У. Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.

КАЛЬЦЕЙ (cal­ceus, ὑπό­δημα), сапог, баш­мак или иная обувь.


1. Гре­че­ский. Обыч­но гре­ки носи­ли какую-то обувь, хотя даже зна­ме­ни­тые люди ино­гда мог­ли ходить боси­ком. Так, Сократ лишь изред­ка наде­вал баш­ма­ки (Plat. Symp. 174 A); сооб­ща­ет­ся так­же, что зажи­точ­ные люди, веду­щие скром­ную жизнь — напри­мер, ора­тор Ликург (Vit. X. Or. с. 842) и Фоки­он (Plut. Phoc. 4), — ходи­ли боси­ком, как и те, кто под­пал под вли­я­ние аске­тиз­ма неко­то­рых фило­соф­ских школ (Aris­toph. Nub. 103; Theocr. XIV. 6; Lu­cian, Ica­rom. 31). Низ­шие сосло­вия тоже зача­стую не носи­ли обу­ви (ср. Lu­cian. Ca­tapl. 20). Спар­тан­ские юно­ши долж­ны были все­гда ходить боси­ком, что состав­ля­ло часть их обу­че­ния (Xen. Rep. Lac. 2, 3), а Аге­си­лай даже в ста­ро­сти не оста­вил этот обы­чай (Ael. V. H. VII. 13). И всё же, как пра­ви­ло, гре­ки носи­ли обувь, при­чём очень забо­ти­лись о её раз­ме­ре. Люди, носив­шие слиш­ком боль­шие баш­ма­ки, счи­та­лись неотё­сан­ны­ми и вызы­ва­ли насмеш­ки (Theophr. Char. IV; ср. ἔνεον ἐν ταῖς ἐμβά­σιν[1], Aris­toph. Eq. 321). В муж­ских сапо­гах, осо­бен­но в кре­стьян­ских, име­лись гвозди (Theophr. l. c.). Обыч­но гре­че­ские баш­ма­ки были либо цве­та нату­раль­ной кожи, либо чёр­ны­ми, хотя ино­гда встре­ча­ют­ся крас­ные или белые баш­ма­ки (см. ниже). Чёр­ный цвет дава­ло веще­ство под назва­ни­ем με­λαν­τη­ρία (Lu­cian. Ca­tapl. 15), у рим­лян — at­ra­men­tum su­to­rium (Cic. ad Fam. IX. 21, 3). Они вти­ра­ли эту крас­ку (πε­ρικω­νεῖν) губ­кой, а не щёт­кой, как дела­ем мы (Aris­toph. Vesp. 600). В «Киро­пе­дии» есть любо­пыт­ный пас­саж (VIII. 2, 5), свиде­тель­ст­ву­ю­щий о разде­ле­нии труда в про­из­вод­стве обу­ви. Один сапож­ник дела­ет муж­скую обувь, дру­гой — жен­скую, при изготов­ле­нии отдель­ной пары один выре­за­ет слои подош­вы, дру­гой скреп­ля­ет их, тре­тий выре­за­ет верх­нюю часть, чет­вёр­тый соеди­ня­ет части вме­сте.

Назва­ния сапог и баш­ма­ков были очень мно­го­чис­лен­ны (Poll. VII. 84 sqq.); но, за исклю­че­ни­ем несколь­ких слу­ча­ев, мы не можем сколь­ко-нибудь точ­но опре­де­лить, какая фор­ма соот­вет­ст­во­ва­ла этим назва­ни­ям. Ясно, что суще­ст­во­ва­ло три основ­ных вида обу­ви: то, что мы назы­ваем сан­да­ли­я­ми (πέ­διλα, ὑπο­δήμα­τα в узком смыс­ле), обувь, частич­но закры­ваю­щая ступ­ню, и обувь, закры­ваю­щая её пол­но­стью. (Два послед­них вида назы­ва­лись «полая обувь», ὑπο­δήμα­τα κοῖλα). Мож­но лишь при­ве­сти в каче­стве иллю­ст­ра­ций изо­бра­же­ния раз­ных баш­ма­ков, кото­рые встре­ча­ют­ся на гре­че­ских вазах и ста­ту­ях, и ука­зать, насколь­ко поз­во­ля­ют источ­ни­ки, на осо­бен­но­сти раз­ных видов обу­ви, ещё не рас­смот­рен­ных в спе­ци­аль­ных ста­тьях Bau­ci­des, Car­ba­ti­na, Cothur­nus, Cre­pi­da, Em­bas, Endro­mis, San­da­lium.


Гре­че­ская обувь. (Из кни­ги Гуля и Коне­ра).

Иллю­ст­ра­ции взя­ты из кни­ги Guhl E. K., Ko­ner W. D. Das Le­ben der Grie­chen und Rö­mern. B., 1893. Fig. 223. На рисун­ках 1 (ста­туя Эль­пиды в Вати­кане), 2 и 3 (нога Апол­ло­на Бель­ведер­ско­го) изо­бра­же­ны раз­ные виды сан­да­лий и их креп­ле­ний, от про­стей­ших до самых слож­ных. Рисун­ки 4, 5 и 7 (ста­туя Демо­сфе­на) изо­бра­жа­ют раз­ные виды обу­ви, частич­но закры­ваю­щей ступ­ню, тогда как рис. 6 — это пол­но­стью закры­тый баш­мак, а рис. 8 — при­мер эндро­миды, или высо­ких охот­ни­чьих сапог.

