Мифы народов мира

АПОЛЛО́Н (Ἀπόλ­λων), в гре­че­ской мифо­ло­гии сын Зев­са и Лето, брат Арте­ми­ды, олим­пий­ский бог, вклю­чив­ший в свой клас­си­че­ский образ арха­и­че­ские и хто­ни­че­ские чер­ты догре­че­ско­го и мало­азий­ско­го раз­ви­тия (отсюда раз­но­об­ра­зие его функ­ций — как губи­тель­ных, так и бла­го­де­тель­ных, соче­та­ние в нём мрач­ных и свет­лых сто­рон). Дан­ные гре­че­ско­го язы­ка не поз­во­ля­ют рас­крыть эти­мо­ло­гию име­ни Апол­лон, что свиде­тель­ст­ву­ет о неин­до­ев­ро­пей­ском про­ис­хож­де­нии обра­за. Попыт­ки древ­них авто­ров (напр., Пла­то­на) раз­га­дать зна­че­ние име­ни Апол­лон не под­ле­жат науч­но­му обсуж­де­нию, хотя для них и харак­тер­на тен­ден­ция соеди­нить в одно нераздель­ное целое ряд функ­ций Апол­ло­на (Plat. Crat. 404e—406a): стре­ло­верж­ца, губи­те­ля, про­ри­ца­те­ля, блю­сти­те­ля гар­мо­нии кос­ми­че­ской и чело­ве­че­ской. Образ Апол­ло­на соеди­ня­ет воеди­но небо, зем­лю и пре­ис­под­нюю.

Апол­лон родил­ся на пла­ву­чем ост­ро­ве Асте­рия, при­няв­шем воз­люб­лен­ную Зев­са Лето, кото­рой рев­ни­вая Гера запре­ти­ла всту­пать на твёр­дую зем­лю. Ост­ров, явив­ший чудо рож­де­ния двух близ­не­цов — Апол­ло­на и Арте­ми­ды, стал име­но­вать­ся после это­го Дело­сом (греч. δη­λόω, «являю»), а паль­ма, под кото­рой раз­ре­ши­лась Лето, ста­ла свя­щен­ной, как и само место рож­де­ния Апол­ло­на (Cal­lim. Hymn. IV 55—274; Hymn. Hom. I 30—178). Апол­лон рано воз­му­жал и ещё совсем юным убил змея Пифо­на, или Дель­фи­ния, опу­сто­шав­ше­го окрест­но­сти Дельф. В Дель­фах, на месте, где когда-то был ора­кул Геи и Феми­ды, Апол­лон осно­вал своё про­ри­ца­ли­ще. Там же он учредил в свою честь Пифий­ские игры, полу­чил в Тем­пей­ской долине (Фес­са­лия) очи­ще­ние от убий­ства Пифо­на и был про­слав­лен жите­ля­ми Дельф в пеане (свя­щен­ном гимне) (Hymn. Hom. II 127—366). Апол­лон пора­зил так­же сво­и­ми стре­ла­ми вели­ка­на Тития, пытав­ше­го­ся оскор­бить Лето (Hyg. Fab. 55; Apol­lod. I 4, 1), кик­ло­пов, ковав­ших мол­нии Зев­су (Apol­lod. III 10, 4), а так­же участ­во­вал в бит­вах олим­пий­цев с гиган­та­ми (I 6, 2) и тита­на­ми (Hyg. Fab. 150). Губи­тель­ные стре­лы Апол­ло­на и Арте­ми­ды при­но­сят вне­зап­ную смерть ста­ри­кам (Hom. Od. XV 403—411), ино­гда пора­жа­ют без вся­ко­го пово­да (III 279 след.; VII 64 след.). В Тро­ян­ской войне Апол­лон-стре­ло­вер­жец помо­га­ет тро­ян­цам, и его стре­лы девять дней несут в лагерь ахей­цев чуму (Hom. Il. I 43—53), он незри­мо участ­ву­ет в убий­стве Патрок­ла Гек­то­ром (XVI 789—795) и Ахил­ла Пари­сом (Procl. Chrest., p. 106). Вме­сте с сест­рой он губи­тель детей Нио­бы (Ovid. Met. VI 146—312). В музы­каль­ном состя­за­нии Апол­лон побеж­да­ет сати­ра Мар­сия и, раз­гне­ван­ный его дер­зо­стью, сди­ра­ет с него кожу (Myth. Vat. I 125; II 115). Апол­лон борол­ся с Герак­лом, пытав­шим­ся овла­деть дель­фий­ским тре­нож­ни­ком (Paus. III 21, 8; VIII 37, 1; X 13, 7).

Наряду с губи­тель­ны­ми дей­ст­ви­я­ми Апол­ло­ну при­су­щи и цели­тель­ные (Eur. Andr. 880); он врач (Aris­toph. Av. 584) или Пеон (Eur. Alc. 92; Soph. O. R. 154), Алек­си­ка­кос («помощ­ник»), защит­ник от зла и болез­ней, пре­кра­тив­ший чуму во вре­мя Пело­пон­нес­ской вой­ны (Paus. I 3, 4). В позд­нее вре­мя Апол­лон отож­дествлял­ся с солн­цем (Mac­rob. Sat. I 17) во всей пол­но­те его цели­тель­ных и губи­тель­ных функ­ций. Эпи­тет Апол­ло­на — Феб (φοῖβος) ука­зы­ва­ет на чистоту, блеск, про­ри­ца­ние (Etym. Magn. v. φοιβά­ζω; Eur. Hec. 827). Соеди­не­ние в обра­зе Апол­ло­на рацио­наль­ной ясно­сти и тём­ных сти­хий­ных сил под­твер­жда­ет­ся тес­ней­ши­ми свя­зя­ми Апол­ло­на и Дио­ни­са, хотя это боже­ства-анта­го­ни­сты: один по пре­иму­ще­ству бог свет­ло­го нача­ла, дру­гой — бог тём­но­го и сле­по­го экс­та­за; но после 7 в. до н. э. обра­зы этих богов ста­ли сбли­жать­ся в Дель­фах, им обо­им устра­и­ва­ли оргии на Пар­на­се (Paus. X 32, 7), сам Апол­лон неред­ко почи­тал­ся как Дио­нис (Hi­mer. XXI 8), носил эпи­те­ты Дио­ни­са — плющ и Бак­хий (Ae­schyl. frg. 341), участ­ни­ки празд­не­ства в честь Апол­ло­на укра­ша­ли себя плю­щом (как на Дио­ни­со­вых празд­не­ствах).

Апол­ло­ну-про­ри­ца­те­лю при­пи­сы­ва­ет­ся осно­ва­ние свя­ти­лищ в Малой Азии и Ита­лии — в Кла­ро­се, Диди­мах, Коло­фоне, Кумах (Strab. XVI 1, 5; Paus. VII 3, 1—3; Verg. Aen. VI 42—101). Апол­лон — про­рок и ора­кул, мыс­лит­ся даже «води­те­лем судь­бы» — Мой­ра­ге­том (Paus. X 24, 4—5). Он наде­лил про­ро­че­ским даром Кас­сан­дру, но после того как был ею отверг­нут, сде­лал так, что её про­ро­че­ства не поль­зо­ва­лись дове­ри­ем у людей (Apol­lod. III 12, 5). Сре­ди детей Апол­ло­на так­же были: про­ри­ца­те­ли Бранх, Сибил­ла (Serv. Verg. Aen. VI 321), Мопс — сын Апол­ло­на и про­ри­ца­тель­ни­цы Ман­то, Идмон — участ­ник похо­да арго­нав­тов (Apoll. Rhod. I 139—145; 75 след.).

Апол­лон — пас­тух (Номий) (Theocr. XXV 21) и охра­ни­тель стад (Hom. Il. II 763—767; Hymn. Hom. III 71). Он — осно­ва­тель и стро­и­тель горо­дов, родо­на­чаль­ник и покро­ви­тель пле­мён, «отчий» (Plat. Euthyd. 302d; Hi­mer. X 4; Mac­rob. Sat. I 17, 42). Ино­гда эти функ­ции Апол­ло­на свя­за­ны с мифа­ми о слу­же­нии Апол­ло­на людям, на кото­рое посы­ла­ет его Зевс, раз­гне­ван­ный неза­ви­си­мым нра­вом Апол­ло­на. Так, у схо­ли­а­ста к тек­сту Гоме­ра (Hom. Il. I 399 след.) сооб­ща­ет­ся, что после рас­кры­тия заго­во­ра Геры, Посей­до­на и Апол­ло­на про­тив Зев­са (по «Илиа­де» вме­сто Апол­ло­на в нём участ­во­ва­ла Афи­на) Апол­лон и Посей­дон в обра­зе смерт­ных слу­жи­ли у тро­ян­ско­го царя Лао­медон­та и воз­ве­ли сте­ны Трои, кото­рые затем раз­ру­ши­ли, гне­ва­ясь на Лао­медон­та, не отдав­ше­го им обу­слов­лен­ной пла­ты (Apol­lod. II 5, 9). Когда сын Апол­ло­на вра­че­ва­тель Аскле­пий за попыт­ки вос­кре­сить людей был пора­жён мол­нией Зев­са, Апол­лон пере­бил цик­ло­пов и в нака­за­ние был послан слу­жить пас­ту­хом к царю Адме­ту в Фес­са­лию, где при­умно­жил его ста­да (III 10, 4) и вме­сте с Герак­лом спас от смер­ти жену царя Алке­сту (Eur. Alc. 1—71; 220—225).

Апол­лон — музы­кант, кифа­ру он полу­чил от Гер­ме­са в обмен на коров (Hymn. Hom. III 418—456). Он покро­ви­тель пев­цов и музы­кан­тов, Муса­гет — води­тель муз (III 450—452) и жесто­ко нака­зы­ва­ет тех, кто пыта­ет­ся состя­зать­ся с ним в музы­ке.

Мно­го­об­ра­зие функ­ций Апол­ло­на наи­бо­лее пол­но пред­став­ле­но в позд­нем ано­ним­ном гимне Апол­ло­ну (Hymn. Orph. Abel. p. 285) и речи нео­пла­то­ни­ка Юли­а­на «К царю Гелио­су». Апол­лон всту­па­ет в свя­зи с боги­ня­ми и смерт­ны­ми жен­щи­на­ми, но часто быва­ет отверг­нут. Его отверг­ли Даф­на, пре­вра­щён­ная по её прось­бе в лавр (Ovid. Met. I 452—567), Кас­сандра (Serv. Verg. Aen. II 247). Ему были невер­ны Коро­нида (Hyg. Fab. 202) и Мар­пес­са (Apol­lod. I 7, 8). От Кире­ны он имел сына Ари­стея, от Коро­ниды — Аскле­пия, от муз Талии и Ура­нии — кори­бан­тов и пев­цов Лина и Орфея (I 3, 2—4). Его любим­ца­ми были юно­ши Гиа­кинф (Ovid. Met. X 161—219) и Кипа­рис (X 106—142), рас­смат­ри­вае­мые как ипо­ста­си Апол­ло­на.

В обра­зе Апол­ло­на отра­зи­лось свое­об­ра­зие гре­че­ской мифо­ло­гии в её исто­ри­че­ском раз­ви­тии. Для арха­и­че­ско­го Апол­ло­на харак­тер­но нали­чие рас­ти­тель­ных функ­ций, его бли­зость к зем­леде­лию и пас­ту­ше­ству. Он — Даф­ний, т. е. лав­ро­вый, «про­ри­цаю­щий из лав­ра» (Hymn. Hom. II 215), «любя­щий лав­ро­вое дере­во» Даф­ну. Его эпи­тет Дри­мас, «дубо­вый» (Ly­cophr. 522); Апол­лон свя­зан с кипа­ри­сом (Ovid. Met. X 106), паль­мой (Cal­lim. Hymn. II 4), мас­ли­ной (Paus. VIII 23, 4), плю­щом (Ae­schyl. frg. 341) и др. рас­те­ни­я­ми. Зоомор­физм Апол­ло­на про­яв­ля­ет­ся в его свя­зи и даже пол­ном отож­дест­вле­нии с воро­ном, лебедем, мышью, вол­ком, бара­ном. В обра­зе воро­на Апол­лон ука­зал, где надо осно­вать город (Cal­lim. Hymn. II 65—68), он — Кикн («лебедь»), обра­тив­ший в бег­ство Герак­ла (Pind. Ol. X 20); он — Смин­фей («мыши­ный») (Hom. Il. I 39), но он спа­си­тель от мышей (Strab. XIII 1, 48). Апол­лон Кар­ней­ский свя­зан с Кар­ном — демо­ном пло­до­ро­дия (Paus. III 13, 4). Эпи­тет Ликей­ский («вол­чий») ука­зы­ва­ет на Апол­ло­на как на хра­ни­те­ля от вол­ков (Paus. II 19, 3) и как на вол­ка (X 14, 7). Мат­ри­ар­халь­ные чер­ты Апол­ло­на ска­зы­ва­ют­ся в его име­ни по мате­ри — Лето­ид; отче­ства у него нет, но он посто­ян­но носит имя родив­шей его Лето (Hymn. Hom. III 253; Paus. I 44, 10). На более позд­ней сту­пе­ни арха­и­ки Апол­лон — охот­ник и пас­тух (Hom. Il. II 763—767; XXI 448—449). Харак­тер­ная для пер­во­быт­но­го мыш­ле­ния вза­и­мо­про­ни­зан­ность жиз­ни и смер­ти не мино­ва­ла и Апол­ло­на; на этой позд­ней сту­пе­ни арха­и­ки он — демон смер­ти, убий­ства, даже освя­щён­ных риту­а­лом чело­ве­че­ских жерт­во­при­но­ше­ний, но он и цели­тель, отвра­ти­тель бед: его про­зви­ща — Алек­си­ка­кос («отвра­ти­тель зла»), Апотро­пей («отвра­ти­тель»), Про­стат («заступ­ник»), Аке­сий («цели­тель»), Пеан или Пеон («раз­ре­ши­тель болез­ней»), Эпи­ку­рий («попе­чи­тель»).

На ста­дии олим­пий­ской или геро­и­че­ской мифо­ло­гии в этом мрач­ном боже­стве, с его вла­стью над жиз­нью и смер­тью, выде­ля­ет­ся опре­де­лён­ное устой­чи­вое нача­ло, из кото­ро­го вырас­та­ет силь­ная гар­мо­ни­че­ская лич­ность вели­ко­го бога эпо­хи пат­ри­ар­ха­та. Он помо­га­ет людям, науча­ет их муд­ро­сти и искус­ствам, стро­ит им горо­да, охра­ня­ет от вра­гов, вме­сте с Афи­ной высту­па­ет защит­ни­ком отцов­ско­го пра­ва. Зооморф­ные и рас­ти­тель­ные его чер­ты ста­но­вят­ся лишь руди­мен­тар­ны­ми атри­бу­та­ми. Он уже не лавр, но он любит Даф­ну, став­шую лав­ро­вым дере­вом. Он не кипа­рис и гиа­цинт, но любит пре­крас­ных юно­шей Кипа­ри­са и Гиа­кин­фа. Он не мышь или волк, но пове­ли­тель мышей и убий­ца вол­ка. Если когда-то Пифон победил Апол­ло­на и в Дель­фах пока­зы­ва­ли моги­лу Апол­ло­на (Por­phyr. Vit. Pyth. 16), то теперь он — убий­ца хто­ни­че­ско­го Пифо­на. Одна­ко, убив Пифо­на, этот све­то­нос­ный бог дол­жен иску­пить вину перед зем­лёй, поро­див­шей Пифо­на, и полу­чить очи­ще­ние через нис­хож­де­ние в иной мир — аид, где он вме­сте с тем обре­та­ет новую силу (Plut. De def. or. 21). Это явный хто­ни­че­ский руди­мент в мифо­ло­гии све­то­нос­но­го Апол­ло­на. Неко­гда демон, близ­кий Гее (зем­ле), непо­сред­ст­вен­но от неё полу­чаю­щий муд­рость (Eur. Iphig. T. 1234—1282), теперь он «про­рок Зев­са» (Ae­schyl. Eum. 19), воз­ве­щаю­щий и оформ­ля­ю­щий в Дель­фах волю вер­хов­но­го бога (Soph. O. R. 151). Апол­лон пре­кра­ща­ет граж­дан­ские рас­при и даёт силу наро­ду (Theogn. 773—782). О помо­щи Апол­ло­на гре­кам в войне с пер­са­ми довер­чи­во рас­ска­зы­ва­ет Геро­дот (VIII 36), при­чём его воен­ная мощь ино­гда отож­дествля­ет­ся с явле­ни­я­ми при­ро­ды: Апол­лон-солн­це посы­ла­ет на вра­гов стре­лы-лучи.

Арха­и­че­ские кор­ни Апол­ло­на свя­за­ны так­же с его догре­че­ским мало­азий­ским про­ис­хож­де­ни­ем, под­твер­ждаю­щим­ся тем, что в Тро­ян­ской войне Апол­лон защи­ща­ет тро­ян­цев и осо­бен­но почи­та­ет­ся в Тро­аде (Хри­са, Кил­ла, Тенедос) и самой Трое (Hom. Il. V 446). С эпо­хи коло­ни­за­ции гре­ка­ми Малой Азии (с 7 в. до н. э.) Апол­лон проч­но вошёл в олим­пий­ский пан­те­он богов, при этом вос­при­няв от дру­гих богов дар про­ри­ца­ния (от Геи), покро­ви­тель­ство музы­ке (от Гер­ме­са), вдох­но­вен­ное буй­ство и экс­таз (от Дио­ни­са) и др. Уже у Гоме­ра Зевс, Афи­на и Апол­лон фигу­ри­ру­ют как нечто еди­ное и целост­ное в олим­пий­ской мифо­ло­гии, хотя Апол­лон сво­им появ­ле­ни­ем на Олим­пе вну­ша­ет ужас олим­пий­ским богам (ср. его епи­фа­нию в I Hymn. Hom.). Но вну­ши­тель­ность и гроз­ность Апол­ло­на вполне соче­та­ет­ся с изя­ще­ст­вом, изыс­кан­но­стью и кра­сотой юно­го Апол­ло­на, как его изо­бра­жа­ют авто­ры элли­ни­сти­че­ско­го пери­о­да (ср. Cal­lim. Hymn. II и Apoll. Rhod. 674—685). Этот клас­си­че­ский Апол­лон — бог геро­и­че­ско­го вре­ме­ни, кото­рое у гре­ков все­гда про­ти­во­по­став­ля­лось преды­ду­ще­му хто­ни­че­ско­му пери­о­ду, когда чело­век был слиш­ком слаб для борь­бы с могу­чи­ми сила­ми при­ро­ды и не мог ещё быть геро­ем. Два вели­чай­ших героя Геракл и Тесей были свя­за­ны с мифо­ло­ги­ей Апол­ло­на. Если, соглас­но одним мифам, Апол­лон и Геракл сра­жа­ют­ся друг с дру­гом за дель­фий­ский тре­нож­ник (Apol­lod. II 6, 2; Hyg. Fab. 32), то в дру­гих они осно­вы­ва­ют город (Paus. III 21, 8) и даже вме­сте полу­ча­ют очи­ще­ние после убий­ства, нахо­дясь в раб­ском услу­же­нии. Под покро­ви­тель­ст­вом Апол­ло­на Тесей уби­ва­ет Мино­тав­ра (Plut. Thes. 18) и упо­рядо­чи­ва­ет зако­ны в Афи­нах, а Орфей усми­ря­ет сти­хий­ные силы при­ро­ды (Apoll. Rhod. I 495—518). На поч­ве мифо­ло­гии Апол­ло­на воз­ник миф о гипер­бо­ре­ях и их стране, где под зна­ком мило­сти Апол­ло­на про­цве­та­ли мораль и искус­ства (Pind. Pyth. X 29—47; Hi­mer. XIV 10; He­ro­dot. IV 32—34).

Культ Апол­ло­на был рас­про­стра­нён в Гре­ции повсе­мест­но, хра­мы с ора­ку­ла­ми Апол­ло­на суще­ст­во­ва­ли на Дело­се, в Диди­мах, Кла­ро­се, Абах, на Пело­пон­не­се и в дру­гих местах, но глав­ным цен­тром почи­та­ния Апол­ло­на был Дель­фий­ский храм с ора­ку­лом Апол­ло­на, где вос­седав­шая на тре­нож­ни­ке жри­ца Апол­ло­на — пифия дава­ла пред­ска­за­ния. Дву­смыс­лен­ный харак­тер пред­ска­за­ний, допус­кав­ших самое широ­кое тол­ко­ва­ние, поз­во­лял дель­фий­ской кол­ле­гии жре­цов воздей­ст­во­вать на всю гре­че­скую поли­ти­ку. В Дель­фах совер­ша­лись празд­не­ства в честь Апол­ло­на (тео­фа­нии, тео­к­се­нии, Пифий­ские игры; послед­ние были введе­ны в честь победы Апол­ло­на над Пифо­ном; по сво­е­му блес­ку и популяр­но­сти они усту­па­ли толь­ко Олим­пий­ским играм). Все меся­цы года, кро­ме трёх зим­них, были посвя­ще­ны в Дель­фах Апол­ло­ну. Храм Апол­ло­на на Дело­се был рели­ги­оз­но-поли­ти­че­ским цен­тром Делос­ско­го сою­за гре­че­ских поли­сов, в нём хра­ни­лась каз­на сою­за и про­ис­хо­ди­ли собра­ния его чле­нов. Апол­лон при­об­рёл зна­че­ние устро­и­те­ля-орга­ни­за­то­ра не толь­ко в соци­аль­но-поли­ти­че­ской жиз­ни Гре­ции, но и в обла­сти мора­ли, искус­ства и рели­гии. В пери­од клас­си­ки Апол­лон пони­мал­ся преж­де все­го как бог искус­ства и худо­же­ст­вен­но­го вдох­но­ве­ния; подоб­но Арте­ми­де, Афине Пал­ла­де и дру­гим боже­ствам Апол­лон эво­лю­ци­о­ни­ро­вал в направ­ле­нии гар­мо­нии, упо­рядо­чен­но­сти и пла­сти­че­ско­го совер­шен­ства.

Из гре­че­ских коло­ний в Ита­лии культ Апол­ло­на про­ник в Рим, где этот бог занял одно из пер­вых мест в рели­гии и мифо­ло­гии; импе­ра­тор Август объ­явил Апол­ло­на сво­им патро­ном и учредил в честь него веко­вые игры, храм Апол­ло­на близ Пала­ти­на был одним из самых бога­тых в Риме.


Лит.: Лосев А. Ф., Олим­пий­ская мифо­ло­гия в ее соци­аль­но-исто­ри­че­ском раз­ви­тии, «Уче­ные запис­ки Мос­ков­ско­го государ­ст­вен­но­го педа­го­ги­че­ско­го инсти­ту­та им. В. И. Лени­на», 1953, т. 72, в. 3, с. 163—186; его же, Антич­ная мифо­ло­гия в её исто­ри­че­ском раз­ви­тии, М., 1957, с. 267—590 [иссле­до­ва­ние всей мифо­ло­гии Апол­ло­на и обра­за Апол­ло­на в антич­ной лите­ра­ту­ре с ука­за­ни­ем источ­ни­ков]; Ниц­ше Ф., Рож­де­ние тра­гедии, Полн. собр. соч., [пер. с нем.], т. 1, М., 1912; Ke­rè­nyi K., Apol­lon, W., 1937; Mil­ler R. D., The ori­gin and ori­gi­nal na­tu­re of Apol­lo, Phil. 1939; Jün­ger F. G., Grie­chi­sche Göt­ter. Apol­lon, Pan, Dio­ny­sos, Fr. /M., 1943; Pfeiff K. A., Apol­lo Die Wandlung sei­nes Bil­des in der grie­chi­schen Kunst, Fr. /M., 1943; Amandry P., La man­ti­que apol­li­nien­ne à Del­phes, P., 1950; Gro­nin­gen B. A. v., Apol­lo, Haar­lem, 1956.

А. Ф. Лосев

Сре­ди антич­ных скульп­тур­ных изо­бра­же­ний Апол­ло­на: «Апол­лон из Бео­тии» (8 в. до н. э.), «Апол­лон Теней­ский» (1-я поло­ви­на 6 в. до н. э.), «Апол­лон Птойос» из Фив (6 в. до н. э.), «Апол­лон из Вей» (ок. 500 до н. э.). По рим­ским копи­ям извест­ны «Апол­лон Пар­но­пиос» Фидия («Апол­лон Кас­сель­ский», «Апол­лон Тибр­ский» и др.), ста­туи Пра­к­си­те­ля «Апол­лон Сау­р­ок­тон» (око­ло 20 копий), Лео­ха­ра («Апол­лон Бель­ведер­ский»), Кана­ха («Апол­лон из Пьом­би­но»), ста­туя сер. 5 в. до н. э. («Апол­лон из Пом­пей»), скульп­тур­ная груп­па «Апол­лон Кифа­ред» Филис­ка и др. В релье­фе запад­но­го фрон­то­на хра­ма Зев­са в Олим­пии (5 в. до н. э.) Апол­лон — цен­траль­ная фигу­ра. Эпи­зо­ды мифа об Апол­лоне нашли отра­же­ние в гре­че­ской вазо­пи­си: сце­ны бит­вы за дель­фий­ский тре­нож­ник, похи­ще­ния Гер­ме­сом стад Адме­та, мще­ния Титию, гибе­ли детей Нио­бы. Апол­лон часто изо­бра­жал­ся как пред­во­ди­тель муз.

В изо­бра­зи­тель­ном искус­стве сред­не­ве­ко­вья Апол­лон пред­ста­ёт в книж­ной мини­а­тю­ре как язы­че­ский бог с атри­бу­та­ми — луком и стре­ла­ми, ино­гда с лирой (в сце­нах с муза­ми или гра­ци­я­ми) и как оли­це­тво­ре­ние солн­ца.

После того как в кон. 15 в. был най­ден «Апол­лон Бель­ведер­ский», Апол­лон стал вос­при­ни­мать­ся как вопло­ще­ние иде­а­ла муж­ской кра­соты, как оли­це­тво­ре­ние все­го свет­ло­го и бла­го­род­но­го. Осо­бой популяр­но­стью в живо­пи­си поль­зо­ва­лись сце­ны «Пар­нас» (А. Ман­те­нья, Рафа­эль, Ф. При­ма­тич­чо, Н. Пус­сен) и «Апол­лон и музы» (Л. Лот­то, Джу­лио Рома­но, Я. Тин­то­рет­то, Н. Пус­сен, К. Лоррен, А. Р. Менгс и др.). Апол­ло­на часто изо­бра­жа­ли пра­вя­щим сол­неч­ной колес­ни­цей (фрес­ки Б. Перуц­ци и Г. Рени, кар­ти­ны Джу­лио Рома­но, Доме­ни­ки­но, Дж. Б. Тье­по­ло и др.) и с Арте­ми­дой (А. Дюрер, Л. Кра­нах Стар­ший и др.). Широ­кое рас­про­стра­не­ние полу­чи­ли сюже­ты, свя­зан­ные с мифа­ми о Дафне и Мар­сии, а так­же сюже­ты: «Апол­лон, сте­ре­гу­щий ста­да Адме­та» (Ф. Бас­са­но, Доме­ни­ки­но, К. Лоррен и др.), «Апол­лон, Неп­тун и Лао­медонт стро­ят сте­ны Трои» (Доме­ни­ки­но, С. Роза и др.), «Апол­лон уби­ва­ет Пифо­на» (Доме­ни­ки­но, П. П. Рубенс, Э. Дела­круа). Наи­бо­лее зна­чи­тель­ные про­из­веде­ния евро­пей­ской пла­сти­ки 16—17 вв. — «Апол­лон» Я. Сан­со­ви­но и «Апол­лон и Даф­на» Л. Бер­ни­ни, ново­го вре­ме­ни — «Апол­лон» О. Роде­на.

Сре­ди музы­каль­ных про­из­веде­ний на сюже­ты мифа — кан­та­та И. С. Баха «Состя­за­ние меж­ду Апол­ло­ном и Паном», зинг­шпиль В. А. Моцар­та «Апол­лон и Гиа­цинт», опе­ра К. В. Глю­ка «Празд­не­ства Апол­ло­на», балет И. Стра­вин­ско­го «Апол­лон Муса­гет».

См. также:
АПОЛЛОН (Словарь античности)
АПОЛЛОН (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
«Мифы наро­дов мира». Энцик­ло­пе­дия. (В 2 томах). Гл. ред. С. А. Тока­рев. — М.: «Совет­ская энцик­ло­пе­дия», 1980. Т. I, с. 92—96.
Заказать курсовую работу https://5work.ru/kursovaya-rabota/.
См. по теме: ЭНИПЕЙ, ЕНИПЕЙ • ЭЛИМ, ЕЛИМ • ЭЛИСА • ЭННОМ, ЕННОМ •
ИЛЛЮСТРАЦИИ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Саркофаг муз.
Белый мрамор.
Рим. 180—200 гг. н. э.
Вена, Музей истории искусств.
2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Аполлон Бельведерский.
Мрамор.
Римская мраморная копия (ок. 130—140 гг.) греческого бронзового оригинала (ок. 330—320 гг. до н. э.), вероятно работы Леохара.
Рим, Ватиканские музеи, Музей Пия—Климента, Октагональный двор, Кабинет Аполлона, 2.
3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Девять муз, Афина и Аполлон.
Фронтальный вид саркофага с крышкой.
Тасосский мрамор. Середина II в. н. э.
Остия, Археологический музей.
4. СКУЛЬПТУРА. Рим.
Девять муз, Афина и Аполлон.
Рельеф фронтальной стенки саркофага.
Белый мелкозернистый мрамор. II в. н. э.
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
5. СКУЛЬПТУРА. Этрурия.
Статуя Аполлона.
Терракота. Конец VI в. до н. э.
Рим, Национальный этрусский музей виллы Джулия.
6. СКУЛЬПТУРА. Греция.
Посейдон, Аполлон и Артемида на собрании богов.
Барельеф с восточного фриза Парфенона.
Мрамор. 440 г. до н. э.
Афины, Новый музей Акрополя.
7. СКУЛЬПТУРА.
Аполлон Бельведерский (с античного оригинала).
Неизвестный французский мастер XVIII в.
Бронза патинированная.
Высота 56 см.
Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж.
8. СКУЛЬПТУРА. Этрурия.
Статуя Аполлона. Голова.
Терракота. Конец VI в. до н. э.
Рим, Национальный этрусский музей виллы Джулия.
9. КЕРАМИКА. Греция.
Аполлон и Артемида убивают детей Ниобеи.
Краснофигурный кратер. Аттика.
Мастер Ниобид.
Глина. Ок. 450 г. до н. э.
Париж, Лувр.
10. МОЗАИКА. Греция.
Аполлон и Дафна.
Дом Диониса. Конец II в. н. э.
Пафос, Археологический парк.
МОНЕТЫ
(если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
1. AE, медь
Каракалла
Сердика, 211—217 гг.
АВЕРС: ΑΥΤ. Κ. Μ. ΑΥΡ. ϹΕΒΗ. ΑΝΤΩΝΕΙΝΟϹ — бюст Каракаллы в лавровом венке вправо.
РЕВЕРС: ΟΥΛΠΙΑϹ ϹΕΡΔΙΚΗϹ — обнаженный Аполлон, в лавровом венке, стоит фронтально, повернув голову влево, держит лавровую ветвь в левой руке и патеру — в правой.
2. AE, медь
Каракалла
Сердика, 211—217 гг.
АВЕРС: ΑΥΤ. Κ. Μ. ΑΥΡ. ϹΕΒΗ. ΑΝΤΩΝΕΙΝΟϹ — бюст Каракаллы в лавровом венке вправо.
РЕВЕРС: ΟΥΛΠΙΑϹ ϹΕΡΔΙΚΗϹ — обнаженный Аполлон, в лавровом венке, стоит фронтально, повернув голову влево, опираясь на посох в правой руке, обвитый змеей.
3. Тетрадрахма, серебро
Катана, 410—405 гг. до н.э.
АВЕРС: Колесничий в длинном хитоне мчится в квадриге влево, справа ионическая колонна, вверху летит вправо Нике, держит венок и табличку с надписью ΕΥΑΙΝ (Εὐαίνετος — Эвайнет), под лошадьми шарик, в обрезе краб.
РЕВЕРС: ΚΑΤΑΝΑΙΩΝ — голова Аполлона в лавровом венке влево, слева колокольчик на ленточке, справа рак.
4. AE, медь
Макрин
Маркианополь, 217—218 гг.
АВЕРС: ΑΥ. Κ. ΟΠΕΛ. ϹΕΥΗ. ΜΑΚΡΕΙΝΟϹ Κ. Μ. ΟΠΕΛ. ΑΝΤΩΝΕΙΝΟϹ — лицом к лицу драпированные бюсты Макрина, слева, в доспехах и в лавровом венке, и Диадумениана, справа, с обнаженной головой.
РЕВЕРС: ΥΠ. ΠΟΝΤΙΑΝΟΥ ΜΑΡΚΙΑΝΟΠΟΛΕΙΤΩΝ — обращенный влево обнаженный Аполлон в венке, с патерой в протянутой правой руке, совершает жертвоприношение над горящим алтарем, держа в левой руке ветвь.
В правом поле: Ε.
5. AE, медь
Макрин
Маркианополь, 217—218 гг.
АВЕРС: ΑΥΤ. Κ. ΟΠΕΛ. ϹΕΥ. ΜΑΚΡΕΙΝΟϹ Κ. Μ. ΟΠΕΛ. ΑΝΤΩΝΕΙΝΟϹ — лицом к лицу бюсты Макрина, слева, в лавровом венке, и Диадумениана, справа, с обнаженной головой.
РЕВЕРС: ΥΠ. ΠΟΝΤΙΑΝΟΥ ΜΑΡΚΙΑΝΟΠΟΛΙΤΩΝ (ΤΩΝ в обрезе в перевернутом положении по отношению к тексту легенды) — обнаженный Аполлон стоит, повернув голову влево, держит в левой руке большой лук, совершает жертвоприношение из патеры в правой руке над небольшим горящим алтарем слева.
В правом поле: .
6. Денарий, серебро
Август
Рим, 29 г. до н.э.
АВЕРС: Голова Августа (в образе Аполлона?) (RIC: голова Аполлона) в лавровом венке вправо.
РЕВЕРС: Ростральная колонна, украшенная по бокам корабельными носами и на фронтальной стороне двумя якорями, увенчанная статуей Октавиана, обнаженного, за исключением плаща, держащего копье в правой руке и паразоний в левой.
В поле, слева и справа: IMP. CAESAR.
7. Тетрадрахма, серебро
Галикарнас, 400—387 гг. до н.э.
АВЕРС: Голова Аполлона в лавровом венке, слегка обращенная вправо.
РЕВЕРС: ΑΛΙΚΑΡΝΑΣΣΕΟΝ — внутри квадрата орел с расправленными крыльями, вправо, и звезда.
8. Денарий, серебро
Гай Вибий Панса
Рим, 90 г. до н.э.
АВЕРС: Голова Аполлона в лавровом венке вправо, сзади PANSA, впереди контрольная метка A. Кайма из точек.
РЕВЕРС: Минерва в квадриге едет вправо, держа копье и вожжи в правой руке и трофей в левой руке; в поле C VIBIVS C F. Кайма из точек
9. Денарий, серебро
Гай Вибий Панса
Рим, 90 г. до н.э.
АВЕРС: Голова Аполлона в лавровом венке вправо, сзади PANSA, впереди контрольная метка. Кайма из точек.
РЕВЕРС: Церера (Деметра) в диадеме и длинной двойной тунике идет вправо, держит в каждой вытянутой руке по горящему факелу; перед ней свинья2; сзади C VIBIVS C F вниз. Кайма из точек.
10. Денарий, серебро
Гай Вибий Панса
Рим, 90 г. до н.э.
АВЕРС: Голова Аполлона в лавровом венке вправо, сзади PANSA. Кайма из точек.
РЕВЕРС: Минерва в квадриге едет влево, держа копье и вожжи в правой руке и трофей в левой руке; в поле C VIBIVS C F. Кайма из точек
ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА