но­сти изби­ра­ют­ся по жре­бию, но не из соста­ва Сове­та. Толь­ко каз­на­чеи эллин­ской каз­ны, заве­ду­ю­щие денеж­ны­ми сум­ма­ми, не при­ни­ма­ют уча­стия в засе­да­ни­ях Сове­та225. (3) Сове­тов на буду­щее вре­мя обра­зу­ют четы­ре226 из озна­чен­но­го воз­рас­та, и каж­дый из них засе­да­ет по оче­ре­ди в том поряд­ке, как ука­жет жре­бий. Так­же и осталь­ных граж­дан227 рас­пре­де­ля­ют на каж­дую сме­ну. Далее, упо­мя­ну­тые сто лиц рас­пре­де­ля­ют самих себя и всех осталь­ных228 на четы­ре части, по мере воз­мож­но­сти рав­но­мер­но, и уста­нав­ли­ва­ют по жре­бию оче­редь. Все они в тече­ние года несут обя­зан­но­сти чле­нов Сове­та. (4) Они име­ют суж­де­ние о том, как, по их мне­нию, луч­ше все­го устро­ить финан­сы, чтобы они сбе­ре­га­лись в сохран­но­сти и рас­хо­до­ва­лись на необ­хо­ди­мые нуж­ды, а так­же и об осталь­ных вопро­сах со всей воз­мож­ной тща­тель­но­стью. В тех же слу­ча­ях, когда най­дут нуж­ным обсу­дить какой-нибудь вопрос в боль­шем соста­ве, каж­дый име­ет пра­во при­гла­шать еще в каче­стве осо­бо при­гла­шен­ных кого поже­ла­ет из лиц того же воз­рас­та229. Засе­да­ния Сове­та устра­и­ва­ют каж­дую с. 45 пяти­днев­ку, если не тре­бу­ет­ся чаще230. (5) Выби­ра­ют по жре­бию ту или иную груп­пу Сове­та231 девять архон­тов, а под­счет голо­сов про­из­во­дят пять лиц, избран­ных по жре­бию из соста­ва Сове­та, и из этих пяти выби­ра­ет­ся по жре­бию на каж­дый день один232, кото­рый дол­жен ста­вить вопро­сы на голо­со­ва­ние. Эти же пять лиц, избран­ных по жре­бию, рас­пре­де­ля­ют по жре­бию оче­редь меж­ду жела­ю­щи­ми полу­чить ауди­ен­цию в Сове­те233, во-пер­вых, по делам рели­гии, во-вто­рых, для героль­дов, в-тре­тьих, для посольств, в-чет­вер­тых, по всем осталь­ным делам. Что же каса­ет­ся воен­ных дел, то в слу­чае надоб­но­сти стра­те­ги име­ют пра­во вне­сти их вне оче­ре­ди и поста­вить на обсуж­де­ние Сове­та. (6) Кто из чле­нов Сове­та не явит­ся в зара­нее объ­яв­лен­ное вре­мя в Совет, обла­га­ет­ся штра­фом в одну драх­му234 за каж­дый про­пу­щен­ный день, если толь­ко на такое отсут­ствие не име­ет раз­ре­ше­ния Сове­та.

31. Вот какой план государ­ствен­но­го устрой­ства соста­ви­ли они на буду­щее вре­мя, а на теку­щий момент сле­ду­ю­щий: Совет состо­ит из четы­рех­сот чле­нов, соглас­но заве­там отцов, по соро­ка из каж­дой филы. Их изби­ра­ют чле­ны фил из пред­ва­ри­тель­но наме­чен­ных кан­ди­да­тов235 — из лиц, име­ю­щих свы­ше трид­ца­ти лет от роду. Эти чле­ны Сове­та назна­ча­ют вла­стей и уста­нав­ли­ва­ют поря­док, в кото­ром те долж­ны при­не­сти при­ся­гу. В вопро­сах, каса­ю­щих­ся зако­нов, при­ня­тия отче­тов и все­го про­че­го они дей­ству­ют так, как нахо­дят полез­ным. (2) Что каса­ет­ся зако­нов о государ­ствен­ных поряд­ках, то чле­ны Сове­та при­ме­ня­ют все, какие изда­ны, и не име­ют пра­ва изме­нять их или изда­вать иные. Что же каса­ет­ся стра­те­гов, то в дан­ный момент сле­ду­ет про­из­во­дить выбо­ры их из всех пяти тысяч, а Совет, когда станет у вла­сти, дол­жен сде­лать смотр граж­дан, нося­щих пол­ное воору­же­ние236, и выбрать деся­те­рых лиц и сек­ре­та­ря к ним. с. 46 Эти избран­ные лица237 исправ­ля­ют обя­зан­но­сти в тече­ние насту­па­ю­ще­го года с неогра­ни­чен­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми, а в слу­чае надоб­но­сти обсуж­да­ют дела сов­мест­но с Сове­том. (3) Кро­ме того, выби­ра­ют одно­го гип­пар­ха и деся­те­рых филар­хов238. А впредь избра­ние дол­жен про­из­во­дить Совет соглас­но с выше­из­ло­жен­ным239. Из всех вооб­ще долж­но­стей, кро­ме чле­нов Сове­та и стра­те­гов, не раз­ре­ша­ет­ся нико­му — ни этим лицам, ни кому бы то ни было дру­го­му — зани­мать одну и ту же долж­ность более одно­го раза. А на буду­щее вре­мя, чтобы весь состав Четы­рех­сот был поде­лен на четы­ре оче­ре­ди, комис­сия ста долж­на занять­ся их рас­пре­де­ле­ни­ем, когда явит­ся воз­мож­ность засе­дать им в Сове­те вме­сте с осталь­ны­ми240.

32. Вот какой план государ­ствен­но­го устрой­ства соста­ви­ла эта комис­сия из ста лиц, избран­ных пятью тыся­ча­ми. Затем Ари­сто­мах241 поста­вил этот зако­но­про­ект на голо­со­ва­ние, и он был утвер­жден наро­дом. Совет, что был при архон­те Кал­лии242, преж­де чем истек срок его пол­но­мо­чий, был рас­пу­щен в меся­це фар­ге­ли­оне243 14-го чис­ла; Четы­ре­ста же всту­пи­ли в испол­не­ние сво­их обя­зан­но­стей 22 фар­ге­ли­о­на. А избран­но­му боба­ми244 Сове­ту пола­га­лось всту­пать в испол­не­ние обя­зан­но­стей 14 ски­рофо­ри­о­на245.

(2) Так уста­но­ви­лась оли­гар­хия при архон­те Кал­лии246, сто при­бли­зи­тель­но лет спу­стя после изгна­ния тира­нов247. Руко­во­дя­щая роль в этом деле при­над­ле­жа­ла глав­ным обра­зом Писанд­ру, Анти­фон­ту и Фера­ме­ну248, людям, кото­рые не толь­ко были бла­го­род­но­го про­ис­хож­де­ния, но еще и поль­зо­ва­лись репу­та­ци­ей выда­ю­щих­ся по уму и обра­зу мыс­лей. (3) Когда был вве­ден этот государ­ствен­ный строй, пять тысяч были избра­ны толь­ко для виду, на самом же деле пра­ви­ли госу­дар­ством, вой­дя в зда­ние Сове­та, Четы­ре­ста вме­сте с. 47 с деся­тью лица­ми, обле­чен­ны­ми неогра­ни­чен­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми. Они, меж­ду про­чим, отпра­ви­ли посоль­ство к лаке­де­мо­ня­нам и пред­ла­га­ли пре­кра­тить вой­ну на усло­вии сохра­не­ния обе­и­ми сто­ро­на­ми того, чем они в то вре­мя вла­де­ли. Но так как те не согла­ша­лись ина­че как при усло­вии, чтобы афи­няне отка­за­лись от вла­ды­че­ства на море, то они так и оста­ви­ли свое наме­ре­ние.

33. Государ­ствен­ный строй Четы­рех­сот про­дер­жал­ся, может быть, меся­ца четы­ре. В тече­ние двух меся­цев архон­том был из их сре­ды Мне­си­лох — в год архонт­ства Фео­пом­па249, кото­рый испол­нял эти обя­зан­но­сти в тече­ние осталь­ных деся­ти меся­цев. Тут афи­няне потер­пе­ли пора­же­ние в мор­ской бит­ве близ Эре­трии250, а затем отпа­ла вся Эвбея кро­ме Орея251. Афи­няне были удру­че­ны этим несча­стьем более, чем все­ми преж­ни­ми: в это вре­мя с Эвбеи они полу­ча­ли боль­ше дохо­дов, чем из Атти­ки. Поэто­му они низ­верг­ли пра­ви­тель­ство Четы­рех­сот и пере­да­ли прав­ле­ние пяти тыся­чам из лиц, име­ю­щих тяже­лое воору­же­ние; при этом они поста­но­ви­ли, чтобы ника­кая долж­ность не опла­чи­ва­лась жало­ва­ньем. (2) Глав­ная роль в низ­вер­же­нии при­над­ле­жа­ла Ари­сто­кра­ту252 и Фера­ме­ну, кото­рые были недо­воль­ны тем, как шло дело под руко­вод­ством Четы­рех­сот — имен­но тем, что это пра­ви­тель­ство все дела реша­ло само­сто­я­тель­но, ниче­го не пере­да­вая на рас­смот­ре­ние пяти тысяч. В эту пору, по-види­мо­му, у афи­нян было дей­стви­тель­но хоро­шее управ­ле­ние: шла непре­рыв­но вой­на, и руко­вод­ство госу­дар­ством при­над­ле­жа­ло тем, кто обла­дал тяже­лым воору­же­ни­ем.

XII. Конец вой­ны
(Гл. 34)

34. Вско­ре253 у это­го пра­ви­тель­ства народ отнял власть. Затем на шестой год после низ­вер­же­ния с. 48 Четы­рех­сот, при архон­те Кал­лии из Анге­лы254, про­изо­шло мор­ское сра­же­ние при Арги­нус­сах. Тут преж­де все­го были под­верг­ну­ты суду десять стра­те­гов, побе­див­ших в сра­же­нии, все зараз одним общим голо­со­ва­ни­ем — в том чис­ле даже и такие, кото­рые или вовсе не участ­во­ва­ли в сра­же­нии, или же спас­лись на чужом кораб­ле. Это про­изо­шло вслед­ствие того, что народ был обма­нут людь­ми, кото­рые нароч­но вызва­ли его гнев255. Когда затем лаке­де­мо­няне хоте­ли уйти из Деке­леи256 и пред­ла­га­ли заклю­чить мир на усло­вии сохра­не­ния обе­и­ми сто­ро­на­ми сво­их тогдаш­них вла­де­ний, неко­то­рые энер­гич­но под­дер­жи­ва­ли это пред­ло­же­ние, но народ не послу­шал­ся, обма­ну­тый Клео­фон­том257, кото­рый явил­ся в Народ­ное Собра­ние пья­ный и оде­тый в пан­цырь и поме­шал заклю­че­нию мира, гово­ря, что не допу­стит это­го ина­че как при усло­вии, чтобы лаке­де­мо­няне вер­ну­ли все горо­да258.

(2) Афи­няне тогда не суме­ли вос­поль­зо­вать­ся над­ле­жа­щим обра­зом обсто­я­тель­ства­ми, но по про­ше­ствии недол­го­го вре­ме­ни они поня­ли свою ошиб­ку. Имен­но, в сле­ду­ю­щем году, при архон­те Алек­сии259, они потер­пе­ли неуда­чу в мор­ском сра­же­нии при Эгос­по­та­мах, в резуль­та­те чего Лисандр260 взял в свои руки всю власть над госу­дар­ством и уста­но­вил прав­ле­ние Трид­ца­ти при сле­ду­ю­щих обсто­я­тель­ствах. (3) Мир был заклю­чен у афи­нян на том усло­вии, чтобы они управ­ля­лись по заве­там отцов. И вот демо­кра­ты ста­ра­лись сохра­нить демо­кра­тию, а из знат­ных одна часть — люди, при­над­ле­жав­шие к гете­ри­ям261, и неко­то­рые из изгнан­ни­ков, вер­нув­ши­е­ся на роди­ну после заклю­че­ния мира262, — жела­ла оли­гар­хии. Дру­гая часть — люди, не состо­яв­шие ни в какой гете­рии, но вооб­ще по сво­ей репу­та­ции не усту­пав­шие нико­му из граж­дан, — дума­ла о вос­ста­нов­ле­нии оте­че­ско­го строя. К чис­лу их при­над­ле­жа­ли Арх­ин263, с. 49 Анит264, Кли­то­фонт265, Фор­ми­сий и мно­гие дру­гие, а глав­ную роль меж­ду ними играл пре­иму­ще­ствен­но Фера­мен266. Когда же Лисандр при­нял сто­ро­ну при­вер­жен­цев оли­гар­хии, народ в стра­хе был вынуж­ден голо­со­вать за оли­гар­хию. В пись­мен­ном виде внес про­ект поста­нов­ле­ния Дра­кон­тид из Афид­ны267.

XIII. Прав­ле­ние Трид­ца­ти
(Гл. 35—37)

35. Вот каким обра­зом Трид­цать268 ста­ли у вла­сти, при архон­те Пифо­до­ре269. Взяв в свои руки управ­ле­ние госу­дар­ством, они не ста­ли счи­тать­ся ни с каки­ми поста­нов­ле­ни­я­ми, каса­ю­щи­ми­ся государ­ствен­но­го устрой­ства. Они назна­чи­ли пять­сот чле­нов Сове­та и про­чих долж­ност­ных лиц из пред­ва­ри­тель­но наме­чен­ной тыся­чи кан­ди­да­тов и, избрав сверх того в помощ­ни­ки себе деся­те­рых пра­ви­те­лей Пирея270, один­на­дцать стра­жей тюрь­мы271 и три­ста биче­нос­цев в каче­стве слу­жи­те­лей272, рас­по­ря­жа­лись госу­дар­ством по сво­е­му усмот­ре­нию.

(2) Пер­вое вре­мя они про­яв­ля­ли уме­рен­ность по отно­ше­нию к граж­да­нам и дела­ли вид, что стре­мят­ся к вос­ста­нов­ле­нию оте­че­ско­го строя. Они веле­ли убрать из Аре­о­па­га зако­ны Эфи­аль­та и Архе­стра­та273 отно­си­тель­но аре­о­па­ги­тов и из зако­нов Соло­на те, кото­рые воз­буж­да­ли спор­ные тол­ко­ва­ния, а так­же отме­ни­ли предо­став­лен­ное судьям пра­во окон­ча­тель­но­го раз­ре­ше­ния спор­ных вопро­сов274. Этим самым они как буд­то вос­ста­нов­ля­ли государ­ствен­ный строй и дела­ли его сво­бод­ным от вся­ких спо­ров. Напри­мер, закон о пра­ве каж­до­го отдать свое иму­ще­ство кому он поже­ла­ет они утвер­ди­ли без­услов­но, а ослож­ня­ю­щие дело ого­вор­ки к нему — «буде он не лишил­ся рас­суд­ка, не выжил из с. 50 ума от ста­ро­сти или не под­пал под вли­я­ние жен­щи­ны»275 — отме­ни­ли, чтобы не было пово­да для при­ди­рок со сто­ро­ны сико­фан­тов276. Оди­на­ко­во дела­ли это и в осталь­ных слу­ча­ях.

(3) Так вот с само­го нача­ла они дер­жа­лись тако­го обра­за дей­ствий, устра­ня­ли сико­фан­тов и людей, под­ла­жи­вав­ших­ся в речах сво­их к наро­ду вопре­ки его насто­я­щим инте­ре­сам, афе­ри­стов и него­дя­ев, и госу­дар­ство радо­ва­лось это­му, думая, что они дела­ют это во имя выс­ших инте­ре­сов. (4) Но, когда они укре­пи­ли власть свою в госу­дар­стве, они не ста­ли щадить нико­го из граж­дан, но уби­ва­ли всех, кто толь­ко выда­вал­ся по состо­я­нию или по про­ис­хож­де­нию или поль­зо­вал­ся ува­же­ни­ем. Так дела­ли они, ста­ра­ясь неза­мет­но устра­нять опас­ные эле­мен­ты и желая гра­бить их иму­ще­ство. Так за корот­кое вре­мя они погу­би­ли не менее полу­то­ры тыся­чи чело­век.

36. Когда таким обра­зом в госу­дар­стве дела ста­ли идти все хуже и хуже, Фера­мен, воз­му­щен­ный про­ис­хо­див­шим, стал уго­ва­ри­вать277 сво­их сото­ва­ри­щей пре­кра­тить такой необуз­дан­ный образ дей­ствий и допу­стить к уча­стию в делах прав­ле­ния луч­ших людей. Они сна­ча­ла вос­про­ти­ви­лись это­му, но потом, когда рас­про­стра­ни­лись в наро­де слу­хи о речах Фера­ме­на и к нему ста­ло сочув­ствен­но отно­сить­ся боль­шин­ство насе­ле­ния, они испу­га­лись, чтобы он не сде­лал­ся про­ста­том наро­да и не низ­верг их гос­под­ства. Поэто­му они состав­ля­ют спи­сок, вклю­чая в него три тыся­чи граж­дан, под видом того, что хотят допу­стить их к уча­стию в государ­ствен­ном управ­ле­нии.

(2) Но Фера­мен опять-таки воз­ра­жал и про­тив это­го — во-пер­вых, с той точ­ки зре­ния, что они, желая дать место бла­го­род­ным людям, дают его толь­ко трем тыся­чам, как буд­то имен­но в этом чис­ле сосре­до­то­че­но с. 51 все бла­го­род­ство, затем он ука­зы­вал на то, что они совер­ша­ют две пря­мо про­ти­во­по­лож­ные вещи — осно­вы­ва­ют власть на наси­лии и в то же вре­мя дела­ют ее сла­бее под­чи­нен­ных. Трид­цать не при­да­ли зна­че­ния его сло­вам, а обна­ро­до­ва­ние спис­ка трех тысяч дол­гое вре­мя откла­ды­ва­ли и хра­ни­ли у себя име­на наме­чен­ных, а если ино­гда и при­хо­ди­ли к реше­нию опуб­ли­ко­вать его, то неко­то­рых из зане­сен­ных в него начи­на­ли вычер­ки­вать и впи­сы­вать вме­сто них кого-нибудь ново­го.

37. Насту­пи­ла уже зима, когда Фра­си­бул с изгнан­ни­ка­ми занял Филу278. Трид­цать выве­ли было про­тив них свою армию, но вер­ну­лись, потер­пев неуда­чу. После это­го они реши­ли всех вооб­ще граж­дан обез­ору­жить, а Фера­ме­на погу­бить279 сле­ду­ю­щим обра­зом. Они внес­ли в Совет два зако­но­про­ек­та и пред­ло­жи­ли их голо­со­вать. Из этих зако­но­про­ек­тов один давал пол­но­мо­чия Трид­ца­ти каз­нить любо­го из граж­дан, не при­над­ле­жа­щих к спис­ку трех тысяч, а дру­гой лишал поли­ти­че­ских прав при насто­я­щем государ­ствен­ном строе тех лиц, кото­рые или участ­во­ва­ли в сры­тии сте­ны в Эти­о­нее280 или ока­за­ли в чем-нибудь сопро­тив­ле­ние Четы­рем­стам281, уста­но­вив­шим первую оли­гар­хию. В том и дру­гом как раз при­ни­мал уча­стие Фера­мен. Таким обра­зом, в слу­чае утвер­жде­ния этих зако­но­про­ек­тов он ока­зы­вал­ся исклю­чен­ным из граж­дан­ско­го соста­ва и Трид­цать полу­ча­ли пра­во каз­нить его. (2) После каз­ни Фера­ме­на они ото­бра­ли ору­жие у всех, кро­ме трех тысяч, и вооб­ще во всех отно­ше­ни­ях ста­ли про­яв­лять еще в боль­шей сте­пе­ни жесто­кость и зло­дей­ские наклон­но­сти282. Отпра­вив послов в Лаке­де­мон, они обви­ня­ли Фера­ме­на283 и про­си­ли себе помо­щи. Выслу­шав этих послов, лаке­де­мо­няне посла­ли гар­мо­стом284 Кал­ли­бия с отря­дом при­бли­зи­тель­но в семь­сот вои­нов. Они при­шли и ста­ли гар­ни­зо­ном на Акро­по­ле.

с. 52

XIV. Вос­ста­нов­ле­ние демо­кра­тии
(Гл. 38—40)

38. После это­го, когда граж­дане, насту­пав­шие из-под Филы, заня­ли Муни­хию285 и побе­ди­ли в сра­же­нии Трид­цать286 вме­сте с их сто­рон­ни­ка­ми, при­шед­ши­ми им на под­мо­гу, город­ское насе­ле­ние, воз­вра­тив­шись по мино­ва­нии опас­но­сти, собра­лось на сле­ду­ю­щий день на пло­щадь и низ­ло­жи­ло власть Трид­ца­ти; тут оно избра­ло деся­те­рых287 из граж­дан и дало им неогра­ни­чен­ные пол­но­мо­чия для пре­кра­ще­ния вой­ны. Одна­ко, взяв в свои руки власть, эти лица не при­ни­ма­ли ника­ких мер к осу­ществ­ле­нию того, для чего были избра­ны; наобо­рот, они посы­ла­ли в Лаке­де­мон с прось­бой ока­зать им помощь и ссу­дить день­га­ми. (2) Но так как это воз­бу­ди­ло него­до­ва­ние тех, кто имел граж­дан­ские пра­ва, то они, боясь лишить­ся вла­сти и желая наве­сти на всех страх (что и слу­чи­лось), схва­ти­ли Дема­ре­та, чело­ве­ка дале­ко не зауряд­но­го сре­ди граж­дан, и каз­ни­ли. После это­го они креп­ко дер­жа­ли в сво­их руках управ­ле­ние бла­го­да­ря содей­ствию Кал­ли­бия и быв­ших там пело­пон­нес­цев, а кро­ме того и неко­то­рых лиц, при­над­ле­жав­ших к сосло­вию всад­ни­ков. Дело в том, что неко­то­рые из всад­ни­ков более дру­гих граж­дан ста­ра­лись поме­шать воз­вра­ще­нию эми­гран­тов из Филы.

(3) Когда же на сто­ро­ну граж­дан, заняв­ших Пирей и Муни­хию, пере­шел весь народ и эта пар­тия ста­ла одоле­вать в войне, тогда в горо­де низ­ло­жи­ли кол­ле­гию деся­те­рых это­го пер­во­го избра­ния и избра­ли новых деся­те­рых — таких, кото­рые поль­зо­ва­лись репу­та­ци­ей наи­луч­ших людей288. При них-то и при их энер­гич­ном содей­ствии состо­я­лось при­ми­ре­ние меж­ду сто­ро­на­ми и воз­вра­ти­лась демо­кра­ти­че­ская пар­тия. Руко­во­дя­щую роль сре­ди них игра­ли пре­иму­ще­ствен­но Ринон из Пеа­нии289 с. 53 и Фаилл из Ахер­дун­та290. Они еще до при­хо­да Пав­са­ния291 ста­ли вести пере­го­во­ры с нахо­див­ши­ми­ся в Пирее, а после его при­хо­да общи­ми ста­ра­ни­я­ми доби­лись воз­вра­ще­ния изгнан­ни­ков. (4) Окон­ча­тель­но водво­рил мир и ула­дил заклю­че­ние дого­во­ра лаке­де­мон­ский царь Пав­са­ний сов­мест­но с деся­тью292 посред­ни­ка­ми, при­быв­ши­ми позд­нее из Лаке­де­мо­на по его насто­я­нию. Комис­сия Рино­на заслу­жи­ла одоб­ре­ние293 за сочув­ствен­ное отно­ше­ние к наро­ду. Хотя чле­ны ее взя­ли дела в свои руки при оли­гар­хии, им уда­лось бла­го­по­луч­но сдать отчет при демо­кра­тии, и никто не выста­вил про­тив них ника­ко­го обви­не­ния, ни из тех, кото­рые оста­ва­лись в горо­де, ни из тех, кото­рые вер­ну­лись из Пирея. Наобо­рот, за свои заслу­ги в этом деле Ринон был даже выбран сей­час же в стра­те­ги.

39. При­ми­ре­ние состо­я­лось, при архон­те Эвкли­де294, на сле­ду­ю­щих усло­ви­ях: из афи­нян, оста­вав­ших­ся в горо­де, всем, жела­ю­щим высе­лить­ся, предо­став­ля­ет­ся пра­во жить в Элев­сине295 с сохра­не­ни­ем всех граж­дан­ских прав, пол­ной сво­бо­ды, само­управ­ле­ния и пра­вом поль­зо­вать­ся дохо­да­ми от сво­е­го иму­ще­ства296. (2) Что каса­ет­ся хра­ма297, то доступ к нему дол­жен быть предо­став­лен оди­на­ко­во тем и дру­гим, а попе­че­ние о нем долж­но лежать на обя­зан­но­сти Кери­ков и Эвмол­пи­дов298 по оте­че­ским заве­там. Далее, ни жите­лям Элев­си­на не доз­во­ля­ет­ся при­хо­дить в город, ни жите­лям горо­да в Элев­син299; раз­ре­ша­ет­ся это тем и дру­гим толь­ко во вре­мя мисте­рий. Вно­сить пода­ти с дохо­дов в союз­ную каз­ну300 элев­син­цы долж­ны наравне с осталь­ны­ми афи­ня­на­ми. (3) А буде кто-нибудь из лиц, соби­ра­ю­щих­ся пере­се­лить­ся, поже­ла­ет занять дом в Элев­сине, он дол­жен полу­чить на это согла­сие от вла­дель­ца; в слу­чае же невоз­мож­но­сти достиг­нуть согла­ше­ния каж­дая сто­ро­на долж­на выбрать тро­их оцен­щи­ков, и какую цену назна­чат эти с. 54 послед­ние, такую и сле­ду­ет брать. Из элев­син­цев предо­став­ля­ет­ся жить с ними тем, кого они сами поже­ла­ют к себе пустить. (4) Запись жела­ю­щих высе­лить­ся долж­на быть про­из­ве­де­на для тех, кто нахо­дит­ся в налич­но­сти, в тече­ние деся­ти дней, после того как при­не­сут при­ся­гу301, а выезд дол­жен после­до­вать в тече­ние два­дца­ти дней; для тех же, кото­рые нахо­дят­ся в отъ­ез­де, оста­ют­ся те же усло­вия, счи­тая с момен­та их воз­вра­ще­ния. (5) Чело­век, про­жи­ва­ю­щий в Элев­сине, не име­ет пра­ва зани­мать ника­кой долж­но­сти в Афи­нах, пока не запи­шет­ся сно­ва на житель­ство в горо­де. Дела об убий­стве долж­ны вестись по оте­че­ским заве­там — в слу­чае, если кто-нибудь соб­ствен­но­руч­но убил или ранил чело­ве­ка302. (6) За про­шлое никто не име­ет пра­ва искать воз­мез­дия ни с кого, кро­ме как с чле­нов кол­ле­гий Трид­ца­ти, Деся­ти, Один­на­дца­ти и пра­ви­те­лей Пирея, да и с них нель­зя искать, если они пред­ста­вят отчет. А пред­ста­вить отчет пра­вив­шие в Пирее долж­ны перед граж­да­на­ми в Пирее, пра­вив­шие в Афи­нах — перед собра­ни­ем из лиц, могу­щих пока­зать иму­ще­ствен­ный ценз303. После это­го жела­ю­щим предо­став­ля­ет­ся пра­во выез­да. Что каса­ет­ся денег, кото­рые зани­ма­ли на вой­ну, то каж­дая сто­ро­на долж­на выпла­тить их само­сто­я­тель­но.

40. Когда состо­я­лось такое согла­ше­ние, люди, вое­вав­шие на сто­роне Трид­ца­ти, нахо­ди­лись в стра­хе. Мно­гие дума­ли высе­лять­ся, но откла­ды­ва­ли запись на послед­ние дни, как это обык­но­вен­но все дела­ют; тогда Арх­ин304, уви­дав их мно­го­чис­лен­ность и желая удер­жать их, закрыл запись в оста­вав­ши­е­ся дни, так что мно­гие поне­во­ле вынуж­де­ны были оста­вать­ся, пока поне­мно­гу не успо­ко­и­лись.

(2) И по-види­мо­му Арх­ин пра­виль­но посту­пил как в этом отно­ше­нии, так и в том, что после это­го он обжа­ло­вал как про­ти­во­за­кон­ный про­ект Фра­си­бу­ла, в с. 55 кото­ром тот пред­ла­гал дать граж­дан­ские пра­ва всем участ­ни­кам воз­вра­ще­ния из Пирея (в чис­ле их неко­то­рые были заве­до­мо рабы); нако­нец, еще в том, что, когда кто-то из воз­вра­тив­ших­ся начал искать воз­мез­дия за про­шлое, он велел аре­сто­вать его и, при­ве­дя в Совет, убе­дил каз­нить без суда305. Он объ­яс­нял, что теперь чле­нам Сове­та пред­сто­ит пока­зать, хотят ли они спа­сать демо­кра­тию и соблю­дать при­ся­гу: если отпу­стят это­го чело­ве­ка, то это будет поощ­ре­ни­ем и для осталь­ных, если же каз­нят, это будет при­ме­ром для всех. Так и слу­чи­лось. После его каз­ни уже никто нико­гда потом не искал воз­мез­дия за про­шлое. Наобо­рот, афи­няне, кажет­ся, пре­вос­ход­но и в выс­шей сте­пе­ни даль­но­вид­но с поли­ти­че­ской точ­ки зре­ния вос­поль­зо­ва­лись и в част­ных и в обще­ствен­ных отно­ше­ни­ях пере­жи­ты­ми несча­стья­ми. (3) Они не толь­ко пре­сек­ли обви­не­ния по делам о про­шлом, но и воз­вра­ти­ли из общих средств лаке­де­мо­ня­нам те день­ги, кото­рые Трид­цать306 заня­ли для вой­ны, хотя дого­вор307 пред­ла­гал обе­им пар­ти­ям отда­вать порознь — пар­тии горо­да и пар­тии Пирея. Они виде­ли в этом пер­вое, что долж­но слу­жить нача­лом для вза­им­но­го согла­сия. Меж­ду тем в осталь­ных госу­дар­ствах демо­кра­тия в слу­чае сво­ей побе­ды не толь­ко не добав­ля­ет сво­их денег на общие рас­хо­ды, но еще и про­из­во­дит раз­дел зем­ли308. (4) При­ми­ри­лись они и с теми, кото­рые посе­ли­лись в Элев­сине, на тре­тий год после высе­ле­ния, при архон­те Ксе­не­не­те309.

XV. Обзор поли­ти­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний
(Гл. 41)

41. Это про­изо­шло позд­нее, а в тот момент народ, сде­лав­шись вла­ды­кой госу­дар­ства, уста­но­вил суще­ству­ю­щий поныне310 государ­ствен­ный строй, при архон­те с. 56 Пифо­до­ре311. Было оче­вид­но, что народ имел пол­ное пра­во взять в свои руки государ­ствен­ную власть, так как он соб­ствен­ны­ми сила­ми добил­ся сво­е­го воз­вра­ще­ния.

(2) Это было по сче­ту один­на­дца­тое пре­об­ра­зо­ва­ние. Пер­вым с само­го нача­ла было пре­об­ра­зо­ва­ние, когда пере­се­лил­ся Ион312 со сво­и­ми спо­движ­ни­ка­ми. Тогда впер­вые жите­ли были рас­пре­де­ле­ны по четы­рем филам и учре­ди­ли долж­ность фило­ба­силев­сов313. Вто­рым пре­об­ра­зо­ва­ни­ем, пер­вым после это­го, имев­шим вид пра­виль­но­го государ­ствен­но­го строя, было пре­об­ра­зо­ва­ние, сде­лан­ное при Фесее314. Оно немно­го откло­ня­лось от само­дер­жав­но­го315 строя. После него было пре­об­ра­зо­ва­ние при Дра­кон­те — то самое, при кото­ром впер­вые опуб­ли­ко­ва­ли зако­ны316. Тре­тьим было пре­об­ра­зо­ва­ние при Солоне после сму­ты, то самое, с кото­ро­го нача­лась демо­кра­тия. Чет­вер­тым — тира­ния при Писи­стра­те. Пятым было после низ­вер­же­ния тира­нов пре­об­ра­зо­ва­ние при Кли­сфене, более демо­кра­тич­ное, чем Соло­но­во. Шестым было пре­об­ра­зо­ва­ние после мидий­ских войн, когда гла­вен­ство при­над­ле­жа­ло сове­ту Аре­о­па­га. Седь­мым было сле­ду­ю­щее за ним пре­об­ра­зо­ва­ние, кото­рое наме­тил Ари­стид, а осу­ще­ствил Эфи­альт, когда низ­верг317 совет Аре­о­па­га. При этом устрой­стве госу­дар­ству при­шлось совер­шать весь­ма часто ошиб­ки под вли­я­ни­ем дема­го­гов ради под­дер­жа­ния вла­ды­че­ства на море. Вось­мым пре­об­ра­зо­ва­ни­ем было уста­нов­ле­ние вла­сти Четы­рех­сот, и после это­го девя­тым — вос­ста­нов­ле­ние демо­кра­тии. Деся­тым — тира­ния Трид­ца­ти и Деся­ти. Один­на­дца­тым — пре­об­ра­зо­ва­ние после воз­вра­ще­ния из-под Филы и из Пирея. Со вре­ме­ни воз­вра­ще­ния этот поря­док сохра­ня­ет­ся и до сих пор, при­чем посто­ян­но дает раз­ви­вать­ся вла­сти народ­ных масс. Дей­стви­тель­но, народ сам сде­лал себя вла­ды­кой все­го, и все управ­ля­ет­ся его поста­нов­ле­ни­я­ми и суда­ми, в кото­рых он явля­ет­ся с. 57 вла­сте­ли­ном318. Надо иметь в виду, что судо­про­из­вод­ство Сове­та пере­шло к наро­ду. И в этом отно­ше­нии афи­няне, кажет­ся, посту­па­ют пра­виль­но, пото­му что немно­гие ско­рее под­да­ют­ся соблаз­ну коры­сти и лич­ных сим­па­тий, чем боль­шое коли­че­ство319.

(3) Пла­ту за посе­ще­ние народ­ных собра­ний пер­во­на­чаль­но320 реши­ли не вво­дить, но, когда на собра­ния не стал соби­рать­ся народ и при­та­ны321, долж­ны были при­ду­мы­вать раз­ные ухищ­ре­ния, чтобы явля­лось чис­ло, доста­точ­ное для дей­стви­тель­но­сти голо­со­ва­ния, спер­ва Агир­рий322 изыс­кал сред­ства для пла­ты по одно­му обо­лу, а после него Герак­лид Кла­зо­мен­ский, по про­зви­щу Царь323, — по два обо­ла; потом сно­ва Агир­рий — по три обо­ла.

с. 58 с. 59


ЧАСТЬ ВТОРАЯ


СОВРЕМЕННЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ АФИНЯН


(Гла­вы 42—69)


с. 60 с. 61

I. Граж­дан­ские спис­ки и вос­пи­та­ние эфе­бов
(Гл. 42)

42. Тепе­реш­нее324 государ­ствен­ное устрой­ство име­ет сле­ду­ю­щий харак­тер.

Граж­дан­ски­ми пра­ва­ми поль­зу­ют­ся люди, кото­рых роди­те­ли оба — граж­дане325. Они вно­сят­ся в спис­ки демо­тов326 по дости­же­нии восем­на­дца­ти­лет­не­го воз­рас­та. Вся­кий раз, когда про­из­во­дит­ся их запись, демо­ты реша­ют голо­со­ва­ни­ем под при­ся­гой отно­си­тель­но их: во-пер­вых, нахо­дят ли, что они достиг­ли поло­жен­но­го зако­ном воз­рас­та (в слу­чае отри­ца­тель­но­го реше­ния моло­дые люди опять посту­па­ют в раз­ряд несо­вер­шен­но­лет­них); во-вто­рых, сво­бод­ный ли каж­дый из них в отдель­но­сти и закон­но ли рож­ден­ный. Затем, если его отверг­нут, при­знав несво­бод­ным, он име­ет пра­во апел­ли­ро­вать в суд. Демо­ты выби­ра­ют в каче­стве обви­ни­те­лей пяте­рых из сво­ей сре­ды, и, если будет при­зна­но, что он не име­ет пра­ва быть запи­сан­ным, госу­дар­ство про­да­ет его в раб­ство; если же он выиг­ра­ет дело, демо­ты обя­за­ны его впи­сать. (2) После это­го впи­сан­ных с. 62 под­вер­га­ет доки­ма­сии327 Совет и, если ока­жет­ся, что дан­ное лицо моло­же 18 лет, нала­га­ет взыс­ка­ние на демо­тов, внес­ших его в спи­сок.

После того как эфе­бы328 под­верг­нут­ся доки­ма­сии, отцы их соби­ра­ют­ся по филам и, при­не­ся при­ся­гу, выби­ра­ют тро­их из чле­нов фил в воз­расте свы­ше 40 лет от роду — таких, кото­рые, по их мне­нию, будут наи­луч­ши­ми и наи­бо­лее при­год­ны­ми, чтобы иметь попе­че­ние об эфе­бах, а из них народ выби­ра­ет под­ня­ти­ем рук по одно­му от каж­дой филы в каче­стве софро­ни­ста329 и из всех вооб­ще афи­нян — кос­ме­та330 над все­ми. (3) Эти лица, собрав эфе­бов, преж­де все­го обхо­дят хра­мы богов, затем отправ­ля­ют­ся с ними в Пирей и несут гар­ни­зон­ную служ­бу — одни в Муни­хии331, дру­гие в Акте.

Далее, народ выби­ра­ет для них под­ня­ти­ем рук и двух педо­три­бов332 и учи­те­лей, кото­рые долж­ны обу­чать их фех­то­ва­нию, стрель­бе из лука, мета­нию дро­ти­ка и спус­ка­нию ката­паль­та333.

На содер­жа­ние народ выда­ет софро­ни­стам по 1 драх­ме334 каж­до­му, а эфе­бам — по 4 обо­ла каж­до­му. Каж­дый софро­нист полу­ча­ет день­ги эфе­бов сво­ей филы, заку­па­ет при­па­сы для всех в общее хозяй­ство (они обе­да­ют вме­сте по филам) и забо­тит­ся обо всем осталь­ном.

(4) Таким обра­зом они про­во­дят пер­вый год. На сле­ду­ю­щий же год, после народ­но­го собра­ния в теат­ре, эфе­бы пока­зы­ва­ют наро­ду стро­е­вые при­е­мы и полу­ча­ют от госу­дар­ства щит и копье. После это­го они охра­ня­ют гра­ни­цы стра­ны, дежу­ря все вре­мя на сто­ро­же­вых постах. (5) Гар­ни­зон­ную служ­бу они испол­ня­ют в тече­ние двух лет, нося хла­ми­ды335, и на это вре­мя осво­бож­да­ют­ся от всех повин­но­стей336. Перед судом они не высту­па­ют ни в каче­стве ответ­чи­ков, ни в каче­стве ист­цов, чтобы не было пово­да отлу­чать­ся — раз­ве толь­ко воз­никнет с. 63 дело о наслед­стве или наслед­ни­це337, или если кому-нибудь при­дет­ся в его роде выпол­нять жре­че­ские обя­зан­но­сти. По исте­че­нии этих двух лет они ста­но­вят­ся уже на один уро­вень с осталь­ны­ми граж­да­на­ми.

II. Поря­док избра­ния долж­ност­ных лиц. Совет Пяти­сот и Народ­ное Собра­ние
(Гл. 43—46)

43. Вот как обсто­ит дело с вне­се­ни­ем граж­дан в спис­ки и с поло­же­ни­ем эфе­бов.

На все вооб­ще долж­но­сти, вхо­дя­щие в круг обыч­но­го управ­ле­ния, афи­няне выби­ра­ют кан­ди­да­тов по жре­бию, за исклю­че­ни­ем каз­на­чея воин­ских сумм338, заве­ду­ю­ще­го зре­лищ­ным фон­дом339 и попе­чи­те­ля водо­про­во­дов. На эти долж­но­сти изби­ра­ют под­ня­ти­ем рук, и избран­ные таким поряд­ком испол­ня­ют обя­зан­но­сти от Пана­фи­ней до Пана­фи­ней340. Кро­ме того, под­ня­ти­ем рук изби­ра­ют и на все воен­ные долж­но­сти341.

(2) Совет состо­ит из пяти­сот чле­нов, изби­ра­е­мых по жре­бию, по 50 от каж­дой филы. Обя­зан­но­сти при­та­нов испол­ня­ет каж­дая из фил342 по оче­ре­ди, как выпа­дет жре­бий, пер­вые четы­ре — по 36 дней каж­дая, а сле­ду­ю­щие шесть — по 35 дней каж­дая (как извест­но, афи­няне счи­та­ют год по луне)343. (3) Те из соста­ва Сове­та, кото­рые несут обя­зан­но­сти при­та­нов, име­ют общий стол в фоле344, полу­чая на это день­ги от госу­дар­ства345. Затем, они соби­ра­ют и Совет и народ — Совет еже­днев­но, кро­ме непри­сут­ствен­ных дней346, а народ — четы­ре раза в каж­дую при­та­нию. При этом они состав­ля­ют про­грам­му, сколь­ко дел и что имен­но пред­сто­ит обсуж­дать Сове­ту в каж­дый день и где долж­но про­ис­хо­дить засе­да­ние347. (4) Кро­ме того, они назна­ча­ют и Народ­ные Собра­ния348. Одно — глав­ное, в кото­ром пола­га­ет­ся про­из­во­дить про­вер­ку с. 64 избра­ния вла­стей — нахо­дит ли народ их рас­по­ря­же­ния пра­виль­ны­ми, затем обсуж­дать вопро­сы отно­си­тель­но про­до­воль­ствия и защи­ты стра­ны; далее, в этот день могут делать чрез­вы­чай­ные заяв­ле­ния349 все жела­ю­щие; нако­нец, пола­га­ет­ся читать опи­си кон­фис­ку­е­мых иму­ществ и заяв­ле­ния об утвер­жде­нии в пра­вах наслед­ства и о наслед­ни­цах, чтобы все были осве­дом­ле­ны о каж­дом открыв­шем­ся наслед­стве. (5) В шестую при­та­нию350 кро­ме озна­чен­но­го при­та­ны ста­вят на голо­со­ва­ние под­ня­ти­ем рук еще вопрос отно­си­тель­но остра­кисма — нахо­дят ли нуж­ным про­из­во­дить его или нет, затем пред­ло­же­ния пред­ва­ри­тель­ных при­го­во­ров351 про­тив сико­фан­тов от афи­нян и от мете­ков, не более трех от тех и дру­гих; нако­нец, такие дела, когда кто-нибудь, дав то или иное обе­ща­ние наро­ду, не выпол­нит его.

(6) Дру­гое Народ­ное Собра­ние назна­ча­ют для рас­смот­ре­ния хода­тайств; тут вся­кий жела­ю­щий, воз­ло­жив молит­вен­ную ветвь352, может рас­ска­зать наро­ду о каких поже­ла­ет лич­ных или обще­ствен­ных делах. Осталь­ные два Народ­ных Собра­ния отво­дят­ся для всех про­чих дел. На них зако­ны повеле­ва­ют обсуж­дать три дела по вопро­сам рели­гии, три дела по докла­дам героль­дов и посольств, три — по вопро­сам свет­ско­го харак­те­ра. Обсуж­да­ют ино­гда и без пред­ва­ри­тель­но­го голо­со­ва­ния353. Обра­ща­ют­ся же и героль­ды и послы преж­де все­го к при­та­нам; точ­но так же и лица, при­но­ся­щие пись­ма, пере­да­ют их им.

44. Пред­се­да­те­лем354 при­та­нов быва­ет одно лицо, избран­ное по жре­бию. Оно состо­ит пред­се­да­те­лем в тече­ние ночи и дня, и нель­зя ни про­быть в этой долж­но­сти доль­ше, ни два­жды зани­мать ее одно­му и тому же чело­ве­ку. Пред­се­да­тель хра­нит клю­чи от хра­мов355, в кото­рых нахо­дят­ся каз­на и доку­мен­ты госу­дар­ства и государ­ствен­ная печать. Он обя­зан все вре­мя оста­вать­ся с. 65 в фоле, рав­но как и тре­тья часть при­та­нов, кото­рой он при­ка­жет. (2) И когда при­та­ны собе­рут Совет или народ, он изби­ра­ет жре­би­ем девять про­эд­ров356, по одно­му из каж­дой филы, за исклю­че­ни­ем той, кото­рая несет обя­зан­но­сти при­та­нов, и из их сре­ды, в свою оче­редь, одно­го пред­се­да­те­ля357 и пере­да­ет им повест­ку. (3) Послед­ние, полу­чив ее, сле­дят за поряд­ком и объ­яв­ля­ют вопро­сы, под­ле­жа­щие обсуж­де­нию, ведут под­счет голо­сов и рас­по­ря­жа­ют­ся вооб­ще все­ми дела­ми; они име­ют пра­во и рас­пу­стить собра­ние. Быть пред­се­да­те­лем358 нель­зя более одно­го раза в год, а про­эд­ром мож­но быть одна­жды в каж­дую при­та­нию.

(4) Кро­ме того, при­та­ны про­из­во­дят в народ­ном собра­нии выбо­ры стра­те­гов, гип­пар­хов и про­чих вла­стей, име­ю­щих отно­ше­ние к войне359, сооб­раз­но с тем, как решит народ. Эти выбо­ры про­из­во­дят при­та­ны, испол­ня­ю­щие обя­зан­но­сти после шестой при­та­нии, — те, в чье дежур­ство будет бла­го­при­ят­ное зна­ме­ние360. Но и об этом долж­но состо­ять­ся пред­ва­ри­тель­ное поста­нов­ле­ние Сове­та.

45. В преж­нее вре­мя Совет имел пра­во под­вер­гать денеж­но­му взыс­ка­нию361, заклю­чать в тюрь­му и каз­нить…362 И вот он пре­про­во­дил к государ­ствен­но­му пала­чу Лиси­ма­ха363, и, когда этот послед­ний сидел уже в ожи­да­нии каз­ни, его осво­бо­дил Эвме­лид364 из Ало­пе­ки, заявив, что ни одно­го граж­да­ни­на нель­зя каз­нить без при­го­во­ра суда. Когда состо­я­лось раз­би­ра­тель­ство дела в суде, Лиси­мах был оправ­дан — он полу­чил про­зва­ние «из-под дуби­ны»365, а народ отнял у Сове­та пра­во пре­да­вать смерт­ной каз­ни, заклю­чать в око­вы и нала­гать денеж­ные взыс­ка­ния366. Он уста­но­вил закон, что если Совет при­зна­ет кого-нибудь винов­ным или нало­жит взыс­ка­ние, то эти обви­ни­тель­ные при­го­во­ры и взыс­ка­ния фесмо­фе­ты367 долж­ны пред­став­лять с. 66 на рас­смот­ре­ние суда, и то, что поста­но­вят судьи, долж­но иметь закон­ную силу.

(2) Далее, Совет судит боль­шин­ство долж­ност­ных лиц и осо­бен­но тех, кото­рые рас­по­ря­жа­ют­ся денеж­ны­ми сум­ма­ми. Но его при­го­вор не име­ет окон­ча­тель­ной силы и может быть обжа­ло­ван в суде. Так­же и част­ным лицам предо­став­ля­ет­ся пра­во пода­вать заяв­ле­ния отно­си­тель­но любо­го из долж­ност­ных лиц, обви­няя его в том, что оно посту­па­ет про­ти­во­за­кон­но. Но и этим долж­ност­ным лицам, в слу­чае если Совет при­зна́ет их винов­ны­ми, воз­мож­на апел­ля­ция в суд.

(3) Поми­мо все­го это­го Совет про­из­во­дит доки­ма­сию368 кан­ди­да­тов в чле­ны Сове­та на сле­ду­ю­щий год и девя­ти архон­тов. При­том преж­де он имел пра­во окон­ча­тель­но­го отво­да кан­ди­да­тов, теперь же им предо­став­ля­ет­ся пра­во апел­ли­ро­вать в суд369.

(4) Вот те слу­чаи, в кото­рых реше­ние Сове­та не име­ет окон­ча­тель­ной силы. Он состав­ля­ет пред­ва­ри­тель­ные заклю­че­ния для вне­се­ния в народ­ное собра­ние, и народ ни по како­му вопро­су не может выне­сти поста­нов­ле­ния, если об этом не состо­я­лось пред­ва­ри­тель­но­го заклю­че­ния Сове­та или если это­го не поста­ви­ли на повест­ку при­та­ны. В силу это­го вся­кий, кто про­ве­дет какой-нибудь зако­но­про­ект без соблю­де­ния этих усло­вий, под­ле­жит обви­не­нию в про­ти­во­за­ко­нии370.

46. Далее, Совет сле­дит и за постро­ен­ны­ми три­эра­ми371, за оснаст­кой их и за кора­бель­ны­ми пар­ка­ми372, стро­ит новые три­э­ры или тет­ре­ры373, в зави­си­мо­сти от того, какой из этих двух видов решит постро­ить народ, дает им оснаст­ку и стро­ит пар­ки. А стро­и­те­лей для кораб­лей выби­ра­ет народ под­ня­ти­ем рук. Если Совет не пере­даст это­го в гото­вом виде ново­му соста­ву Сове­та, он не может полу­чить пола­га­ю­щу­ю­ся награ­ду374, так как ее полу­ча­ют при сле­ду­ю­щем соста­ве Сове­та. Для с. 67 построй­ки три­е­ры он изби­ра­ет из сво­ей сре­ды десять чело­век в каче­стве стро­и­те­лей три­эр.

(2) Нако­нец, Совет наблю­да­ет и за все­ми обще­ствен­ны­ми зда­ни­я­ми и, если най­дет тут про­сту­пок с чьей-нибудь сто­ро­ны, о винов­ном докла­ды­ва­ет наро­ду и, дав заклю­че­ние о его винов­но­сти, пере­да­ет дело в суд.

III. Совет и адми­ни­стра­ция
(Гл. 47—54)

47. Далее, Совет рас­по­ря­жа­ет­ся боль­шин­ством дел сов­мест­но с осталь­ны­ми вла­стя­ми.

Преж­де все­го есть десять каз­на­че­ев Афи­ны375. Изби­ра­ют­ся они жре­би­ем по одно­му из каж­дой филы — из клас­са пен­та­ко­сио­ме­дим­нов, соглас­но зако­ну Соло­на (этот закон все еще сохра­ня­ет силу), но в дей­стви­тель­но­сти исправ­лять долж­ность может вся­кий, кому выпа­дет жре­бий, хотя бы он был очень беден. Они при­ни­ма­ют ста­тую Афи­ны376 и изоб­ра­же­ния Ник377, все вооб­ще убран­ство378 и каз­ну в при­сут­ствии Сове­та.

(2) Далее, есть десять поле­тов379. Изби­ра­ют­ся они жре­би­ем по одно­му из каж­дой филы. Они заклю­ча­ют все аренд­ные кон­трак­ты380, устра­и­ва­ют тор­ги на раз­ра­бот­ку руд­ни­ков381 и на сбор пода­тей сов­мест­но с каз­на­че­ем воин­ской каз­ны382 и лица­ми, избран­ны­ми для заве­до­ва­ния зре­лищ­ным фон­дом383, в засе­да­нии Сове­та, а потом утвер­жда­ют за теми, кому Совет опре­де­лит под­ня­ти­ем рук, отдан­ные с тор­гов руд­ни­ки как при­но­ся­щие доход — их сда­ют на три года, так и услов­но384 предо­став­лен­ные — их сда­ют в арен­ду на десять385 лет. Кро­ме того, они про­да­ют с тор­гов в засе­да­нии Сове­та так­же иму­ще­ство пре­ступ­ни­ков, осуж­ден­ных судом Аре­о­па­га386, и про­чих, а утвер­жда­ют это девять архон­тов. Рав­ным обра­зом, они пере­да­ют Сове­ту све­де­ния и о с. 68 пода­тях, отдан­ных на откуп387 на один год, при­чем запи­сы­ва­ют на выбе­лен­ных таб­лич­ках388 имя откуп­щи­ка и цену, за какую он взял откуп. (3) Запи­сы­ва­ют они отдель­но в деся­ти спис­ках, кому надо вно­сить каж­дую при­та­нию, отдель­но тех, кото­рые долж­ны пла­тить три­жды в год, при­чем для каж­до­го взно­са состав­ля­ют осо­бый спи­сок, отдель­но тех, кото­рым при­хо­дит­ся вно­сить в девя­тую при­та­нию389. Кро­ме того, они пуб­ли­ку­ют спис­ки земель­ных участ­ков и домов, кон­фис­ко­ван­ных и отдан­ных в арен­ду через суд390. Дело в том, что и на это устра­и­ва­ют тор­ги они же. За дома надо вер­нуть сто­и­мость в тече­ние пяти лет, а за земель­ные участ­ки — в тече­ние деся­ти лет. Вно­сят эти день­ги в девя­тую при­та­нию.

(4) Докла­ды­ва­ет Сове­ту так­же и басилевс о сда­че в арен­ду свя­щен­ных участ­ков391, при­чем зано­сит их на выбе­лен­ные таб­лич­ки. Рав­ным обра­зом, и они сда­ют­ся в арен­ду на десять лет, а взно­сы дела­ют­ся в девя­тую при­та­нию; пото­му-то в эту при­та­нию соби­ра­ет­ся наи­боль­шее коли­че­ство денег.

(5) Итак, в Совет вно­сят­ся спис­ки, рас­пре­де­лен­ные по сро­кам пла­те­жей, а хра­нит их государ­ствен­ный сек­ре­тарь392. Вся­кий раз, как насту­па­ет срок пла­те­жа денег, он доста­ет с полок те спис­ки, по кото­рым в этот день долж­ны быть вне­се­ны и вычерк­ну­ты день­ги, и пере­да­ет их апо­дек­там393. А осталь­ные лежат отдель­но, чтобы не были вычерк­ну­ты преж­девре­мен­но.

48. Затем есть десять апо­дек­тов394, изби­ра­е­мых жре­би­ем по филам. Полу­чив спис­ки, они отме­ча­ют вно­си­мые день­ги в при­сут­ствии Сове­та в булев­те­рии395 и воз­вра­ща­ют спис­ки обрат­но государ­ствен­но­му сек­ре­та­рю. Таким обра­зом, если кто-нибудь про­пу­стит срок пла­те­жа, его имя там запи­са­но, и он дол­жен вно­сить сум­му дол­га в двой­ном раз­ме­ре или, в про­тив­ном слу­чае, с. 69 под­верг­нуть­ся заклю­че­нию. Взыс­ки­вать это, рав­но как и заклю­чить неис­прав­но­го в тюрь­му, Совет име­ет по зако­нам без­апел­ля­ци­он­ное пра­во396. (2) Один день апо­дек­ты при­ни­ма­ют все взно­сы и рас­пре­де­ля­ют их меж­ду долж­ност­ны­ми лица­ми, а на сле­ду­ю­щий день докла­ды­ва­ют об этом рас­пре­де­ле­нии, запи­сав его на дос­ку; потом они чита­ют по поряд­ку в зда­нии Сове­та и пред­ла­га­ют в засе­да­нии Сове­та выска­зать­ся, если кто зна­ет, что тот или дру­гой чело­век — долж­ност­ное или част­ное лицо — пови­нен в непра­виль­ном рас­пре­де­ле­нии, и, если кого-нибудь нахо­дят винов­ным в каком-либо про­ступ­ке, ста­вят вопрос о нем на голо­со­ва­ние.

(3) Еще изби­ра­ют чле­ны Сове­та из сво­ей сре­ды десять логи­стов397, кото­рые обя­за­ны про­ве­рять отчет­ность у долж­ност­ных лиц в каж­дую при­та­нию. Далее, они изби­ра­ют жре­би­ем эвфи­нов398 по одно­му из каж­дой филы и по два това­ри­ща при каж­дом из эвфи­нов, кото­рые долж­ны в дни собра­ний399 засе­дать воз­ле эпо­ни­ма400 каж­дой филы. И если у одно­го из сдав­ших отчет перед судом кто-нибудь поже­ла­ет в тече­ние трех дней после сда­чи потре­бо­вать ново­го отче­та по част­но­му или государ­ствен­но­му делу, он пишет на выбе­лен­ной дощеч­ке имя свое, имя обви­ня­е­мо­го и про­сту­пок, в кото­ром его обви­ня­ет; обо­зна­ча­ет так­же нака­за­ние, кото­рое нахо­дит для него нуж­ным, и пода­ет эвфи­ну. (5) Послед­ний, при­няв это заяв­ле­ние, рас­смат­ри­ва­ет его и, в слу­чае если при­зна­ет обви­не­ние осно­ва­тель­ным, пере­да­ет част­ные дела на раз­би­ра­тель­ство судьям по демам401, кото­рые раз­би­ра­ют тяж­бы этой филы, а дела государ­ствен­но­го зна­че­ния пре­про­вож­да­ет со сво­им заклю­че­ни­ем фесмо­фе­там402. Фесмо­фе­ты, в свою оче­редь, если при­мут такое заяв­ле­ние, вто­рич­но вно­сят эту отчет­ность на рас­смот­ре­ние в суд, и что при­зна́ют судьи, то име­ет окон­ча­тель­ную силу.

с. 7049. Кро­ме того, Совет под­вер­га­ет доки­ма­сии и лоша­дей и, если най­дет, что чело­век, име­ю­щий хоро­шую лошадь, пло­хо ее содер­жит, штра­фу­ет его в раз­ме­ре содер­жа­ния. А тем лоша­дям, кото­рые не могут идти за хозя­и­ном или настоль­ко не при­уче­ны403, что не хотят сто­ять смир­но, накла­ды­ва­ют на челюсть клей­мо в виде кру­га, и лошадь, у кото­рой сде­ла­на такая помет­ка, счи­та­ет­ся негод­ной. Совет под­вер­га­ет доки­ма­сии и кон­ных раз­вед­чи­ков, выби­рая под­хо­дя­щих, по его мне­нию, для этой служ­бы людей, и, если кого забра­ку­ет под­ня­ти­ем рук, тот схо­дит с коня404. Под­вер­га­ет доки­ма­сии и пехо­тин­цев-кава­ле­ри­стов405, и, если кого отвергнет под­ня­ти­ем рук, тот лиша­ет­ся жало­ва­нья.

(2) Всад­ни­ков зано­сит в спис­ки учет­ная комис­сия406 — десять чело­век, изби­ра­е­мых наро­дом под­ня­ти­ем рук. Пере­чень запи­сан­ных они пере­да­ют гип­пар­хам407 и филар­хам, а эти, в свою оче­редь, полу­чив спи­сок, докла­ды­ва­ют его Сове­ту. Там они вскры­ва­ют таб­ли­цу, в кото­рой запе­ча­тан спи­сок имен всад­ни­ков408. Если при этом кто-нибудь из чис­ла запи­сан­ных уже преж­де будет под при­ся­гой заяв­лять, что по состо­я­нию здо­ро­вья не может быть всад­ни­ком, того вычер­ки­ва­ют. Затем вызы­ва­ют вновь зачис­лен­ных и, если кто заявит под при­ся­гой, что или здо­ро­вье или сред­ства не поз­во­ля­ют ему быть всад­ни­ком, того отпус­ка­ют. Отно­си­тель­но же того, кто не при­но­сит такой клят­вы, чле­ны Сове­та реша­ют под­ня­ти­ем рук, при­го­ден он быть всад­ни­ком или нет, и, если при­зна­ют год­ным, запи­сы­ва­ют в таб­ли­цу, если же нет, то отпус­ка­ют и его.

(3) Преж­де Совет обсуж­дал так­же про­ек­ты постро­ек и обла­че­нье для ста­туи Афи­ны409, а теперь это обсуж­да­ет судеб­ная комис­сия, взя­тая по жре­бию, так как ста­ли нахо­дить, что Совет бывал при­стра­стен в сво­ем суж­де­нии. Рав­ным обра­зом, и о соору­же­нии ста­туй с. 71 Ники410 и о награ­дах на состя­за­ни­ях на Пана­фи­не­ях411 Совет забо­тит­ся сов­мест­но с каз­на­че­ем воин­ской каз­ны.

(4) Кро­ме того, Совет под­вер­га­ет доки­ма­сии инва­ли­дов. Суще­ству­ет закон, кото­рый повеле­ва­ет Сове­ту про­из­во­дить доки­ма­сию людей, вла­де­ю­щих иму­ще­ством не свы­ше трех мин412 и име­ю­щих настоль­ко серьез­ные телес­ные недо­стат­ки, что не могут зани­мать­ся ника­ким ремеслом. Закон повеле­ва­ет выда­вать этим людям из каз­ны на содер­жа­ние каж­до­му по два обо­ла413 в день. И есть у них каз­на­чей, изби­ра­е­мый по жре­бию.

Точ­но так же и с осталь­ны­ми долж­ност­ны­ми лица­ми Совет раз­де­ля­ет, мож­но ска­зать, боль­шин­ство обя­зан­но­стей.

50. Итак, вот что нахо­дит­ся в веде­нии Сове­та.

Кро­ме того, по жре­бию изби­ра­ют­ся в каче­стве заве­ду­ю­щих ремон­том хра­мов десять чело­век, кото­рые, полу­чая трид­цать мин от апо­дек­тов414, ремон­ти­ру­ют наи­бо­лее нуж­да­ю­щи­е­ся в этом хра­мы. (2) Далее, изби­ра­ют­ся десять асти­но­мов415. Из них пять несут обя­зан­но­сти в Пирее, пять — в горо­де. Они сле­дят за флей­тист­ка­ми416, арфист­ка­ми и кифа­рист­ка­ми, чтобы нани­ма­лись не доро­же двух драхм417, и, если одной и той же ста­нут доби­вать­ся несколь­ко чело­век сра­зу, они кида­ют меж­ду ними жре­бий и отда­ют ее внай­мы тому, кому выпа­дет жре­бий. Забо­тят­ся так­же и о том, чтобы никто из убор­щи­ков нечи­стот не сва­ли­вал их бли­же деся­ти ста­ди­ев418 от город­ской сте­ны. Далее, они не поз­во­ля­ют застра­и­вать ули­цы, пере­ки­ды­вать над ули­ца­ми бал­ко­ны, делать вися­чие жело­ба, име­ю­щие сток на ули­цу, и окна, откры­ва­ю­щи­е­ся на ули­цу419. Они же хоро­нят людей, умер­ших на ули­це, и име­ют для этой цели в сво­ем рас­по­ря­же­нии казен­ных слу­жи­те­лей.

51. Изби­ра­ют­ся по жре­бию так­же десять рыноч­ных над­зи­ра­те­лей420 — пять для Пирея, пять для горо­да. с. 72 На них воз­ла­га­ет­ся зако­на­ми обя­зан­ность наблю­дать за все­ми това­ра­ми, чтобы их про­да­ва­ли без при­ме­си и без под­дел­ки.

(2) Еще изби­ра­ют­ся по жре­бию десять над­зи­ра­те­лей за мера­ми421 — пять для горо­да и пять для Пирея. Они наблю­да­ют за все­ми мера­ми и веса­ми, чтобы тор­гов­цы упо­треб­ля­ли пра­виль­ные.

(3) Далее, хлеб­ных над­зи­ра­те­лей, изби­ра­ю­щих­ся по жре­бию, рань­ше было десять — пять для Пирея и пять для горо­да422, — теперь же их два­дцать для горо­да и пят­на­дцать для Пирея. Они наблю­да­ют преж­де все­го за тем, чтобы на рын­ке зер­но­вой хлеб про­да­вал­ся доб­ро­со­вест­но; далее, чтобы мель­ни­ки про­да­ва­ли ячмен­ную муку в соот­вет­ствии со сто­и­мо­стью ячме­ня, а булоч­ни­ки — пше­нич­ный хлеб в соот­вет­ствии с ценой пше­ни­цы, и при­том чтобы бул­ки име­ли такой вес, какой они им ука­жут. Закон велит над­зи­ра­те­лям уста­нав­ли­вать это.

(4) Далее, изби­ра­ют по жре­бию десять пор­то­вых попе­чи­те­лей423. Им вме­ня­ет­ся в обя­зан­ность наблю­дать за тор­го­вы­ми при­ста­ня­ми, и из при­хо­дя­ще­го в хлеб­ную при­стань хле­ба они долж­ны застав­лять тор­гов­цев две тре­ти достав­лять в город.

52. Еще назна­ча­ют по жре­бию кол­ле­гию один­на­дца­ти. Эти лица долж­ны иметь под сво­им веде­ни­ем содер­жа­щих­ся в тюрь­ме узни­ков и под­вер­гать смерт­ной каз­ни взя­тых под арест424 воров, охот­ни­ков за раба­ми425 и гра­би­те­лей в слу­чае их соб­ствен­но­го созна­ния, а в слу­чае запи­ра­тель­ства при­во­дить на суд и, если будут оправ­да­ны, отпус­кать, в слу­чае же осуж­де­ния — пре­да­вать смер­ти. Они долж­ны еще пред­став­лять в суд опи­си кон­фис­ку­е­мых земель­ных вла­де­ний и домов, и те, кото­рые будут при­зна­ны казен­ной соб­ствен­но­стью, пере­да­вать поле­там426. Нако­нец, долж­ны пред­став­лять с. 73 на раз­би­ра­тель­ство доне­се­ния427 о про­ступ­ках (этим доне­се­ни­ям дают ход Один­на­дцать). Но неко­то­рые из таких доне­се­ний вно­сят и фесмо­фе­ты428.

(2) Затем изби­ра­ют по жре­бию и пяте­рых доклад­чи­ков429, кото­рые дают ход месяч­ным430 тяж­бам, каж­дый для двух фил. Месяч­ны­ми про­цес­са­ми явля­ют­ся, во-пер­вых, дела о при­да­ном431, когда кто-нибудь, обя­зан­ный вер­нуть его, не отда­ет; во-вто­рых, когда чело­век, заняв день­ги под про­цент в одну драх­му432, не пла­тит дол­га; в-тре­тьих, когда кто-нибудь, желая открыть мастер­скую на пло­ща­ди, зай­мет у дру­го­го сред­ства на обза­ве­де­ние. Далее, дела об оскорб­ле­нии, об обще­ствах и това­ри­ще­ствах, о рабах и вьюч­ных живот­ных433, о три­эрар­хи­ях434 и денеж­ных опе­ра­ци­ях. (3) Вот какие дела раз­би­ра­ют эти долж­ност­ные лица, давая им ход в месяч­ный срок. Апо­дек­ты же раз­би­ра­ют дела, воз­буж­да­е­мые откуп­щи­ка­ми435 и про­тив откуп­щи­ков, при­чем в делах на сум­му не свы­ше деся­ти драхм их реше­ние име­ет окон­ча­тель­ную силу, а осталь­ные они вно­сят в суд для рас­смот­ре­ния в месяч­ный срок.

53. Изби­ра­ют по жре­бию еще и комис­сию соро­ка — по четы­ре из каж­дой филы. В этой комис­сии воз­буж­да­ют все осталь­ные иски. Она преж­де состо­я­ла из трид­ца­ти лиц, кото­рые суди­ли, обхо­дя по демам436, а после оли­гар­хии Трид­ца­ти их чис­ло дове­де­но было до соро­ка. Дела на сум­му не свы­ше деся­ти драхм они име­ют пра­во решать окон­ча­тель­но, а свы­ше этой сум­мы пере­да­ют диэте­там437. (2) Послед­ние при­ни­ма­ют дело и, если не в состо­я­нии будут при­ми­рить сто­ро­ны, выно­сят свое реше­ние. Если обе сто­ро­ны оста­нут­ся доволь­ны при­го­во­ром и согла­сят­ся с ним, тяж­ба пре­кра­ща­ет­ся. Если же один из тяжу­щих­ся подаст апел­ля­цию в суд, тогда они кла­дут пока­за­ния сви­де­те­лей, запро­сы438 и тек­сты зако­нов439 в ящи­ки — отдель­но со сто­ро­ны ист­ца и с. 74 отдель­но со сто­ро­ны ответ­чи­ка, запе­ча­ты­ва­ют их и, при­ло­жив реше­ние диэте­та, напи­сан­ное на осо­бом листе, пере­да­ют четы­рем судьям, раз­би­ра­ю­щим дела филы ответ­чи­ка440. (3) Послед­ние, при­няв этот мате­ри­ал, направ­ля­ют его в суд: дела на сум­му не свы­ше тыся­чи драхм — в комис­сию двух­сот одно­го, дела свы­ше тыся­чи драхм — в комис­сию четы­рех­сот одно­го. Там уже нель­зя поль­зо­вать­ся ни зако­на­ми, ни запро­са­ми, ни сви­де­тель­ски­ми пока­за­ни­я­ми поми­мо тех, кото­рые были пред­став­ле­ны у диэте­та и поло­же­ны в ящи­ки.

(4) Диэте­та­ми могут быть люди, кото­рым идет шести­де­ся­тый год. Это опре­де­ля­ет­ся по архон­там и эпо­ни­мам. Дело вот в чем: есть десять эпо­ни­мов фил441 и 42 эпо­ни­ма воз­рас­тов442. Преж­де, когда про­из­во­ди­лась запись в эфе­бы, их име­на зано­си­ли на выбе­лен­ные таб­лич­ки, при­чем обо­зна­чал­ся архонт, при кото­ром они были запи­са­ны, и эпо­ним диэте­тов преды­ду­ще­го года, а теперь эфе­бов запи­сы­ва­ют на брон­зо­вую пли­ту, и эта пли­та ста­вит­ся перед зда­ни­ем Сове­та воз­ле эпо­ни­мов443. (5) Сорок берут послед­не­го из эпо­ни­мов444, рас­пре­де­ля­ют меж­ду людь­ми, запи­сан­ны­ми под его име­нем, обя­зан­но­сти судей и опре­де­ля­ют по жре­бию, какие каж­дый из них дол­жен испол­нять. И каж­дый дол­жен выпол­нить до кон­ца судей­ские обя­зан­но­сти, кото­рые ему доста­нут­ся. Закон повеле­ва­ет, чтобы тот, кто не будет диэте­том в соот­вет­ству­ю­щем воз­расте, был лишен граж­дан­ской чести. Исклю­че­ние допус­ка­ет­ся толь­ко для тех, кто в этот год исправ­лял какую-нибудь долж­ность или нахо­дил­ся в отъ­ез­де. Толь­ко такие лица осво­бож­да­ют­ся от этой повин­но­сти.

(6) Мож­но вно­сить и чрез­вы­чай­ные заяв­ле­ния в кол­ле­гию диэте­тов в слу­чае неспра­вед­ли­во­сти со сто­ро­ны одно­го из них. При этом зако­ны повеле­ва­ют, чтобы тот диэтет, кого они при­зна­ют винов­ным, с. 75 под­вер­гал­ся лише­нию граж­дан­ской чести445. Но и такие люди име­ют пра­во апел­ля­ции. (7) Эпо­ни­ма­ми поль­зу­ют­ся и для воен­ных похо­дов, и, когда соби­ра­ют­ся послать извест­ный воз­раст, выве­ши­ва­ют объ­яв­ле­ние, с како­го архон­та и эпо­ни­ма до како­го долж­ны идти в поход.

54. Еще изби­ра­ют по жре­бию сле­ду­ю­щих долж­ност­ных лиц: пять стро­и­те­лей дорог, кото­рым вме­ня­ет­ся в обя­зан­ность исправ­лять пути; для это­го они име­ют в сво­ем рас­по­ря­же­нии казен­ных рабо­чих. (2) Далее, десять логи­стов446 и при них десять сине­го­ров447. Перед ними долж­ны сдать отчет все, кто исправ­лял какую-либо долж­ность. Это — един­ствен­ный орган, кото­рый кон­тро­ли­ру­ет сда­ю­щих отче­ты и вно­сит дела об отчет­но­сти в суд. И если логи­сты ули­чат кого-нибудь в хище­нии, то судьи при­зна­ют его винов­ным в воров­стве, и сум­ма обна­ру­жен­но­го хище­ния упла­чи­ва­ет­ся в деся­ти­крат­ном раз­ме­ре. Если логи­сты уста­но­вят, что кто-нибудь при­нял подар­ки, и судьи при­зна́ют его винов­ным, то опре­де­ля­ют его про­сту­пок как взя­точ­ни­че­ство; упла­чи­ва­ет­ся и за это в деся­ти­крат­ном раз­ме­ре. Если логи­сты при­зна́ют кого-нибудь винов­ным в непра­виль­ных дей­стви­ях, судьи опре­де­ля­ют его пре­ступ­ле­ние как зло­упо­треб­ле­ние, и при­чи­нен­ный ущерб воз­ме­ща­ет­ся в насто­я­щей сво­ей сто­и­мо­сти, если винов­ный выпла­тит эту сум­му до девя­той при­та­нии448; в про­тив­ном слу­чае она удва­и­ва­ет­ся. Одна­ко деся­ти­крат­ный штраф не удва­и­ва­ет­ся.

(3) Еще изби­ра­ют по жре­бию сек­ре­та­ря — так назы­ва­е­мо­го по при­та­нии. Он заве­ду­ет доку­мен­та­ми и хра­нит изда­ва­е­мые поста­нов­ле­ния, все вооб­ще доку­мен­ты скреп­ля­ет сво­ей под­пи­сью и нахо­дит­ся при Сове­те во вре­мя засе­да­ния. Преж­де на эту долж­ность выбо­ры про­из­во­ди­лись под­ня­ти­ем рук, и тогда с. 76 изби­ра­ли наи­бо­лее извест­ных и поль­зу­ю­щих­ся дове­ри­ем людей. Как извест­но, на пли­тах449 при пуб­ли­ка­ции дого­во­ров о сою­зах, даро­ва­нии зва­ния прок­се­на450 и даро­ва­нии прав граж­дан­ства обо­зна­ча­ет­ся его имя. А теперь на эту долж­ность ста­ли изби­рать по жре­бию451. (4) Еще одно­го сек­ре­та­ря изби­ра­ют по жре­бию, чтобы ведать зако­на­ми. Он состо­ит при Сове­те во вре­мя засе­да­ний и тоже скреп­ля­ет сво­ей под­пи­сью все зако­ны. (5) Кро­ме того, и народ изби­ра­ет под­ня­ти­ем рук сек­ре­та­ря, кото­рый дол­жен читать доку­мен­ты наро­ду и Сове­ту. Этот сек­ре­тарь не име­ет дру­гих пол­но­мо­чий кро­ме обя­зан­но­сти читать.

(6) По жре­бию изби­ра­ет народ еще десять гиеро­пе­ев452, так назы­ва­е­мых «для иску­пи­тель­ных жерт­во­при­но­ше­ний». Они при­но­сят жерт­вы как само­сто­я­тель­но, по назна­че­нию ора­ку­ла, так и сов­мест­но с гада­те­ля­ми, когда нуж­но быва­ет полу­чить бла­го­при­ят­ное зна­ме­ние. (7) Кро­ме того, народ изби­ра­ет по жре­бию еще дру­гих десять, так назы­ва­е­мых «годич­ных». Они совер­ша­ют неко­то­рые жерт­во­при­но­ше­ния и заве­ду­ют все­ми пяти­лет­ни­ми празд­не­ства­ми453, кро­ме Пана­фи­ней454. А к чис­лу пяти­лет­них празд­неств отно­сят­ся: во-пер­вых, палом­ни­че­ство на Делос (есть так­же и семи­лет­нее палом­ни­че­ство туда); во-вто­рых, Брав­ро­нии455; в-тре­тьих, Герак­лии; в-чет­вер­тых, Элев­си­нии456; в-пятых, Пана­фи­неи. Из всех этих празд­неств ни одно не сов­па­да­ет с дру­гим. Теперь при­ба­ви­лись со вре­ме­ни архон­та Кефи­со­фон­та457 еще Гефе­стии.

(8) Нако­нец, изби­ра­ют по жре­бию и архон­та на Сала­мин458 и демар­ха в Пирей459, кото­рые устра­и­ва­ют в том и дру­гом месте Дио­ни­сии460 и назна­ча­ют хоре­гов461. На Сала­мине имя это­го архон­та обо­зна­ча­ет­ся и на офи­ци­аль­ных доку­мен­тах462.

с. 77

IV. Архон­ты
(Гл. 55—59)

55. Итак, озна­чен­ные долж­но­сти заме­ща­ют­ся по жре­бию. Выше пере­чис­ле­ны так­же и пол­но­мо­чия, кото­ры­ми они обла­да­ют.

Что же каса­ет­ся так назы­ва­е­мых девя­ти архон­тов, то выше было уже ска­за­но, каким обра­зом с само­го нача­ла про­из­во­ди­лось их назна­че­ние463. В насто­я­щее вре­мя464 изби­ра­ют по жре­бию шесте­рых фесмо­фе­тов и сек­ре­та­ря к ним, кро­ме того, архон­та, басилев­са и поле­мар­ха — одно­го из каж­дой филы по оче­ре­ди. (2) Они под­вер­га­ют­ся доки­ма­сии465 преж­де все­го в Сове­те пяти­сот — все, кро­ме сек­ре­та­ря, а этот послед­ний — толь­ко в суде, как и про­чие долж­ност­ные лица (все, избран­ные и жре­би­ем и под­ня­ти­ем рук, всту­па­ют в долж­ность лишь после доки­ма­сии), девять же архон­тов — и в Сове­те и вто­рич­но в суде. При этом в преж­нее вре­мя тот, кого отвер­гал на доки­ма­сии Совет, уже не мог всту­пать в долж­ность, теперь же допус­ка­ет­ся апел­ля­ция в суд, и это­му послед­не­му при­над­ле­жит реша­ю­щий голос в доки­ма­сии.

(3) Когда про­из­во­дят доки­ма­сию, преж­де все­го пред­ла­га­ют вопрос: «Кто у тебя отец и из како­го он дема, кто отец отца, кто мать, кто отец мате­ри и из како­го он дема?» Затем спра­ши­ва­ют о том, есть ли у него Апол­лон Отчий и Зевс Оград­ный466 и где нахо­дят­ся эти свя­ты­ни; далее, есть ли усы­паль­ни­цы467 и где они нахо­дят­ся; нако­нец, испол­ня­ет ли он свой долг по отно­ше­нию к роди­те­лям, пла­тит ли пода­ти и отбы­вал ли воен­ные похо­ды. Допро­сив об этом, пред­се­да­тель гово­рит: «При­гла­си сви­де­те­лей в под­твер­жде­ние это­го». (4) Когда он пред­ста­вит сви­де­те­лей, пред­се­да­тель ста­вит вопрос: «Угод­но ли кому-нибудь высту­пить с с. 78 обви­не­ни­ем про­тив него?» И, если высту­пит кто-нибудь обви­ни­те­лем, он предо­став­ля­ет сло­во и для обви­не­ния и для защи­ты и после того ста­вит вопрос на голо­со­ва­ние — в Сове­те под­ня­ти­ем рук, а в суде — пода­чей камеш­ков. Если же никто не поже­ла­ет высту­пить с обви­не­ни­ем, он тот­час же про­из­во­дит голо­со­ва­ние. В преж­нее вре­мя кто-нибудь один опус­кал в урну каме­шек468, а теперь пола­га­ет­ся всем пода­вать голо­са о кан­ди­да­тах, и таким обра­зом, если какой-нибудь кан­ди­дат, не имея твер­дых нрав­ствен­ных усто­ев, суме­ет заста­вить обви­ни­те­лей мол­чать, у судей будет воз­мож­ность отверг­нуть его на доки­ма­сии.

(5) Под­верг­шись доки­ма­сии таким обра­зом, избран­ные идут к кам­ню, на кото­ром поло­же­ны внут­рен­но­сти заклан­ных жертв (это тот самый камень, с кото­ро­го при­но­сят при­ся­гу и диэте­ты469, когда объ­яв­ля­ют свои реше­ния, и сви­де­те­ли, когда утвер­жда­ют, что не зна­ют ниче­го по делу). Взой­дя на него, избран­ные кля­нут­ся испол­нять обя­зан­но­сти доб­ро­со­вест­но и соглас­но с зако­на­ми, не при­ни­мать подар­ков за испол­не­ние обя­зан­но­стей, а если возь­мут взят­ку, посвя­тить золо­тую ста­тую470. При­не­ся при­ся­гу, они идут отту­да на Акро­поль и там сно­ва при­но­сят такую же при­ся­гу и толь­ко после это­го при­сту­па­ют к испол­не­нию обя­зан­но­стей.

56. Архонт, басилевс и поле­марх берут себе каж­дый двух това­ри­щей по соб­ствен­но­му выбо­ру, и эти послед­ние толь­ко тогда могут при­сту­пить к испол­не­нию обя­зан­но­стей това­ри­щей, когда прой­дут доки­ма­сию в суде, а по окон­ча­нии сво­ей служ­бы они сда­ют отчет.

(2) Архонт сей­час же по вступ­ле­нии в долж­ность пер­вым делом объ­яв­ля­ет через гла­ша­тая, что всем предо­став­ля­ет­ся вла­деть иму­ще­ством, какое каж­дый имел до вступ­ле­ния его в долж­ность, и сохра­нять его до кон­ца его управ­ле­ния471. (3) Затем он назна­ча­ет с. 79 хоре­га­ми для пред­став­ле­ния тра­ге­дий тро­их наи­бо­лее бога­тых472 из всех афи­нян. Преж­де же он назна­чал и на пред­став­ле­ние коме­дий пяте­рых473, но теперь их изби­ра­ют филы. Далее, он при­ни­ма­ет хоре­гов, избран­ных фила­ми на Дио­ни­сии474 для хоров взрос­лых и маль­чи­ков и для коме­дий и на Фар­ге­лии475 для взрос­лых и маль­чи­ков (на Дио­ни­сии они изби­ра­ют­ся по одно­му на каж­дую филу, на Фар­ге­лии же — по одно­му для двух фил; каж­дая из двух фил пред­став­ля­ет их по оче­ре­ди); он устра­и­ва­ет меж­ду ними обмен иму­ще­ства476 и дает ход заяв­ле­ни­ям об отка­зе, кото­рый моти­ви­ру­ет­ся или тем, что дан­ное лицо ранее испол­ня­ло уже эту литур­гию, или что оно не под­ле­жит этой литур­гии, так как толь­ко что испол­ня­ло дру­гую и еще не истек­ло вре­мя сво­бо­ды его от повин­но­стей477, или что не достиг­ло над­ле­жа­ще­го воз­рас­та: напри­мер, лицо, испол­ня­ю­щее обя­зан­но­сти хоре­га при хоре маль­чи­ков, долж­но иметь свы­ше 40 лет от роду. Архонт же назна­ча­ет и на Делос478 хоре­гов и архи­фе­о­ра479 для трид­ца­ти­ве­сель­но­го кораб­ля, везу­ще­го юно­шей. (4) Под его веде­ни­ем нахо­дят­ся про­цес­сии: во-пер­вых, та, кото­рая устра­и­ва­ет­ся в честь Аскле­пия, когда мисты «домов­ни­ча­ют»480, и, во-вто­рых, на вели­ких Дио­ни­си­ях481, когда ему помо­га­ют попе­чи­те­ли, кото­рых преж­де изби­рал народ под­ня­ти­ем рук в коли­че­стве деся­ти (они долж­ны были покры­вать из соб­ствен­ных средств издерж­ки на эту про­цес­сию), а теперь изби­ра­ет жре­би­ем по одно­му из каж­дой филы, при­чем дает на обо­ру­до­ва­ние сто мин. (5) Архонт заве­ду­ет и про­цес­си­я­ми в Фар­ге­лии и в честь Зев­са-Спа­си­те­ля482. Он же устра­и­ва­ет и состя­за­ния на Дио­ни­си­ях и Фар­ге­ли­ях. Вот празд­не­ства, о кото­рых он име­ет попе­че­ние.

(6) Кро­ме того, ему пода­ют­ся жало­бы по государ­ствен­ным и част­ным делам. Он рас­смат­ри­ва­ет их и направ­ля­ет в суд. Сюда отно­сят­ся дела о дур­ном с. 80 обхож­де­нии с роди­те­ля­ми (эти про­цес­сы не сопря­же­ны ни с каким взыс­ка­ни­ем483 для того, кто хочет высту­пать обви­ни­те­лем), о дур­ном обра­ще­нии с сиро­та­ми (эти направ­ля­ют­ся про­тив опе­ку­нов), о дур­ном обра­ще­нии с наслед­ни­цей (эти направ­ля­ют­ся про­тив опе­ку­нов и мужей), о нане­се­нии ущер­ба сирот­ско­му иму­ще­ству (эти тоже направ­ля­ют­ся про­тив опе­ку­нов), об умо­по­ме­ша­тель­стве, когда кто-нибудь обви­ня­ет дру­го­го в том, что он, выжив­ши из ума, рас­то­ча­ет свое состо­я­ние; дела по избра­нию лик­ви­да­ци­он­ной комис­сии, когда кто-нибудь не жела­ет про­из­во­дить раз­дел обще­го иму­ще­ства; дела об учре­жде­нии опе­ки, по пово­ду раз­ре­ше­ния спо­ров об опе­кун­стве, по пово­ду предъ­яв­ле­ния доку­мен­тов, каса­ю­щих­ся запи­си себя опе­ку­ном, тяж­бы о наслед­ствах и наслед­ни­цах. (7) Архонт име­ет попе­че­ние так­же и о сиро­тах, о наслед­ни­цах и о жен­щи­нах, кото­рые заяв­ля­ют, что по смер­ти мужа оста­лись бере­мен­ны­ми. При этом он име­ет пра­во на винов­ных нала­гать дис­ци­пли­нар­ные взыс­ка­ния или при­вле­кать к суду. Далее, он сда­ет в арен­ду иму­ще­ство484 сирот и наслед­ниц до того сро­ка, пока жен­щине не испол­нит­ся 14 лет, и берет от арен­да­то­ров обес­пе­че­ние. Нако­нец, он же взыс­ки­ва­ет с опе­ку­нов содер­жа­ние, если они не выда­ют его детям.

57. Вот како­вы обя­зан­но­сти архон­та.

Басилевс же веда­ет преж­де все­го мисте­ри­я­ми сов­мест­но с попе­чи­те­ля­ми, из кото­рых дво­их народ выби­ра­ет под­ня­ти­ем рук из всех афи­нян — одно­го из Эвмол­пи­дов и одно­го из Кери­ков485; затем Дио­ни­си­я­ми, что на Ленее486. Этот празд­ник состо­ит из про­цес­сии и состя­за­ния. Про­цес­сию отправ­ля­ют сооб­ща басилевс и попе­чи­те­ли, а состя­за­ния устра­и­ва­ет царь еди­но­лич­но. Он устра­и­ва­ет и все состя­за­ния с факе­ла­ми487; так­же и отчи­ми жерт­во­при­но­ше­ни­я­ми он заве­ду­ет, мож­но ска­зать, все­ми.

с. 81 (2) Ему пода­ют­ся пись­мен­ные жало­бы по делам о нече­стии, а так­же и в тех слу­ча­ях, когда кто-нибудь оспа­ри­ва­ет у дру­го­го пра­во на жре­че­ство. Затем, он раз­би­ра­ет все спо­ры меж­ду рода­ми и жре­ца­ми по вопро­сам бого­слу­же­ния. Нако­нец, у него воз­буж­да­ют­ся все про­цес­сы об убий­стве, и в его обя­зан­ность вхо­дит объ­яв­лять пре­ступ­ни­ка лишен­ным покро­ви­тель­ства зако­нов.

(3) Про­цес­сы об убий­стве и нане­се­нии ран, если кто пре­ду­мыш­лен­но убьет или пора­нит дру­го­го, раз­би­ра­ют­ся в Аре­о­па­ге488; так­же и дела об отрав­ле­нии, если кто при­чи­нит смерть, дав­ши яду, и дела о под­жо­ге. Это состав­ля­ет исклю­чи­тель­но круг дел, по кото­рым судит совет Аре­о­па­га. Дела же о непре­ду­мыш­лен­ных убий­ствах и об умыш­ле­нии убий­ства, а так­же если кто убьет раба, мете­ка или ино­стран­ца, реша­ют судьи, засе­да­ю­щие при Пал­ла­дии489. В тех же слу­ча­ях, когда чело­век сам созна­ет­ся в убий­стве, но утвер­жда­ет, что имел на это пра­во по зако­нам, напри­мер пото­му, что захва­тил пре­лю­бо­дея или что убил на войне по ошиб­ке, или во вре­мя состя­за­ния в борь­бе, того судят при Дель­фи­нии490; если же кто-нибудь, нахо­дясь в изгна­нии за дея­ние, по кото­ро­му воз­мож­но при­ми­ре­ние491, обви­ня­ет­ся в том, что убил или ранил еще кого-нибудь, того судят при свя­ти­ли­ще Фре­а­та492, а защи­ща­ет­ся он, подъ­е­хав к бере­гу на лод­ке493. (4) По всем этим делам, за исклю­че­ни­ем слу­ча­ев, под­ле­жа­щих веде­нию Аре­о­па­га, судят эфе­ты494, избран­ные по жре­бию; руко­во­дит таки­ми дела­ми басилевс. Судьи засе­да­ют в свя­щен­ном месте под откры­тым небом, и басилевс во вре­мя суда сни­ма­ет с себя венок495. Чело­век, на ком тяго­те­ет такое обви­не­ние, все это вре­мя не допус­ка­ет­ся к свя­щен­ным местам, и даже на пло­щадь не пола­га­ет­ся ему захо­дить; но в этот момент он всту­па­ет в свя­щен­ное место и там с. 82 гово­рит в свое оправ­да­ние. В тех слу­ча­ях, когда истец не зна­ет пре­ступ­ни­ка, он начи­на­ет дело вооб­ще про­тив при­чи­нив­ше­го смерть. Тогда судеб­ное раз­би­ра­тель­ство про­из­во­дит басилевс вме­сте с фило­ба­силев­са­ми496 — будут ли тут винов­ны­ми неоду­шев­лен­ные пред­ме­ты или живые суще­ства497.

58. Поле­марх совер­ша­ет жерт­во­при­но­ше­ние Арте­ми­де-Охот­ни­це498 и Эни­а­лию499; устра­и­ва­ет над­гроб­ные состя­за­ния в честь пав­ших на войне и совер­ша­ет помин­ки в честь Гар­мо­дия и Ари­сто­ги­то­на500. (2) У него же воз­буж­да­ют­ся част­ные судеб­ные про­цес­сы, каса­ю­щи­е­ся мете­ков, рав­но­обя­зан­ных501 и прок­се­нов502. При этом он дол­жен, при­няв эти дела, рас­пре­де­лить их на десять частей и пере­дать каж­дой филе ука­зан­ную жре­би­ем часть, а судьи, раз­би­ра­ю­щие дела дан­ной филы, долж­ны пере­дать их диэте­там503. (3) Он само­лич­но ведет в суде тяж­бы о нару­ше­нии обя­зан­но­стей по отно­ше­нию к быв­ше­му хозя­и­ну и о неиме­нии про­ста­та504, о наслед­ствах и наслед­ни­цах у мете­ков, и вооб­ще поле­марх веда­ет все­ми теми дела­ми у мете­ков, кото­рые у граж­дан раз­би­ра­ет архонт.

59. Фесмо­фе­ты име­ют пол­но­мо­чия, преж­де все­го, назна­чать, какие судеб­ные комис­сии и в какие дни долж­ны тво­рить суд, затем пере­да­вать руко­вод­ство эти­ми комис­си­я­ми долж­ност­ным лицам; эти послед­ние дей­ству­ют сооб­раз­но тому, как ука­жут фесмо­фе­ты. (2) Затем, они докла­ды­ва­ют наро­ду о посту­пив­ших чрез­вы­чай­ных заяв­ле­ни­ях505, ста­вят на рас­смот­ре­ние дела о сме­ще­нии долж­ност­ных лиц путем про­ве­роч­но­го голо­со­ва­ния506, вся­ко­го рода пред­ло­же­ния пред­ва­ри­тель­ных при­го­во­ров507, жало­бы на про­ти­во­за­ко­ния508 и заяв­ле­ния о том, что пред­ло­жен­ный закон непри­го­ден, так­же и о дей­стви­ях про­эд­ров и эпи­ста­тов509 и об отчет­но­сти стра­те­гов510. (3) К ним же посту­па­ют жало­бы, при с. 83 кото­рых пола­га­ет­ся залог, на неза­кон­ное при­сво­е­ние граж­дан­ских прав и на осво­бож­де­ние от тако­го обви­не­ния путем под­ку­па, — если кто-нибудь, дав взят­ку, оправ­да­ет­ся по делу о при­сво­е­нии граж­дан­ских прав. Затем, о пре­ступ­ле­ни­ях сико­фан­тов, взя­точ­ни­че­стве, облыж­ном вне­се­нии в спи­сок государ­ствен­ных долж­ни­ков, лож­ном выступ­ле­нии на суде в каче­стве поня­то­го511, об умыш­лен­ном несня­тии из спис­ка государ­ствен­ных долж­ни­ков, рав­но как и о невне­се­нии в этот спи­сок, о пре­лю­бо­де­я­нии. (4) Затем, они ста­вят на рас­смот­ре­ние доки­ма­сии512 для всех долж­ност­ных лиц, дела о лицах, не при­ня­тых в дем демо­та­ми513, и обви­ни­тель­ные при­го­во­ры Сове­та514. (5) Кро­ме того, они назна­ча­ют к рас­смот­ре­нию и част­ные иски, каса­ю­щи­е­ся круп­ной тор­гов­ли и руд­ни­ков, а так­же отно­си­тель­но рабов, в слу­чае если раб нано­сит сло­вес­ное оскорб­ле­ние сво­бод­но­му чело­ве­ку. При этом они же рас­пре­де­ля­ют по жре­бию меж­ду долж­ност­ны­ми лица­ми судеб­ные комис­сии по част­ным и обще­ствен­ным делам. (6) Они же утвер­жда­ют согла­ше­ния с дру­ги­ми госу­дар­ства­ми515 и руко­во­дят про­цес­са­ми, про­ис­те­ка­ю­щи­ми на осно­ва­нии этих согла­ше­ний, и дела­ми о лже­сви­де­тель­стве перед Аре­о­па­гом516.

(7) Избра­ние судей жре­би­ем про­из­во­дят все девять архон­тов и деся­тый — сек­ре­тарь фесмо­фе­тов — каж­дый в сво­ей филе.

V. Афло­фе­ты517
(Гл. 60)

60. Такой харак­тер име­ет дея­тель­ность девя­ти архон­тов.

Нако­нец, народ изби­ра­ет по жре­бию еще десять афло­фе­тов по одно­му от каж­дой филы. Они под­вер­га­ют­ся доки­ма­сии и после это­го оста­ют­ся в долж­но­сти в тече­ние четы­рех лет. На их обя­зан­но­сти лежит с. 84 устра­и­вать про­цес­сию на Пана­фи­не­ях518, музы­каль­ное состя­за­ние519, гим­на­сти­че­ское состя­за­ние, кон­ское риста­ние, зака­зы­вать обла­че­ние520, сов­мест­но с Сове­том зака­зы­вать амфо­ры521 и давать бор­цам олив­ко­вое мас­ло. (2) Это мас­ло соби­ра­ет­ся со свя­щен­ных мас­лин522. Его взи­ма­ет архонт с вла­дель­цев земель­ных участ­ков, на кото­рых рас­тут такие мас­ли­ны, по пол­то­ры коти­лы523 с каж­до­го дере­ва. В преж­нее вре­мя524 госу­дар­ство про­да­ва­ло уро­жай с тор­гов. А если кто-нибудь выка­пы­вал или сру­бал свя­щен­ную мас­ли­ну, его судил совет Аре­о­па­га525, и в слу­чае обви­ни­тель­но­го при­го­во­ра его пре­да­ва­ли смерт­ной каз­ни526. Но с тех пор как вла­де­лец участ­ка пла­тит олив­ко­вым мас­лом, суд уже не при­ме­ня­ет­ся, хотя закон оста­ет­ся. Что же каса­ет­ся мас­ла, то оно взи­ма­ет­ся в поль­зу госу­дар­ства про­пор­цио­наль­но вла­де­нию, а не по коли­че­ству дере­вьев. (3) Так вот архонт, собрав мас­ло от уро­жая сво­е­го года, пере­да­ет его каз­на­че­ям на Акро­поль, и он не может всту­пить в Аре­о­паг527, пока не сдаст все­го сбо­ра каз­на­че­ям. Каз­на­чеи со сво­ей сто­ро­ны хра­нят его до опре­де­лен­но­го вре­ме­ни на Акро­по­ле, а во вре­мя Пана­фи­ней выда­ют его в извест­ном коли­че­стве афло­фе­там, а эти послед­ние — бор­цам, ока­зав­шим­ся побе­ди­те­ля­ми на состя­за­ни­ях. Надо иметь в виду, что в каче­стве наград побе­ди­те­лям в музы­каль­ных состя­за­ни­ях назна­ча­ют­ся денеж­ное воз­на­граж­де­ние528 и золо­тые вещи, побе­ди­те­лям в воен­ных упраж­не­ни­ях — щиты, побе­ди­те­лям в гим­на­сти­че­ских состя­за­ни­ях и кон­ских риста­ни­ях — олив­ко­вое мас­ло.

VI. Долж­но­сти, изби­ра­е­мые под­ня­ти­ем рук
(Гл. 61)

61.529 Изби­ра­ют под­ня­ти­ем рук так­же и на все воен­ные долж­но­сти, в том чис­ле деся­те­рых стра­те­гов — с. 85 преж­де по одно­му от каж­дой филы, а теперь530 из все­го соста­ва граж­дан. При этом под­ня­ти­ем рук дают им опре­де­лен­ное назна­че­ние: одно­му — для гопли­тов, и он коман­ду­ет ими, когда они высту­па­ют в поход; одно­му — для сво­ей стра­ны, и он охра­ня­ет ее, а если воен­ные дей­ствия начи­на­ют­ся в ее пре­де­лах, ведет там вой­ну. Дво­их назна­ча­ют для Пирея, в том чис­ле одно­го — в Муни­хию, дру­го­го — в Акту531. На них воз­ла­га­ет­ся забо­та об охране все­го нахо­дя­ще­го­ся в Пирее. Далее, одно­го назна­ча­ют для сим­мо­рий532: он состав­ля­ет спис­ки три­е­рар­хов533, устра­и­ва­ет меж­ду ними обмен иму­ще­ства534 и руко­во­дит раз­би­ра­тель­ством спо­ров меж­ду ними. Осталь­ным дают назна­че­ния сооб­раз­но с теку­щи­ми обсто­я­тель­ства­ми.

(2) В каж­дую при­та­нию про­из­во­дит­ся про­вер­ка избра­ния стра­те­гов для выяс­не­ния того, нахо­дит ли народ, что они пра­виль­но испол­ня­ют обя­зан­но­сти535. И если кого отверг­нут голо­со­ва­ни­ем, его пре­да­ют суду и в слу­чае при­зна­ния винов­ным опре­де­ля­ют нака­за­ние, кото­ро­му он дол­жен под­верг­нуть­ся, или штраф, кото­рый он дол­жен выпла­тить; если же его оправ­да­ют, он про­дол­жа­ет нести свои обя­зан­но­сти. Когда стра­те­ги испол­ня­ют обя­зан­но­сти коман­ди­ров, они име­ют пра­во заклю­чить в тюрь­му нару­ша­ю­ще­го дис­ци­пли­ну, изгнать путем объ­яв­ле­ния через гла­ша­тая и нало­жить дис­ци­пли­нар­ное взыс­ка­ние. Впро­чем, обык­но­вен­но они не нала­га­ют взыс­ка­ний.

(3) Под­ня­ти­ем рук изби­ра­ют еще деся­те­рых так­си­ар­хов536 — по одно­му из каж­дой филы. Каж­дый из них коман­ду­ет граж­да­на­ми сво­ей филы и назна­ча­ет лоха­гов537.

(4) Под­ня­ти­ем рук изби­ра­ют и двух гип­пар­хов538 из все­го соста­ва граж­дан. Они коман­ду­ют всад­ни­ка­ми, при­чем каж­дый берет себе по пяти фил. Они име­ют с. 86 ту же власть, как стра­те­ги над гопли­та­ми. Они так­же под­вер­га­ют­ся про­ве­роч­но­му голо­со­ва­нию.

(5) Далее, под­ня­ти­ем рук изби­ра­ют деся­те­рых филар­хов539 — по одно­му от филы; они долж­ны коман­до­вать всад­ни­ка­ми, как так­си­ар­хи гопли­та­ми.

(6) Под­ня­ти­ем рук изби­ра­ют еще гип­пар­ха на Лем­нос540; он веда­ет дела­ми всад­ни­ков на Лем­но­се.

(7) Нако­нец, под­ня­ти­ем рук изби­ра­ют и каз­на­чея «Пара­ла» и отдель­но еще для кораб­ля Аммо­на541.

VII. Выбо­ры по жре­бию. Жало­ва­нье. Повтор­ность заня­тия долж­но­стей
(Гл. 62)

62. В чис­ле назна­ча­е­мых по жре­бию долж­ност­ных лиц в преж­нее вре­мя одни изби­ра­лись из целой филы вме­сте с девя­тью архон­та­ми542, дру­гие, изби­рав­ши­е­ся в хра­ме Фесея, рас­пре­де­ля­лись по демам. Но так как в демах нача­лась тор­гов­ля места­ми, то и на эти долж­но­сти теперь изби­ра­ют из целой филы, за исклю­че­ни­ем чле­нов Сове­та и стра­жей543. Выбо­ры этих послед­них пере­да­ют в демы.

(2) Жало­ва­нье полу­ча­ет, во-пер­вых, народ за рядо­вые народ­ные собра­ния по драх­ме544, а за глав­ные — по девя­ти обо­лов545. Затем, в судах полу­ча­ют по три обо­ла546; далее, чле­ны Сове­та — по пяти обо­лов, а тем из них, кото­рые несут обя­зан­но­сти при­та­нов, при­бав­ля­ет­ся на про­до­воль­ствие один обол. Кро­ме того, девять архон­тов полу­ча­ют на про­до­воль­ствие по четы­ре обо­ла каж­дый, при­чем они содер­жат гла­ша­тая и флей­ти­ста547; затем, архонт, назна­ча­е­мый на Сала­мин548, полу­ча­ет по одной драх­ме в день. Афло­фе­ты549 обе­да­ют в При­та­нее в тече­ние меся­ца гека­том­бео­на550, когда справ­ля­ют­ся Пана­фи­неи, начи­ная с чет­вер­то­го чис­ла. Амфи­к­ти­о­ны551, назна­ча­е­мые на Делос, полу­ча­ют по драх­ме еже­днев­но с. 87 с Дело­са. Нако­нец, и все долж­ност­ные лица, кото­рые посы­ла­ют­ся на Самос, Ски­рос, Лем­нос или Имброс552, тоже полу­ча­ют день­ги на про­до­воль­ствие.

(3) Воен­ные долж­но­сти мож­но зани­мать по несколь­ку раз553, а из осталь­ных ни одной нель­зя зани­мать вто­рич­но; толь­ко чле­ном Сове­та мож­но быть два­жды.

VIII. Орга­ни­за­ция судов
(Гл. 63—69)

63. В состав судеб­ных отде­ле­ний выбо­ры про­из­во­дят по жре­бию девять архон­тов, каж­дый в одной филе, а сек­ре­тарь фесмо­фе­тов в деся­той филе554. (2) В судеб­ные поме­ще­ния ведут десять вхо­дов, один для каж­дой филы. В них есть два­дцать бал­ло­ти­ро­воч­ных поме­ще­ний, по два для каж­дой филы, и сто ящич­ков555, по деся­ти на каж­дую филу, и еще дру­гие ящич­ки, в кото­рые кла­дут таб­лич­ки556 с име­на­ми избран­ных жре­би­ем судей, и две урны. Кро­ме того, у каж­до­го вхо­да кла­дут­ся тро­сти557 в коли­че­стве, соот­вет­ству­ю­щем чис­лу судей. В урну кла­дут­ся желу­ди558 в оди­на­ко­вом коли­че­стве с тро­стя­ми. На желу­дях обо­зна­че­ны бук­вы, начи­ная с один­на­дца­той, с «Λ» — сооб­раз­но с тем, сколь­ко судеб­ных комис­сий пред­по­ла­га­ет­ся соста­вить.

(3) Судья­ми могут быть люди, име­ю­щие свы­ше трид­ца­ти лет от роду, при усло­вии если они не состо­ят государ­ствен­ны­ми долж­ни­ка­ми или не лише­ны граж­дан­ской чести. Если же в состав суда попа­дет кто-нибудь из таких людей, кото­рые не име­ют на это пра­ва, о нем вно­сят заяв­ле­ние559 и его при­вле­ка­ют к суду. В слу­чае дока­зан­но­сти обви­не­ния судьи при­суж­да­ют его еще к ново­му нака­за­нию или к упла­те штра­фа, смот­ря по тому, чего, по их мне­нию, он заслу­жи­ва­ет. Если он будет при­суж­ден к денеж­но­му штра­фу, то дол­жен с. 88 содер­жать­ся в заклю­че­нии, пока не выпла­тит преж­не­го дол­га, кото­рый послу­жил осно­ва­ни­ем подан­но­го на него заяв­ле­ния, а так­же и той сум­мы, кото­рую сверх того опре­де­лит ему суд.

(4) Каж­дый судья име­ет на руках таб­лич­ку сам­ши­то­во­го дере­ва560 с напи­сан­ны­ми на ней его име­нем, отче­ством и демом, а так­же с обо­зна­че­ни­ем одной из букв до «Κ», так как судьи рас­пре­де­ля­ют­ся в каж­дой филе на десять групп, при­бли­зи­тель­но поров­ну под каж­дой бук­вой561. (5) Фесмо­фет562 бро­са­ет жре­бий, чтобы рас­пре­де­лить бук­вы, кото­ры­ми сле­ду­ет обо­зна­чить судеб­ные места; после это­го слу­жи­тель раз­но­сит и выстав­ля­ет у каж­до­го места выпав­шую ему по жре­бию бук­ву.

64. Упо­мя­ну­тые десять ящич­ков постав­ле­ны перед вхо­дом у каж­дой филы. На них напи­са­ны бук­вы до «Κ». Судьи бро­са­ют свои таб­лич­ки в ящи­чек, на кото­ром обо­зна­че­на та же бук­ва, что и на таб­лич­ке у него; потом слу­жи­тель пере­тря­хи­ва­ет их, и фесмо­фет выни­ма­ет из каж­до­го ящич­ка одну таб­лич­ку. (2) Лицо, обо­зна­чен­ное в ней, назы­ва­ет­ся рас­клад­чи­ком; он при­би­ва­ет таб­лич­ки, доста­ва­е­мые из ящич­ка, к полоч­ке563, на кото­рой сто­ит та же бук­ва, что и на ящич­ке. Это лицо изби­ра­ет­ся по жре­бию, чтобы не мог­ло быть с его сто­ро­ны зло­упо­треб­ле­ний, если бы рас­клад­кой зани­мал­ся все­гда один и тот же чело­век. Этих поло­чек в каж­дом из бал­ло­ти­ро­воч­ных поме­ще­ний име­ет­ся пять. (3) Архонт564 бро­са­ет куби­ки в ящич­ки565 и затем по жре­бию изби­ра­ет филу в каж­дом бал­ло­ти­ро­воч­ном поме­ще­нии. Куби­ки эти брон­зо­вые, частью чер­ные, частью белые. Смот­ря по тому, сколь­ко нуж­но избрать судей, столь­ко и кла­дут белых куби­ков — по одно­му на пять таб­ли­чек566, и таким же точ­но обра­зом чер­ные. По мере того как архонт выни­ма­ет куби­ки, гла­ша­тай выкли­ка­ет избран­ных. В их чис­ло вхо­дит и рас­клад­чик. (4) Вся­кий, кто с. 89 вызван, откли­ка­ет­ся и выни­ма­ет желудь из урны; затем пода­ет его и, дер­жа его бук­вой квер­ху, пока­зы­ва­ет преж­де все­го пред­се­да­тель­ству­ю­ще­му архон­ту. Архонт, посмот­рев желудь, кла­дет таб­лич­ку это­го лица в ящи­чек, на кото­ром зна­чит­ся та же бук­ва, что и на желу­де, чтобы вся­кий вхо­дил в то поме­ще­ние, куда назна­че­но ему жре­би­ем, а не в то, в кото­рое он сам поже­ла­ет, и чтобы никто не мог подо­брать в судеб­ном отде­ле­нии состав по соб­ствен­но­му жела­нию. (5) Воз­ле архон­та ста­вит­ся столь­ко ящич­ков567, сколь­ко нуж­но будет соста­вить отде­ле­ний суда, и каж­дый ящи­чек име­ет ту бук­ву, кото­рая доста­лась по жре­бию каж­до­му отде­ле­нию суда.

65. После это­го судья пока­зы­ва­ет желудь еще раз слу­жи­те­лю и тогда уже про­хо­дит внутрь заго­род­ки. Слу­жи­тель дает ему трость той же окрас­ки, как и судеб­ное отде­ле­ние, кото­рое долж­но иметь ту же бук­ву, какая обо­зна­че­на на желу­де, чтобы он обя­за­тель­но вошел в то имен­но отде­ле­ние суда, кото­рое было ему ука­за­но жре­би­ем; если он вой­дет в дру­гое, его выда­ет цвет его тро­сти. (2) Дело в том, что в каж­дом судеб­ном отде­ле­нии при­то­ло­ка у вхо­да окра­ше­на в осо­бый цвет. Судья, полу­чив трость, идет в отде­ле­ние суда того цве­та, что и его трость, и с той же бук­вой, какая на желу­де. Вой­дя внутрь, он полу­ча­ет государ­ствен­ную мар­ку от лица, выбран­но­го для этой цели по жре­бию568. (3) Затем эти судьи, вой­дя таким обра­зом в судеб­ное поме­ще­ние, садят­ся там569, имея в руках желудь и трость. Тем же, кото­рые по жре­бию не попа­ли в это чис­ло, рас­клад­чи­ки воз­вра­ща­ют их таб­лич­ки. (4) Меж­ду тем государ­ствен­ные рабы пере­да­ют от каж­дой филы в каж­дое судеб­ное отде­ле­ние один из тех ящич­ков, в кото­рых нахо­дят­ся име­на граж­дан филы, зачис­лен­ных в дан­ное отде­ле­ние суда. Они пере­да­ют их судьям, чис­лом с. 90 пяти570, изби­ра­е­мым по жре­бию для этой цели в каж­дом отде­ле­нии суда и обя­зан­ным воз­вра­щать по сче­ту эти таб­лич­ки вла­дель­цам; вызы­вая по ним, они долж­ны выпла­чи­вать жало­ва­нье.

66. Когда во всех отде­ле­ни­ях суда набе­рет­ся пол­ный состав, в пер­вом из отде­ле­ний ста­вят две бал­ло­ти­ро­воч­ные урны и кла­дут брон­зо­вые куби­ки, окра­шен­ные в цве­та судеб­ных отде­ле­ний, и еще дру­гие куби­ки, на кото­рых напи­са­ны име­на долж­ност­ных лиц. Двое из фесмо­фе­тов, избран­ные по жре­бию, кла­дут отдель­но куби­ки того и дру­го­го рода, один — цвет­ные — в одну урну, дру­гой — с име­на­ми долж­ност­ных лиц — в дру­гую. Кто из долж­ност­ных лиц будет пер­вым избран по жре­бию, того и объ­яв­ля­ют через гла­ша­тая пред­се­да­те­лем в пер­вом же, какое будет избра­но по жре­бию, отде­ле­нии суда; кто — вто­рым, того — пред­се­да­те­лем во вто­ром, и так же дела­ет­ся и для осталь­ных. Этим преду­смат­ри­ва­ет­ся, чтобы никто не знал напе­ред, в каком отде­ле­нии он будет, но чтобы каж­дый пред­се­да­тель­ство­вал в том, кото­рое будет опре­де­ле­но ему по жре­бию.

(2) Когда судьи явят­ся и будут рас­пре­де­ле­ны по всем судеб­ным отде­ле­ни­ям, в каж­дом из них долж­ност­ное лицо, испол­ня­ю­щее обя­зан­но­сти пред­се­да­те­ля, выни­ма­ет из каж­до­го ящич­ка одну таб­лич­ку, чтобы соста­ви­лось десять — по одно­му лицу из каж­дой филы, — и кла­дет эти таб­лич­ки в дру­гой, пустой ящи­чек. Затем из этих лиц рас­пре­де­ля­ет пяте­рых, на кото­рых преж­де все­го падет жре­бий, — одно­го к воде571, а осталь­ных чет­ве­рых к бал­ло­ти­ро­воч­ным камеш­кам572, чтобы никто не мог всту­пить в сдел­ку ни с заве­ду­ю­щим водой, ни с заве­ду­ю­щим бал­ло­ти­ро­воч­ны­ми камеш­ка­ми и чтобы в этом отно­ше­нии не было ника­ко­го зло­упо­треб­ле­ния. (3) Пяте­ро не попав­ших по жре­бию в это чис­ло полу­ча­ют от пред­се­да­те­лей пред­пи­са­ние отно­си­тель­но того, по с. 91 како­му рас­че­ту и в каком месте в самом суде долж­на будет полу­чать жало­ва­нье каж­дая из фил, когда окон­чит суд. Это дела­ет­ся для того, чтобы судьи полу­ча­ли день­ги в раз­ное вре­мя и неболь­ши­ми груп­па­ми во избе­жа­ние вза­им­ных неудо­воль­ствий, слу­ча­ю­щих­ся при скоп­ле­нии боль­шой тол­пы в одном месте.

67. По окон­ча­нии это­го пред­се­да­тель­ству­ю­щие объ­яв­ля­ют об откры­тии судо­про­из­вод­ства — част­но­го, когда раз­би­ра­ют част­ные дела (обык­но­вен­но берут сче­том четы­ре573 дела из всех исков, пола­га­ю­щих­ся по зако­ну; при этом сто­ро­ны при­но­сят при­ся­гу гово­рить по суще­ству дела); когда же пред­сто­ит раз­би­рать дела государ­ствен­но­го харак­те­ра, объ­яв­ля­ют о государ­ствен­ных про­цес­сах и раз­би­ра­ют из них все­го один.

(2) Там сто­ят клеп­сид­ры574, снаб­жен­ные труб­ка­ми и сточ­ны­ми отвер­сти­я­ми. В эти клеп­сид­ры нали­ва­ют воду, по кото­рой долж­но раз­ме­рять дли­тель­ность про­из­но­си­мых на суде речей. Клеп­сид­ра дает­ся вме­сти­мо­стью в десять хоев575 для про­цес­сов на сум­му свы­ше пяти тысяч драхм576 и в три хоя для вто­рой речи577; в семь хоев и в два хоя для про­цес­сов на сум­му не свы­ше пяти тысяч драхм; в пять хоев и в два хоя — для про­цес­сов на сум­му не свы­ше тыся­чи драхм; в шесть хоев для спо­ров о пра­во­спо­соб­но­сти, при кото­рых вто­рой речи уже не пола­га­ет­ся вовсе. (3) Лицо, при­став­лен­ное по жре­бию к воде578, закры­ва­ет труб­ку579, когда сек­ре­та­рю пред­сто­ит читать закон или сви­де­тель­ское пока­за­ние, или кон­тракт580. Когда же для про­цес­са отво­дит­ся точ­но рас­пре­де­лен­ный день581, тогда заве­ду­ю­щий не закры­ва­ет ее, но рав­ное коли­че­ство воды дает­ся и ист­цу и ответ­чи­ку. (4) Это рас­пре­де­ле­ние уста­нав­ли­ва­ет­ся при­ме­ни­тель­но к про­дол­жи­тель­но­сти дня в меся­це посей­деоне582. Это — вре­мя, когда дни быва­ют коро­че…583 чтобы все­гда полу­ча­ли оди­на­ко­вое коли­че­ство воды, с. 92 име­ют­ся два сосу­да — один для обви­ни­те­лей, дру­гой для под­су­ди­мых. (5) В про­цес­сах без преду­смот­рен­но­го зако­ном нака­за­ния… вто­рич­ном голо­со­ва­нии. День быва­ет стро­го рас­пре­де­лен при раз­би­ра­тель­стве осо­бо важ­ных про­цес­сов, кото­рые вле­кут за собой заклю­че­ние в тюрь­му, смерт­ную казнь, изгна­ние, лише­ние граж­дан­ской чести или кон­фис­ка­цию иму­ще­ства. Сюда отно­сят­ся и такие слу­чаи, когда в зако­нах не обо­зна­че­но, како­му нака­за­нию или штра­фу дол­жен под­верг­нуть­ся винов­ный584.

68. Боль­шин­ство судеб­ных отде­ле­ний состо­ит из пяти­сот одно­го чле­на, <им предо­став­ля­ет­ся судить по обще­ствен­ным делам>. Когда тре­бу­ет­ся поста­вить осо­бен­но серьез­ное дело на обсуж­де­ние тысяч­но­го соста­ва, в гели­ею соби­ра­ет­ся двой­ной состав суда. Дела исклю­чи­тель­ной важ­но­сти пере­да­ют­ся на рас­смот­ре­ние тыся­чи пяти­сот судей, т. е. трой­но­го соста­ва суда.

(2) Бал­ло­ти­ро­воч­ные «камеш­ки» — мед­ные с тру­боч­кой посе­ре­дине585; поло­ви­на их — про­свер­лен­ные, дру­гие — цель­ные. Когда пре­ния сто­рон закон­че­ны, те лица, кото­рым выпа­ло по жре­бию состо­ять при бал­ло­ти­ро­воч­ных камеш­ках, вру­ча­ют каж­до­му из судей по два камеш­ка — про­свер­лен­ный и цель­ный, и обе спо­ря­щие сто­ро­ны долж­ны видеть это, чтобы никто не мог полу­чить ни оба цель­ных, ни оба про­свер­лен­ных. Дру­гое лицо, избран­ное по жре­бию, отби­ра­ет тро­сти586, вме­сто кото­рых каж­дый пода­ю­щий голос полу­ча­ет брон­зо­вую мар­ку с про­став­лен­ной на ней циф­рой «3» (воз­вра­щая ее, он полу­ча­ет три обо­ла), для того чтобы все пода­ва­ли голо­са, так как никто не может полу­чить мар­ку, если он не будет участ­во­вать в голо­со­ва­нии.

(3) В суде сто­ят две амфо­ры — одна брон­зо­вая, дру­гая дере­вян­ная. Они постав­ле­ны порознь одна от дру­гой, чтобы нель­зя было под­ки­нуть неза­мет­но с. 93 лиш­них камеш­ков. В эти амфо­ры опус­ка­ют свои камеш­ки судьи. Брон­зо­вая име­ет реша­ю­щее зна­че­ние, дере­вян­ная не берет­ся в рас­чет. Брон­зо­вая покры­та крыш­кой с про­свер­лен­ным отвер­сти­ем, через кото­рое может прой­ти толь­ко один бал­ло­ти­ро­воч­ный каме­шек, чтобы одно лицо не мог­ло опу­стить двух.

(4) Перед тем как судьи долж­ны будут при­сту­пить к голо­со­ва­нию, гла­ша­тай объ­яв­ля­ет сна­ча­ла, не пред­по­ла­га­ют ли про­тив­ни­ки оспа­ри­вать сви­де­тель­ских пока­за­ний. Дело в том, что обжа­ло­ва­ние не допус­ка­ет­ся, когда судьи нач­нут пода­вать голо­са. Затем он сно­ва объ­яв­ля­ет: «про­свер­лен­ный каме­шек — за пер­во­го гово­рив­ше­го, цель­ный — за гово­рив­ше­го послед­ним»587. После это­го судья берет каме­шек с под­став­ки све­тиль­ни­ка и, ста­ра­ясь про­су­нуть труб­ку камеш­ка так, чтобы при этом не пока­зы­вать тяжу­щим­ся ни про­свер­лен­но­го, ни цель­но­го, опус­ка­ет каме­шек, выра­жа­ю­щий его при­го­вор, в брон­зо­вую амфо­ру, каме­шек, не име­ю­щий тако­го зна­че­ния, — в дере­вян­ную.

69. Когда все пода­дут голо­са, слу­жи­те­ли берут амфо­ру с реша­ю­щим зна­че­ни­ем и высы­па­ют на счет­ную дос­ку, снаб­жен­ную дыр­ка­ми, все какие есть камеш­ки, чтобы они лежа­ли на виду и их лег­ко было под­счи­ты­вать и чтобы про­свер­лен­ные и цель­ные были вид­ны тяжу­щим­ся. Лица, при­став­лен­ные по жре­бию к бал­ло­ти­ро­воч­ным камеш­кам, под­счи­ты­ва­ют их на счет­ной дос­ке, отдель­но цель­ные, отдель­но про­свер­лен­ные. Затем гла­ша­тай объ­яв­ля­ет чис­ло голо­сов, при­чем про­свер­лен­ные идут за ист­ца, цель­ные — за ответ­чи­ка. За кого ока­жет­ся боль­ше, тот выиг­ры­ва­ет дело, а если голо­сов ока­жет­ся поров­ну, выиг­ры­ва­ет под­су­ди­мый.

(2) После это­го еще про­из­во­дят оцен­ку588, если тре­бу­ет­ся ее сде­лать, при­чем пода­ют голо­са таким же обра­зом: воз­вра­ща­ют мар­ку и полу­ча­ют обрат­но трость589. с. 94 На эту оцен­ку отво­дит­ся каж­дой сто­роне вре­мя, изме­ря­е­мое пол­хо­ем воды.

Когда судья­ми выпол­не­ны все воз­ла­га­е­мые на них по зако­нам судей­ские обя­зан­но­сти, они полу­ча­ют жало­ва­нье по оче­ре­ди в том месте, где каж­до­му назна­че­но жре­би­ем590.

Отрыв­ки из не дошед­шей до нас началь­ной части «Афин­ской поли­тии»591

1

Афи­няне пер­во­на­чаль­но име­ли у себя цар­скую власть. Когда же у них посе­лил­ся Ион, тогда впер­вые они ста­ли назы­вать­ся ионя­на­ми (Герак­лид, эпи­то­ма 1). Апол­ло­на афи­няне чтут в госу­дар­стве, как «отче­го» от Иона, пото­му что, когда он засе­лил Атти­ку, как гово­рит Ари­сто­тель, афи­няне были про­зва­ны ионя­на­ми и Апол­лон был назван у них «отчим» (Гар­по­кра­ти­он, «Апол­лон отчий»). Апол­ло­на афи­няне чтут как «отче­го», так как поле­марх афи­нян Ион был сыном Апол­ло­на и Кре­усы, супру­ги Ксуфа (Схо­лии к Ари­сто­фа­ну, «Пти­цы» 1527).

2

Пан­ди­он, всту­пив­ший на пре­стол после Эрех­фея, раз­де­лил власть меж­ду сво­и­ми сыно­вья­ми (эпи­то­ма 1): Эгею он дал область вокруг горо­да, Лику — гор­ную, Пал­лан­ту — при­бреж­ную область, Нису — Мега­ри­ду. Они посто­ян­но враж­до­ва­ли друг с дру­гом (эпи­то­ма 2).

3

Но Фесей клик­нул клич и собрал их на рав­ных и спра­вед­ли­вых усло­ви­ях (эпи­то­ма 2).

4

Желая еще более уве­ли­чить город, Фесей при­гла­шал всех на рав­ных пра­вах, и воз­глас: «Сюда иди­те, с. 95 все наро­ды», стал, как гово­рят, кли­чем Фесея, когда он уста­нав­ли­вал какое-нибудь все­на­род­ное собра­ние. Впро­чем, он не оста­вил без вни­ма­ния того обсто­я­тель­ства, что демо­кра­тия ста­ла небла­го­устро­ен­ной и сме­шан­ной вслед­ствие нахлы­нув­ше­го не раз­де­лен­но­го мно­же­ства наро­да, но пер­вый выде­лил осо­бо эвпат­ри­дов, гео­мо­ров и деми­ур­гов и предо­ста­вил эвпат­ри­дам решать боже­ствен­ные дела, постав­лять долж­ност­ных лиц и быть изъ­яс­ни­те­ля­ми зако­нов и истол­ко­ва­те­ля­ми свет­ских и рели­ги­оз­ных дел. Этим он поста­вил их как бы наравне с осталь­ны­ми граж­да­на­ми, при­чем эвпат­ри­ды, как каза­лось, пре­вы­ша­ли осталь­ных сла­вой, гео­мо­ры — при­но­си­мой поль­зой, а деми­ур­ги — чис­лен­но­стью. Что он пер­вый сде­лал уклон в инте­ре­сах тол­пы, как гово­рит Ари­сто­тель, и отка­зал­ся от монар­хи­че­ско­го обра­за прав­ле­ния, об этом сви­де­тель­ству­ет, кажет­ся, и Гомер в «Перечне кораб­лей» (Ил., II, 547), назвав одних толь­ко афи­нян «наро­дом» (демос) (Плу­тарх, Фесей, 25).

5

Ген­не­ты. В древ­но­сти афин­ский народ, преж­де чем Кли­сфен устро­ил раз­де­ле­ние на филы, был раз­де­лен на зем­ле­дель­цев и ремес­лен­ни­ков. И они состав­ля­ли четы­ре филы. Каж­дая из фил име­ла три части, кото­рые назы­ва­лись фат­ри­я­ми592 и трит­ти­я­ми. Из них каж­дая состо­я­ла из 30 родов, и каж­дый род имел 30 муж­чин, при­чис­лен­ных к родам и назы­вав­ших­ся ген­не­та­ми. Из их чис­ла изби­ра­лись по жре­бию на жре­че­ские долж­но­сти, у каж­до­го свои осо­бен­ные, напри­мер Эвмол­пи­ды, Кери­ки и Эте­обу­та­ды, по сло­вам Ари­сто­те­ля, кото­рый гово­рит в «Афин­ской поли­тии» сле­ду­ю­щее: «Они были раз­де­ле­ны на четы­ре филы напо­до­бие вре­мен года; каж­дая из фил была раз­де­ле­на на три части так, чтобы в общем соста­ви­лось две­на­дцать частей, — с. 96 столь­ко, сколь­ко меся­цев в году. Они назы­ва­лись трит­ти­я­ми и фат­ри­я­ми. Фат­рия была состав­ле­на из трид­ца­ти родов, как месяц из дней, а род состо­ял из трид­ца­ти муж­чин» (Lexicon Dem. Patm., p. 152).

Ари­сто­тель гово­рит, что весь народ в Афи­нах был раз­де­лен на зем­ле­дель­цев и ремес­лен­ни­ков и состав­лял четы­ре филы, а в каж­дой филе было три части, кото­рые назы­ва­ют­ся трит­ти­я­ми и фат­ри­я­ми. В каж­дой из послед­них было по трид­ца­ти родов, а каж­дый род состо­ял из трид­ца­ти муж­чин. Эти послед­ние, при­чис­лен­ные к родам, назы­ва­ют­ся ген­не­та­ми (Схо­лии к Пла­то­ну, Аксиох 371 Д.).

Трит­тия. Трит­тия есть тре­тья часть филы; фила раз­де­ля­ет­ся на три части: трит­тии, пле­ме­на и фат­рии, как гово­рит Ари­сто­тель в «Афин­ской поли­тии» (Гар­по­кра­ти­он, τριττύς ср. в Moeris γεννηταί, Harb. γενν. Suidas γενν. 1).

6

Он (Фесей), при­дя на Ски­рос, погиб, сбро­шен­ный со скал Лико­ме­дом, так как тот боял­ся, чтобы он не завла­дел ост­ро­вом. Афи­няне впо­след­ствии, после мидий­ских войн, пере­нес­ли к себе его остан­ки (эпи­то­ма 2).

Ари­сто­тель рас­ска­зы­ва­ет, что Фесей, при­дя на Ски­рос, есте­ствен­но, вслед­ствие род­ства с Эге­ем, чтобы посмот­реть стра­ну, погиб, сбро­шен­ный со скал, так как быв­ший тогда царем Лико­мед побо­ял­ся его. Афи­няне же после мидий­ских войн, соглас­но про­ри­ца­нию, взя­ли его остан­ки к себе и пре­да­ли погре­бе­нию (Вати­кан­ские схо­лии к Эври­пи­ду, Иппо­лит, 11).

ЭПИТОМА593 ГЕРАКЛИДА

1. Афи­няне пер­во­на­чаль­но име­ли у себя цар­скую власть. Когда же Ион посе­лил­ся с ними, тогда впер­вые они ста­ли назы­вать­ся ионя­на­ми. Пан­ди­он, всту­пив­ший с. 97 на пре­стол после Эрех­фея, раз­де­лил власть меж­ду сыно­вья­ми. 2. Эти послед­ние посто­ян­но враж­до­ва­ли меж­ду собой. Но Фесей клик­нул клич и собрал их594 на спра­вед­ли­вых и рав­ных нача­лах. При­дя на Ски­рос, он там погиб, сбро­шен­ный со скал Лико­ме­дом, так как тот боял­ся, чтобы он не завла­дел ост­ро­вом. Афи­няне впо­след­ствии, после мидий­ских войн, пере­нес­ли к себе его остан­ки. 3. Со вре­ме­ни же Код­ри­дов царей более не изби­ра­ли, так как каза­лось, что они пре­да­ют­ся рос­ко­ши и сде­ла­лись сла­бы­ми. Гип­по­мен, один из Код­ри­дов, желая изба­вить себя от наре­ка­ний и застав любов­ни­ка у сво­ей доче­ри Лей­мо­ны, погу­бил его, запряг­ши в колес­ни­цу, а ее при­вя­зал к лоша­ди, так что она погиб­ла. 4. Сто­рон­ни­ков Кило­на, бежав­ших к алта­рю боги­ни вслед­ствие обви­не­ния в захва­те тира­нии, уби­ли сто­рон­ни­ки Мегак­ла. И совер­шив­ших это изгна­ли как нече­стив­цев. 5. Солон, состав­ляя зако­ны для афи­нян, про­из­вел так­же и отме­ну дол­гов, так назы­ва­е­мую сиса­хфию. Но так как неко­то­рые доса­жда­ли ему отно­си­тель­но зако­нов, он уехал в Еги­пет. 6. Писи­страт, про­быв тира­ном 33 года, умер ста­ри­ком. Гип­парх, сын Писи­стра­та, был лег­ко­мыс­лен­ный, склон­ный к любов­ным похож­де­ни­ям и люби­тель муз, млад­ший же, Фес­сал, кро­ме того и дерз­кий. Несмот­ря на то, что он595 был тира­ном, убить его не уда­лось, а уби­ли его бра­та Гип­пар­ха. А Гип­пий стал пра­вить как тиран самым жесто­ким обра­зом. 7. И он596 пред­ло­жил закон об остра­кис­ме, кото­рый был направ­лен про­тив людей, стре­мя­щих­ся к тира­нии. В чис­ле изгнан­ных остра­кисмом были Ксан­фипп и Ари­стид. 8. Эфи­альт…

<Кимон> предо­став­лял со сво­их полей соби­рать уро­жай жела­ю­щим, из кото­рых мно­гих уго­щал обе­да­ми. 9. Кле­он, взяв власть в свои руки, рас­ша­тал поли­ти­че­ский строй.

с. 98 А еще более это сде­ла­ли после него те597, кото­рые все пере­пол­ни­ли без­за­ко­ни­ем и погу­би­ли не менее 1 500 чело­век. После того как они были низ­верг­ну­ты, во гла­ве госу­дар­ства сто­я­ли Фра­си­бул и Ринон, чело­век пре­крас­ный и чест­ный. 10. Феми­сто­кл и Ари­стид… Совет Аре­о­па­га имел боль­шую силу.

11. Они598 забо­тят­ся так­же и об ули­цах, чтобы кто-нибудь не застра­и­вал их или не воз­во­дил над ними бал­ко­нов. Рав­ным обра­зом назна­ча­ют599 и один­на­дцать, на обя­зан­но­сти кото­рых долж­но быть попе­че­ние об узни­ках в тюрь­ме. Есть еще и 9 архон­тов… 6 фесмо­фе­тов, кото­рые после доки­ма­сии дают при­ся­гу пра­вить по спра­вед­ли­во­сти и не брать взя­ток, в про­тив­ном слу­чае обя­зу­ют­ся поста­вить золо­тую ста­тую. Басилевс заве­ду­ет жерт­во­при­но­ше­ни­я­ми и <поле­марх> воен­ны­ми дела­ми.

ПРИМЕЧАНИЯ


с. 99

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

К раз­де­лу I

1[1] Име­ют­ся в виду собы­тия око­ло 649 г. до н. э. Началь­ная часть трак­та­та, в кото­рой, как вид­но из крат­ко­го резю­ме всей исто­ри­че­ской части гла­вы 41, изла­гал­ся пер­во­на­чаль­ный строй цар­ской эпо­хи — сине­кисм Иона и «поли­тия» Фесея, — не сохра­ни­лась; от нее име­ют­ся толь­ко отдель­ные отрыв­ки, сохра­нен­ные в цита­тах позд­них писа­те­лей (см. стр. 94 и сл.). Из гла­вы о Кило­но­вой сму­те до нас дошла толь­ко заклю­чи­тель­ная часть. Подроб­но­сти это­го собы­тия у Герод­о­та, Фуки­ди­да и Плу­тар­ха — см. При­ло­же­ние I.

2[2] Полу­ле­ген­дар­ная лич­ность. Одни (Плу­тарх, Дио­ген Лаэрт­ский, Сви­да) счи­та­ют его совре­мен­ни­ком Соло­на, дру­гие (Пла­тон, Leges, 642 D) отно­сят при­бли­зи­тель­но к 500 г.

К раз­де­лу II

3[1] «Ближ­ние», от сло­ва πέλας — «близ­ко», поло­же­ние, по-види­мо­му, близ­кое к рим­ским кли­ен­там.

4[2] Сами древ­ние раз­лич­но объ­яс­ня­ли этот тер­мин: люди, кото­рые пла­ти­ли шестую долю уро­жая вла­дель­цу зем­ли (Плу­тарх, Солон, 13; Геси­хий, s. v. ἐπίμορτος) или от уро­жая удер­жи­ва­ли толь­ко шестую часть (Фотий, s. v. πελάται, Геси­хий, s. v. ἑκτήμοροι, схо­ли­аст к Plato, Euthyphron, 4, C, Eust, ad Od.; XIX, 28). Вто­рое явля­ет­ся более прав­до­по­доб­ным. См. Бузе­скул, Афин­ская поли­тия, стр. 303 и сл.

5[3] Про­стат — «патрон», «заступ­ник». Это — поли­ти­че­ский и юри­ди­че­ский тер­мин, обо­зна­ча­ю­щий чело­ве­ка, кото­рый берет кого-нибудь под свое покро­ви­тель­ство и отста­и­ва­ет чьи-нибудь инте­ре­сы. Часто так назы­ва­ют­ся вожди народ­ной пар­тии. Неко­то­рые пере­во­дят это сло­во: «пред­ста­те­ли» или «пред­сто­я­те­ли». Вви­ду свое­об­ра­зия это­го тер­ми­на мы сохра­ня­ем гре­че­скую фор­му.

6[4] Ион — мифи­че­ский царь, сын Апол­ло­на и Кре­усы, доче­ри царя Эрех­фея. Ари­сто­тель видел в нем исто­ри­че­скую лич­ность и при­пи­сы­вал ему пер­во­на­чаль­ное объ­еди­не­ние Атти­ки в одно госу­дар­ство (см. гл. 41). По пре­да­нию, он был при­зван в с. 100 каче­стве вое­на­чаль­ни­ка (поле­мар­ха) во вре­мя вой­ны Афин с Элев­си­ном при мифи­че­ском царе Эрех­фее (см. в отде­ле «Отрыв­ки», 1, стр. 94).

7[5] Медонт — сын послед­не­го афин­ско­го царя Код­ра, а Акаст — пре­ем­ник Медон­та.

8[6] Место не вполне ясное. Дру­гие объ­яс­ня­ют и пере­во­дят так: «в его цар­ство­ва­ние Код­ри­ды отка­за­лись от при­ви­ле­гий дан­ных архон­ту».

9[7] Име­ют­ся вви­ду, оче­вид­но, куль­ты — см. ниже, гл. 56.

10[8] Буко­лий — храм Дио­ни­са, пас­ты­ря быков βουκόλος Дио­нис сам ино­гда пред­став­лял­ся в виде быка. При­та­ней — одно из выс­ших государ­ствен­ных учре­жде­ний, функ­ции кото­ро­го нам неиз­вест­ны; поме­щал­ся он к севе­ро-восто­ку от Акро­по­ля.

11[9] Мисти­че­ский обряд на празд­ни­ке Анфе­сте­рий (в фев­ра­ле) или Вели­ких Дио­ни­сий (в мар­те).

12[10] По-види­мо­му, эта лич­ность явля­ет­ся пло­дом домыс­ла. Вер­нее все­го, что назва­ние обра­зо­ва­лось по месту нахож­де­ния, ἐπὶ Λυκείῳ — близ свя­ти­ли­ща Апол­ло­на Ликей­ско­го.

К раз­де­лу III

13[1] Автор отсчи­ты­ва­ет здесь вре­мя, по-види­мо­му, от момен­та поку­ше­ния Кило­на. Изло­же­ние, таким обра­зом, не счи­та­ет­ся с тем, что рас­сказ о Килоне отде­лен дву­мя гла­ва­ми (2-й и 3-й).

14[2] Т. е. в 621/620 г. до н. э.

15[3] Т. е. шлем, пан­цырь, боль­шой круг­лый щит, копье и меч. Иметь пол­ное воору­же­ние мог­ли толь­ко люди зажи­точ­ные, так что это было при­зна­ком иму­ще­ствен­но­го достат­ка.

16[4] Око­ло 400 руб. Заме­ча­тель­но, что рас­чет состо­я­ния ведет­ся на день­ги, тогда как у Соло­на дохо­ды граж­дан исчис­ля­ют­ся нату­рой.

17[5] Око­ло 4 000 руб­лей.

18[6] Опи­са­ние дра­кон­тов­ско­го строя вызы­ва­ет целый ряд недо­уме­ний. В «Поли­ти­ке» (II, 12, p. 1274 b, 15) Ари­сто­тель гово­рит, что Дра­кон­ту при­над­ле­жат уго­лов­ные зако­ны, а кон­сти­ту­ции он не создал. Ниже, в гла­ве 41, резю­ми­руя поли­ти­че­ские пере­ме­ны в Афи­нах, Ари­сто­тель не вклю­ча­ет зако­но­да­тель­ство Дра­кон­та в их чис­ло. С дру­гой сто­ро­ны, есть целый ряд пунк­тов, не соот­вет­ству­ю­щих по сво­е­му харак­те­ру ран­ней эпо­хе поли­ти­че­ской жиз­ни: иму­ще­ствен­ные клас­сы, опре­де­ля­е­мые по дохо­ду (пен­та­ко­сио­ме­дим­ны, всад­ни­ки, зев­ги­ты) и по денеж­но­му состо­я­нию (усло­вия для избра­ния на выс­шие долж­но­сти), а так­же по обла­да­нию тяже­лым воору­же­ни­ем, Совет из 401 чле­на (ср. ниже, гл. 8, 4, соглас­но кото­рой впер­вые Солон учре­жда­ет Совет четы­рех­сот), обя­зан­ность всех граж­дан, удо­вле­тво­ря­ю­щих извест­ным усло­ви­ям, испол­нять выс­шие долж­но­сти по оче­ре­ди, штра­фы за непо­се­ще­ние засе­да­ний, упо­ми­на­ние долж­но­сти стра­те­гов, кото­рая обыч­но счи­та­ет­ся учре­жден­ной в эпо­ху Кли­сфе­на (см. ниже, гл. 22, 2). Эти дан­ные близ­ко напо­ми­на­ют про­ек­ты неко­то­рых оли­гар­хов пери­о­да кон­ца Пело­пон­нес­ской вой­ны. Осо­бой комис­сии было пору­че­но выяс­нить сущ­ность дра­кон­то-соло­нов­ско­го устрой­ства (см. ниже, гл. 29, 3). Одна над­пись, с. 101 от 409 г., сохра­нив­ша­я­ся в под­лин­ни­ке на камне (см. При­ло­же­ние III); содер­жит реше­ние по это­му вопро­су, а так­же и новую пуб­ли­ка­цию этих зако­нов. Этот вопрос, по-види­мо­му, часто обсуж­дал­ся в оли­гар­хи­че­ских кру­гах, и так как в афин­ском обще­стве было очень смут­ное пред­став­ле­ние об этих зако­нах, то в поли­ти­че­ских пам­фле­тах авто­ры пыта­лись пред­ста­вить это зако­но­да­тель­ство в духе сво­их пар­тий. По-види­мо­му, Ари­сто­тель заим­ство­вал из како­го-нибудь пам­фле­та тако­го рода содер­жа­ние дан­ной гла­вы. См. Бузе­скул, Афин­ская поли­тия, стр. 309 и сл.

К раз­де­лу IV

19[1] В древ­но­сти так назы­ва­лось сти­хо­тво­ре­ние, напи­сан­ное дву­сти­ши­я­ми из гек­са­мет­ра и пен­та­мет­ра (эле­ги­че­ское дву­сти­шие), неза­ви­си­мо от содер­жа­ния. По-види­мо­му, при­во­ди­мые сти­хи явля­ют­ся нача­лом поэ­мы, из кото­рой отры­вок сохра­нен у Демо­сфе­на (De falsa legatione, 255). См. При­ло­же­ние V.

20[2] Сло­ва «издал зако­ны», — может быть, позд­няя встав­ка, ср. 7, 1.

21[3] Σεισάχθεια — бук­валь­но «стря­хи­ва­ние бре­ме­ни». Уже сами древ­ние по-раз­но­му объ­яс­ня­ли эту меру: одни (в том чис­ле Фило­хор и Ари­сто­тель) виде­ли в этом пол­ную отме­ну дол­гов, дру­гие (в том чис­ле Анд­ро­ти­он) — лишь частич­ное облег­че­ние путем сло­же­ния про­цен­тов или изме­не­ния монет­ной систе­мы. См. ниже, гл. 10.

22[4] Две вер­сии в источ­ни­ках Ари­сто­те­ля. Мы не зна­ем имен авто­ров. Эти вер­сии харак­те­ри­зу­ют­ся толь­ко по обще­му направ­ле­нию: демо­кра­ти­че­ская и оли­гар­хи­че­ская.

23[5] Αναξίοις. Текст папи­ру­са нераз­бор­чив; дру­гие чита­ют φανεροῖς — «явных».

24[6] Дере­вян­ные выбе­лен­ные дос­ки высо­той при­бли­зи­тель­но в рост чело­ве­ка, состав­лен­ные в виде приз­мы, кото­рая вра­ща­лась на оси для удоб­ства чте­ния. Как вид­но из Плу­тар­ха, их было не менее 16 (Солон, 19, 23, 24).

25[7] В цар­ском пор­ти­ке Στοὰ βασίλειος, где засе­дал басилевс; место­по­ло­же­ние неиз­вест­но.

26[8] См. ниже, гл. 55, 5. Дума­ют, что эта ста­туя в рост чело­ве­ка долж­на была изоб­ра­жать само­го винов­но­го. Одна­ко сомни­тель­но, чтобы винов­ный уве­ко­ве­чи­вал­ся таким обра­зом. Ско­рее, дело идет о ста­туе кого-нибудь из богов.

27[9] Сло­ва «како­вое раз­де­ле­ние было уже и рань­ше» неко­то­рые счи­та­ют позд­ней­шей встав­кой.

28[10] Фет — бук­валь­но «батрак», что и пока­зы­ва­ет соци­аль­ное зна­че­ние этой части граж­дан.

29[11] См. ниже, гл. 8, 1, и 47, 1.

30[12] См. ниже, гл. 47, 2.

31[13] См. ниже, гл. 52.

32[14] Кола­кре­ты — пер­во­на­чаль­но при­служ­ни­ки при обще­ствен­ных жерт­во­при­но­ше­ни­ях и обе­дах, потом — финан­со­вая долж­ность; каз­на­чеи нав­кра­рий при Перик­ле заве­до­ва­ли раз­да­чей жало­ва­нья судьям. После 403 г. об этой долж­но­сти нет ника­ких упо­ми­на­ний.

с. 102

33[15] Таким обра­зом, на долж­ность архон­тов изби­ра­ют­ся толь­ко пен­та­ко­сио­ме­дим­ны; зев­ги­ты пер­во­на­чаль­но допус­ка­лись толь­ко на низ­шие долж­но­сти, к выс­шим допу­ще­ны толь­ко позд­нее (см. гл. 26, 2).

34[16] Мерой сыпу­чих тел явля­ет­ся медимн (51,84 лит­ра), мерой жид­ких тел — мет­рет (око­ло 39 лит­ров).

35[17] Т. е. сын Дифи­ла.

36[18] Обыч­но один из фесмо­фе­тов. Тео­ре­ти­че­ски, феты нико­гда не име­ли пра­ва на заня­тие этой долж­но­сти, но со вто­рой поло­ви­ны V в. на это ста­ли смот­реть сквозь паль­цы и таким обра­зом фак­ти­че­ски полу­чи­ли доступ и феты.

37[19] Бобы слу­жи­ли в каче­стве бал­ло­ти­ро­воч­ных шаров.

38[20] Искон­ное деле­ние Атти­ки на четы­ре филы: геле­он­тов, гопле­тов, эги­ко­ре­ев и арга­де­ев.

39[21] Фило­ба­силевс — т. е. «царь филы».

40[22] Трит­тия — треть. Нав­кра­рии — окру­га, на кото­рые раз­де­ля­лась Атти­ка в целях построй­ки кораб­лей.

41[23] Πόλις в древ­нем зна­че­нии, в смыс­ле «акро­поль».

42[24] О так назы­ва­е­мой «исан­ге­лии» см. ниже, гл. 43, 4.

43[25] Ср. ниже, гл. 35, 2, и самый закон у Плу­тар­ха, Solon, 20.

44[26] Мож­но видеть тут оли­гар­хи­че­скую вер­сию рас­ска­за, ср. гл. 35, 2.

45[27] Фидон — тиран г. Аргоса VIII или VII в. до н. э. Уста­нов­лен­ные им меры вошли в упо­треб­ле­ние в Пело­пон­не­се, через о. Эги­ну пере­шли и в Афи­ны, где неред­ко назы­ва­ют­ся «эгин­ски­ми». Нача­ло чекан­ки монет в Гре­ции отно­сит­ся при­бли­зи­тель­но к 700 г. до н. э.

46[28] Эгин­ская сереб­ря­ная мина = 630 грам­мов, эвбей­ская = 436,7 грам­ма, сле­до­ва­тель­но эгин­ская драх­ма = 6,3 грам­ма. Таким обра­зом, 100 эвбей­ских драхм = 437,7 : 6,3 = 693063 эгин­ских драхм, т. е. при­бли­зи­тель­но 70. Атфи­до­граф Анд­ро­ти­он (Plut. Sol., 15. См. При­ло­же­ние IV) выска­зы­вал мне­ние, что 73 эгин­ских драх­мы по весу рав­ня­лись 100 атти­че­ским (эвбей­ским). Раз­ни­ца с Ари­сто­те­лем, веро­ят­но, осно­вы­ва­ет­ся на коле­ба­нии в весе: Анд­ро­ти­он берет мак­си­маль­ный, Ари­сто­тель — сред­ний вес.

47[29] Обыч­ный талант = 60 минам.

48[30] Ста­тер = 150 мины, т. е. 2 драх­мы, 8,73 грам­ма. Дру­ги­ми сло­ва­ми, весо­вая еди­ни­ца уве­ли­чи­лась на 5 %.

49[31] Дело идет по-види­мо­му о пере­де­ле зем­ли, ср. 12, 3.

50[32] Так назы­ва­е­мые ὅροι — погра­нич­ные стол­бы, на кото­рых обо­зна­ча­лось, кому и в какой сум­ме зало­же­но дан­ное вла­де­ние. Таких стол­бов нема­ло сохра­ни­лось от вре­ме­ни кон­ца IV в. См. Dittenberger, Sylloge inscriptionum Graecarum, 3 ed., № 1193—1197, Dareste, Haussoullier, Reinach, Recueil des inscriptions juridiques grecques, fasc. I, p. 1891, p. 107—142.

51[33] Текст это­го сти­ха испор­чен. Пере­вод дан толь­ко по обще­му смыс­лу.

К раз­де­лу V

52[1] Име­ет­ся в виду пер­вый архонт (архонт-эпо­ним).

53[2] Хро­но­ло­ги­че­ский рас­чет этих собы­тий оста­ет­ся спор­ным. с. 103 Наи­бо­лее прав­до­по­доб­ным пред­став­ля­ет­ся нам рас­чет Кени­о­на: 594 г. — архонт­ство Соло­на; 594—591 или 593—590 — пер­вое четы­рех­ле­тие; 590 — пер­вая анар­хия; 590—587 или 589—586 — вто­рое четы­рех­ле­тие; 586 — вто­рая анар­хия; 586—583 или 585—582 — тре­тье четы­рех­ле­тие; 582 — пер­вый год архонт­ства Дама­сия.

54[3] Т. е. бере­го­вых жите­лей.

55[4] Педи­а­ки — жите­ли рав­ни­ны.

56[5] Диа­крий­цы — гор­ные жите­ли.

К раз­де­лу VI

57[1] Плу­тарх (Солон, 8) пред­став­ля­ет дело так, что это была та самая вой­на из-за Сала­ми­на, кото­рая нача­лась по ини­ци­а­ти­ве Соло­на. Одна­ко эта вой­на долж­на отно­сить­ся при­бли­зи­тель­но к 600 г., а Писи­страт, кото­рый умер в 527 г., оче­вид­но, не мог еще при­ни­мать актив­но­го уча­стия в ней (см. ниже, гл. 17). Надо пред­по­ла­гать поэто­му, что тут име­ет­ся в виду дру­гая вой­на с мегар­ца­ми, кото­рая велась око­ло 570 г. и во вре­мя кото­рой Писи­страт взял Нисею, гавань Мегар (ср. Герод­от, I, 59; см. ниже, гл. 22, 3).

58[2] По Плу­тар­ху (Солон, 30, 2), Ари­стон. Подроб­нее рас­ска­зы­ва­ет об этом собы­тии Герод­от, I, 59 (см. При­ло­же­ние VI).

59[3] В руко­пи­си чита­ет­ся: «трид­цать вто­ром», но так как Комей был архон­том в 560 г., а Солон в 594 г., то при­хо­дит­ся пред­по­ла­гать в руко­пи­си ошиб­ку. Веро­ят­но, надо читать: «на трид­цать чет­вер­том».

60[4] Этот анек­дот рас­ска­зы­ва­ют Плу­тарх (Солон, 30, и Moralia, p. 794 E) и Дио­дор (IX, 29).

61[5] Т. е. в 555 г.

62[6] Т. е. после его пер­вой тира­нии. Дру­гие, ведя счет со вре­ме­ни изгна­ния, пред­по­ла­га­ют здесь опис­ку и чита­ют: «на чет­вер­тый год».

63[7] Герод­от, I, 60. Это един­ствен­ный слу­чай, где Ари­сто­тель назы­ва­ет свой источ­ник, кро­ме Соло­на.

64[8] Если при­чи­ной раз­ры­ва с Мега­к­лом было неже­ла­ние Писи­стра­та жить с его доче­рью, то стран­но, что Мега­кл так дол­го тер­пел это пре­не­бре­же­ние. Поэто­му неко­то­рые пред­по­ла­га­ют здесь в тек­сте опис­ку. Одна­ко дело объ­яс­ня­ет­ся, может быть, тем, что дочь его была сосва­та­на еще мало­лет­ней. Герод­от (I, 61) одной из при­чин назы­ва­ет при­над­леж­ность девуш­ки к роду Алк­мео­ни­дов, запят­нан­но­му «Кило­но­вым гре­хом» (ср. выше, гл. 1).

65[9] Залив, обра­зу­е­мый Хал­ке­дон­ским полу­ост­ро­вом.

66[10] Гора во Фра­кии вбли­зи устья реки Стри­мо­на, извест­ная сво­и­ми золо­ты­ми рос­сы­пя­ми.

67[11] По сло­вам Герод­о­та (I, 61), Писи­страт после сво­е­го изгна­ния преж­де все­го обра­тил­ся в Эре­трию.

68[12] Местеч­ко по доро­ге из Мара­фо­на в Афи­ны с хра­мом Афи­ны Пал­лен­ской.

69[13] Самый круп­ный из Киклад­ских ост­ро­вов. Лигда­мид из зна­ти стал во гла­ве недо­воль­но­го наро­да (Поли­ти­ка V, 5, 1, p. 1305, 40).

с. 104

70[14] Храм Фесея, кото­рый, судя по опи­са­нию Пав­са­ния (1, 17, 2 и 18, 1—2), нахо­дил­ся побли­зо­сти от пло­ща­ди у под­но­жия свя­ти­ли­ща Аглав­ры (север­ный склон Акро­по­ля). Не надо сме­ши­вать этот храм с сохра­нив­шим­ся до сих пор так назы­ва­е­мым «хра­мом Фесея» на хол­ме Коло­на (на самом деле, по-види­мо­му, храм Гефе­ста). По дру­го­му источ­ни­ку (Поли­ен — II в. н. э.), дело про­ис­хо­ди­ло у Ана­кия, хра­ма Дио­с­ку­ров (Касто­ра и Поли­дев­ка).

71[15] В руко­пи­си здесь про­бел. Может быть, сле­ду­ет читать: «гово­рил тихо».

72[16] Не надо сме­ши­вать с позд­ней­ши­ми Про­пи­ле­я­ми.

73[17] Во вре­мя оста­но­вок вои­ны, чтобы не дер­жать на себе тяже­ло­го щита, кла­ли его на зем­лю, а копье вты­ка­ли в зем­лю. Таким обра­зом, есте­ствен­но, что вои­ны, под­хо­дя бли­же к Писи­стра­ту, оста­ви­ли ору­жие на преж­нем месте.

74[18] См. выше, гл. 14, 3.

75[19] Здесь выра­жа­ет­ся точ­ка зре­ния кон­сер­ва­тив­ных кру­гов, что кре­стья­ни­ну, заня­то­му сель­ским хозяй­ством, нет вре­ме­ни зани­мать­ся поли­ти­кой, ср. Поли­ти­ка IV, 5, 3, V, 9, 4, VI, 2, 1, 7.

76[20] Фуки­дид (VI, 54, 5) гово­рит, что при тира­нах взи­мал­ся налог в раз­ме­ре одной два­дца­той части, но это сни­же­ние нало­га, веро­ят­но, было сде­ла­но толь­ко при сыно­вьях Писи­стра­та.

77[21] Этих судей при Перик­ле было 30 (см. гл. 26, 5), поз­же — 40 (см. гл. 53, 1). Они име­ли пра­во само­сто­я­тель­но­го реше­ния граж­дан­ских дел, оце­ни­ва­е­мых не свы­ше 10 драхм (око­ло 4 руб.).

78[22] Гиметт — гора в Атти­ке к юго-восто­ку от Афин (теперь Тре­ло-Вуни и Мав­ро-Вуни).

79[23] Крон — отец Зев­са, царь глу­бо­кой древ­но­сти, его вре­мя — «золо­той век».

80[24] Об этом слу­чае упо­ми­на­ет Ари­сто­тель и в «Поли­ти­ке» (V, 9, 21, p. 1315 b, 21; ср. Плу­тарх, Солон, 31).

81[25] Лише­ние граж­дан­ской чести (ἀτιμία), в древ­ней­шие вре­ме­на рав­но­силь­но объ­яв­ле­нию вне зако­на.

К раз­де­лу VII

82[1] Архонт 528/527 г. Смерть Писи­стра­та отно­сит­ся к весне 527 г.

83[2] В «Поли­ти­ке» (V, 9, 23, p. 1315 b, 30) Ари­сто­тель опре­де­ля­ет про­дол­жи­тель­ность его вла­сти в 17 лет.

84[3] Писи­страт был пред­во­ди­те­лем в войне с мегар­ца­ми, но не в той, кото­рая велась из-за Сала­ми­на, а в более позд­ней (ср. выше — гл. 14, 1, и ниже — 22, 3).

85[4] Солон умер вско­ре после 560 г.

86[5] Ср. такой же отзыв о началь­ном пери­о­де их прав­ле­ния у Фуки­ди­да, VI, 54, 5 и сл.

87[6] Имя ее неиз­вест­но.

88[7] Иофонт боль­ше нигде не назы­ва­ет­ся сыном Писи­стра­та. Фуки­дид (VI, 55) назы­ва­ет толь­ко тро­их: Гип­пия, Гип­пар­ха и Фес­са­ла.

89[8] Герод­от (V, 94) назы­ва­ет этих двух сыно­вей неза­кон­ны­ми с точ­ки зре­ния поня­тий V в., так как они про­ис­хо­ди­ли от с. 105 мате­ри-ино­стран­ки (см. ниже, гл. 42, 1). Фуки­дид (VI, 55, и 1, 20, 2) счи­та­ет Фес­са­ла закон­ным сыном. Его про­зви­ще сви­де­тель­ству­ет о свя­зях с фес­са­лий­ца­ми (ср. ниже, гл. 19, 5).

90[9] Под­чер­ки­ва­ет­ся, что отец ее был из Аргоса, так как она была заму­жем за ампра­кий­цем (Ампра­кия — город в Эпи­ре у так назы­ва­е­мо­го Ампра­кий­ско­го зали­ва).

91[10] Кип­сел — тиран горо­да Корин­фа с 658 или 655 г., око­ло 30 лет пра­вив­ший горо­дом и осно­вав­ший целую дина­стию в Корин­фе и в Ампра­кии.

92[11] Фуки­дид (VI, 54) глав­ным винов­ни­ком счи­та­ет Гип­пар­ха.

93[12] Девуш­ки, несу­щие на голо­вах кор­зи­ны со свя­щен­ны­ми пред­ме­та­ми, необ­хо­ди­мы­ми при совер­ше­нии жерт­во­при­но­ше­ния. Такие кане­фо­ры изоб­ра­же­ны на южном пор­ти­ке Эрех­фей­о­на, где эти ста­туи заме­ня­ют собой колон­ны, на кото­рых дер­жит­ся кры­ша, так назы­ва­е­мые кари­а­ти­ды.

94[13] Пана­фи­неи — глав­ный афин­ский празд­ник в честь боги­ни Афи­ны, справ­ляв­ший­ся в авгу­сте. Осо­бую пыш­ность ему при­да­ва­ла тор­же­ствен­ная про­цес­сия. Писи­страт при­дал это­му празд­ни­ку боль­шой блеск. Фуки­дид (VI, 56) при­уро­чи­ва­ет собы­тие к дру­го­му празд­ни­ку.

95[14] Фуки­дид (VI, 56, 3), наобо­рот, гово­рит, что в заго­вор из предо­сто­рож­но­сти посвя­ще­ны были немно­гие.

96[15] По Фуки­ди­ду (VI, 57, 1), Гип­пий нахо­дил­ся во Внеш­нем Кера­ми­ке и отту­да руко­во­дил про­цес­си­ей; там наблю­да­ли за ним Гар­мо­дий с Ари­сто­ги­то­ном, и отту­да, вооб­ра­зив пре­да­тель­ство, они поспе­ши­ли к Лео­ко­рию, где и уби­ли Гип­пар­ха.

97[16] Т. е. с высо­ты Акро­по­ля.

98[17] Памят­ник доче­рей мифи­че­ско­го царя Леоса, кото­рые буд­то бы доб­ро­воль­но согла­си­лись быть при­не­сен­ны­ми в жерт­ву за спа­се­ние роди­ны. Он нахо­дил­ся в так назы­ва­е­мом Внут­рен­нем Кера­ми­ке, око­ло пло­ща­ди. Тут впо­след­ствии был постав­лен памят­ник «тира­но­убий­цам» после воз­вра­ще­ния его из Пер­сии, куда он был уве­зен Ксерк­сом.

99[18] Обыч­ный кон­вой тира­нов.

100[19] Оче­вид­ная поле­ми­ка с Фуки­ди­дом (VI, 58, 2). По сло­вам позд­ней­шей пес­ни, так наз. «ско­лия» (см. При­ло­же­ние VIII), они скры­ва­ли мечи под вет­ка­ми мир­та; этим под­твер­жда­ет­ся объ­яс­не­ние Ари­сто­те­ля, что народ не имел при себе ору­жия.

101[20] Муни­хия — афин­ская гавань к восто­ку от Пирея, чрез­вы­чай­но важ­ная в стра­те­ги­че­ском отно­ше­нии.

102[21] После раз­ры­ва Писи­стра­та с Мега­к­лом (см. выше, гл. 15, 1) и утвер­жде­ния тира­нии в Афи­нах все­му роду Алк­мео­ни­дов при­шлось уйти в изгна­ние.

103[22] Пар­неф — леси­стый гор­ный кряж на севе­ре от Афин, на гра­ни­це меж­ду Атти­кой и Бео­ти­ей, явля­ю­щий­ся про­дол­же­ни­ем Кифе­ро­на.

104[23] Ско­лий — застоль­ная песнь, стро­фы кото­рой испол­ня­лись отдель­ны­ми пиру­ю­щи­ми по оче­ре­ди.

105[24] Ста­рый храм в Дель­фах сго­рел в 548/547 г. Дого­вор о построй­ке ново­го на сред­ства в 300 талан­тов (ок. 720 тыс. руб.) отно­сят к 535 г.

с. 106

106[25] Герод­от (V, 62, VI, 125) гово­рит о боль­ших богат­ствах Алк­мео­ни­дов, что и поз­во­ли­ло им взять на себя под­ряд.

107[26] Так наз. ξενία — фамиль­ная друж­ба меж­ду граж­да­на­ми раз­ных госу­дарств, тре­бо­вав­шая вза­им­ной под­держ­ки как в лич­ных, так и в поли­ти­че­ских делах. Ср. на Кав­ка­зе «кунак». Образ­цом это­го у Гоме­ра пред­став­ле­ны отно­ше­ния меж­ду Дио­ме­дом и Глав­ком (Или­а­да, VI, 215).

108[27] Ср. о женить­бе Писи­стра­та на арги­вян­ке Тимо­нассе (выше, гл. 17, 4).

109[28] Ср. Герод­от, V, 63. См. При­ло­же­ние VII.

110[29] Ср. Герод­от, V, 64.

111[30] Так назы­ва­лись остат­ки древ­ней­ших укреп­ле­ний вокруг Акро­по­ля, соору­же­ние кото­рых при­пи­сы­ва­лось пре­да­ни­ем пер­во­на­чаль­но­му насе­ле­нию Атти­ки — пелас­гам.

112[31] Выше (гл. 17, 1) было упо­мя­ну­то, что со вре­ме­ни пер­вой тира­нии Писи­страт про­жил 33 года. Таким обра­зом, весь пери­од прав­ле­ния Писи­стра­ти­дов дол­жен соста­вить 50 лет (17+33) или, если тут были непол­ные годы, 49. В «Поли­ти­ке» (V, 9, 23, p. 1315 b, 32) прав­ле­ние сыно­вей Ари­сто­тель исчис­ля­ет в 18 лет. По Герод­о­ту (V, 65), фак­ти­че­ское прав­ле­ние Писи­стра­та и Писи­стра­ти­дов дли­лось 36 лет, т. е. 19+17, что соот­вет­ству­ет пока­за­ни­ям дан­но­го сочи­не­ния. Рас­хож­де­ние с «Поли­ти­кой» объ­яс­ня­ет­ся, по-види­мо­му, сче­том непол­ных лет за целые годы.

К раз­де­лу VIII

113[1] Ари­сто­тель выра­жа­ет­ся язы­ком более позд­не­го вре­ме­ни: гете­рии ἑταιρεῖαι — оли­гар­хи­че­ские клу­бы, играв­шие важ­ную роль в поли­ти­че­ских пере­во­ро­тах кон­ца V в.

114[2] Име­ет­ся в виду уча­стие Алк­мео­ни­дов в так назы­ва­е­мом «Кило­но­вом гре­хе», см. прим. к гл. I и При­ло­же­ние I.

115[3] Герод­от (V, 72) гово­рит, что афи­няне отпу­сти­ли толь­ко Клео­ме­на с его спар­тан­ца­ми, а захва­чен­ных там афи­нян пере­би­ли, при­чем одна­ко неко­то­рым и в том чис­ло Иса­го­ру уда­лось ускольз­нуть.

116[4] Лич­ность нам неиз­вест­ная. Неко­то­рые ина­че тол­ку­ют эту фра­зу: «но еще рань­ше пытал­ся вести борь­бу с тира­на­ми Кедон из рода Алк­мео­ни­дов». Но тогда про­па­да­ет про­ти­во­по­став­ле­ние с преды­ду­щей фра­зой, а грам­ма­ти­че­ские осно­ва­ния для это­го сла­бы.

117[5] Ско­лий — см. объ­яс­не­ние к гл. 19, 3.

118[6] В 508/507 г. Хотя Иса­гор был изгнан и пер­вым архон­том на его место был избран кто-то дру­гой, по-види­мо­му, сам Кли­сфен, но обо­зна­че­ние года оста­ет­ся по име­ни того, кто был в этой долж­но­сти вна­ча­ле.

119[7] Эти сло­ва ука­зы­ва­ют на уве­ли­че­ние соста­ва граж­дан. В «Поли­ти­ке» (III, 2, 10 p. 1275 b, 36 и VI, 4, 11 p. 1319 b, 6) Ари­сто­тель опре­де­лен­но гово­рит о при­ня­тии в чис­ло граж­дан ино­стран­цев (мете­ков) и рабов.

120[8] Смысл этой рефор­мы ста­но­вит­ся ясным после рас­смот­ре­ния роли круп­ных ари­сто­кра­ти­че­ских родов. Эти роды есте­ствен­но с. 107 груп­пи­ро­ва­лись каж­дый в опре­де­лен­ном месте; поэто­му в неко­то­рых рай­о­нах, осо­бен­но с наи­бо­лее пло­до­род­ной поч­вой, как в так назы­ва­е­мой «рав­нине», во внут­рен­ней поло­се Атти­ки, ари­сто­кра­ти­че­ское насе­ле­ние было осо­бен­но сосре­до­то­че­но и рас­по­ла­га­ло боль­шим поли­ти­че­ским вли­я­ни­ем. Даже те отры­воч­ные и дале­ко не пол­ные доку­мен­таль­ные дан­ные, кото­рые сохра­ни­лись в над­пи­сях, дают нагляд­ное пред­став­ле­ние о силе и зна­че­нии этих родов. Когда про­ве­де­но было раз­де­ле­ние на демы, ока­за­лось, что, напри­мер, род Ами­нан­д­ри­дов раз­ме­щал­ся в 26 демах, род Кери­ков — в 19, род Эвмол­пи­дов — в 10 и т. д. В дей­стви­тель­но­сти, конеч­но, это рас­про­стра­не­ние было еще боль­шее, и есть осно­ва­ние думать, что род Ами­нан­д­ри­дов рас­по­ла­гал­ся по край­ней мере в 40 демах (см. Schöffer, Demoi, Pauly-Wissowa, Real-Encyclopädie).

121[9] Позд­нее при офи­ци­аль­ном име­но­ва­нии граж­дан обыч­но соеди­ня­лись оба спо­со­ба обо­зна­че­ния — по отче­ству и по дему, напри­мер Пери­кл, сын Ксан­фип­па, холар­ги­ец; Демо­сфен, сын Демо­сфе­на, пеа­ни­ец, и т. д.

122[10] Демарх — стар­ши­на дема.

123[11] Неко­то­рые назва­ния месте­чек были вытес­не­ны фамиль­ны­ми назва­ни­я­ми, в дру­гих слу­ча­ях при учре­жде­нии дема его нель­зя было при­уро­чить ни к како­му из ранее суще­ство­вав­ших месте­чек. Во вся­ком слу­чае, мно­гие из назва­ний демов име­ют харак­тер фамиль­ных обо­зна­че­ний, как Лаки­а­ды, Бута­ды, Скам­бо­ни­ды и т. п.

124[12] В «Поли­ти­ке» (VI, 4, II, p. 1319 b, 23) глу­хо ска­за­но об уве­ли­че­нии чис­ла фра­трий, но оче­вид­но, это не каса­ет­ся Афин, а толь­ко горо­да Кире­ны.

125[13] Эпо­ни­мы — герои, по име­нам кото­рых назва­ны отдель­ные филы, напри­мер Эрех­фей, Эгей, Пан­ди­он и т. д., по име­нам кото­рых назва­ны филы Эрех­фе­ида, Эге­ида, Пан­ди­о­ни­да и т. д. (ср. ниже — гл. 43, 4).

126[14] Архе­ге­ты — герои-родо­на­чаль­ни­ки.

127[15] Остра­кисм (от сло­ва ὄστρακον — чере­пок) — спе­ци­аль­ное голо­со­ва­ние путем пода­чи череп­ков, посред­ством кото­ро­го мож­но было уда­лить в деся­ти­лет­нее изгна­ние казав­ше­го­ся опас­ным поли­ти­че­ско­го дея­те­ля (см. При­ло­же­ние X).

128[16] В руко­пи­си: «на пятом году», что не вяжет­ся с даль­ней­шим рас­че­том (вре­мя Мара­фон­ской бит­вы) и дру­ги­ми хро­но­ло­ги­че­ски­ми дан­ны­ми. Вось­мой год после рефор­мы (508/507) — 501/500 г.

129[17] Во вре­мя напи­са­ния сочи­не­ния, око­ло 325 г. Эта при­ся­га извест­на нам толь­ко в общих чер­тах по отры­воч­ным цита­там, напри­мер у Демо­сфе­на, XXIV, 144.

130[18] О стра­те­гах в IV в. — см. ниже, гл. 61 и При­ло­же­ние XI.

131[19] 490/489 г.

132[20] Харм был тестем Гип­пия.

133[21] В 487/486 г.

134[22] Име­ет­ся в виду толь­ко пери­од со вре­ме­ни низ­вер­же­ния тира­нии. Соло­нов­ский же поря­док избра­ния был такой же двух­сте­пен­ный (см. гл. 8, 1).

с. 108

135[23] Сохра­нил­ся отно­ся­щий­ся к это­му слу­чаю чере­пок с над­пи­сью: «Мега­кл, сын Гип­по­кра­та, из Ало­пе­ки». Подоб­ных череп­ков най­де­но при рас­коп­ках на Акро­по­ле свы­ше 50 с име­на­ми Ксан­фип­па, Феми­сток­ла, Фуки­ди­да и др. (ср. ниже, гл. 28, 2).

136[24] 487—485 гг.

137[25] 483/482 г.

138[26] Местеч­ко на юге Атти­ки, в 5 милях к севе­ру от мыса Суния, побли­зо­сти от Лаврий­ских руд­ни­ков.

139[27] Око­ло 240 тыс. руб.

140[28] Подроб­но­сти см. у Герод­о­та (VIII, 40 и слл.) и Плу­тар­ха (Феми­сто­кл, 10).

141[29] Об этой хит­ро­сти Феми­сток­ла рас­ска­зы­ва­ет­ся еще у Поли­эна (II в. н. э.). Герод­от (VII, 144) гово­рит про­сто о построй­ке кораб­лей для вой­ны с ост­ро­вом Эги­ной.

142[30] В 484/483 г.

143[31] Вес­ной 480 г.

144[32] Герест — юго-восточ­ная око­неч­ность ост­ро­ва Эвбеи. Скил­лей — восточ­ная око­неч­ность Арго­ли­ды (око­ло горо­да Тре­зе­на). Эти­ми пунк­та­ми наме­ча­ет­ся линия, кото­рую было вос­пре­ще­но пере­сту­пать изгнан­ным. Впро­чем, чте­ние это­го места не надеж­но. Неко­то­рые чита­ют: «про­жи­ва­ли в пре­де­лах Гере­ста и Скил­лея».

К раз­де­лу IX

145[1] Так обыч­но назы­ва­лись пер­сид­ские вой­ны.

146[2] Может быть, из свя­щен­ной каз­ны на Акро­по­ле.

147[3] Толь­ко у Плу­тар­ха (Ари­стид, 23) при­во­дит­ся све­де­ние, буд­то это дела­лось с согла­сия спар­тан­цев (см. При­ло­же­ние XIV).

148[4] Име­ют­ся в виду сте­ны вокруг Афин и так назы­ва­е­мые «Длин­ные сте­ны», соеди­няв­шие Афи­ны с их гава­нью Пире­ем (см. Фуки­дид, I, 89 и сл.).

149[5] Гру­бое и бес­такт­ное пове­де­ние глав­но­го коман­ди­ра всех гре­че­ских сил, спар­тан­ско­го царя Пав­са­ния, оттолк­ну­ло от него союз­ни­ков; наобо­рот, общие сим­па­тии были при­вле­че­ны афин­ским пол­ко­вод­цем Ари­сти­дом, кото­ро­му и пору­чи­ли орга­ни­за­цию мор­ско­го сою­за под гла­вен­ством Афин и опре­де­ле­ние член­ских взно­сов. См. При­ло­же­ние XIV.

150[6] В 478/477 г. Раз­мер пер­во­на­чаль­ных взно­сов со всех чле­нов сою­за исто­ри­ки Фуки­дид (I, 96), Плу­тарх (Ари­стид, 24) и Кор­не­лий Непот (Ари­стид, 3) исчис­ля­ют в 460 талан­тов (око­ло 1 100 тыс. руб.). Позд­нее эта сум­ма была повы­ше­на.

151[7] Это же рас­ска­зы­ва­ет­ся у Плу­тар­ха (Ари­стид, 25): «Ари­стид при­вел к при­ся­ге гре­ков и сам при­сяг­нул от име­ни афи­нян, при­чем, про­из­но­ся клят­ву, бро­сил в море кус­ки метал­ла». Смысл это­го акта тот, что дого­вор оста­ет­ся неру­ши­мым, пока эти кус­ки не всплы­вут на поверх­ность воды, т. е. веч­но (ср. Герод­от, I, 165).

152[8] Ост­ров Самос лишил­ся сво­е­го исклю­чи­тель­но­го поло­же­ния после вос­ста­ния 440 г., ост­ров Лес­бос — в 428 г., а Хиос сна­ча­ла — в 425 г. и окон­ча­тель­но — в 412 г.

153[9] Про­пус­ка­ем сло­ва: «и от союз­ни­ков» как встав­ку, содер­жа­щую толь­ко объ­яс­не­ние преды­ду­щих слов. Взно­сы и пошли­ны полу­ча­лись имен­но от союз­ни­ков.

с. 109

154[10] Име­ет­ся в виду суд при­сяж­ных — «гели­ея», одна­ко опла­та судьям ста­ла давать­ся лишь позд­нее (см. гл. 27, 3).

155[11] Циф­ра сомни­тель­ная.

156[12] Так назы­ва­е­мая Пело­пон­нес­ская вой­на, 431—404 гг.

157[13] Рас­чет ведет­ся по мир­но­му вре­ме­ни — чис­ло вои­нов, быв­ших в бое­вой готов­но­сти перед нача­лом вой­ны.

158[14] Гар­ни­зон­ных сол­дат (φρουρούς). Папи­рус дает здесь чте­ние «пода­ти» (φόρος). Если при­нять это чте­ние, надо пред­по­ло­жить даль­ше перед сло­ва­ми «в чис­ле двух тысяч» про­бел, в кото­ром обо­зна­ча­лась какая-то кате­го­рия людей.

159[15] Люди, кото­рые за раз­ные заслу­ги (государ­ствен­ную дея­тель­ность, побе­ду на обще­гре­че­ских состя­за­ни­ях и т. п.) или за заслу­ги пред­ков (напри­мер, потом­ки Гар­мо­дия и Ари­сто­ги­то­на) полу­ча­ли содер­жа­ние в При­та­нее (см. гл. 3, 5).

160[16] Дети вои­нов, пав­ших на войне. Их вос­пи­ты­ва­ли на казен­ный счет, а по дости­же­нии совер­шен­но­ле­тия они полу­ча­ли казен­ное воору­же­ние.

161[17] Име­ют­ся в виду так назы­ва­е­мые «один­на­дцать», заве­до­вав­шие тюрь­мой и испол­не­ни­ем при­го­во­ров (см. ниже, гл. 52, 1).

162[18] С 478/477 г. (обра­зо­ва­ние Делос­ско­го сою­за) до 462/461 г. (архонт­ство Коно­на).

163[19] В 462/461. Исто­рик Дио­дор (XI, 77) отно­сит это собы­тие к 460—458 г.

164[20] Народ­но­му Собра­нию.

165[21] В «Поли­ти­ке» (II, 9, 3, p. 1274 a, 8) Ари­сто­тель при­пи­сы­ва­ет это дело Пери­к­лу. Весь этот рас­сказ о Феми­сток­ле носит харак­тер анек­до­та и хро­но­ло­ги­че­ски несов­ме­стим с его дея­тель­но­стью, так как в это вре­мя (око­ло 462 г.) его в Афи­нах не было (под­верг­нут остра­кис­му в 471 г.).

166[22] Т. е. с пер­са­ми. Ср. выше, прим. к гл. 23, 1, стр. 49, 2.

167[23] Садясь у домаш­не­го алта­ря, он ста­вил себя под защи­ту свя­ты­ни.

168[24] За Аре­о­па­гом сохра­ни­лась судеб­ная ком­пе­тен­ция в делах рели­ги­оз­но­го харак­те­ра.

169[25] Про­пуск в тек­сте. По-види­мо­му речь шла о судь­бе Феми­сток­ла.

К раз­де­лу X

170[1] Кимон родил­ся веро­ят­но ранее 504 г., так как в 476 г. был стра­те­гом в бит­ве при Эионе (Фуки­дид, I, 98) и сле­до­ва­тель­но имел уже око­ло 30 лет от роду. Но дея­те­ли этой эпо­хи вооб­ще позд­но начи­на­ли свои поли­ти­че­ские выступ­ле­ния. Впро­чем, может быть, здесь ошиб­ка в тек­сте и надо читать: «слиш­ком нере­ши­тель­ный».

171[2] Разу­ме­ет­ся спи­сок «гопли­тов», т. е. граж­дан трех выс­ших клас­сов, в кото­рый не вхо­ди­ли феты, слу­жив­шие во фло­те.

172[3] Сохра­нив­ши­е­ся доку­мен­таль­ные дан­ные от 459/458 г. пока­зы­ва­ют, что уби­тых из одной филы Эрех­фе­иды было 177. Таким обра­зом, по всем 10 филам чис­ло может быть дей­стви­тель­но при­бли­жа­лось к 2 тыс. Одна­ко, вер­нее все­го, такое чис­ло было исклю­чи­тель­ным.

с. 110

173[4] Т. е. в 457/456 г.

174[5] По зако­нам Соло­на (см. выше, гл. 8, 1) долж­ность архон­та предо­став­ля­лась толь­ко граж­да­нам 1-го клас­са. Когда открыт был доступ граж­да­нам 2-го клас­са, так назы­ва­е­мым «всад­ни­кам», све­де­ний у нас нет. Для 4-го клас­са (фетов) фор­маль­но доступ оста­вал­ся все­гда закры­тым (см. выше, гл. 7, 4).

175[6] Ἐγκύκλιοι ἀρχαί — низ­шие долж­но­сти, про­ти­во­по­ла­га­е­мые выс­шим долж­но­стям архон­тов, стра­те­гов, каз­на­че­ев и т. д.

176[7] 453/452 г.

177[8] См. выше, гл. 16, 5, и ниже, гл. 53, 1.

178[9] 451/450 г.

179[10] После экс­пе­ди­ции на ост­ров Фасос в 465—463 или 459—457 гг. Кимо­на обви­ня­ли в том, что он не исполь­зо­вал резуль­та­тов сво­ей побе­ды и не вторг­ся в Маке­до­нию, под­куп­лен­ный буд­то бы маке­дон­ским царем Алек­сан­дром. Дело кон­чи­лось оправ­да­ни­ем Кимо­на.

180[11] Ср. гл. 25, 3 об Эфи­аль­те.

181[12] 432/431 г. Вой­на нача­лась вес­ной, сле­до­ва­тель­но в мае — июне 431 г.

182[13] В про­ти­во­по­лож­ность Фуки­ди­ду (II, 65, 5), иде­а­ли­зи­ро­вав­ше­му образ Перик­ла (см. При­ло­же­ние XVI), Ари­сто­тель пред­став­ля­ет его уме­рен­ным дема­го­гом (Поли­ти­ка, II, 12, 3, p. 1274 a, 8).

183[14] Литур­гии — круп­ные денеж­ные повин­но­сти, кото­рые воз­ла­га­лись на бога­тей­ших граж­дан; сюда при­над­ле­жат, напри­мер, три­эрар­хия — построй­ка воен­но­го кораб­ля, хоре­гия — поста­нов­ка лири­че­ских или дра­ма­ти­че­ских про­из­ве­де­ний.

184[15] Лаки­а­ды — род­ной дем Кимо­на.

185[16] Рас­сказ о сове­тах Дамо­ни­да или Дамо­на встре­ча­ет­ся и у дру­гих писа­те­лей, но он более похож на анек­дот, чем на под­лин­ный исто­ри­че­ский факт.

186[17] Сна­ча­ла, по-види­мо­му, было воз­на­граж­де­ние по 1 обо­лу (око­ло 6 коп.) в день, позд­нее, око­ло 428 г., пла­та повы­ше­на до 3 об. (см. гл. 62, 2).

187[18] Ари­сто­тель, веро­ят­но, име­ет в виду Пла­то­на, ср. Гор­гий, стр. 515 e.

188[19] Пилос — гавань в запад­ной части Пело­пон­не­са (совре­мен­ный Нава­рин), заня­тая в 425 г. афи­ня­на­ми, в 409 г. была взя­та спар­тан­ца­ми; тогда на выруч­ку был послан Анит (впо­след­ствии — обви­ни­тель Сокра­та), но он не оправ­дал дове­рия и был при­вле­чен к суду за неудач­ные дей­ствия.

189[20] При­бли­зи­тель­но с 450 по 429 г.

190[21] Ксан­фипп — отец Перик­ла (см. выше, гл. 22, 6).

191[22] Оба изоб­ра­жа­ют­ся Ари­сто­те­лем, как пред­ста­ви­те­ли народ­ной пар­тии, ср. 23, 3 и 24, 3.

192[23] Фуки­дид, сын Меле­сия, — государ­ствен­ный дея­тель (не исто­рик: Фуки­дид-исто­рик — сын Оло­ра), под­верг­ся остра­кис­му в 443 г. Сохра­ни­лось 16 череп­ков, отно­ся­щих­ся к это­му остра­кис­му (см. выше, гл. 22, 4).

193[24] Ὁρμαῖς — сво­и­ми поры­ви­сты­ми дви­же­ни­я­ми, может быть вме­сто это­го пра­виль­нее читать: διανομαῖς — «сво­и­ми раз­да­ча­ми». Это как раз под­хо­ди­ло бы к вве­ден­но­му по его с. 111 пред­ло­же­нию повы­ше­нию пла­ты судьям до 3 обо­лов, о чем гово­рит, напри­мер, Ари­сто­фан («Осы», 609).

194[25] Т. е. под­вя­зав плащ (гима­тий), как ремес­лен­ник, фар­ту­ком. До сих пор ора­то­ры в Народ­ном Собра­нии счи­та­ли непри­лич­ным делать рез­кие дви­же­ния или слиш­ком повы­шать голос. Пери­кл, напри­мер, гово­рил все­гда спо­кой­но и «дер­жал руку под пла­щом».

195[26] Раз­да­ча, начи­ная с 410 г., так назы­ва­е­мых «зре­лищ­ных денег», кото­рые раз­да­ва­лись бед­ней­шим для посе­ще­ния теат­ра.

196[27] Текст в этом месте, по-види­мо­му, испор­чен.

197[28] Отно­си­тель­но Кал­ли­кра­та у нас нет све­де­ний. Клео­фонт же был осуж­ден в 404 г. под тем пред­ло­гом, что не явил­ся на воен­ный пост. Это была месть оли­гар­хи­че­ской пар­тии за его про­тест про­тив тре­бо­ва­ния спар­тан­цев о сры­тии так назы­ва­е­мых «Длин­ных» стен после побе­ды спар­тан­цев.

198[29] Καλοὶ κἀγαθοὶ — иде­ал физи­че­ской и нрав­ствен­ной кра­со­ты — тер­мин, кото­рым поль­зо­ва­лась ари­сто­кра­тия, выра­жая свой поли­ти­че­ский иде­ал.

199[30] Сим­па­тии Ари­сто­те­ля к Фера­ме­ну нахо­дят­ся в рез­ком про­ти­во­ре­чии с пока­за­ни­я­ми исто­ри­ков Фуки­ди­да и Ксе­но­фон­та, а осо­бен­но ора­то­ра Лисия, кото­рые соглас­но клей­мят его поли­ти­че­скую бес­прин­цип­ность (он был про­зван «котур­ном» — обувь, кото­рая наде­ва­ет­ся оди­на­ко­во на обе ноги).

К раз­де­лу XI

200[1] Пол­ный раз­гром афин­ской армии, кото­рым закон­чил­ся поход в Сици­лию 415—412 гг.

201[2] Пер­сид­ским. В 412 г. спар­тан­цы заклю­чи­ли дого­вор с пер­са­ми, при­знав за ними власть над мало­ази­ат­ски­ми гре­ка­ми, и полу­чи­ли за это обе­ща­ние помо­щи про­тив Афин.

202[3] Подроб­ное изло­же­ние собы­тий дает Фуки­дид (VIII, 54—97).

203[4] Позд­нее — участ­ник «тира­нии трид­ца­ти» в 404 г.

204[5] По-види­мо­му, тот самый, кото­рый был архон­том в 404/403 г.

205[6] Такие сооб­ра­же­ния выста­вил Алки­ви­ад (Фуки­дид, VIII, 48) и др.

206[7] По-види­мо­му, та самая комис­сия, кото­рая была избра­на после сици­лий­ской ката­стро­фы (Фуки­дид, VIII, 67) и име­ла целью огра­ни­чить демо­кра­тию.

207[8] О нем см. ниже, гл. 34, 3.

208[9] Эта смут­ность пред­став­ле­ний о преж­нем государ­ствен­ном устрой­стве дает воз­мож­ность каж­дой пар­тии пред­став­лять его по-сво­е­му, а иде­а­ли­за­ция «строя отцов» ста­но­вит­ся лозун­гом оли­гар­хи­че­ских круж­ков.

209[10] Дежур­ная часть Сове­та — см. ниже, гл. 43, 2.

210[11] Γραφὴ παρανόμων — обви­не­ние лица, внес­ше­го непра­виль­ный зако­но­про­ект. Это сред­ство счи­та­лось опло­том суще­ству­ю­ще­го строя про­тив попы­ток его изме­не­ния, так как вся­кий автор зако­но­про­ек­та под­ле­жал лич­ной ответ­ствен­но­сти за то, что ввел с. 112 в заблуж­де­ние народ, если обна­ру­жи­ва­лось какое-нибудь несо­гла­сие его с суще­ству­ю­щим зако­но­да­тель­ством (см. При­ло­же­ние XXI).

211[12] Εἰσαγγελία — заяв­ле­ние при­та­нам (сове­ту) о каком-нибудь чрез­вы­чай­ном пре­ступ­ле­нии государ­ствен­но­го или обще­ствен­но­го харак­те­ра.

212[13] Πρόσκλησις — тре­бо­ва­ние явить­ся на суд или к долж­ност­но­му лицу для отве­та.

213[14] Ἔνδειξις — заяв­ле­ние долж­ност­но­му лицу о важ­ном пре­ступ­ле­нии и тре­бо­ва­ние немед­лен­но­го аре­ста.

214[15] Об этой кол­ле­гии см. гл. 7, 3, и ниже, гл. 52, 1.

215[16] Ср. Фуки­дид VIII, 65, 3. Опла­та долж­ност­ных лиц, даю­щая воз­мож­ность даже бед­но­му зани­мать выс­шие долж­но­сти без ущер­ба для сво­е­го бюд­же­та, рас­смат­ри­ва­лась как демо­кра­ти­че­ская мера; поэто­му в пери­о­ды реак­ции, желая огра­ни­чить доступ к этим долж­но­стям людям из низ­ше­го кру­га, начи­на­ют с отме­ны их опла­ты.

216[17] Так как дежур­ство чле­нов Сове­та в тече­ние года рас­пре­де­ля­ет­ся меж­ду груп­па­ми пред­ста­ви­те­лей отдель­ных фил и каж­дая такая груп­па несет дежур­ство в тече­ние 110 года, то и опла­ту при­та­ны долж­ны полу­чать толь­ко за этот срок.

217[18] При общем соста­ве афин­ских граж­дан, спо­соб­ных носить ору­жие, в 20—30 тыс., огра­ни­че­ние пол­но­прав­ных граж­дан чис­лом в 5 тыс. явля­ет­ся весь­ма реак­ци­он­ной мерой.

218[19] При жерт­во­при­но­ше­ни­ях обра­ща­лось мно­го вни­ма­ния на каче­ства живот­но­го и соблю­да­лись в раз­ных слу­ча­ях раз­ные тре­бо­ва­ния. При при­не­се­нии при­ся­ги пола­га­лось в жерт­ву при­но­сить взрос­лых живот­ных.

219[20] Гиеро­мне­мон — долж­ность вро­де нота­ри­уса, к кото­ро­му посту­па­ли запи­си о част­ных сдел­ках, судеб­ные реше­ния и т. п. Так­си­ар­хи, чис­лом 10, — помощ­ни­ки стра­те­гов, коман­до­вав­шие пеши­ми отря­да­ми отдель­ных фил (см. ниже, гл. 61, 3). Гип­пар­хи, чис­лом 2, — началь­ни­ки кон­ни­цы (см. ниже, гл. 61, 4). Филар­хи, чис­лом 10, — началь­ни­ки фил (см. ниже, гл. 61, 5).

220[21] Эти кре­по­сти сле­ду­ю­щие: Элев­син, Анафлист, Суний, Форик, Панакт, Эноя, Фила, Афид­на и Рам­нунт.

221[22] Т. е. Афи­ны — см. ниже, гл. 47, 1.

222[23] В Афи­нах раз­ли­ча­лись каз­на­чеи свя­щен­ной каз­ны боги­ни Афи­ны от элли­но­та­ми­ев — каз­на­че­ев союз­ной каз­ны (ср. выше, гл. 23, 5); послед­ние суще­ство­ва­ли до кон­ца Пело­пон­нес­ской вой­ны, когда кон­чил свое суще­ство­ва­ние и мор­ской союз.

223[24] Гиеро­пеи — свя­щен­но­слу­жи­те­ли — см. ниже, гл. 54, 6.

224[25] Разу­ме­ют­ся попе­чи­те­ли, наблю­дав­шие за сохран­но­стью и ремон­том хра­мо­вых зда­ний.

225[26] Кол­ле­гия каз­на­че­ев союз­ной каз­ны (элли­но­та­мии) раз­де­ля­лась, по-види­мо­му, на две груп­пы, из кото­рых одна нес­ла актив­ную финан­со­вую рабо­ту, дру­гая зани­ма­лась тео­ре­ти­че­ски­ми вопро­са­ми. Толь­ко послед­няя мог­ла при­ни­мать уча­стие в засе­да­ни­ях Сове­та.

226[27] Т. е. четы­ре сме­ны.

227[28] Т. е. пять тысяч. Так как в чле­ны Сове­та с. 113 допус­ка­лись люди не моло­же 30 лет, то их мог­ло быть око­ло 3 тысяч и таким обра­зом на каж­дую из 4 смен при­хо­ди­лось око­ло 750 чело­век.

228[29] Т. е. пять тысяч.

229[30] Т. е. свы­ше 30 лет — ср. выше, § 2.

230[31] При преж­нем демо­кра­ти­че­ском поряд­ке еже­днев­но, кро­ме празд­нич­ных или нера­бо­чих дней (см. ниже, гл. 43, 3).

231[32] Текст это­го места не вполне ясен. Воз­мож­но и дру­гое пони­ма­ние: «Совет выби­ра­ет по жре­бию девя­те­рых архон­тов».

232[33] Он явля­ет­ся таким обра­зом пред­се­да­те­лем собра­ния (ср. ниже, гл. 44, 2).

233[34] О поряд­ке рас­смот­ре­ния дел при демо­кра­ти­че­ском строе — см. гл. 43, 6.

234[35] Око­ло 40 коп. Штраф за неяв­ку на засе­да­ние — харак­тер­ная чер­та оли­гар­хи­че­ско­го строя, при кото­ром долж­но­сти доступ­ны толь­ко бога­тым.

235[36] Фуки­дид (VIII, 67, 3) опи­сы­ва­ет дело ина­че: в Народ­ном Собра­нии избра­но 5 лиц, кото­рые затем изби­ра­ют 100 чле­нов, а эти послед­ние кооп­ти­ру­ют каж­дый тро­их.

236[37] Пол­ное воору­же­ние име­ют толь­ко граж­дане пер­вых трех клас­сов по Соло­но­вой систе­ме (ὁπλῖται), т. е. зажи­точ­ные земле­вла­дель­цы, в про­ти­во­по­лож­ность фетам, людям 4-го клас­са.

237[38] Неко­то­рые иссле­до­ва­те­ли в этих «деся­те­рых избран­ных лицах» видят стра­те­гов. Но пра­виль­нее будет отли­чать их от стра­те­гов и видеть в них толь­ко что упо­мя­ну­тую кол­ле­гию деся­те­рых лиц.

238[39] См. выше, прим. к гл. 30, 2, и ниже, гл. 61, 4—5.

239[40] См. выше, гл. 30, 2.

240[41] Смысл это­го неяс­но­го места, по-види­мо­му, тот, что, как выше (гл. 30, 3) было ука­за­но, в даль­ней­шем обра­зу­ют­ся 4 сме­ны Сове­та и все 5 тысяч граж­дан долж­ны пооче­ред­но засе­дать в этих сме­нах, а насто­я­щий Совет четы­рех­сот тоже делит­ся на 4 сме­ны, из кото­рых каж­дая вой­дет как основ­ное ядро в буду­щий состав Сове­та. Таким обра­зом, под сло­вом «осталь­ные» разу­ме­ют­ся 5 тысяч граж­дан. Впро­чем, воз­мож­но, что эта неяс­ность тек­ста объ­яс­ня­ет­ся его пор­чей.

241[42] Лич­ность нам неиз­вест­ная.

242[43] Т. е. 412/411 г.

243[44] Месяц фар­ге­ли­он соот­вет­ству­ет маю — июню; 14 фар­ге­ли­о­на при­хо­дит­ся на конец мая, 29 фар­ге­ли­о­на — при­бли­зи­тель­но 8 июня. Это уже конец атти­че­ско­го года и сле­до­ва­тель­но 411 год.

244[45] Бобы вме­сто бал­ло­ти­ро­воч­ных шаров — обыч­ный спо­соб избра­ния, и таким обра­зом Совет, избран­ный этим обыч­ным спо­со­бом, про­ти­во­по­ла­га­ет­ся ново­му.

245[46] Ски­рофо­ри­он — июнь — июль и 14 ски­рофо­ри­о­на — конец июня.

246[47] Т. е. в 411 г.

247[48] В 510 г. — см. выше, гл. 19, 6.

248[49] Позд­нее Писандр бежал к спар­тан­цам, Анти­фонт был каз­нен, Фера­мен играл роль и в даль­ней­ших собы­ти­ях — см. ниже, гл. 33—37; ср. выше, гл. 28, 5.

с. 114

249[50] Т. е. 411/410 г. Пере­во­рот начал­ся при­бли­зи­тель­но в кон­це апре­ля, при­чем ста­рый Совет неко­то­рое вре­мя испол­нял свои обя­зан­но­сти; низ­верг­нут Совет четы­рех­сот в авгу­сте.

250[51] Город в сред­ней части ост­ро­ва Эвбеи со сто­ро­ны про­ли­ва.

251[52] Город в север­ной части Эвбеи.

252[53] Впо­след­ствии один из пол­ко­вод­цев-побе­ди­те­лей при Арги­нус­ских ост­ро­вах в 406 г.

К раз­де­лу XII

253[1] Веро­ят­но, после побе­ды при Кизи­ке в 410 г.

254[2] В 406/405 г. Это­го Кал­лия не надо сме­ши­вать с одно­имен­ным архон­том 412/411 г. (ср. выше, гл. 32, 1).

255[3] Об этом подроб­но рас­ска­зы­ва­ет Ксе­но­фонт (Hell., I, 5, 7).

256[4] Кре­пость в севе­ро-восточ­ной части Атти­ки, кото­рую заня­ли спар­тан­цы в 413 г. и удер­жи­ва­ли до кон­ца вой­ны.

257[5] Неко­то­ры­ми писа­те­ля­ми Клео­фонт изоб­ра­жа­ет­ся как край­ний дема­гог и даже как сума­сшед­ший (Эсхин, II, 76, III, 151); ора­тор Лисий (XIII, 7 слл., XXX, 10 слл.), наобо­рот, пред­став­ля­ет его энер­гич­ным защит­ни­ком сво­бо­ды.

258[6] Разу­ме­ют­ся горо­да афин­ских союз­ни­ков, пере­шед­ших на сто­ро­ну Спар­ты.

259[7] 405/404 г.

260[8] Спар­тан­ский пол­ко­во­дец, одер­жав­ший побе­ду при Эгос­по­та­мах в 404 г. и про­во­див­ший оли­гар­хи­че­скую поли­ти­ку Спар­ты. Пал в бит­ве при Гали­ар­те в 395 г.

261[9] Гете­рия (Ἑταιρεῖα) — поли­ти­че­ский клуб. См. прим. к гл. 20, 1.

262[10] Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние тот факт, что Алки­ви­ад, ушед­ший вто­рич­но в изгна­ние в 407 г., не воз­вра­тил­ся в это вре­мя.

263[11] Об Арх­ине — см. еще ниже, гл. 40.

264[12] Об Ани­те — см. выше, гл. 27, 5.

265[13] О Кли­то­фон­те — см. выше, гл. 29, 3.

266[14] Впо­след­ствии член пра­ви­тель­ства Трид­ца­ти. См. ниже, гл. 36 и 37; ср. выше, гл. 28, 5; 32, 2; 33, 2.

267[15] В даль­ней­шем, по-види­мо­му, член пра­ви­тель­ства Трид­ца­ти (Xenophon, Hell., II, 3, 2).

К раз­де­лу XIII

268[1] Чис­ло­вое обо­зна­че­ние — обыч­ная фор­ма назва­ния кол­ле­ги­аль­ных долж­но­стей. Назва­ние «тира­нов» утвер­ди­лось за этим пра­ви­тель­ством толь­ко мно­го позд­нее (впер­вые встре­ча­ет­ся в лите­ра­ту­ре у Дио­до­ра, XIX, 32). Име­на их при­во­дит Ксе­но­фонт (Hell., II, 3, 2).

269[2] 404/403 г. Обыч­но этот год не назы­ва­ет­ся по име­ни архон­та, а обо­зна­ча­ет­ся как «год анар­хии» (Xenophon, Hell., II, 3, 1).

270[3] Они были назна­че­ны Лисанд­ром и позд­нее, по вос­ста­нов­ле­нии демо­кра­тии, вме­сте с дру­ги­ми чле­на­ми пра­ви­тель­ства Трид­ца­ти изъ­яты из общей амни­стии (см. ниже, гл. 39, 6).

271[4] Об этой кол­ле­гии — см. ниже, гл. 52, 1. Чле­ны ее так­же были изъ­яты из амни­стии (см. ниже, гл. 39, 6).

с. 115

272[5] Ксе­но­фонт не упо­ми­на­ет об этих биче­нос­цах, но гово­рит толь­ко о моло­дых людях, испол­няв­ших рас­по­ря­же­ния Трид­ца­ти, чис­ла же их не обо­зна­ча­ет (Hell., II, 3, 23).

273[6] По-види­мо­му, он был сотруд­ни­ком Эфи­аль­та (см. выше, гл. 25).

274[7] Выше (гл. 9) Ари­сто­тель ука­зы­вал, что демо­кра­тич­ность зако­но­да­тель­ства Соло­на состо­я­ла имен­но в том, что он дал широ­кие пол­но­мо­чия суду (гели­ее), предо­став­ляя ему истол­ко­ва­ние зако­нов, а кро­ме того суду под­ле­жа­ло рас­смот­ре­ние таких важ­ных в поли­ти­че­ском отно­ше­нии вопро­сов, как отчет­ность долж­ност­ных лиц, про­вер­ка прав кан­ди­да­тов на долж­но­сти (доки­ма­сия) и т. д.

275[8] Древ­ней­шее пра­во при­зна­ва­ло толь­ко родо­вую соб­ствен­ность. Впер­вые Солон допу­стил пра­во сво­бод­но­го рас­по­ря­же­ния иму­ще­ством и пере­да­чу его по заве­ща­нию посто­рон­ним лицам (см. выше, гл. 9, 2).

276[9] Сико­фан­ты — мошен­ни­ки, зани­мав­ши­е­ся вымо­га­тель­ством и шан­та­жи­ро­вав­шие людей путем доно­сов и кля­уз­ни­че­ства (ср. ниже, гл. 43, 5).

277[10] Подроб­но об этом рас­ска­зы­ва­ет Ксе­но­фонт (Hell., II, 3, 15—17).

278[11] Фила — местеч­ко у про­хо­да в горах Пар­не­фа на пути из Атти­ки в Бео­тию. Здесь под началь­ством Фра­си­бу­ла сосре­до­то­чи­лась неболь­шая груп­па эми­гран­тов и недо­воль­ных, не насчи­ты­вав­шая пер­во­на­чаль­но и ста чело­век; но по мере про­дви­же­ния она посте­пен­но воз­рас­та­ла, попол­ня­ясь бег­ле­ца­ми из Афин, так что нако­нец соста­ви­лась вну­ши­тель­ная армия, спо­соб­ная про­ти­во­сто­ять армии пра­ви­те­лей. Судя по рас­ска­зу Ари­сто­те­ля, заня­тие Филы про­изо­шло вско­ре после утвер­жде­ния вла­сти Трид­ца­ти, т. е. при­бли­зи­тель­но в мае 404 г. (взя­тие Афин про­изо­шло 16 муни­хи­о­на — конец апре­ля). Прав­ле­ние Трид­ца­ти про­дол­жа­лось око­ло 8 меся­цев, сле­до­ва­тель­но, при­бли­зи­тель­но до кон­ца декаб­ря. Остат­ки укреп­ле­ний, сде­лан­ных Фра­си­бу­лом в Филе, сохра­ни­лись там до сих пор.

279[12] По рас­ска­зу Ксе­но­фон­та (Hell., II, 3, 23—56), оппо­зи­ция и смерть Фера­ме­на пред­ше­ство­ва­ли разору­же­нию граж­дан и заня­тию Филы Фра­си­бу­лом.

280[13] Эта сте­на — вро­де мола — слу­жи­ла при­кры­ти­ем с север­ной сто­ро­ны вхо­да в Пирей. Она была воз­ве­де­на во вре­мя прав­ле­ния Четы­рех­сот. После низ­вер­же­ния это­го пра­ви­тель­ства демо­кра­ты раз­ру­ши­ли ее из бояз­ни, что это место может послу­жить опор­ным пунк­том для дей­ствий оли­гар­хов с помо­щью спар­тан­ско­го фло­та.

281[14] См. выше, гл. 29 и сл.

282[15] Об этом подроб­но рас­ска­зы­ва­ет Лисий (XII, 17 слл.).

283[16] Автор, по-види­мо­му, хочет ска­зать, что Трид­цать сва­ли­ва­ли вину за свои неуда­чи на Фера­ме­на. Прав­да, несколь­ко стран­но это обви­не­ние Фера­ме­на после его смер­ти. Может быть, пра­виль­но мне­ние, что вся эта часть от слов «Отпра­вив послов» до кон­ца гла­вы долж­на быть отне­се­на к кон­цу гл. 36.

284[17] Гар­мост — коман­дир спар­тан­ско­го гар­ни­зо­на и намест­ник в под­чи­нен­ном им горо­де.

с. 116

К раз­де­лу XIV

285[1] Гавань Афин восточ­нее Пирея. О собы­ти­ях подроб­нее рас­ска­зы­ва­ют Ксе­но­фонт (Hell., II, 4, 11—19) и Андо­кид (I, 80).

286[2] По рас­ска­зу Ксе­но­фон­та (Hell., II, 4, 10 sqq.), сра­же­ние про­изо­шло в самом Пирее; тут были уби­ты самый жесто­кий из Трид­ца­ти — Кри­тий — и с ним еще мно­го оли­гар­хов.

287[3] Об их дей­стви­ях рас­ска­зы­ва­ет подроб­нее Лисий (XII, 53—60).

288[4] Об этих деся­те­рых не упо­ми­на­ют ни Ксе­но­фонт, ни Лисий.

289[5] Ора­тор Исо­крат (XVIII, 17, 49; ср. XVIII, 6, 5) при­чис­ля­ет его к пер­вой кол­ле­гии деся­ти.

290[6] Фаилл — лич­ность нам неиз­вест­ная.

291[7] Спар­тан­ский царь Пав­са­ний из сопер­ни­че­ства с Лисанд­ром явил­ся с вой­ском в Афи­ны, всту­пил в пере­го­во­ры с обе­и­ми пар­ти­я­ми и добил­ся заклю­че­ния обще­го мира.

292[8] Ксе­но­фонт (Hell., II, 4, 38) назы­ва­ет их 15 — может быть, здесь в тек­сте про­стая опис­ка и сле­ду­ет при­нять соот­вет­ству­ю­щую поправ­ку.

293[9] Ари­сто­тель, веро­ят­но, име­ет в виду какое-нибудь поста­нов­ле­ние тако­го содер­жа­ния.

294[10] В 403/402 г. Собы­тия отно­сят­ся к кон­цу лета 403 г.

295[11] Элев­син — одно из круп­ней­ших месте­чек Атти­ки, на севе­ро-запад от Афин, зна­ме­ни­тое сво­и­ми мисте­ри­я­ми Демет­ры и Коры. Рас­по­ло­жен­ный в наи­бо­лее пло­до­род­ной части «рав­ни­ны», Элев­син с древ­ней­ших вре­мен был глав­ным сре­до­то­чи­ем земле­вла­дель­че­ской ари­сто­кра­тии. Здесь пыта­лись укре­пить­ся после пора­же­ния в Пирее уцелев­шие чле­ны пра­ви­тель­ства Трид­ца­ти.

296[12] Тут, оче­вид­но, разу­ме­ют­ся дохо­ды от недви­жи­мой соб­ствен­но­сти — дома или мастер­ской — остав­шей­ся у них в Афи­нах.

297[13] Храм Демет­ры и Коры (Пер­се­фо­ны).

298[14] Кери­ки и Эвмол­пи­ды — два древ­них знат­ных рода, пред­ста­ви­те­ли кото­рых нес­ли глав­ные жре­че­ские обя­зан­но­сти в куль­те вели­ких элев­син­ских мисте­рий (см. ниже, гл. 57, 1).

299[15] Таким обра­зом, вре­мен­но в Атти­ке обра­зо­ва­лось как бы два само­сто­я­тель­ных госу­дар­ства. Одна­ко вско­ре — в 401/400 г. — еди­не­ние было вос­ста­нов­ле­но (см. ниже, гл. 40, 4).

300[16] После побе­ды спар­тан­цев Афи­ны были вынуж­де­ны всту­пить в союз под гла­вен­ством Спар­ты и соот­вет­ствен­но это­му вно­сить член­ские взно­сы в союз­ную каз­ну.

301[17] При­ся­га на соблю­де­ние усло­вий мир­но­го дого­во­ра.

302[18] Это заме­ча­ние пока­зы­ва­ет, что в прав­ле­ние Трид­ца­ти сде­ла­ны были какие-то изме­не­ния в поряд­ке судо­про­из­вод­ства Аре­о­па­га. О вос­ста­нов­ле­нии преж­не­го поряд­ка после низ­вер­же­ния Трид­ца­ти см. Лисий, I, 30.

303[19] Τιμήματα παρεχόμενοι — граж­дане, обла­да­ю­щие иму­ще­ствен­ным цен­зом.

304[20] Арх­ин — пред­ста­ви­тель уме­рен­ной демо­кра­тии. По его пред­ло­же­нию в 403 г. в Афи­нах вве­ден ионий­ский алфа­вит.

305[21] Афин­ский закон предо­став­лял пра­во каж­до­му граж­да­ни­ну, застав­ше­му пре­ступ­ни­ка на месте пре­ступ­ле­ния или с. 117 ули­чив­ше­му в оче­вид­ном пре­ступ­ле­нии, схва­тить его и при­ве­сти (ἀπάγειν, ἀπαγωγή) в Совет к при­та­нам. По важ­ней­шим поли­ти­че­ским и уго­лов­ным делам в этом слу­чае назна­ча­лось раз­би­ра­тель­ство в экс­трен­ном поряд­ке (см. ниже, гл. 45, 1).

306[22] Ари­сто­тель рань­ше нигде не упо­ми­нал об этом зай­ме Трид­ца­ти, зато гово­рил о зай­ме, заклю­чен­ном кол­ле­ги­ей деся­ти (гл. 38, 1). Ско­рее все­го, здесь надо видеть про­стое сме­ше­ние этих двух момен­тов.

307[23] См. выше, гл. 39, 6.

308[24] Ари­сто­тель, веро­ят­но, име­ет в виду собы­тия на ост­ро­ве Само­се в 412 г. (см. Фуки­дид, VIII, 21).

309[25] В 401/400 г. Ксе­но­фонт гово­рит о том, что перед этим при­ми­ре­ни­ем едва не про­изо­шло серьез­но­го столк­но­ве­ния (Hell., II, 4, 43).

К раз­де­лу XV

310[1] Трак­тат Ари­сто­те­ля напи­сан око­ло 325 г. (см. ста­тью: Ари­сто­тель и «Афин­ская поли­тия»).

311[2] В 404/403 г. Воз­вра­ще­ние демо­кра­тов про­изо­шло при­бли­зи­тель­но в янва­ре 403 г., окон­ча­тель­ный же дого­вор был заклю­чен при архон­те Эвкли­де (403/402 г.).

312[3] Этот мифи­че­ский пери­од афин­ской исто­рии, так назы­ва­е­мый «синой­кизм» Иона (объ­еди­не­ние в еди­ном госу­дар­стве раз­роз­нен­ных пер­во­на­чаль­но общин), был изло­жен Ари­сто­те­лем в началь­ной, не дошед­шей до нас, части трак­та­та (см. фраг­мент 1).

313[4] Φυλοβασιλεῖς — «цари фил» — долж­ность, оста­вав­ша­я­ся и в позд­ней­шие вре­ме­на (см. выше, гл. 8, 3, и ниже, гл. 57, 4), но уже почти исклю­чи­тель­но с рели­ги­оз­ным зна­че­ни­ем, в про­ти­во­по­лож­ность филар­хам (стар­ши­нам фил). См. ниже, гл. 61, 5.

314[5] Эпи­зод из мифи­че­ско­го про­шло­го, рас­ска­зан­ный Ари­сто­те­лем в не дошед­шей началь­ной части трак­та­та (см. фрагм. 3—6).

315[6] По-гре­че­ски βασιλικῆς.

316[7] См. выше, гл. 4. Харак­тер­но, что здесь это «пре­об­ра­зо­ва­ние» не берет­ся в счет по поряд­ку. Это дает осно­ва­ние пред­по­ла­гать, что как рас­сказ об этом пре­об­ра­зо­ва­нии в гл. 4, так и вся фра­за здесь, отно­ся­ща­я­ся к Дра­кон­ту, явля­ют­ся позд­ней­шим добав­ле­ни­ем к тек­сту Ари­сто­те­ля (см. прим. к гл. 4).

317[8] Автор упо­треб­ля­ет слиш­ком рез­кое выра­же­ние: Аре­о­паг не уни­что­жен, а у него отня­то зна­че­ние руко­во­дя­ще­го поли­ти­че­ско­го орга­на (см. выше, гл. 25, 2).

318[9] Ари­сто­тель рез­ко про­ти­во­по­ла­га­ет поста­нов­ле­ния Народ­но­го Собра­ния, зави­ся­щие от вре­мен­но­го настро­е­ния наро­да, осо­бен­но под вли­я­ни­ем аги­та­ции дема­го­гов, незыб­ле­мой силе зако­нов, ср. «Поли­ти­ка» IV, 4, 3, p. 1292 a, 4: «Еще дру­гой вид демо­кра­тии — такой, при кото­ром все вооб­ще оста­ет­ся то же самое (т. е. как и в ранее оха­рак­те­ри­зо­ван­ных видах), но глав­ная сила при­над­ле­жит наро­ду, а не зако­ну. Это быва­ет тогда, когда все зави­сит от народ­ных поста­нов­ле­ний, а не от зако­на. Это осу­ществ­ля­ет­ся через дема­го­га». В дру­гом месте (там же, 37) он гово­рит, что такая фор­ма не есть даже демо­кра­тия в соб­ствен­ном смыс­ле.

с. 118

319[10] Эта мысль встре­ча­ет­ся и в «Поли­ти­ке» (III, 15 p. 1286 a, 30); ср. так­же у псев­до-Ксе­но­фон­та III, 7 (При­ло­же­ние XXII).

320[11] Т. е. после вос­ста­нов­ле­ния демо­кра­тии.

321[12] Дежур­ная часть Сове­та, кото­рая долж­на созы­вать Народ­ное Собра­ние и руко­во­дить им (см. ниже, гл. 43, 2 и сл.).

322[13] Агир­рий — государ­ствен­ный дея­тель, играв­ший вид­ную роль как финан­сист в нача­ле IV в.

323[14] Ино­стра­нец по про­ис­хож­де­нию (из мало­ази­ат­ско­го горо­да Кла­зо­мен), он полу­чил пра­ва граж­дан­ства в Афи­нах и зани­мал даже ответ­ствен­ные долж­но­сти (по-види­мо­му, был стра­те­гом).

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

К раз­де­лу I

324[1] С точ­ки зре­нии Ари­сто­те­ля, око­ло 325 г., когда писал­ся трак­тат.

325[2] Закон, вне­сен­ный Пери­к­лом (см. выше, гл. 26, 3).

326[3] Демо­ты — чле­ны дема. Из это­го места вид­но, что граж­дан­ские пра­ва полу­ча­ют­ся в силу при­над­леж­но­сти чело­ве­ка к дему: раз чле­ны дема при­зна­ют дан­ное лицо сво­им сочле­ном, этим при­зна­ют­ся его граж­дан­ские пра­ва.

327[4] Доки­ма­сия — про­вер­ка.

328[5] Эфе­бы — моло­дые люди в воз­расте 18—20 лет. При­знан­ные офи­ци­аль­но граж­да­на­ми госу­дар­ства, они еще не мог­ли фак­ти­че­ски осу­ществ­лять сво­их прав, а толь­ко под­го­тов­ля­лись к это­му и осо­бен­но к несе­нию воен­ной служ­бы.

329[6] Нечто вро­де обще­го руко­во­ди­те­ля или дирек­то­ра.

330[7] Нечто вро­де попе­чи­те­ля.

331[8] Муни­хия — гавань к восто­ку от Пирея; Акта — южный мыс Пирея, самая воз­вы­шен­ная часть его. Сохра­нив­ши­е­ся над­пи­си пока­зы­ва­ют, что в неко­то­рых слу­ча­ях служ­ба эфе­бов не огра­ни­чи­ва­лась эти­ми места­ми.

332[9] Педо­три­бы — спе­ци­а­ли­сты в деле физи­че­ско­го вос­пи­та­ния, пре­по­да­вав­шие гим­на­сти­ку в осо­бых шко­лах, так назы­ва­е­мых пале­страх, неред­ко и сами заве­до­вав­шие таки­ми шко­ла­ми.

333[10] Καταπαλτης (у рим­лян — catapulta) — маши­на, с помо­щью кото­рой мета­ли стре­лы и дро­ти­ки.

334[11] Опла­та исчис­ля­ет­ся по дням.

335[12] Как бы фор­ма эфе­бов, верх­няя накид­ка, состо­я­щая из про­дол­го­ва­то­го четы­рех­уголь­но­го кус­ка мате­рии.

336[13] За исклю­че­ни­ем три­эрар­хии для бога­тых, от кото­рой осво­бож­да­ют­ся толь­ко сиро­ты, но и то лишь в пер­вый год.

337[14] В 18 лет граж­да­нин мог уже ока­зать­ся попе­чи­те­лем (κύριος) девуш­ки — наслед­ни­цы в семье, не имев­шей муж­ско­го пред­ста­ви­те­ля (см. выше, гл. 9, 2; 43, 6 и 46, 6 сл.).

К раз­де­лу II

338[1] Эта долж­ность была учре­жде­на, по-види­мо­му, в 338 г., выде­лен­ная из кру­га веде­ния государ­ствен­ных каз­на­че­ев с. 119 (т. наз. «каз­на­че­ев Сиг­нии Афи­ны»), когда зре­лищ­ный фонд при­шлось обра­тить на воен­ные нуж­ды.

339[2] Долж­ность заве­ду­ю­ще­го зре­лищ­ным фон­дом была уста­нов­ле­на в 354 г. и сыг­ра­ла важ­ную роль, слу­жа сред­ством для дема­го­ги­че­ских целей.

340[3] Празд­ник вели­ких Пана­фи­ней (в честь боги­ни Афи­ны) справ­лял­ся один раз в 4 года в меся­це гека­том­беоне (ок. сере­ди­ны авгу­ста), и сле­до­ва­тель­но эти долж­ност­ные лица изби­ра­лись на четы­рех­ле­тие.

341[4] Т. е. стра­те­ги и их под­чи­нен­ные: гип­пар­хи, филар­хи и так­си­ар­хи (см. ниже, гл. 61, 1). Долж­но­сти финан­со­вые и воен­ные, для кото­рых тре­бо­ва­лась извест­ная ква­ли­фи­ка­ция — иму­ще­ствен­ная или тех­ни­че­ская, запол­ня­лись выбо­ра­ми через под­ня­тие рук, тогда как на осталь­ные долж­но­сти назна­ча­ли по жре­бию, счи­тая вся­ко­го граж­да­ни­на спо­соб­ным к их заня­тию.

342[5] Дежур­ная часть Сове­та состав­ля­лась из чле­нов одной филы.

343[6] Нор­маль­ный атти­че­ский год равен 354 дням. Он рас­пре­де­ля­ет­ся на 10 при­та­ний по коли­че­ству дежу­ря­щих фил. При­ве­ден­ное рас­пре­де­ле­ние по коли­че­ству дней при­над­ле­жит, по-види­мо­му, вре­ме­ни Ари­сто­те­ля.

344[7] Фол — круг­лое зда­ние побли­зо­сти от зда­ния Сове­та (булев­те­рий), на севе­ро-восток от хол­ма Аре­о­па­га.

345[8] См. ниже, гл. 62, 2.

346[9] Непри­сут­ствен­ных дней было у афи­нян очень мно­го; это были все­воз­мож­ные празд­ни­ки, а так­же раз­ные «несчаст­ли­вые» дни (ἀποφράδες), напри­мер, все седь­мые дни меся­цев, когда поми­на­ли умер­ших, и осо­бен­но канун празд­ни­ка Анфе­сте­рий (нача­ло мар­та) и др.

О празд­ни­ках — см. псев­до-Ксе­но­фонт, Афин­ская поли­тия, III, 8 (При­ло­же­ние XXII).

347[10] Обыч­ным местом засе­да­ний Сове­та было спе­ци­аль­ное зда­ние, так назы­ва­е­мый булев­те­рий, но в неко­то­рых слу­ча­ях засе­да­ния про­ис­хо­ди­ли и в дру­гих местах, како­вы: афин­ский Элев­си­ний, храм Фесея, Пана­фи­ней­ский ста­дий, Акро­поль, Пирей и т. д.

348[11] Опо­ве­ще­ние о пред­сто­я­щем народ­ном собра­нии обыч­но дела­лось при­та­на­ми за 4 дня.

349[12] Так назы­ва­е­мые Εἰσαγγελίαι — заяв­ле­ния о пре­ступ­ле­ни­ях государ­ствен­ной важ­но­сти, как изме­на, заго­вор про­тив демо­кра­тии, под­куп ора­то­ра и т. п., а так­же о при­тес­не­нии сирот, наслед­ниц и вдов. Про­це­ду­ра эта регу­ли­ро­ва­на зако­ном в сере­дине IV в., но при­ме­ня­лась неред­ко и рань­ше в важ­ных поли­ти­че­ских делах (про­тив Феми­сток­ла, Перик­ла, по делу 10 стра­те­гов и т. д.), но осо­бен­но когда пре­ступ­ле­ние не было преду­смот­ре­но зако­ном. Обыч­но эти заяв­ле­ния направ­ля­лись через Совет (через при­та­нов) и толь­ко послед­не­го рода дела (о сиро­тах, наслед­ни­цах и вдо­вах) — через пер­во­го архон­та. См. так­же выше, гл. 8, 4.

350[13] В обыч­ный неви­со­кос­ный год шестая при­та­ния при­хо­ди­лась на январь. В это вре­мя ста­вил­ся толь­ко прин­ци­пи­аль­ный вопрос, нуж­но ли про­из­во­дить остра­кисм; самый же остра­кисм с. 120 про­из­во­дил­ся в вось­мую при­та­нию, в зара­нее назна­чен­ный день (см. При­ло­же­ние X).

351[14] Προβολαί — пред­ло­же­ния про­ек­та при­го­во­ра по делам о пре­ступ­ле­ни­ях (напри­мер, при­вле­че­ние к суду обви­ни­те­лей по делу афин­ских стра­те­гов, дело Демо­сфе­на про­тив Мидия). При этом обви­ни­тель жела­ет полу­чить пред­ва­ри­тель­ное суж­де­ние наро­да, чтобы затем дело было пере­да­но на рас­смот­ре­ние суда.

352[15] Мас­лич­ная ветвь, повя­зан­ная шер­стя­ной лен­той, слу­жи­ла при­зна­ком моль­бы.

353[16] Пред­ва­ри­тель­ным голо­со­ва­ни­ем решал­ся вопрос, нуж­но ли про­сто рас­смот­реть дан­ный вопрос в этом же засе­да­нии или сле­ду­ет отло­жить его обсуж­де­ние до дру­го­го засе­да­ния (см. объ­яс­не­ние у Kalinka, Ps. xenophontische Ἀθηναίων πολιτεία, Leipzig 1913, S. 259).

354[17] Ἐπιστάτης τῶν πρυτάνεων.

355[18] Име­ет­ся в виду глав­ным обра­зом Пар­фе­нон, в зад­ней части (опис­фо­до­ме) кото­ро­го хра­ни­лась государ­ствен­ная каз­на. В хра­ме Мате­ри богов (Μητρώον) нахо­дил­ся государ­ствен­ный архив. Сохра­ни­лись мно­го­чис­лен­ные над­пи­си с опи­ся­ми и про­то­ко­ла­ми о при­е­ме их каз­на­че­я­ми при вступ­ле­нии в долж­ность.

356[19] Πρόεδροι — эта комис­сия ведет про­ис­хож­де­ние толь­ко с нача­ла IV в.

357[20] Ἐπιατάτης τῶν προέδρων, кото­рый дела­ет­ся пред­се­да­те­лем Народ­но­го Собра­ния, что ранее (в V в.) лежа­ло на обя­зан­но­сти пред­се­да­те­ля при­та­нов.

358[21] Разу­ме­ет­ся пред­се­да­те­лем про­эд­ров.

359[22] Об этом см. ниже, гл. 61.

360[23] Име­ет­ся в виду преж­де все­го бла­го­при­ят­ная пого­да.

361[24] Штраф в раз­ме­ре не свы­ше 500 драхм (око­ло 120 руб.). Более высо­кий штраф мог быть нало­жен толь­ко по поста­нов­ле­нию суда.

362[25] По-види­мо­му, здесь в тек­сте неболь­шой про­пуск.

363[26] Может быть, это то лицо, кото­рое игра­ло неко­то­рую роль в прав­ле­нии Трид­ца­ти (Xenophon, Hell., II, 4, 8); таким обра­зом, это было бы актом поли­ти­че­ско­го пре­сле­до­ва­ния.

364[27] Лич­ность, более ничем не извест­ная.

365[28] Один из видов смерт­ной каз­ни для убийц и зло­де­ев состо­ял в том, что осуж­ден­но­го заби­ва­ли насмерть пал­ка­ми (ἀποτυμπανίζειν).

366[29] См. выше, гл. 41, 2: «судо­про­из­вод­ство Сове­та пере­шло к наро­ду».

367[30] Т. е. архон­ты-фесмо­фе­ты. О них см. выше, гл. 3, 4, и ниже, гл. 59.

368[31] Т. е. про­вер­ку. См. выше, гл. 42, 2.

369[32] См. ниже, гл. 55, 2.

370[33] Т. е. γραφὴ παρανόμων. Вся­кое поста­нов­ле­ние Народ­но­го Соби­ра­ния мог­ло быть в тече­ние годич­но­го сро­ка обжа­ло­ва­но как неза­кон­ное. В этом слу­чае вно­си­лась жало­ба на про­ти­во­за­ко­ние (γραφὴ παρανόμων). Рас­смот­ре­ние спо­ра пере­да­ва­лось суду при­сяж­ных, а дей­ствие это­го поста­нов­ле­ния при­оста­нав­ли­ва­лось до раз­ре­ше­ния дела судом. В слу­чае при­зна­ния послед­ним с. 121 непра­виль­но­сти поста­нов­ле­ние совер­шен­но отме­ня­лось (см. При­ло­же­ние XXI; ср. гл. 29, 4).

371[34] Три­э­ра — воен­ный корабль с трой­ным рядом весел.

372[35] Νεώσοικοι — соб­ствен­но сараи, в кото­рых ста­ви­лись выта­щен­ные из воды кораб­ли.

373[36] Тет­ре­ра — воен­ный корабль с четырь­мя ряда­ми весел.

374[37] Каж­дый состав Сове­та обыч­но соору­жал в тече­ние сво­е­го управ­ле­ния 20 новых три­эр. По окон­ча­нии слу­жеб­но­го года Сове­ту назна­чал­ся в награ­ду золо­той венок, о чем писа­лось соот­вет­ству­ю­щее поста­нов­ле­ние.

К раз­де­лу III

375[1] Пол­ное назва­ние их «каз­на­чеи свя­щен­ной каз­ны Афи­ны».

376[2] Име­ет­ся в виду зна­ме­ни­тая ста­туя Афи­ны-Девы в Пар­фе­ноне рабо­ты Фидия.

377[3] Ника — боги­ня побе­ды. Инвен­та­ри Пар­фе­но­на, сохра­нив­ши­е­ся в над­пи­сях, упо­ми­на­ют 10 золо­тых изоб­ра­же­ний ее. В слу­чае мате­ри­аль­ных затруд­не­ний они упо­треб­ля­лись в каче­стве денеж­но­го фон­да.

378[4] Все­воз­мож­ная утварь и при­спо­соб­ле­ния для про­цес­сии во вре­мя Вели­ких Пана­фи­ней.

379[5] Бук­валь­но «про­дав­цы».

380[6] Име­ют­ся в виду кон­трак­ты на про­из­вод­ство раз­лич­ных работ, напри­мер, построй­ки стен, гра­ви­ро­ва­ния офи­ци­аль­ных над­пи­сей и т. п.

381[7] Это, глав­ным обра­зом, руд­ни­ки Лаврия. Ср. выше о руд­ни­ках в Маро­нее, гл. 22, 7.

382[8] Ср. выше, гл. 43, 1.

383[9] Ср. выше, гл. 43, 1.

384[10] Т. е. на про­бу, когда начи­на­ют раз­ра­бот­ку, не зная навер­ное, полу­чат­ся ли какие-нибудь резуль­та­ты.

385[11] Чис­ло в руко­пи­си стер­то и вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся по догад­ке.

386[12] Аре­о­паг после рефор­мы Эфи­аль­та (см. выше, гл. 25, 2) сохра­нил за собой толь­ко судеб­ные функ­ции по делам рели­ги­оз­но­го харак­те­ра, к кото­рым отно­сит­ся меж­ду про­чим пре­ду­мыш­лен­ное убий­ство (см. ниже, гл. 57, 3). Осуж­ден­но­го за пре­ду­мыш­лен­ное убий­ство ожи­да­ла смерт­ная казнь, кото­рой он мог избе­жать, уйдя доб­ро­воль­но в изгна­ние до про­из­не­се­ния при­го­во­ра, и кон­фис­ка­ция иму­ще­ства (см. При­ло­же­ние XX).

387[13] Сбор обыч­ных пода­тей, как налог на капи­тал, пошли­ны, тамо­жен­ные сбо­ры и т. п., госу­дар­ство не про­из­во­ди­ло само, а сда­ва­ло на откуп бога­тым граж­да­нам.

388[14] Дос­ки, выбе­лен­ные гип­сом (латин­ское album).

389[15] При­бли­зи­тель­но в апре­ле.

390[16] Доклад об этом в Народ­ном Собра­нии дела­ет Совет (см. выше, гл. 43, 4).

391[17] Хра­мо­вые участ­ки, ино­гда зна­чи­тель­но­го раз­ме­ра, сда­ва­лись для экс­плу­а­та­ции в арен­ду част­ным лицам.

392[18] Эту обя­зан­ность, по-види­мо­му, испол­нял государ­ствен­ный раб.

с. 122

393[19] См. гл. 48.

394[20] Ἀποδέκται — бук­валь­но «при­ем­щи­ки».

395[21] Т. е. в зда­нии Сове­та.

396[22] Ср. выше, гл. 45, 1.

397[23] Нечто вро­де кон­тро­ле­ров. Эту комис­сию, по-види­мо­му, надо отли­чать от дру­гой одно­имен­ной комис­сии, о кото­рой см. ниже, гл. 54, 2.

398[24] Нечто вро­де реви­зи­он­ной комис­сии.

399[25] Каж­дая фила име­ла свои общие собра­ния, кото­рые про­ис­хо­ди­ли на какой-нибудь из пло­ща­дей.

400[26] Ста­туя родо­на­чаль­ни­ка филы (см. выше, гл. 21, 6).

401[27] «Судьи по демам» учре­жде­ны Писи­стра­том (см. выше, гл. 16, 5, и ниже, гл. 53, 1 и сл.).

402[28] Архон­ты-фесмо­фе­ты. О них см. ниже, гл. 59.

403[29] В руко­пи­си это место испор­че­но. Пере­вод дает­ся по догад­кам ван-Леуве­на.

404[30] Т. е. дела­ет­ся про­стым пехо­тин­цем.

405[31] Осо­бый вид вой­ска — лег­ко­во­ору­жен­ные пехо­тин­цы, кото­рые сади­лись на лоша­дей к всад­ни­кам и во вре­мя сра­же­ния, ворвав­шись в ряды непри­я­те­ля, соска­ки­ва­ли с лоша­дей и начи­на­ли бой как пехо­тин­цы.

406[32] Καταλογεῖς — ката­ло­ги­за­то­ры.

407[33] Гип­пар­хи — началь­ни­ки кон­ни­цы, филар­хи — стар­ши­ны фил, началь­ни­ки кон­ни­цы сво­ей филы (см. ниже, гл. 61, 4 и сл.).

408[34] Тут раз­ли­ча­ет­ся спи­сок вновь вклю­ча­е­мых всад­ни­ков от посто­ян­но­го спис­ка в запе­ча­тан­ной таб­ли­це все­го их соста­ва.

409[35] Это — риза (πέπλος), кото­рая при­го­тов­ля­лась бла­го­род­ны­ми девуш­ка­ми и в празд­ник Вели­ких Пана­фи­ней воз­ла­га­лась на ста­тую Афи­ны.

410[36] См. выше, гл. 47, 1.

411[37] До нас дошло боль­шое коли­че­ство амфор (сосу­дов), давав­ших­ся в награ­ду побе­ди­те­лям на этих состя­за­ни­ях. На них име­ют­ся над­пи­си: «Я (гово­рит как бы сама амфо­ра) — одна из наград в Афи­нах» (ср. ниже, гл. 60, 1).

412[38] Мина — око­ло 40 руб.

413[39] Обол — око­ло 6 коп.

414[40] См. выше, гл. 48, 2.

415[41] Город­ские над­зи­ра­те­ли, нечто вро­де комис­са­ров мили­ции.

416[42] Жен­щи­ны, зани­мав­ши­е­ся раз­лич­ны­ми вида­ми музы­ки для уве­се­ле­ния пуб­ли­ки и при­гла­шав­ши­е­ся для это­го на пир­ше­ства, обыч­но зани­ма­лись в то же вре­мя и про­сти­ту­ци­ей.

417[43] Драх­ма — око­ло 40 кои.

418[44] Ста­дий — 177,4 мет­ра.

419[45] При тес­но­те улиц в гре­че­ских горо­дах при­хо­ди­лось при­ни­мать меры про­тив вся­ко­го заграж­де­ния их. Окна в домах обыч­но откры­ва­лись во внут­рен­ний дво­рик, так назы­ва­е­мый пери­стиль; на ули­цу выхо­ди­ли окна толь­ко в верх­них эта­жах.

420[46] Ἀγορανόμοι.

421[47] Μετρονόμοι.

422[48] Это чис­ло суще­ство­ва­ло еще в нача­ле IV в., как вид­но из речи Лисия «Про­тив хлеб­ных тор­гов­цев» (XXII).

с. 123

423[49] Ἐμπορίου ἐπιμεληταί.

424[50] Под арест бра­ли (спе­ци­аль­ный тер­мин — ἀπὰγειν) лишь заве­до­мых пре­ступ­ни­ков, пре­иму­ще­ствен­но таких, кото­рых захва­ты­ва­ли с полич­ным.

425[51] Ἀνδραποδισταί — захва­ты­ва­ю­щие сво­бод­но­го чело­ве­ка и обра­ща­ю­щие его в раб­ство или завла­де­ва­ю­щие чужи­ми раба­ми.

426[52] См. выше, гл. 47, 2 и сл.

427[53] Ἔνδειξις — осо­бая фор­ма жало­бы-доно­са на таких лиц, кото­рые, будучи при­суж­де­ны за свои про­ступ­ки к лише­нию граж­дан­ских прав (ати­мия) или к штра­фу, начи­на­ют осу­ществ­лять граж­дан­ские пра­ва, заняв государ­ствен­ную долж­ность или посе­щая обще­ствен­ные места, а так­же на людей, нару­ша­ю­щих запре­ще­ния о вво­зе и выво­зе, на людей, достав­ля­ю­щих про­до­воль­ствие непри­я­те­лю, и, может быть, на винов­ных в про­да­же казен­но­го иму­ще­ства.

428[54] У нас нет све­де­ний о том, какие имен­но дела это­го рода вхо­дят в ком­пе­тен­цию фесмо­фе­тов.

429[55] Εἰσαγωγεῖς.

430[56] Име­ют­ся в виду дела, кото­рые долж­ны быть разо­бра­ны обя­за­тель­но в тече­ние меся­ца.

431[57] В слу­ча­ях раз­во­да или смер­ти мужа жен­щи­на име­ла пра­во через посред­ство сво­е­го попе­чи­те­ля (κύριος) тре­бо­вать воз­вра­ще­ния ей при­да­но­го.

432[58] Счет ведет­ся по меся­цам с одной мины (= 100 драхм); таким обра­зом, в год это состав­ля­ет 12 %.

433[59] За вся­кий ущерб, при­чи­нен­ный раба­ми или живот­ны­ми, ответ­ствен­ным явля­ет­ся их хозя­ин. Может быть, дело идет и об обмане при про­да­же рабов или живот­ных с телес­ны­ми недо­стат­ка­ми, искус­но скры­ты­ми про­дав­цом.

434[60] Один из видов обще­ствен­ных повин­но­стей (так назы­ва­е­мых литур­гий), воз­ла­гав­ших­ся на бога­тых граж­дан: построй­ка воен­но­го кораб­ля (три­э­ры).

435[61] См. выше, гл. 47, 2.

436[62] Так назы­ва­е­мые «судьи по демам», учре­жден­ные Писи­стра­том (см. выше, гл. 16, 5; ср. 26, 3; 48, 5).

437[63] Διαιτηταί — нечто вро­де тре­тей­ских судей, но с посто­ян­ны­ми функ­ци­я­ми и не огра­ни­чи­вав­ших­ся раз­би­ра­тель­ством одно­го опре­де­лен­но­го дела.

438[64] Πρόκλησις — вся­ко­го рода пред­ло­же­ния с той и дру­гой сто­ро­ны о мерах для выяс­не­ния дела, напри­мер, при­ве­де­ние к при­ся­ге, пред­ло­же­ния пытать рабов, вызвать сви­де­те­лей, пока­зать доку­мен­ты и т. п.

439[65] Т. е. выпис­ки из зако­нов, на кото­рые ссы­ла­ют­ся сто­ро­ны.

440[66] По-види­мо­му, из чис­ла упо­мя­ну­тых выше соро­ка.

441[67] См. выше, гл. 21, 6.

442[68] Это место у Ари­сто­те­ля застав­ля­ет пред­по­ла­гать в этих эпо­ни­мах воз­рас­тов не архон­тов, при кото­рых граж­дане были запи­са­ны в чис­ло эфе­бов, а атти­че­ских геро­ев, име­на­ми кото­рых обо­зна­чал­ся каж­дый из 42 при­зыв­ных годов (воен­ную служ­бу нес­ли с 18 до 60-лет­не­го воз­рас­та), при­чем спи­сок этих эпо­ни­мов через каж­дые 42 года начи­нал­ся сно­ва. Таким обра­зом, каж­дый с. 124 новый при­зыв эфе­бов обо­зна­чал­ся име­нем того эпо­ни­ма, под кото­рым чис­ли­лись люди, в преды­ду­щем году вышед­шие из воен­но­обя­зан­ных, т. е. те, кото­рым тогда шел 60-й год.

443[69] Здесь име­ют­ся в виду эпо­ни­мы фил; ста­туи их нахо­ди­лись перед зда­ни­ем Сове­та.

444[70] Спи­сок граж­дан, поме­чен­ных име­нем послед­не­го из эпо­ни­мов, имен­но тех граж­дан, кото­рым в это вре­мя идет 60-й год. Таким обра­зом, фак­ти­че­ски этот год жиз­ни посвя­щал­ся не воен­ной служ­бе, а несе­нию обя­зан­но­стей диэте­тов.

445[71] О таком слу­чае ати­мии (лише­ния граж­дан­ской чести) неко­е­го Стра­то­на упо­ми­на­ет Демо­сфен (XXI, 83 и сл.).

446[72] Λογισταί — кон­тро­ле­ры; ср. одно­имен­ную кол­ле­гию выше, гл. 48, 3.

447[73] Συνήγοροι — нечто вро­де совет­ни­ков или помощ­ни­ков.

448[74] При­бли­зи­тель­но в апре­ле.

449[75] Доку­мен­ты выре­зы­ва­лись на мра­мор­ных или брон­зо­вых пли­тах (στῆλαι) и выстав­ля­лись в пуб­лич­ных местах. Бла­го­да­ря проч­но­сти этих мате­ри­а­лов боль­шое коли­че­ство древ­них доку­мен­тов сохра­ни­лось до нас.

450[76] Этот титул давал­ся граж­да­нам дру­гих госу­дарств, кото­рые бра­ли на себя там защи­ту инте­ре­сов граж­дан дан­но­го госу­дар­ства, — нечто вро­де совре­мен­ных кон­су­лов. Позд­нее этот титул давал­ся и мете­кам и сопро­вож­дал­ся осо­бы­ми пра­ва­ми (см. гл. 58, 2).

451[77] При­бли­зи­тель­но с 367—363 гг.

452[78] Ἰεροποιοί — «свя­щен­но­слу­жи­те­ли».

453[79] Т. е. совер­ша­ю­щи­ми­ся каж­дые четы­ре года.

454[80] Об этом празд­ни­ке — см. ниже, гл. 60, 1, и выше, гл. 18, 2; 43, 1; 49, 3; 62, 2.

455[81] Празд­ник в честь Арте­ми­ды Брав­рон­ской. Брав­рон — атти­че­ский дем на восточ­ном побе­ре­жье. Но позд­нее этот культ был пере­не­сен на Акро­поль.

456[82] Празд­ник в честь элев­син­ских богинь Демет­ры и Коры (Пер­се­фо­ны), — не надо сме­ши­вать с малы­ми элев­син­ски­ми мисте­ри­я­ми, кото­рые совер­ша­лись еже­год­но.

457[83] 329/328 г. до н. э.

458[84] Ср. ниже, гл. 62, 2.

459[85] Обыч­но демар­хи (стар­ши­ны демов) изби­ра­лись под­ня­ти­ем рук в самих демах. Обособ­ле­ние Пирея объ­яс­ня­ет­ся его исклю­чи­тель­ным зна­че­ни­ем.

460[86] Име­ют­ся в виду сель­ские Дио­ни­сии.

461[87] Хорег — бога­тый граж­да­нин, на кото­ро­го воз­ла­га­ет­ся обще­ствен­ная повин­ность (литур­гия) на свой счет обу­чить хор для празд­нич­но­го пред­став­ле­ния.

462[88] Т. е. име­ет такое же зна­че­ние, как имя архон­та-эпо­ни­ма в Афи­нах.

К раз­де­лу IV

463[1] См. выше, гл. 3, 2—4; 8, 1; 22, 5; 26, 2.

464[2] Т. е. во вре­мя напи­са­ния трак­та­та, око­ло 325 г. до н. э.

с. 125

465[3] Доки­ма­сия — про­вер­ка; ср. выше, гл. 42, 2; 45, 3; 49, 1, 4; ниже, гл. 56, 1; 59, 4; 60, 1.

466[4] Апол­лон — нацио­наль­ный бог все­го ионий­ско­го пле­ме­ни — бог рода, и пото­му назы­ва­ет­ся «Отчим» (Πατρῷς). Зевс Оград­ный (Ζεὺς ἔρκειος) — оли­це­тво­ре­ние домаш­ней огра­ды и отсю­да вооб­ще домаш­ней жиз­ни.

467[5] Разу­ме­ют­ся родо­вые усы­паль­ни­цы, явля­ю­щи­е­ся цен­тра­ми родо­вых куль­тов. В этих вопро­сах сохра­ня­ют­ся пере­жит­ки родо­вых отно­ше­ний.

468[6] Сле­до­ва­тель­но, дело сво­ди­лось к про­стой фор­маль­но­сти.

469[7] См. выше, гл. 53, и ниже, гл. 58, 2. Это место нахо­ди­лось на город­ской пло­ща­ди.

470[8] Пред­по­ла­га­ет­ся ста­туя раз­ме­ром в рост само­го винов­но­го. В слу­чае невы­пол­не­ния, он как неоплат­ный долж­ник госу­дар­ства дол­жен идти в изгна­ние (см. выше, гл. 7, 1).

471[9] Осо­бая фор­ма про­воз­гла­ше­ния прин­ци­па непри­кос­но­вен­но­сти иму­ще­ства.

472[10] Пред­став­ле­ния про­ис­хо­ди­ли на Дио­ни­си­ях вес­ной, а эти назна­че­ния дела­лись в нача­ле атти­че­ско­го года, т. е. в кон­це лета. Чис­ло хоре­гов соот­вет­ству­ет чис­лу тра­ги­че­ских поэтов, допус­кав­ших­ся к состя­за­нию.

473[11] Пер­во­на­чаль­но и коме­дии ста­ви­лись по три в каж­дый празд­ник — на Дио­ни­си­ях и Лене­ях, и толь­ко в IV в. чис­ло их уве­ли­че­но до пяти.

474[12] Разу­ме­ют­ся вели­кие, или город­ские, Дио­ни­сии в кон­це мар­та. Поми­мо тра­ге­дий и коме­дий здесь были еще и лири­че­ские состя­за­ния при испол­не­нии рели­ги­оз­ных пес­но­пе­ний.

475[13] Атти­че­ский празд­ник в честь Апол­ло­на и Арте­ми­ды в кон­це мая.

476[14] Если граж­да­нин, на кото­ро­го воз­ло­жи­ли ту или иную литур­гию, был недо­во­лен этим и нахо­дил, что есть более бога­тые люди, он мог пред­ло­жить кому-нибудь из них взять эту обя­зан­ность на себя, в слу­чае же отка­за с его сто­ро­ны — потре­бо­вать поме­нять­ся с ним иму­ще­ством.

477[15] Обыч­но такие литур­гии пада­ли на бога­тых граж­дан через два года.

478[16] См. выше, гл. 54, 7.

479[17] Так назы­вал­ся началь­ник свя­щен­но­го палом­ни­че­ства, кото­рое отправ­ля­лось на ост­ров Делос в вос­по­ми­на­ние о той дани из 7 юно­шей и 7 деву­шек, кото­рую, по мифу, афи­няне долж­ны были посы­лать на Крит царю Мино­су для чудо­ви­ща Мино­тав­ра и кото­рая была пре­кра­ще­на бла­го­да­ря Фесею, убив­ше­му Мино­тав­ра.

480[18] По-види­мо­му, 18 боэд­ро­ми­о­на (нача­ло октяб­ря), нака­нуне про­цес­сии в Элев­син, мисты про­во­ди­ли ночь в хра­ме Аскле­пия.

481[19] При­бли­зи­тель­но 28 мар­та. В про­цес­сии пере­но­си­ли ста­тую Дио­ни­са из его хра­ма в Ака­де­мию и отту­да в театр. Это было пред­ва­ре­ни­ем теат­раль­ных пред­став­ле­ний.

482[20] Празд­ник, справ­ляв­ший­ся 14 ски­рофо­ри­о­на (конец июня).

483[21] Т. е. в том слу­чае, если бы обви­не­ние не под­твер­ди­лось на суде.

с. 126

484[22] Опе­ку­ны, чтобы изба­вить­ся от хло­пот по управ­ле­нию иму­ще­ством мало­лет­них, име­ли пра­во сдать его цели­ком в арен­ду. Но арен­да­тор дол­жен был при этом дать обес­пе­че­ние сохран­но­сти отдан­но­го ему иму­ще­ства. Осо­бая комис­сия про­из­во­ди­ла рас­цен­ку пред­став­лен­но­го им обес­пе­че­ния, обыч­но — земель­но­го участ­ка.

485[23] Эвмол­пи­ды и Кери­ки — два наи­бо­лее древ­них и знат­ных элев­син­ских рода (ср. выше, гл. 39, 2).

486[24] В квар­та­ле Лим­ны на юго-восток от Акро­по­ля. Обыч­но этот празд­ник назы­вал­ся Ленеи. Он справ­лял­ся в кон­це янва­ря. Во вре­мя него ста­ви­лись в теат­ре коме­дии.

487[25] Бег с факе­ла­ми про­ис­хо­дил на празд­ни­ках Пана­фи­ней, Гефе­стий, Про­ме­фий и в честь Пана.

488[26] См. об этих делах При­ло­же­ние XX.

489[27] Храм Пал­ла­ды-Афи­ны на севе­ро-восток от Акро­по­ля.

490[28] Храм Апол­ло­на-Дель­фи­ния на севе­ро-восток от Акро­по­ля.

491[29] При­ми­ре­ние с род­ствен­ни­ка­ми уби­то­го — путем ли упла­ты им како­го-нибудь воз­на­граж­де­ния или дру­гим спо­со­бом — смяг­чен­ная фор­ма пер­во­на­чаль­ной кро­ва­вой мести.

492[30] Имя мест­но­го героя. Место, где про­ис­хо­ди­ло раз­би­ра­тель­ство это­го рода дел, назы­ва­ет­ся Фре­атто́ (ср. φρέαρ — коло­дезь); оно нахо­ди­лось око­ло гава­ни Зеи, к восто­ку от Пирея, у само­го моря.

493[31] Чтобы сами судьи не осквер­ни­лись вслед­ствие пре­бы­ва­ния под одним кро­вом с убий­цей, раз­би­ра­тель­ство дела велось под откры­тым небом.

494[32] Осо­бая комис­сия из 51 чле­на, засе­дав­шая в суди­ли­щах при Пал­ла­дии, Дель­фи­нии, Фре­ат­то и При­та­нее (см. ниже, При­ло­же­ние XX).

495[33] Венок — обыч­ный при­знак испол­не­ния обще­ствен­ной или рели­ги­оз­ной обя­зан­но­сти.

496[34] Φυλοβασιλεῖς — цари фил (см. выше, гл. 8, 3; 41, 2).

497[35] Если убий­ца оста­вал­ся неразыс­кан­ным или если смерть про­изо­шла от несчаст­но­го слу­чая, напри­мер от паде­ния кам­ня, уда­ра живот­но­го и т. п., тре­бо­ва­лась рели­ги­оз­ная фор­маль­ность суда над эти­ми живот­ны­ми или пред­ме­та­ми, при­чи­нив­ши­ми смерть. Это судо­про­из­вод­ство велось в При­та­нее.

498[36] Уста­нов­ле­ны после бит­вы при Мара­фоне.

499[37] Одно из про­звищ Аре­са, ино­гда обо­зна­ча­ет само­сто­я­тель­ное боже­ство.

500[38] Дело идет о рели­ги­оз­ном куль­те в память бор­цов про­тив тира­нии (см. выше, гл. 18).

501[39] Под этим назва­ни­ем разу­ме­ет­ся осо­бая груп­па при­ви­ле­ги­ро­ван­ных мете­ков, кото­рые за какие-нибудь заслу­ги перед госу­дар­ством были осво­бож­де­ны от обыч­ной пода­ти мете­ков и урав­не­ны в этом отно­ше­нии с граж­да­на­ми.

502[40] Почет­ный титул, кото­рый давал­ся про­жи­вав­шим в Атти­ке ино­стран­цам-мете­кам за ока­зан­ные ими услу­ги госу­дар­ству. Этот титул сопро­вож­дал­ся осо­бы­ми пра­ва­ми, како­вы: пра­во вла­де­нии зем­лей и домом, осво­бож­де­ние от пода­тей, почет­ное место на собра­ни­ях, напри­мер в теат­ре, и т. д.

с. 127

503[41] См. выше, гл. 53.

504[42] Пер­вое отно­сит­ся к воль­но­от­пу­щен­ни­кам, вто­рое — к мете­кам. Воль­но­от­пу­щен­ни­ки оста­ва­лись в извест­ных отно­ше­ни­ях зави­си­мо­сти перед сво­и­ми преж­ни­ми хозя­е­ва­ми, кото­рые оста­ва­лись их патро­на­ми; мете­ки не име­ли пра­ва высту­пать с каки­ми-нибудь дела­ми само­сто­я­тель­но, без патро­на. Нару­ше­ние этих пра­вил воль­но­от­пу­щен­ни­ка­ми кара­лось зако­ном.

505[43] Так назы­ва­е­мые εἰσαγγελίαι — см. выше, гл. 4, 4; 8, 4; 29, 4; 43, 4; 45, 2; 53, 6.

506[44] Об этом про­ве­роч­ном голо­со­ва­нии см. выше, гл. 43, 4; ср. ниже, гл. 61, 2.

507[45] Осо­бый вид уско­рен­но­го судо­про­из­вод­ства в делах, каса­ю­щих­ся оскорб­ле­ния рели­гии, про­тив долж­ност­ных лиц и про­тив сико­фан­тов, при­чем обви­ни­тель доби­ва­ет­ся в этой инстан­ции толь­ко пред­ва­ри­тель­но­го прин­ци­пи­аль­но­го суж­де­ния (см. выше, гл. 43, 5).

508[46] Γραφὴ παρανόμων — см. выше, гл. 29, 4; 40, 2; 45, 4, и При­ло­же­ние XXI.

509[47] Пре­зи­ди­ум Сове­та (см. выше, гл. 44).

510[48] Отче­та мож­но было потре­бо­вать с них даже до окон­ча­ния сро­ка их служ­бы (ср. выше, гл. 27, 1, и 48, 4 и сл., ниже 61, 2).

511[49] По афин­ским зако­нам, обви­ни­тель дол­жен был в при­сут­ствии поня­тых заявить ответ­чи­ку о вызо­ве его в суд. Таким обра­зом, если бы нашлись лже­сви­де­те­ли, утвер­жда­ю­щие, что такое опо­ве­ще­ние сде­ла­но, под­су­ди­мый мог не явить­ся на раз­би­ра­тель­ство дела и быть осуж­ден заоч­но.

512[50] См. выше, гл. 55, 2—4.

513[51] См. выше, гл. 42, 1.

514[52] См. выше, гл. 45, 1.

515[53] Разу­ме­ют­ся част­но­пра­во­вые дого­во­ры (σύμβολα), обес­пе­чи­ва­ю­щие юри­ди­че­скую защи­ту для ком­мер­че­ских сде­лок меж­ду граж­да­на­ми раз­лич­ных госу­дарств.

516[54] Обыч­но дела о лже­сви­де­тель­стве под­ле­жа­ли веде­нию тех лиц, под пред­се­да­тель­ством кото­рых дан­ный слу­чай лже­сви­де­тель­ства имел место.

К раз­де­лу V

517[1] Т. е. устро­и­те­ли состя­за­ний.

518[2] См. выше, гл. 18, 2 и сл.; 43, 1; 49, 3; 54, 7, и ниже, гл. 62, 2.

519[3] Эти состя­за­ния ведут нача­ло со вре­ме­ни Перик­ла.

520[4] Для ста­туи боги­ни Афи­ны (см. выше, гл. 49, 3).

521[5] Награ­дой на пана­фи­ней­ских состя­за­ни­ях были олив­ко­вая ветвь и сосуд (амфо­ра) с мас­лом. Такие амфо­ры сохра­ни­лись до наше­го вре­ме­ни.

522[6] Так как мас­ли­ны состав­ля­ли богат­ство стра­ны, то за куль­ту­рой их еще со вре­мен Соло­на было уста­нов­ле­но наблю­де­ние, и самой богине Афине было при­пи­са­но созда­ние это­го дере­ва. Мно­гие из этих дере­вьев счи­та­лись свя­щен­ны­ми и нахо­дя­щи­ми­ся под покро­ви­тель­ством Зев­са — Мория.

с. 128

523[7] Коти­ла — око­ло 14 лит­ра.

524[8] Еще в нача­ле IV в., как вид­но из речи Лисия (VII, 2), отно­ся­щей­ся ко вре­ме­ни после 395 г.

525[9] Обра­зец тако­го про­цес­са дает седь­мая речь Лисия.

526[10] Судя по речи Лисия (VII, 41), винов­но­му гро­зи­ло изгна­ние и кон­фис­ка­ция иму­ще­ства.

527[11] Лицо, зани­мав­шее долж­ность архон­та, на сле­ду­ю­щий год, в слу­чае бла­го­по­луч­ной сда­чи отче­та, дела­лось чле­ном Аре­о­па­га.

528[12] Эти воз­на­граж­де­ния исчис­ля­лись в 300—1000 драхм, т. е. 120—400 руб.

К раз­де­лу VI

529[1] Воз­мож­но, что в этом месте име­ет­ся в нашем тек­сте про­пуск (ср. гл. 43, 1).

530[2] Пер­вый слу­чай отступ­ле­ния от пер­во­на­чаль­но­го поряд­ка изве­стен нам в 440/439 г., когда из 10 стра­те­гов Пери­кл и Глав­кон при­над­ле­жа­ли к одной филе — Ака­ман­ти­де. Одна­ко и после это­го, при­бли­зи­тель­но до сере­ди­ны IV в., по-види­мо­му, соблю­да­лось пра­ви­ло рас­пре­де­ле­ния по филам.

531[3] Муни­хия — укреп­лен­ное место в севе­ро-восточ­ной части Пирея (см. выше, гл. 19, 2, и 42, 3). Акта — южный полу­ост­ров Пирея (см. выше, гл. 42, 3).

532[4] Сим­мо­рии — груп­пы бога­тых граж­дан, на кото­рых воз­ла­га­лась обя­зан­ность общи­ми сред­ства­ми сна­ря­дить воен­ный корабль — три­э­ру.

533[5] Бога­тые граж­дане, на кото­рых воз­ла­га­лось сна­ря­же­ние три­э­ры, а вме­сте с этим и коман­до­ва­ние ею в каче­стве капи­та­нов. Это — одна из литур­гий (обще­ствен­ных повин­но­стей), к кото­рым при­вле­ка­лись бога­тые граж­дане (ср. выше, гл. 52, 2).

534[6] Ср. выше, гл. 56, 3.

535[7] Ср. выше, гл. 43, 4.

536[8] Так­си­арх — началь­ник пехо­ты.

537[9] Лохаг — началь­ник лоха (отря­да).

538[10] Гип­парх — началь­ник кон­ни­цы.

539[11] Филарх — началь­ник филы.

540[12] Лем­нос — ост­ров в север­ной части Эгей­ско­го моря. Там была афин­ская «кле­ру­хия».

541[13] «Парал» и «Аммо­ни­а­да» (корабль Аммо­на) — два государ­ствен­ных кораб­ля, слу­жив­ших для осо­бо важ­ных государ­ствен­ных пору­че­ний — посольств, свя­щен­ных мис­сий, пере­воз­ки казен­ных денег и т. п. Вто­рой пер­во­на­чаль­но назы­вал­ся Сала­ми­ния; в честь еги­пет­ско­го бога Амо­на (на гре­че­ский лад — Аммо­на) он назван в эпо­ху Алек­сандра. Чте­ние папи­ру­са не ясно: неко­то­рые вме­сто сло­ва «отдель­но» чита­ют «теперь», посколь­ку назва­ние это дано толь­ко недав­но перед напи­са­ни­ем трак­та­та.

К раз­де­лу VII

542[1] Место их избра­ния неиз­вест­но (ср. выше, гл. 8, 1).

543[2] Веро­ят­но, тут разу­ме­ют­ся стра­жи, охра­няв­шие вер­фи (см. выше, гл. 24, 1).

с. 129

544[3] Драх­ма — око­ло 40 коп. Выше (гл. 41, 3) была назва­на пла­та за посе­ще­ние народ­но­го собра­ния в 3 обо­ла; эта пла­та упо­ми­на­ет­ся и Ари­сто­фа­ном (Eccl. 185 и сл. и схо­лии). Оче­вид­но, она была позд­нее повы­ше­на.

545[4] Обол — око­ло 6 коп.

546[5] Жало­ва­нье судьям в 1 обол уста­нов­ле­но Пери­к­лом (см. выше, гл. 27, 3) и повы­ше­но до 3 обо­лов Клео­ном.

547[6] Один — в каче­стве курье­ра, дру­гой — в каче­стве сиг­наль­щи­ка.

548[7] См. выше, гл. 54, 8.

549[8] См. выше, гл. 60. О При­та­нее см. гл. 3, 5.

550[9] Конец июля и нача­ло авгу­ста.

551[10] Афи­ны явля­лись чле­ном Делос­ской амфи­к­ти­о­нии, т. е. древ­не­го сою­за рели­ги­оз­но­го харак­те­ра. На обя­зан­но­сти амфи­к­ти­о­нов было управ­ле­ние хра­мо­вой каз­ной, при­чем горо­да, участ­во­вав­шие в амфи­к­ти­о­нии, нес­ли эти обя­зан­но­сти пооче­ред­но в тече­ние года, посы­лая пред­ста­ви­те­лей.

552[11] Ост­ро­ва Эгей­ско­го моря, нахо­див­ши­е­ся в зави­си­мо­сти от Афин. Туда посы­ла­лись воен­ные коман­ди­ры (ср. 61, 6). Ост­ров Самос осво­бо­дил­ся от этой зави­си­мо­сти в 322 г.

553[12] Так, Пери­кл зани­мал долж­ность стра­те­га 15 раз, Фоки­он — 45.

К раз­де­лу VIII

554[1] Ср. выше, гл. 59, 7. Каж­дая судеб­ная комис­сия состав­ля­ет­ся из граж­дан всех деся­ти фил.

555[2] См. о них и ниже, гл. 64.

556[3] Πινάκια — брон­зо­вые, а может быть, и дере­вян­ные таб­лич­ки. Зна­чи­тель­ное чис­ло брон­зо­вых таб­ли­чек сохра­ни­лось до насто­я­ще­го вре­ме­ни.

557[4] См. об этом ниже, гл. 65, 1 и сл.; 69, 2.

558[5] По-види­мо­му, метал­ли­че­ские.

559[6] Осо­бая фор­ма жало­бы — ἔνδειξις, о кото­рой см. выше, гл. 29, 4.

560[7] См. выше­упо­мя­ну­тые таб­лич­ки (§ 2).

561[8] Таким обра­зом, в каж­дую груп­пу вхо­дят судьи из всех 10 фил.

562[9] См. выше, гл. 59, 7.

563[10] Име­ет­ся в виду нечто вро­де вит­ри­ны, дере­вян­ной рамы, раз­де­лен­ной на кле­точ­ки, в кото­рые встав­ля­ют­ся таб­лич­ки избран­ных.

564[11] Один в каж­дой из девя­ти фил и сек­ре­тарь фесмо­фе­тов в деся­той (см. выше, гл. 63, 1).

565[12] Брон­зо­вые куби­ки вро­де играль­ных костей, но без очков.

566[13] Для сокра­ще­ния вре­ме­ни бал­ло­ти­ров­ка про­из­во­дит­ся груп­па­ми: одно­му куби­ку соот­вет­ству­ют пять имен.

567[14] Не надо сме­ши­вать эти ящи­ки с теми, кото­рые упо­ми­на­лись в гл. 64, 1; тех — десять, этих — чис­ло неопре­де­лен­ное и обо­зна­ча­ют­ся они бук­ва­ми, начи­ная с «Α».

568[15] Веро­ят­но, от государ­ствен­но­го раба.

569[16] Место допол­не­но по догад­ке; в папи­ру­се стер­лось. Дру­гие чита­ют: «Скла­ды­ва­ют тут желудь и трость».

с. 130

570[17] Чис­ло в тек­сте про­пу­ще­но.

571[18] Име­ют­ся в виду водя­ные часы (клеп­сид­ра), так как для речей ора­то­ров назна­ча­лось опре­де­лен­ное вре­мя.

572[19] Для под­сче­та голо­сов.

573[20] Текст очень испор­чен.

574[21] Водя­ные часы.

575[22] Хой — мера жид­ких тел, несколь­ко более 3 лит­ров.

576[23] Око­ло 2 тыс. руб.

577[24] Каж­дой сто­роне дава­лось на суде по две речи.

578[25] См. выше, гл. 66, 2.

579[26] В текстах гре­че­ских ора­то­ров неред­ко встре­ча­ет­ся после обра­ще­ния к сек­ре­та­рю с прось­бой про­чи­тать какой-нибудь из при­ло­жен­ных к делу доку­мен­тов такое обра­ще­ние к заве­ду­ю­ще­му клеп­сид­рой: «Оста­но­ви пожа­луй­ста воду».

580[27] Дета­ли тек­ста в этом месте очень нена­деж­ны.

581[28] В слу­ча­ях осо­бен­ной важ­но­сти про­цес­са на него отво­дит­ся целый день, при­чем точ­но рас­пре­де­ля­ет­ся вре­мя для отдель­ных момен­тов — для обви­не­ния, защи­ты, голо­со­ва­ния судей и т. д. При­ме­ром тако­го дела явля­ет­ся про­цесс по обви­не­нию Эсхи­на в пре­ступ­ном исполь­зо­ва­нии посоль­ских обя­зан­но­стей (Aesch., II, 126).

582[29] Декабрь — январь. Про­дол­жи­тель­ность дня в это вре­мя исчис­ля­ет­ся в 912 часов. Эсхин опре­де­ля­ет это вре­мя сче­том в 11 амфор.

583[30] Текст этой части сохра­нил­ся очень пло­хо; 12 строк папи­ру­са настоль­ко искро­ши­лись, что не дают связ­но­го чте­ния. Конец 67 и гл. 68 § 1 вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся очень нена­деж­но.

584[31] Таким «не оце­нен­ным» про­цес­сом был про­цесс Сокра­та.

585[32] Образ­цы таких «камеш­ков» (Ψῆφοι) — мед­ных круг­лых пла­сти­нок — име­ют­ся и у нас. Назва­ние явля­ет­ся пере­жит­ком, пока­зы­вая, что пер­во­на­чаль­но тут при­ме­ня­лись насто­я­щие камеш­ки.

586[33] Место сохра­ни­лось пло­хо и вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся по догад­ке; дру­гие чита­ют: «мар­ки».

587[34] Этот поря­док под­твер­жда­ет­ся и дру­ги­ми авто­ра­ми: Aesch., 1, 79; Xenophon, Hell., I, 7, 9; Lys. XIII, 37, Aristophanes, Vespae, 987—990.

588[35] Разу­ме­ет­ся про­цесс, «под­ле­жа­щий оцен­ке» (ἀγὼν τιμητός), т. е. по тако­му пре­ступ­ле­нию, за кото­рое зако­на­ми не уста­нов­ле­но опре­де­лен­но­го нака­за­ния. Суду в этих слу­ча­ях предо­став­ля­ет­ся не толь­ко уста­но­вить самый факт винов­но­сти, но и опре­де­лить нака­за­ние для пре­ступ­ни­ка.

589[36] Ср. выше, гл. 68, 2. Потом эти мар­ки сно­ва воз­вра­ща­ют­ся судьям для полу­че­ния по ним жало­ва­нья.

590[37] См. выше, гл. 66, 3.

К Отрыв­кам

591[1] Ниже при­во­дим важ­ней­шие отрыв­ки, сохра­нив­ши­е­ся в цита­тах раз­ных писа­те­лей, ино­гда дослов­ных, ино­гда пере­да­ю­щих с. 131 толь­ко общий смысл; кур­си­вом отме­че­ны цита­ты, близ­ко пере­да­ю­щие текст Ари­сто­те­ля.

592[2] Назва­ние «фат­рия» встре­ча­ет­ся парал­лель­но со сло­вом «фра­трия» и может быть сопо­став­ле­но с тер­ми­ном «пат­ра».

К Эпи­то­ме

593[1] Эпи­то­ма — сокра­ще­ние. Герак­лид Пон­тий­ский — круп­ный фило­соф и есте­ство­ис­пы­та­тель, уче­ник Пла­то­на и Ари­сто­те­ля, жив­ший во вто­рой поло­вине IV в. до н. э. Ему при­пи­сы­ва­ет­ся сочи­не­ние «О государ­ствен­ных устрой­ствах» (περὶ πολιτειὼν), ком­пи­ля­ция из «Поли­тий» Ари­сто­те­ля. Отры­воч­но и небреж­но состав­лен­ные кем-то выдерж­ки из это­го сочи­не­ния при­во­дят­ся здесь. Цен­ность их дво­я­кая: 1) как сви­де­тель­ство о при­над­леж­но­сти наше­го трак­та­та Ари­сто­те­лю, 2) как неко­то­рое вос­пол­не­ние недо­ста­ю­щих началь­ных частей трак­та­та.

594[2] Т. е. жите­лей Атти­ки.

595[3] Име­ет­ся в виду Гип­пий (см. гл. 18, 3).

596[4] Кли­сфен (см. гл. 22, 1).

597[5] Оли­гар­хия Трид­ца­ти (см. гл. 35, 4).

598[6] Дело идет о долж­но­сти асти­но­мов (см. гл. 50, 2).

599[7] Разу­ме­ют­ся чле­ны Сове­та (см. гл. 52, 1).

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА
1386763452 1392099440 1439003400 1443001001 1443001002 1443001003

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.