Дру­гие назва­ния видов обу­ви, не рас­смат­ри­ва­е­мых в отдель­ных ста­тьях, тако­вы:

1) Ἀρβύ­λη, обувь дешё­вой работы и из дешё­во­го мате­ри­а­ла (Poll. VII. 86), кото­рую носи­ли в путе­ше­ст­ви­ях (Ae­sch. Ag. 945; Theocr. VII. 26). Воз­мож­но, это были баш­ма­ки (ср. Schol. к Eur. Or. 140), хотя ино­гда дан­ное сло­во употреб­ля­ет­ся как сино­ним βλαύ­τια и σάν­δα­λα (An­thol. Pla­nud. 306—308). Эту обувь носи­ли как жен­щи­ны, так и муж­чи­ны (Eur. Or. 140). Тер­ми­ном ἀρβύ­λαι назы­ва­ют так­же отвер­стия в полу колес­ни­цы в фор­ме баш­ма­ков, в кото­рые встав­лял ноги воз­ни­ца (Eur. Hipp. 1189).

2) Βα­σιλί­δες, баш­ма­ки, кото­рые носил архонт-басилевс в Афи­нах (Poll. VII. 85).

3) Βλαύ­ται или βλαύ­τια, лёг­кие сан­да­лии (Poll. VII. 87) с рем­ня­ми (ἀνα­γωγεῖς), кото­рые завя­зы­ва­лись вокруг лодыж­ки (Ael. V. H. IX. 11); их носи­ли на пирах (Plat. Symp. 174 A; Her­mipp. ap. Ath. XV. 668 a) и в гим­на­сии (Ath. III. 98 a).

4) Διάβαθ­ρον, сво­его рода гре­че­ские шлё­пан­цы, кото­рые в основ­ном носи­ли жен­щи­ны (Eus­tath. ad Od. V. 9), но ино­гда и муж­чи­ны (Naev. ap. Varr. L. L. VII. 53). Ср. Poll. VII. 90.

5) Ἐμβά­ται, высо­кие сапо­ги, кото­рые даже Геси­од назы­ва­ет обши­ты­ми изнут­ри вой­ло­ком (Op. 541). Их дела­ли из той же кожи, что и кре­пиды [Cre­pi­da], носи­ли их всад­ни­ки ἅμα ὅπλον τε κνή­μαις καὶ ποσὶν ὑπο­δήμα­τα[2] (Xen. Eq. 12, 10), а ино­гда, как сооб­ща­ет­ся, бога­то укра­ша­ли (Ath. XII. 535 f). Ἐμβά­της в узком смыс­ле — это гре­че­ское назва­ние обу­ви тра­ги­че­ских актё­ров, кото­рую рим­ляне назы­ва­ли котур­на­ми [Cothur­nus]. У них была пря­мо­уголь­ная дере­вян­ная подош­ва, и они под­хо­ди­ли на любую ногу. Пол­лукс (VII. 91), види­мо, оши­ба­ет­ся, назы­вая ἐμβά­της обу­вью комедии. (Подроб­ное рас­смот­ре­ние это­го вопро­са см.: A. Mül­ler, Die grie­chi­schen Büh­ne­nal­ter­thü­mer, с. 239, 240.)

6) Εὔμᾰρις, пер­сид­ские шлё­пан­цы (Eur. Or. 1370) жёл­то­го цве­та (κρο­κόβαπ­τος, Ae­sch. Pers. 660), с тол­сты­ми подош­ва­ми (βα­θύπελ­μος, Anth. Pal. VII. 413).

7) Ἰφικ­ρα­τίδες (Al­ciphr. III. 57), воен­ная обувь, назван­ная в честь Ифи­кра­та, напо­до­бие наших вел­линг­то­нов или блюхе­ров. Дру­ги­ми раз­но­вид­но­стя­ми обу­ви, назван­ным в честь людей, были Δει­νιάδες, Ἀλκι­βιάδες, Σμιν­δυ­ρίδια, Μυν­νά­κια (Poll. VII. 89). Сооб­ща­ет­ся, с.333 что Άλ­κι­βιάδες были πα­ρηλ­λαγ­μέ­να, то есть, под­хо­ди­ли на любую ногу (Ath. XII. 534 c).

8) Κο­νίπο­δες или κο­νιόπο­δες, тон­кие лёг­кие сан­да­лии, кото­рые носи­ли пожи­лые люди (Aris­toph. Eccl. 848); «Боль­шой Эти­мо­ло­гик» (s. v. Etym. M.) сооб­ща­ет, что эта обувь так назы­ва­лась, пото­му ноги в ней покры­ва­лись пылью[3].

9) Λα­κωνι­καί или Λα­κωνι­κά, род муж­ской обу­ви (Aris­toph. Thes. 142; Eccl. 74). Они отли­ча­лись от ἐμβά­δες [Em­bas], и их носи­ли на пирах (Aris­toph. Vesp. 1158). Кажет­ся, они дели­лись на две раз­но­вид­но­сти: изящ­ные и гру­бые. О пер­вых гово­рит схо­ли­аст к Ари­сто­фа­ну (Aris­toph. Vesp. 1158), сооб­щая, что они изыс­кан­нее (ἀστειοτέ­ραι), чем ἐμβά­δες, и Фотий, харак­те­ри­зуя лакон­скую обувь как вели­ко­леп­ную (σεμ­νόν). Кри­тий (ap. Ath. XI. 483 b) сооб­ща­ет, что лакон­ская обувь была луч­шей. Обыч­но она была крас­ной (Poll. VII. 88), и тиран Лисий из Тар­са носил белые λα­κωνι­καί как знак цар­ской вла­сти (Ath. V. 215 c). Эта изящ­ная раз­но­вид­ность лакон­ской обу­ви, веро­ят­но, назы­ва­лась Ἀμυκ­λαΐδες или Ἀμύκ­λαι (Theocr. X. 35, и Schol.; Poll. VII. 88; He­sych. s. v.). Её, види­мо, дей­ст­ви­тель­но изготав­ли­ва­ли в Лако­нии и выво­зи­ли оттуда (Aris­toph. Vesp. 1160), и своё назва­ние она носи­ла не про­сто пото­му, что этот фасон впер­вые ста­ли про­из­во­дить в Лако­нии, как утвер­жда­ет Пол­лукс (l. c.). Но суще­ст­во­ва­ла, веро­ят­но, и более про­стая раз­но­вид­ность, а имен­но, ἁπλαῖ; Демо­сфен гово­рит (Con. § 34), что на их стиль повли­я­ли стро­гие под­ра­жа­те­ли лакон­цам. Этот род лакон­ской обу­ви назы­вал­ся так либо вслед­ст­вие про­стоты их изготов­ле­ния, либо пото­му, что их подош­ва состо­я­ла лишь из одно­го слоя кожи (Etym. M., и Har­pocr. s. v. ἁπλαῖ).

10) Πε­ριβα­ρίδες или πε­ρίβα­ρα, жен­ская обувь, кото­рую носи­ли толь­ко рабы­ни и пред­ста­ви­тель­ни­цы низ­ших сосло­вий (Aris­toph. Lys. 45; Poll. VII. 87, 92).

11) Περ­σι­καί или περ­σι­κά, дешё­вая (εὐτε­λῆ, He­sych., Steph. Byz. s. v.) белая (Poll. VII. 92) жен­ская обувь (Aris­toph. Lys. 229), кото­рую носи­ли в основ­ном гете­ры (Poll. l. c.).

12) Πη­λοπα­τίδες, как ука­зы­ва­ет назва­ние[4], то же самое, что и ἀρβύ­λαι и car­ba­ti­na; ср. πη­λοπα­τίδες ἀρβύ­λαι (Hip­pocr. Art. 828).

13) Σι­κυώνια, мяг­кая лёг­кая жен­ская обувь (Cic. de Or. I. 54, 231; Lucr. IV. 1125). Она про­сла­ви­лась толь­ко в кон­це рим­ской Рес­пуб­ли­ки, хотя упо­ми­на­ет­ся и рань­ше (Machon in Ath. VIII. 349 e). Дру­гие раз­но­вид­но­сти обу­ви, назван­ные в честь какой-то мест­но­сти: Ἀργεῖαι, Ἀμβρα­κίδες, Θετ­τα­λίδες, Ρο­διακαί, Σκυ­θικαί (Poll. VII. 88, 89; ср. Blüm­ner, Gewerbli­che Thä­tig­keit, с. 76, 82, и In­dex s. v. Schu­he).

14) Τυρ­ρη­νικά, доро­гие сан­да­лии с высо­ки­ми пря­мо­уголь­ны­ми дере­вян­ны­ми подош­ва­ми. Их рем­ни ино­гда укра­ша­лись золо­том (ἐπίχ­ρυ­σοι). Сооб­ща­ет­ся, что Фидий изо­бра­зил Афи­ну в такой обу­ви, а Пол­лукс (VII. 93) утвер­жда­ет, что, упо­ми­ная ποίκι­λος μάσ­λης Λύ­διον κά­λον ἔργον[5], Сап­фо име­ет в виду (Fr. 19 (83)) Τυρ­ρη­νικά (см. подроб­нее He­sych. and Phot. s. v. Τυρ­ρη­νικὰ σαν­δά­λια). «Тиррен­ские сан­да­лии» (Tyrrhe­na vin­cu­la) у Вер­ги­лия (Aen. VIII. 458) Сер­вий счи­та­ет кре­пида­ми [Cre­pi­da].

15) Φαι­κάδες или φαι­κάσια, изящ­ная белая атти­че­ская обувь (Ap­pian, Bell. Civ. V. 11), похо­жая на κο­νιπό­δες (Clem. Alex. Pae­dag. II. 11), часто укра­шен­ная золо­том (Petr. 67). Как пишет Марк­вардт (Pri­vat­le­ben, с. 576), их носи­ли в Афи­нах и Алек­сан­дрии жре­цы и гим­на­си­ар­хи (Plut. Ant. 33; Poll. VII. 90; App. and Clem. Alex. ll. cc.), а так­же фило­со­фы (Se­nec. Be­nef. VII. 21), кре­стьяне (He­sych. s. v.), юно­ши (Petr. 82), жен­щи­ны (ib. 67) — с пал­ли­ем (Se­nec. Ep. 113, 1); ср. Mayor, комм. к Juv. III. 218.

Кро­ме этих, суще­ст­во­ва­ло мно­же­ство дру­гих назва­ний обу­ви, кото­рые собрал Пол­лукс (VII. 84—94); но посколь­ку чаще все­го это не более чем имя, нет нуж­ды касать­ся их здесь. О гре­че­ской обу­ви в целом см.: Her­mann-Blüm­ner, Pri­va­tal­ter­thü­mer, с. 180—183, 195—196; Guhl und Ko­ner, Das Le­ben der Grie­chen und Rö­mern, § 46, ed. 4; Becker-Göll, Cha­rik­les, III. 267—286; Bau­meis­ter, Denkmä­ler, art. Fussbek­lei­dung, с. 574—575.


2. Рим­ский. Каль­цей (cal­ceus, κα­λίκιος, Po­lyb.; κάλ­τιος, Ed. Diocl.), назва­ние кото­ро­го эти­мо­ло­ги­че­ски свя­за­но с λάξ, calx — «пят­ка» (Curt., Gr. Et., № 534), — это обыч­ный закры­тый баш­мак с подош­вой и верх­ней частью, в отли­чие от so­lea, про­стой сан­да­лии (Gel. XIII. 22, 5) и кали­ги (ca­li­ga) — види­мо, баш­ма­ка, верх­няя часть кото­ро­го состо­я­ла из рем­ней, меж­ду кото­ры­ми вид­не­лась нога; каль­цей изготав­ли­вал­ся из дуб­лё­ной кожи (alu­ta) и этим отли­чал­ся от перо­на (pe­ro), кото­рый дела­ли из недуб­лё­ной (Verg. Aen. VII. 690). Стро­го гово­ря, это были осо­бые рим­ские город­ские баш­ма­ки. Каль­цеи и тога пред­став­ля­ли собой две харак­тер­ных нацио­наль­ных дета­ли рим­ско­го костю­ма (Po­lyb. XXX. 19, 2, Hultsch; Cic. Phil. II. 30, 76; Tert. de Pal­lio, 5). Но в более широ­ком смыс­ле род­ст­вен­ные сло­ва cal­cea­tus, cal­cea­men­tum, cal­cea­men мог­ли отно­сить­ся к любой обу­ви (состо­я­щей из подош­вы и верх­ней части), даже к ино­зем­ной: так, гла­гол cal­cea­re (наде­вать обувь) при­ме­ня­ет­ся по отно­ше­нию к котур­ну (cothur­nus, Suet. Aug. 78) и сок­ку (soc­cus, Plin. H. N., XXXVI. 41); но эти тер­ми­ны не употреб­ля­ют­ся к откры­той обу­ви, состо­я­щей толь­ко из подош­вы, такой, как so­leae и cre­pi­dae (Gell. l. c.; Isid. Orig. XIX. 34, 11). Здесь сло­во cal­ceus рас­смат­ри­ва­ет­ся в стро­гом смыс­ле.

Эти­кет пред­пи­сы­вал рим­ля­нам выхо­дить в город в тоге и каль­це­ях; но они были неудоб­ны­ми («cal­cei… prop­rium to­gae tor­men­tum… Quem enim non ex­pe­diat in al­go­re et ar­do­re ri­ge­re nu­di­pe­dem quam in cal­ceo vin­ci­pe­dem»[6], — гово­рит Тер­тул­ли­ан, l. c.), и в деревне рим­ляне с радо­стью от них избав­ля­лись (Mart. I. 49, 31). Их не носи­ли дома, и счи­та­лось необыч­ным, что Август это делал (Suet. Aug. 73, 78). Их носи­ли и жен­щи­ны (Varr. L. L. IX. 40; Ael. Var. Hist. VII. 11), но не рабы­ни, у кото­рых, по край­ней мере, в сель­ской мест­но­сти, была дере­вян­ная обувь (scul­po­neae, Ca­to, R. R. 59). Жен­ские каль­цеи, конеч­но, были тонь­ше муж­ских и самых раз­ных цве­тов (he­de­ra­cei, ce­rei, Vo­pisc. Aure­lian, 49), но обыч­но белые (Ov. A. A. III. 271; Apul. Met. VII. 8 init.; Clem. Alex. Pae­dag. II. 11, с. 240, ed. Pot­ter). Кле­мент сове­ту­ет жен­щи­нам для про­гу­лок по ули­цам исполь­зо­вать дере­вен­ские баш­ма­ки на тол­стой подош­ве (κατ­τύ­ματα) с гвоздя­ми (о таких баш­ма­ках см.: Her­mann-Blüm­ner, Pri­va­tal­terth. с. 182, прим. 7). Ино­гда носи­ли каль­цеи на высо­кой подош­ве, чтобы казать­ся выше (Suet. Aug. 73).

Раз­ные баш­ма­ки мог­ли быть свя­за­ны с раз­ни­цей в соци­аль­ном поло­же­нии: дей­ст­ви­тель­но, Зона­ра (VII. 9) сооб­ща­ет, что в эпо­ху Рес­пуб­ли­ки пле­беи ничем не отли­ча­лись от пат­ри­ци­ев (εὐπατ­ρί­δαι), кро­ме обу­ви. А в эдик­те Дио­кле­ти­а­на уста­нов­ле­ны мак­си­маль­ные цены на три раз­но­вид­но­сти каль­це­ев, а имен­но за пат­ри­ци­ан­ские с.334 каль­цеи — 150 дена­ри­ев, око­ло трёх шил­лин­гов и девя­ти пен­сов (эта цена зави­сит от очень слож­но­го вопро­са о сто­и­мо­сти дена­ри­ев Дио­кле­ти­а­на. Здесь при­ня­то мне­ние Хульт­ша: Hultsch, Met­ro­lo­gie, с. 333, прим. 3, кото­рый при­рав­ни­ва­ет дена­рий к 212 пфен­ни­га; но Вад­динг­тон счи­та­ет, что он был равен 615 сан­ти­ма); за сена­тор­ские каль­цеи — 100 дена­ри­ев (2 шил­лин­га 9 пен­сов), за всад­ни­че­ские каль­цеи — 70 дена­ри­ев (1 шил­линг 9 пен­сов). Кро­ме них, веро­ят­но, суще­ст­во­ва­ли так­же каль­цеи обыч­ных рим­ских граж­дан. Теперь сле­ду­ет рас­смот­реть каж­дую из этих кате­го­рий отдель­но.

Пат­ри­ци­ан­ские каль­цеи — это крас­ные баш­ма­ки; из-за это­го они назы­ва­лись так­же mul­lei («крас­ные»), по назва­нию рыбы-крас­но­бо­род­ки (mul­lus, Isid. Orig. XIX. 34, 10). Прав­да, Фест (с. 142—143, Mül­ler) гово­рит, что это сло­во про­ис­хо­дит от гла­го­ла mul­la­re («шить»); но, как отме­ча­ет Эзе (в сло­ва­ре Сальо, с. 818), про­ис­хож­де­ние от mul­lus луч­ше соот­вет­ст­ву­ет харак­тер­но­му для при­ла­га­тель­ных окон­ча­нию -eus, а так­же рим­ско­му обы­чаю обо­зна­чать раз­ни­цу в цве­те с помо­щью ука­за­ния на извест­ные пред­ме­ты (ср. ce­reus — «вос­ко­во­го цве­та», he­de­ra­ceus — «цве­та плю­ща»). В этом же пас­са­же Фест сооб­ща­ет, что в древ­но­сти такие баш­ма­ки носи­ли цари Аль­бы, а потом — пат­ри­ции, и цити­ру­ет Като­на (Orig. VII): «Qui ma­gistra­tum cu­ru­lem ce­pis­set cal­ceos mul­leos †alu­ta­ci­nia­tos [alu­ta la­ci­nia­tos (Mül­ler), vinctos (Mom­msen), cinctos или con­su­tos (Heu­zey)], ce­te­ri pe­ro­nes»[7]. Но Фест не вполне точен. Хотя эта обувь назы­ва­лась пат­ри­ци­ан­ски­ми каль­це­я­ми, её носи­ли не все пат­ри­ции и не все сена­то­ры-пат­ри­ции. Так сооб­ща­ют лишь позд­ние авто­ры, такие, как Зона­ра (l. c.), Иси­дор (l. c.) и схо­ли­аст к Юве­на­лу (VII. 192), но это мне­ние под­дер­жи­ва­ет Момм­зен (Staatsr. I2. 408). Кро­ме того, их носи­ли не толь­ко пат­ри­ции. На самом деле, их наде­ва­ли толь­ко куруль­ные маги­ст­ра­ты и толь­ко во вре­мя важ­ных обще­ст­вен­ных собы­тий — подоб­но тому, как мы наде­ва­ем орде­на, напри­мер, орден Под­вяз­ки. Они были частью три­ум­фаль­но­го оде­я­ния, поэто­му когда Марий посвя­щал храм Чести и Доб­ле­сти, воз­ведён­ный на сред­ства из добы­чи, взя­той у ким­вров, он был одет в три­ум­фаль­ную тогу и пат­ри­ци­ан­ские каль­цеи (C. I. L. I. с. 291, и Mom­msen ad loc.). Но Марий не был пат­ри­ци­ем. Цеза­ря пори­ца­ли за то, что после три­ум­фа он вошёл в сенат в такой обу­ви (Dio Cass. XLIII. 43). Во II в. н. э. счаст­ли­вец Квин­ти­ли­ан, кото­рый не был ни куруль­ным маги­ст­ра­том, ни пат­ри­ци­ем, полу­чил пра­во носить их (Juv. VII. 192); Вет­тий Кри­спин, совсем ребё­нок (Stat. Silv. V. 2, 28), и сын Геро­да Атти­ка (C. I. G. 6280 B, 23 sqq.) тоже име­ли такую при­ви­ле­гию. Они носи­ли эту обувь, пото­му что им были пожа­ло­ва­ны зна­ки отли­чия (or­na­men­ta) одной из куруль­ных маги­ст­ра­тур, что было в ком­пе­тен­ции сена­та, а не в силу назна­че­ния (ad­lec­tio), что было при­ви­ле­ги­ей импе­ра­то­ра (Wil­lems, Le Sé­nat, etc. I. 126, прим. 3). О пре­до­став­ле­нии зна­ков отли­чия вооб­ще см.: Mom­msen, Staatsr. I. 450 sqq. Пат­ри­ци­ан­ские каль­цеи на самом деле спер­ва были инсиг­ни­я­ми царей Аль­бы, затем рим­ских царей, затем пат­ри­ци­ан­ских (то есть, куруль­ных) маги­ст­ра­тов; но когда куруль­ные маги­ст­ра­ту­ры откры­лись для пле­бе­ев, послед­ние полу­чи­ли пра­во носить пат­ри­ци­ан­ские инсиг­нии этих маги­ст­ра­тур (см. Wil­lems, l. c. I. 128 sqq). Имен­но поэто­му они назы­ва­лись пат­ри­ци­ан­ски­ми, а не пото­му, что какую-то опре­де­лён­ную раз­но­вид­ность этой обу­ви с древ­ней­ших вре­мён мог­ли носить толь­ко пат­ри­ции, как утвер­жда­ет Момм­зен в несколь­ких местах (Staatsr. I. 408, прим. 1; Röm. Forsch. I. 255, прим. 7; C. I. L. I. с. 291).

В эпо­ху Фла­ви­ев и позд­нее они, конеч­но, упо­ми­на­ют­ся обыч­но с неко­то­рой иро­ни­ей, как при­знак хва­стов­ства у выско­чек; но это не дока­зы­ва­ет, что, как пола­га­ет Эзе, куруль­ные маги­ст­ра­ты (и обла­да­те­ли их зна­ков отли­чия) не долж­ны были носить эту обувь на офи­ци­аль­ных государ­ст­вен­ных меро­при­я­ти­ях. Сооб­ща­ет­ся, что Авре­ли­ан поло­жил конец их употреб­ле­нию (Vo­pisc. Aur. 49); но они вновь упо­ми­на­ют­ся в эдик­те Дио­кле­ти­а­на. Мож­но отме­тить, что в ста­ром клас­си­че­ском фран­цуз­ском язы­ке (а в про­вин­ци­аль­ных диа­лек­тах — и до сих пор) сло­во mu­les (от mul­leus) обо­зна­ча­ет шлё­пан­цы или гало­ши. В совре­мен­ном клас­си­че­ском фран­цуз­ском язы­ке этим сло­вом (и род­ст­вен­ны­ми ему сло­ва­ми в ита­льян­ском и испан­ском язы­ках) назы­ва­ют обувь папы рим­ско­го с кре­стом. См. Littré s. v.

Каль­цей моло­до­го пат­ри­ция.
(Фраг­мент ста­туи из Лув­ра).

Это была обувь из дуб­лё­ной кожи (alu­ta, Mart. II. 29, 7; Lyd. de Mag. 32), с крюч­ка­ми (mal­leo­li, Isid. Orig. XIX. 34, 10) на верх­ней части (su­pe­rio­re par­te). Эзе и, види­мо, Момм­зен (R. F. I. 255, прим. 6), пред­по­ла­га­ют, что эти крюч­ки — то же самое, что лун­ный серп (lu­nu­la); если так, что они долж­ны были нахо­дить­ся на лодыж­ке. Но более веро­ят­но, что они нахо­ди­лись на подъ­ёме, а лун­ный серп был про­сто укра­ше­ни­ем. К этим крюч­кам при­вя­зы­ва­ли четы­ре (Isid. Orig. XIX. 34, 4) чёр­ных кожа­ных (Juv. VII. 192) ремеш­ка (cor­ri­giae, Cic. de Div. II. 40, § 84; lo­ra pat­ri­cia, Se­nec. Tran­quill. Ani­mae, 11, 9), кото­рые крест-накрест обо­ра­чи­ва­лись (Zon. VII. 9) вокруг икры, до середи­ны её высоты. Но эти крюч­ки не обна­ру­жи­ва­ют­ся на извест­ных рим­ских каль­це­ях, хотя рас­по­ло­же­ние завя­зок на при­ла­га­е­мом изо­бра­же­нии ста­туи моло­до­го пат­ри­ция из Лув­ра пред­по­ла­га­ет нали­чие крюч­ков (ap. D. and S. с. 817). В целом, два из этих ремеш­ков (cor­ri­giae) встав­ле­ны на соеди­не­нии подош­вы и верх­ней части, в осно­ва­нии они очень широ­ки, но затем сужа­ют­ся, один раз обо­ра­чи­ва­ют­ся вокруг ноги и завя­зы­ва­ют­ся на подъ­ёме или чуть выше. Дру­гая завяз­ка была выше и обо­ра­чи­ва­лась вокруг ноги несколь­ко раз. Узлы завя­зок рас­по­ла­га­лись впе­ре­ди, а кон­цы их сви­са­ли ино­гда почти до зем­ли. Эта обувь напо­ми­на­ла котур­ны сво­ей высо­кой подош­вой (Isid. l. c.; Ac­ron к Hor. Sat. I. 6, 86), но невоз­мож­но пред­по­ло­жить, что подош­ва каль­це­ев была так же высо­ка, как у котур­нов. С внеш­ней сто­ро­ны лодыж­ки к одно­му из чёр­ных ремеш­ков кре­пи­лось укра­ше­ние из сло­но­вой кости в фор­ме полу­ме­ся­ца (ἐπισ­φύ­ριον ἐλε­φάν­τι­νον μη­νοειδές, Phi­lostr. Soph. II. 1, 18), назы­вав­ше­е­ся lu­nu­la или lu­na (Isid. и Juv. ll. cc.), а Суда (s. v. χλα­μύς) име­ну­ет его рим­ской кап­пой (kap­pa). с.335 Рас­про­стра­нён­ное объ­яс­не­ние гла­сит, что пер­во­на­чаль­но эту обувь носи­ло сто (C) сена­то­ров, избран­ных Рому­лом; но более веро­ят­но, что это укра­ше­ние име­ло харак­тер аму­ле­та, напо­до­бие дет­ской бул­лы, ибо рим­ляне были весь­ма суе­вер­ны насчёт обу­ви (Cic. de Div. II. 40, 84; Suet. Aug. 92. См. Heu­zey, с. 818; Mar­quardt, Pri­vatl. 574). Досто­вер­ных изо­бра­же­ний пат­ри­ци­ан­ско­го каль­цея с полу­ме­ся­цем не сохра­ни­лось, ибо тот экзем­пляр, кото­рый при­во­дит Бал­ду­ин и вос­про­из­во­дит Рич, (s. v. Lu­na), по сло­вам Эзе, явля­ет­ся очень позд­ним, а его про­ис­хож­де­ние неиз­вест­но. Более того, полу­ме­сяц у него нахо­дит­ся на подъ­ёме, а не на лодыж­ке. Но извест­но мно­го экзем­пля­ров, кото­рые в целом вос­про­из­во­дят фор­му и устрой­ство этой обу­ви и завя­зок; здесь при­во­дит­ся два таких экзем­пля­ра, взя­тые из работы Бау­май­сте­ра Denkmä­ler, с. 575.


Пат­ри­ци­ан­ские каль­цеи. (Бау­май­стер).

На осно­ва­нии Апу­лея, Flor. I. 8, мож­но счи­тать уста­нов­лен­ным, что cal­ceus se­na­to­rius, или баш­мак рядо­во­го сена­то­ра, отли­чал­ся от баш­ма­ка куруль­но­го маги­ст­ра­та. Одна­ко он, види­мо, во всех отно­ше­ни­ях напо­ми­нал пат­ри­ци­ан­ский каль­цей, за исклю­че­ни­ем отсут­ст­вия полу­ме­ся­ца («hac lu­nu­la nam ad­su­ta cal­ceis dis­cer­nun­tur pat­ri­cii a no­vi­ciis»[8] Schol. on Juv. VII. 192: ср. Mar­quardt, Pri­vatl. 593; Mom­msen, Staatsr. I. 408, прим. 1). Сена­тор­ские каль­цеи точ­но име­ли чёр­ные завяз­ки (Hor. Sat. I. 6, 86); но како­го цве­та была сама обувь, не вполне понят­но. Вил­лемс (Le Sé­nat, I. 124, прим. 2) и Гёлль (Gal­lus, III. 234) счи­та­ют, что обувь была чёр­ной, на осно­ва­нии не очень надёж­ных свиде­тельств Lyd. de Mag. I. 17 (где гово­рит­ся о Cam­pa­gus), Schol. к Juv. I. 111 (хотя выра­же­ние nec­dum («ещё не»), веро­ят­но, отно­сит­ся ко вре­ме­нам само­го схо­ли­а­ста) и апри­ор­но­го аргу­мен­та, что если бы цвет был не чёр­ным, то Гора­ций (l. c.) об этом упо­мя­нул бы. Момм­зен (l. c.) гово­рит, что пред­по­ло­же­ние о чёр­ном цве­те обу­ви осно­ва­но на сме­ше­нии обу­ви и завя­зок. По его сло­вам, чёт­кие утвер­жде­ния Като­на и Мар­ци­а­ла (II. 29, 7) свиде­тель­ст­ву­ют о том, что цвет был крас­ным. Но в этих двух пас­са­жах гово­рит­ся как раз о пат­ри­ци­ан­ских каль­це­ях. На осно­ва­нии про­ци­ти­ро­ван­но­го выше отрыв­ка схо­лии к Juv. VII. 192 кажет­ся наи­бо­лее прав­до­по­доб­ным пред­по­ло­же­ние, что сена­тор­ские каль­цеи отли­ча­лись от пат­ри­ци­ан­ских толь­ко отсут­ст­ви­ем полу­ме­ся­ца и, сле­до­ва­тель­но, были крас­ны­ми, но на самом деле на этот вопрос нель­зя дать окон­ча­тель­но­го отве­та. Сена­тор наде­вал эту обувь, когда появ­лял­ся на пуб­ли­ке, преж­де все­го на заседа­ни­ях сена­та; напри­мер, Милон, вер­нув­шись из сена­та, пере­обул­ся (Cic. Mil. 10, § 28). Лан­ге пола­га­ет (Röm. Alt. II2. 373), что эта осо­бая сена­тор­ская обувь дати­ру­ет­ся VII в. от осно­ва­ния Горо­да. Катон, как мы выше виде­ли, гово­рит, что в его вре­мя сена­то­ры носи­ли перо­ны (pe­ro­nes).

Сена­тор­ские каль­цеи, несо­мнен­но, отли­ча­лись от каль­це­ев, кото­рые носи­ли пред­ста­ви­те­ли дру­гих сосло­вий. Цице­рон (Cic. Phil. XIII. 13, 28) гово­рит о неко­ем Ази­нии, кото­рый «увидел зда­ние сена­та откры­тым после смер­ти Цеза­ря, надел новые баш­ма­ки (mu­ta­vit cal­ceos) и тот­час стал сена­то­ром». И стро­гое разде­ле­ние меж­ду сена­тор­ским и всад­ни­че­ским сосло­ви­я­ми, суще­ст­во­вав­шее как в рес­пуб­ли­кан­ское, так и в импе­ра­тор­ское вре­мя, даёт осно­ва­ния пред­по­ла­гать, что всад­ни­че­ский каль­цей (cal­ceus eques­ter) был осо­бым типом обу­ви, тем более, что он упо­ми­на­ет­ся в эдик­те Дио­кле­ти­а­на. Одна­ко в Лув­ре хра­нит­ся ста­туя неко­е­го Кания, кото­рый, види­мо, был про­ку­ра­то­ром четы­рёх государ­ст­вен­ных дел в Афри­ке (pro­cu­ra­tor quat­tuor pub­li­co­rum Af­ri­cae), то есть, зани­мал всад­ни­че­скую долж­ность (ap. D. and S., с. 816). Если счи­тать его обувь всад­ни­че­ски­ми каль­це­я­ми, то мож­но видеть, что это насто­я­щие баш­ма­ки, без завя­зок, состо­я­щие из двух частей. Об их цве­те ниче­го ска­зать нель­зя.


Каль­цей про­ку­ра­то­ра Афри­ки.
(Фраг­мент ста­туи из Лув­ра).

Несколь­ко ины­ми были баш­ма­ки рядо­вых граж­дан, кото­рые, види­мо, не под­ни­ма­лись так высо­ко над лодыж­ка­ми и име­ли кусок кожи, протя­ну­тый с той сто­ро­ны баш­ма­ка, где он кре­пил­ся, над подъ­ёмом. Этот кусок кожи назы­вал­ся lin­gu­la или li­gu­la (Becker-Göll, Gal­lus, III. 230), он изо­бра­жён на пер­вой иллю­ст­ра­ции (см. с. 332, № 5). Назва­ние lin­gu­la про­ис­хо­дит от сход­ства с высу­ну­тым язы­ком (Fest. с. 116, Müll.; ср. Pol­lux, II. 109), но не от гла­го­ла li­ga­re, «завя­зы­вать» (Cha­ris. с. 104, Keil). Неза­вя­зан­ный «язы­чок» счи­тал­ся при­зна­ком спеш­ки (li­gu­las de­mit­te­re, Juv. V. 20). Он исполь­зо­вал­ся так­же как руч­ка (Schol. on Juv. l. c.). Посколь­ку Скри­бо­ний Ларг отдель­но сооб­ща­ет (Comp. Med. 208) о том, что эти lin­gu­las кра­си­ли в чёр­ный цвет, отсюда мож­но сде­лать вывод, что осталь­ная часть баш­ма­ка была цве­та нату­раль­ной кожи. О сапож­ных чер­ни­лах (at­ra­men­tum su­to­rium) см. Plin. H. N. XXXIV. § 32.

Теперь мож­но пред­ло­жить объ­яс­не­ние непо­нят­ным стро­кам Мар­ци­а­ла (II. 29, 7):


«Non hes­ter­na se­det lu­na­ta lin­gu­la plan­ta,
Coc­ci­na non lae­sum pin­git alu­ta pe­dem»[9].

(Выскоч­ка, кото­рый ещё вче­ра был про­стым граж­да­ни­ном и носил обыч­ную неудоб­ную обувь с «языч­ком», сего­дня полу­чил зна­ки отли­чия куруль­но­го маги­ст­ра­та и носит крас­ные пат­ри­ци­ан­ские каль­цеи, укра­шен­ные полу­ме­ся­цем и не нати­раю­щие ноги)

с.336 Сооб­ща­ет­ся, что в более позд­ние вре­ме­на обувь ста­но­ви­лась пред­ме­том непо­мер­ных рас­хо­дов и вуль­гар­но­го хва­стов­ства: её укра­ша­ли шёл­ко­вы­ми вышив­ка­ми и, по восточ­но­му обы­чаю, золо­том (Cas­siod. Var. VI. 1) и дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми (Plin. H. N. IX. § 114), кото­рые в них встав­ля­лись (Lampr. He­liog. 23; Mar­quardt, Pri­vatl. 575).

Общие сведе­ния о каль­це­ях см., преж­де все­го, Heu­zey в Da­rem­berg and Sag­lio, s. v. Becker-Göll, Gal­lus, III. 230 sqq.; Wil­lems, Le Sé­nat de la Ré­pub­li­que Ro­mai­ne, I. 123—132, 653—654; Mar­quardt, Das Pri­vat­le­ben der Rö­mer, 570 ff.; Bau­meis­ter, Denkmä­ler des klas­si­schen Al­ter­tums, art. Fussbek­lei­dung (Blüm­ner); Guhl and Ko­ner, Das Le­ben der Grie­chen u. Rö­mer, 649, ed. 5.

L. C. Pur­ser

См. также:
БАВКИДЫ (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.)
БАКСЕИ (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.)
КАЛИГА (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.)
КАЛИГИ (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
КАЛЦЕЙ, КАЛКЕЙ (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
КАМПАГ (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.)
КАРБАТИНА (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.)
КОТУРН (Словарь античности)
КОТУРН (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
КОТУРН (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.)
КРЕПИДА (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.)
КРЕПИДЫ (Любкер. Реальный словарь классических древностей)
САНДАЛИЯ (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.)
ЭМБАДА (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.)
ЭМБАТЫ (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.)
ЭНДРОМИДА (Смит. Словарь греческих и римских древностей, 3-е изд.)

  • ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИЦЫ

  • [1]Я уж пла­вал в баш­ма­ках (Пере­вод А. Стан­ке­ви­ча).
  • [2]Защи­та для голе­ней и обувь для ног (Пере­вод Г. А. Янче­вец­ко­го).
  • [3]От κό­νιος — «пыль».
  • [4]От πη­λός — «грязь» и πα­τέω — «ходить».
  • [5]Пёст­рый ремень лидий­ской пре­крас­ной работы.
  • [6]Баш­ма­ки — свой­ст­вен­ное тоге пыточ­ное орудие… Кому, пожа­луй, не полез­нее мёрз­нуть и в жару и в холод с босы­ми нога­ми, неже­ли со ско­ван­ны­ми обу­вью? (Пере­вод А. Я. Тыжо­ва)
  • [7]Кто зани­мал куруль­ную маги­ст­ра­ту­ру, [носят] крас­ные каль­цеи †alu­ta­ci­nia­tos [из кус­ков кожи (Мюл­лер), скреп­лён­ные кожей (Момм­зен), покры­тые кожей или сши­тые из кожи (Эзе)], про­чие — перо­ны.
  • [8]Ведь по это­му полу­ме­ся­цу, при­ши­то­му к каль­це­ям, отли­ча­ют­ся пат­ри­ции от новых.
  • [9]
    На баш­ма­ках у него бле­стит не потер­тая лун­ка,
    Не нати­ра­ет сафьян крас­ный мозо­лей ему.
    (пере­вод Ф. А. Пет­ров­ско­го)

  • William Smith. A Dictionary of Greek and Roman Antiquities, ч. I, London, 1890, c. 332—336.
    © 2014 г. Пере­вод с англ. О. В. Люби­мо­вой.
    См. по теме: ЭНДРОМИДА, ЭНДРОМ • ДИФТЕРА • КУКОЛЬ • ТОГА •
    ИЛЛЮСТРАЦИИ
    (если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
    1. СКУЛЬПТУРА. Этрурия.
    Статуя Авла Метелла.
    Бронза.
    Ок. 100 г. до н. э.
    Флоренция, Национальный археологический музей.
    2. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Сцены мифа о Медее. Фронтальная панель саркофага.
    Греческий мрамор. Сер. II в.
    Берлин, Государственные музеи, Пергамский музей (Пергамон).
    3. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Статуя Каллиопы.
    Мрамор.
    Римская работа II в.
    Рим, Ватиканские музеи, Музей Пия—Климента, Зал муз, 18.
    4. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА. Рим.
    Жертвоприношение Ифигении.
    Фреска из Помпей (Дом Трагического поэта, Reg. VI, Ins. 8, 3, 5).
    Неаполь, Национальный археологический музей, Зал LXXVIII.
    5. СКУЛЬПТУРА.
    Персей с головой Медузы.
    Антонио Канова (1757—1822).
    Мрамор. 1801 г.
    Рим, Ватиканские музеи, Музей Пия—Климента, Октагональный двор, Кабинет Кановы (Персея), 3.
    6. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Статуя Юлия Цезаря в панцире.
    Мрамор.
    Рим, Капитолийские музеи, Дворец сенаторов.
    7. СКУЛЬПТУРА. Рим.
    Сцены мифа о Медее. Фронтальная панель саркофага (панорама).
    Греческий мрамор. Сер. II в.
    Берлин, Государственные музеи, Пергамский музей (Пергамон).
    8. МОЗАИКА. Северная Африка.
    Вергилий, держащий свиток с текстом «Энеиды», сидит в присутствии Клио и Мельпомены — муз истории и трагедии.
    Мозаика.
    III в.
    Тунис, Национальный музей Бардо.
    9. СКУЛЬПТУРА. Греция.
    Гермес с младенцем Дионисом.
    Пракситель.
    Мрамор. 330 г. до н. э.
    Олимпия, Археологический музей.
    10. ЖИВОПИСЬ, ГРАФИКА. Этрурия.
    Плакальщики.
    VI в. до н. э.
    Тарквиния, Гробница Авгуров.
    МОНЕТЫ
    (если картинка не соотв. статье, пожалуйста, выделите ее название и нажмите Ctrl+Enter)
    1. Денарий, серебро
    Рим, 82 г. до н.э.
    АВЕРС: Голова Аполлона в лавровом венке вправо. Кайма из точек.
    РЕВЕРС: L. CENSOR. (Lucius Censorinus) — сатир, Марсий, идет влево и несет бурдюк на плече; правая рука поднята; он обнажен, не считая котурнов на ногах; позади него колонна, увенчанная драпированной фигурой (BMCRR, RSC: Минерва (?); Babelon, CRR: драпированная фигура; RRC: Виктория). Кайма из точек.
    ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА